Евгений Зимин: Это партнер Майорова и Старшинова

К комментариям
Евгений Зимин

Интервью из далекого 1972-го года Легенды хоккейного "Спартака" нападающего Евгения Владимировича Зимина, который сегодня отмечает свой 66-й день рождения.

- Вы самолюбивы?

- Чрезвычайно. Обидеть, задеть меня за живое может любая мелочь, случайно услышанный разговор, одно слово в газетном отчете.

- И как вы реагируете на это?

-- Бросаюсь доказывать всем, и себе в первую очередь, что обидели меня незаслуженно.

- Удается доказать?

- Себе почти всегда, другим - не знаю. Да чаще всего никто и не знает о моей обиде. Как-то после люблинского первенства мира, где впервые стали чемпионами Викулов и Полупанов, я был приглашен вместе с ними на спортивный вечер. В перерыве, как это часто бывает, мы с болельщиками заