Валерий Кипелов: Вот раньше был «Спартак», сейчас дух потерялся

К комментариям

Валерий Кипелов: Вот раньше был «Спартак», сейчас дух потерялся

Хороший повод почувствовать себя старым: классический состав группы «Ария» перестал существовать 16 лет назад, а через год появилась группа «Кипелов». Валерий Кипелов поговорил про запреты на выступления в Беларуси, «зашкварный патриотизм», критику последнего альбома и душевные отношения с футболом.

«Я удивляюсь безграмотности людей»

— Как ваши дела?

— Да нормально. Все очень хорошо.

— Как добрались?

— Доехали на поезде из Смоленска. Ехали где-то пять часов — посидели, чайку попили, пообщались.

— Вас такие переезды не утомляют?

— Нет, абсолютно. Бывают длинные, когда едешь на автобусе часов пять-шесть, — вот тогда да. А так лежишь в поезде, беседуешь с друзьями, чай пьешь. Отлично!

— Вы приехали в Минск отметить 15-летие группы «Кипелов». Это повод для фанатов старой доброй «Арии» почувствовать себя старыми.

— Мне сложно сказать. Нет, это просто повод еще раз встретиться. Получилось так, что у нас юбилей совпал с выходом нового альбома, и мы решили сделать программу-микс: будем играть достаточно много песен из нового релиза и, пожалуй, лучшие хиты за 15 лет, которые были сделаны в группе «Кипелов». Я себя старым не чувствую, хотя мне в этом году будет уже 60 лет. К нам поклонники приходят — и дети, и бабушки. На самом деле меня это очень радует: у нас такие совершенно разные возрастные группы на выступлениях. Это замечательно.

— Вообще, три альбома за 15 лет — это как-то маловато.

— Я понимаю, да. Я часто цитирую Владимира Ильича Ленина: «Лучше меньше, да лучше». Я считаю, что у нас вполне достойные работы. Знаю, что многие критикуют наш последний альбом, предъявляют какие-то претензии к звуку. Я сам люблю объективную критику, но когда это все голословно… По поводу звука я не согласен на самом деле: кому-то нравится, кому-то не очень. Разные подходы.

— Вы как-то отмечали, что для русского человека в музыке важны смысловая нагрузка и мелодия. Претензии к «Звездам и крестам» касаются, кроме прочего, и отсутствия ярких, запоминающихся мелодий.

— Мало ярких мелодий?

— Да, сопоставимых с хитами «Арии».

— Я не согласен. Например, если взять хотя бы ту же песню «Косово поле»… Есть ли такие хиты у «Арии»? Вот такого масштаба? Да, были замечательные песни, я этого не отрицаю. «Игра с огнем»… Там немножко другая идеология, но такой песни, как «Косово поле», точно не было. Это точно. По поводу яркости мелодий мне сложно сказать. Я хочу быть критиком «арийских» альбомов — вот тех, последнего времени. Ну нет там таких хитов! А вообще, тенденция такая: берешь любую современную группу, играющую в похожем стиле, и с каждым годом она теряет яркость. Взять того же Оззи Осборна: отлично записанный альбом, отличная музыка. Но лучшей записью, на мой взгляд, был Ozzmosis 1995 года. Сейчас есть замечательные песни, но они почему-то на ухо не ложатся.

Начинают сравнивать песни «Пророк» и «Ледяной дождь». Там рифф отчасти похож, но песня вообще о другом, мелодика другая, а люди умудряются сравнивать эти две композиции, которые друг к другу никакого отношения не имеют. Меня вот это удивляет. То есть люди безграмотные. А некоторые товарищи начинают к текстам придираться. Даже в «Косовом поле»… Там товарищ один рассуждает про «расцветем цветами». А как же! Цветы-то расцветают, а как по-другому может быть? «Расцвесть» — это старославянское слово, и у Есенина оно использовалось: «Будь же ты вовек благословенно, что пришло процвесть и умереть». Я порой удивляюсь безграмотности людей, которые берутся судить, особенно модные блогеры. Я люблю нормальную критику: мы сами знаем, что получилось, а что не получилось на этом альбоме. Но я считаю, что это не шаг назад, это примерно та же самая ступенька, что и предыдущий альбом. А то, что их мало, я считаю, не так страшно. Мы так пораскинули, что можем играть две-три совершенно разные программы.

— Маргарита Пушкина в одном из интервью сказала так: «Валера скупой на собственное творчество». Как вы думаете, что она имела в виду?

— Мне сложно сказать. Я ей как-то говорил, и она даже обиделась на меня: «Себя нужно очень бережно нести, чтобы не расплескать». А Маргарита Анатольевна берется за все сразу. Я все-таки стараюсь что-то одно довести до конца. Я не разбрасываюсь, не люблю какие-то совместные проекты, а если понимаю, что песня не моя, то петь ее не буду. Пушкина иногда предлагает свои тексты, а у нас не так много случаев, когда песни пишутся на готовый текст. «Косово поле» — одна из немногих. Не всегда ее строчки совпадают с нашими возможностями. Она пишет стихи, и это необязательно тексты для песен. У меня тоже есть куча претензий к той же «Окситании» (рок-опера Маргариты Пушкиной и Сергея Скрипникова. — Прим. Onliner.by), но я об этом не говорю. Слава богу, ей это нравится, она в этом купается.

Маргариту интересуют тамплиеры, каркассоны, а мне это малоинтересно — меня волнуют мотивы жизни современного человека, его переживания. Если бы была проведена какая-то параллель с нынешним днем, это было бы интересно. Не мое это на самом деле. Тем более команды вроде «Эпидемии» увлеклись этими сагами, а мне ближе действительность. Поэтому мы с Пушкиной порой не очень хорошо друг друга понимаем. Хотя то, что мы сделали, я считаю, получилось замечательно.

«Шевчук заслуживал стать президентом „Нашествия“ больше, чем Шнуров»

— Я к вам с не очень хорошими новостями. В Беларуси существует жесткая цензура концертной деятельности. Давайте вспомним те времена, когда «Арию» не пускали в нашу страну. Я так понимаю, это было из-за песни «Антихрист»?

— Не совсем так. Тогда был на самом деле достаточно сложный период: по-моему, речь про 1998 год. Идеологи взяли список и посмотрели названия песен: там на самом деле были «Антихрист», «На службе силы зла». Много-много было таких песен. Понятно, что они смотрят на название и не углубляются в содержание, поэтому это немножко их пугало. Этот этап достаточно быстро прошел. Хотя да, звонили по поводу песни «Антихрист»: ходили слухи, что якобы кто-то вербует на наших концертах людей в сатанинские секты. Это было смешно. Я даже говорил: «Может, батюшку православного пригласить, чтобы он окропил сцену? Какие сатанисты, вы с ума сошли?» Но сколько мы ни приезжали в Беларусь, никогда к нам претензий не было.

— Но песню «Антихрист» вы петь перестали.

— Я отказался от нее не потому, что это был чей-то запрет. Просто понял, что это не моя песня. Когда я пел от собственного имени «Имя мне — Антихрист, знак мой — цифра 666»… Потом только до меня дошло, что я делаю. Понятно, что это хеви-метал, дань моде, мистика. Но когда ты на себя вот такое берешь… А потом жизненная практика это подтвердила, хотя «арийцы» и отрицают. В аварию мы попадали с группой Rage, сцена горела в «Горбушке», дирижер в оркестровую яму падал. Куда дальше? Та же самая Пушкина просила то так, то сяк. Я ей сказал: «Рита, я раз и навсегда отказался от этого».Не хочу с этим играть: это очень серьезное дело. К тому же эта песня противоречит моим религиозным убеждениям: я человек православный и от всего этого открестился.

— Сейчас визитная карточка группы «Кипелов» — песня «Я свободен». Вы в 1997 году понимали ее потенциал?

— Нет, конечно. Мы ее записали, альбом вышел — кому-то он понравился, кому-то не очень. Мне эта запись чисто технически вообще не понравилась. Материал был неплохой, но не все песни. Мы с Сергеем Мавриным сделали этот проект, но подход был не особо серьезный. Про песню «Я свободен» забыли: в «Арии» ее не исполняли, Маврин сам ее никогда не играл. А спустя какое-то время, когда уже появилась группа «Кипелов», нужен был какой-то материал, потому что группа была больше заточена на гастроли. Мы решили перезаписать песню, сделать аранжировочку чуть потяжелее. С 2003 года у нее началась вторая жизнь: мы отдали ее на радио и вообще не ожидали, что будет такой эффект. Она разошлась, была какая-то премия. Благодаря этой песне у нас был такой подъем.

— Я так понимаю, она и сейчас неплохо вас кормит.

— Да. Кстати, мы посмотрели версию белорусской группы Pawa, и мне очень понравилось. Я предложил на этом концерте сыграть «Я свободен» вместе: было бы интересно, если бы они спели на белорусском, а я — на русском. Но ребята не смогли: заняты, работают. Сказали: «Нам очень хотелось бы, но не можем». Надеюсь, что мы еще что-нибудь совместно сделаем.

— С песней «Я свободен» была история, связанная с Сергеем Шнуровым.

— Это была банальная история. Просто принесли какой-то документ — якобы для того, чтобы песня из фильма «Бумер» исполнялась на радио. Никаких проблем не было, я подписал какой-то документ — не более того.

— Больше всего вас интересовало, нет ли там нецензурной лексики.

— Да, это было главное условие. Я послушал и сказал: «Да, неплохая песня, ради бога». И подписал документы. Потом оказалось, что это саундтрек к фильму.

— Как вы вообще относитесь к творчеству Шнурова?

— Я видел его один раз, это было на «Нашествии». Отличное шоу, очень профессионально все сделано. Но мы с ним в каком-то отношении антиподы.

— Вы в прошлом году участвовали в выборах президента «Нашествия» и проиграли тому же Шнурову. Не обидно было?

— Нет, абсолютно. Вообще, это смешно, конечно: президент, «Нашествие»… Но они решили в эту игрушку поиграть. Я тогда сказал: «Если есть возможность, отдайте мои голоса Шевчуку. Пусть наши поклонники не обижаются, но реально…» Юре было 60 лет, он заслуживает. Хотя у нас и сильно расходятся политические взгляды, но чисто по-человечески и по-товарищески я считаю, что Шевчук гораздо больше заслуживал быть президентом.

— «Нашествие» критикуют каждый год: вопросы и к лайнапу, и к инфраструктуре, и к политическим мотивам…

— По поводу того, что там присутствует какая-то военная техника, — я не вижу в этом никакого милитаризма. Я пришел рассказал там о своей военной службе. Смотрю: пацаны маленькие лазают по этим пушкам. Ничего там страшного, никакой милитаризации нет. Стоит военная техника, иногда появляются летчики и там летают. Мы с ними общались, это пилотажная группа «Русские витязи» — отличные ребята. Оказалось, что у них одна из любимых песен — «Дыхание тьмы», я был очень удивлен этим. Какая-то там политическая подоплека… Я никогда этого не видел: приезжали, играли в свое удовольствие, встречались с нашими поклонниками со всей страны. На «Нашествие» частенько приезжает моя племянница. Единственное, достаточно высокие цены на все, даже на воду.

«Любое хирургическое вмешательство как-то влияет на состояние голоса»

— Во время первых гастролей по Германии вас называли казаками с гитарами. Не обидно было?

— Казаками точно не называли. Это, может, кто-то другой такое придумал? Нет, нас называли советскими Iron Maiden.

— А это сравнение вас не задевало?

— Нет, абсолютно. Если бы нас называли американским «Ласковым маем», вот это бы задевало. А если мы в чем-то были похожи на Iron Maiden, такую замечательную группу… И потом, я сам знал, что некоторые товарищи в группе очень сильно увлекались творчеством Iron Maiden, и вообще, этот коллектив повлиял на нас. Да, аналогий можно найти много, но сделано это было талантливо. Хотя мне больше нравились другие команды: Оззи Осборн, Judas Priest. Некоторые товарищи в «Арии» даже надевали костюмы такие, были похожи на Адриана Смита.

— В 2012 году вы перенесли операцию на связках. Насколько все было серьезно?

— Это было не болезненно, но неприятно. Потом пришлось долгое время молчать. Впервые за 30 лет у нас случилась отмена концерта: мы не выступили в Витебске. А первый после операции концерт случился в Минске во Дворце спорта, хотя мне советовали полгода вообще молчать. Но сами знаете: человек предполагает, а бог располагает. В Минске я, конечно, был не очень в форме после такой неприятной операции. Сейчас кто-то считает, что стало лучше, но я так не думаю: любое хирургическое вмешательство как-то влияет на голос и состояние.

— Есть среди фанатов такое мнение: после операции на связках Кипелов стал не тот.

— Я не знаю. Но любая операция не проходит бесследно — это одна из причин, по которой мы так сократили свою гастрольную деятельность. Нужно как-то беречь себя и не насиловать свой голос по возможности. А относительно «Арии» я просто стал петь немножко в другой манере.

— Вы любите общественный транспорт. Это как-то не вяжется с образом человека, который исполнял песни «Король дороги», «Герой асфальта» и «Беспечный ангел».

— А есть актеры, которые играют пьяниц. Вицин, например. Замечательный комик, вообще непьющий, занимался йогой, а вечно играл каких-то самогонщиков и забулдыг. Это просто роль, не более того. Когда вживаешься в образ, который должен донести, становишься и байкером, и водителем, и летчиком. Это способность человека перевоплощаться.

— Вы вообще когда-нибудь садились за руль?

— Садился, но это было недолго. Когда ездил на дачу и времени было много. Даже что-то получалось. А потом как-то вдруг 60 лет, а чайником в таком возрасте быть не очень хочется. По Москве мне проще на репетицию передвигаться в метро: я за 40 минут приезжаю на место. Если бы ехал на машине, это было бы часа полтора-два. А так я ближе к народу, знаю, чем он живет, дыхание его чувствую в метро.

— Вы говорили, что разбираетесь в футболе, наверное, даже лучше, чем в музыке.

— Отчасти да.

— Что слышали про белорусский футбол?

— Я знаю, что Виктор Гончаренко раньше тренировал БАТЭ. Последний белорусский игрок, про которого я слышал, — это Глеб, он за «Арсенал» играл. При Советском Союзе минское «Динамо» было замечательной командой. Тогда как-то больше информации было о белорусском футболе. А сейчас слышу только про БАТЭ, когда команда играет на международной арене. Это странно. Вроде бы близкие по духу страны, а информации друг о друге очень мало — меня это сильно удивляет. Что касается спорта, я больше знаю про биатлон — там Домрачева.

— Что вы думаете про Гончаренко? Вы бы хотели, что бы он тренировал не «коней», а «мясных»?

— Нет, не хотел бы. Я думаю, все, что происходит, к лучшему. Он неплохой тренер, но и у «Спартака» хороший. Я не считаю, что «Спартак» — лидер. Они неплохо играют, но эти резкие сбои и подъемы… И потом, как они проиграли «Атлетику»… Могли лучше сыграть на самом деле.

Вот раньше был «Спартак» или то же минское «Динамо», а теперь игроки мигрируют из клуба в клуб и не чувствуют духа игры. Это все как-то нивелировалось. Наверное, я человек старых взглядов на эти дела, но считаю, что дух потерялся. Все эти легионеры, мне кажется, этого не чувствуют. Нет лидеров, какими раньше в «Спартаке» были Тихонов, Титов.

«С сыном после бани поем русские народные песни»

— Ваш сын сказал, что вы играете в стиле «зашкварный патриотизм».

— Ха-ха-ха!

— Как думаете, что он имел в виду?

— Это он мне передал слова, это не его мнение было. Я не согласен с этим. Мы делаем музыку не для того, чтобы кому-то понравиться. Это наше личное мнение, мой взгляд на вещи. Если я про Косово поле пою, то делаю это со знанием дела, со страданием. Если мы пишем какие-то песни про блокадный Ленинград, то не для того, чтобы кто-то сказал, что это гимн родине Путина. Это наш личный взгляд на вещи. Что касается войны, у меня оба деда погибли, поэтому меня агитировать не надо. Мы поем о том, что нас реально волнует, а не из конъюнктурных соображений. Как это модно сейчас? Скрепы… Нет, это все ерунда.

Взять наш последний альбом. Там есть замечательная песня «Рожденный летать». Мы встретились с мальчиком-байкером. Он здорово пострадал в аварии, и мама привезла его на коляске на наш концерт. Ему очень хотелось сфотографироваться. Не знаю, что произошло, но он встал и пошел. И вначале песню «Рожденный летать» хотелось написать об этом парне, это уже потом идея трансформировалась. Мы поем тексты, которые нам близки.

— Вам сейчас легко находить общий язык со своими детьми?

— Конечно. Причем сын в каких-то вещах даже более радикален, чем я.

— Например?

— Вот я увлекаюсь народным творчеством, а он идет еще дальше: его интересует аутентика. Он виолончелист, закончил консерваторию, но освоил гармошку и балалайку. Когда встречаемся на даче, то с удовольствием после бани поем русские народные песни. Наверное, я на него как-то повлиял в свое время. Но в каких-то вещах он более радикален, и мне приходится его осаживать: объяснять, что нужно быть добрее, объективнее. У него прямо белое и черное, и мне это не всегда нравится.

— У ваших детей классическое музыкальное образование. Их можно назвать обеспеченными людьми?

— Я бы не сказал. Но они по крайней мере самодостаточны. Я никогда не баловал их, но помощь свою предлагаю. Например, сыну нужно было купить хороший инструмент — понятно, что самому это сделать было бы тяжело. Дочери я часто помогаю: у меня две замечательные внучки, я интересуюсь их жизнью. Они не избалованы и радуются каждой ерунде, которую я могу привезти, даже каким-нибудь дешевеньким серебряным серьгам. Мне это очень нравится, и к себе я вижу такое же отношение: недавно я приболел, и внучки приносили мне мед, варенье. У меня очень хорошие отношения с семьей. Как и с публикой на сцене. Народ все чувствует: если ты к нему с уважением, то к тебе это вдвойне приходит. Так же и с детьми.

— Можете представить, что в Беларуси солист филармонии получает $150 на полной ставке?

— Кхм… Вполне. Я могу себе это представить. Я в свое время работал за $50 ночным сторожем, это было не так давно, кстати.

— Это было во времена самого расцвета «Арии». Как так случилось?

— Как-то я выжил. Понимаю, что время сейчас другое, деньги тоже совсем другие. Я понимаю, что и у нас, наверное, что-то такое, хотя с деньгами в России получше. Я даже не знаю, как это прокомментировать. Наверное, проблематично жить на такие деньги. Но люди осознанно делают свой выбор. Он же не идут в бизнесмены. Ты должен понимать, что это очень непростой путь. В тот же «арийский» период мы не знали, как содержать семьи во время перестройки. Все сбережения пропали, и вообще непонятно было, как прокормить двоих детей. Как-то выкручивались. Самое главное, что семьи не разрушались и мы даже пытались что-то записывать. Здесь и проверяется человек, насколько он предан своей профессии.

— Если вернуть время назад, вы бы по-прежнему сделали свой выбор в пользу тяжелой музыки?

— Да, конечно. Я бы еще попробовал свои силы в классической музыке. Но не знаю, на сколько бы меня там хватило, потому что это даже более серьезное отношение к делу, чем здесь. Хотя и здесь ты постоянно должен быть в форме и подтверждать свое мастерство. Каждый концерт — это проверка. Как и с альбомами: можно было штамповать их каждый год, невзирая на музыку, аранжировки, тексты. Но мы этого не делаем: хочется, чтобы материал был достаточно качественным.

Александр Чернухо

  • 0

Комментарии 15

#15 EversoR | 3 апреля 2018 21:29
mcmihail,
то, что животные инстинкты у человека везде одинаковы - это да.

Цитата: mcmihail
советское время возник

В позднее советское время - возможно, элиты уже хотели закрепить "законно" частную собственность и официально хапнуть государственное.

Что и сделали с "блеском" в 90-е, под лозунги о демократии, либерастии, тоталитарном советском прошлом и под руководством "мудрых" господ из США...
#14 mcmihail | 3 апреля 2018 18:28
Цитата: EversoR
платформы - совершенно разные.

Что социалистический, что "капиталистический" - феодализм везде одинаков. Анекдот о съезде депутатов:

- Не пора ли подумать о народе?
- Да, душ по 100-150 не помешало бы


в советское время возник, да и сейчас актуален...
#13 EversoR | 3 апреля 2018 18:09
Цитата: mcmihail
Юность и молодость всегда видится в хороших красках - плохое быстро забывается, вот и ностальгируешь.

Данное высказывание справедливо в рамках одного строя, а так платформы - совершенно разные.
#12 mcmihail | 3 апреля 2018 18:00
Цитата: EversoR
Список можно продолжать, тебя это устраивает?

Юность и молодость всегда видится в хороших красках - плохое быстро забывается, вот и ностальгируешь. Кстати, в СССР даже бабы моложе были!
Цитата: EversoR
А за деньги сейчас все

Не прав. На этом сайте денег за публикации не берут!!!
#11 EversoR | 3 апреля 2018 17:24
Цитата: kbfan
У вас в Москве там все за деньги

Это не ко мне.
А за деньги сейчас все, единичные случаи общей картины не меняют. Даже учителя в школах сейчас не дают знания, а оказывают услуги.
#10 EversoR | 3 апреля 2018 17:20
Цитата: mcmihail
и Чикатило

Чикатило - психически больной человек, насчет большого количества приведи цифры и я не удивлюсь, что в современной России их на порядок больше. Младое поколение растится и воспитывается уже психологически неполноценным. Ежели в школе, например, тупорылый ЕГЭ, "успешные" школьники обладают знаниями не выше советского троечника, даже писать и грамотно излагать свои мысли могут единицы. В школе изучаются труды МегаЛжеца Солженицына, в ранг национального героя возводится кровавый тиран Колчак и прочая. Школьники, на манер своих штатовских аналогов, уже беспределят и в школах, и в других местах с помощью разного оружия, орут "ауе", поют оды навальному... сплошная дебилизация поколения...

Список можно продолжать, тебя это устраивает?
#9 EversoR | 3 апреля 2018 17:13
Цитата: mcmihail
большое количество Швондеров

А ты какого Швондера имеешь в виду - киношного или того, которого написал Булгаков в 24-м году? Имей в виду, что фильм Собачье сердце снят режиссером Бортко в самый разгар перестройки, затеянной масоном Горбачевым и имел гротескно-антисоветский налет. По книге положительным персонажем является отнюдь на пр. Преображенский, который погряз в различных пороках, а как раз персонаж Шарикова. Да и Швондер отнюдь не плох, как он показан в фильме.

Почитай книжку внимательно.
#8 kbfan | 3 апреля 2018 14:00
Цитата: mcmihail
Да ладно... Разных оно воспитывало, в том числе большое количество Швондеров и Чикатило. Врали нам не меньше, чем сейчас - поэтому и развалилось все как карточный домик

В это тоже правда есть.
#7 kbfan | 3 апреля 2018 13:57
Цитата: EversoR
Расскажи, как это делаешь ты.

Как? Не знаешь как это - по совести? Дожили... Или ждешь, что я Америку сейчас открою, не открою, все как обычно. Ты же симпатизируешь Советскому строю, родился и воспитывался еще в СССР, вот как родители учили тебя так это и по совести в том числе.
Если говорят, что деньги решают все, я говорю не все и примером стараюсь доказывать это. У вас в Москве там все за деньги, а ты возьми сделай доброе дело, а от денег откажись. Хоть какой но уже результат.
#6 mcmihail | 3 апреля 2018 13:03
Цитата: EversoR
советское общество воспитывало человека-творца

Да ладно... Разных оно воспитывало, в том числе большое количество Швондеров и Чикатило. Врали нам не меньше, чем сейчас - поэтому и развалилось все как карточный домик
#5 EversoR | 3 апреля 2018 09:58
Цитата: kbfan
стадное мышление

Человек - это вполне изученный наукой довольно примитивный примат, движимый "Святой Троицей" - тремя основными инстинктами - жаждой утоления голода, желанием размножаться и стремлением доминировать.

Существующее капиталистическое общество как раз и базируется на животных инстинктах человека, советское общество воспитывало человека-творца, сейчас общество потребления растит с младых лет "грамотного потребителя", а...

культурный ресурс достался кишке.

Цитата: kbfan
Жить нужно по совести

Расскажи, как это делаешь ты.
#4 kbfan | 3 апреля 2018 09:24
Цитата: EversoR
Времена сейчас другие, капиталистические, на первом месте не дух, а бабло.

Времена другие, но это не повод жить по правилам, диктуемым этим временем, а потом чуть что ссылаться: "дык время нонче такое..."

Общественное бытие определяет общественное сознание.

"Не мы такие, жизнь такая" - стадное мышление. Жить нужно по совести и не вестись на грязь, глядишь жизнь лучше станет. Если бы все так поступали...
#3 kbfan | 3 апреля 2018 09:11
Вот раньше был «Спартак», а теперь игроки мигрируют из клуба в клуб и не чувствуют духа игры. Это все как-то нивелировалось. Наверное, я человек старых взглядов на эти дела, но считаю, что дух потерялся. Все эти легионеры, мне кажется, этого не чувствуют. Нет лидеров, какими раньше в «Спартаке» были Тихонов, Титов.

В точку smile-28
#2 Crix | 2 апреля 2018 12:44
Валера Кипелов - Легенда нашей тяжелой сцены. По поводу Звезд и Крестов, то он скорее для фанатов (хотя там есть нехилые темы). А насчет Арии с новым вокалистом Михой Житняковым (хотя у него и не оперный вокал), то он отжигает концерт в полный рост. Когда году в 13 с альбомом " Феникс" они выступали (я был в первых рядах хеадбенгеров), то он очень понравился - буквально "рвал глотку с горящими глазами", завоевывал аудиторию для Арии, которая поразбежалась опосле не очень удачного периода с Беркутом (ничего против Артура не имею, но Ария - не его группа и не его стиль).

п.с. Спартак и ХэвиМетал - Форевер)))
#1 EversoR | 2 апреля 2018 11:41
Насчет Спартака и духа. Времена сейчас другие, капиталистические, на первом месте не дух, а бабло. Общественное бытие определяет общественное сознание.

Тоже считаю, что последний альбом Кипелова "Звезды и кресты" вышел слабее предшественников, можно выделить в нем 2 вещи - "Косово поле", да "Ледяной дождь". По поводу вокала, так Валерию отнюдь не 30 лет.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.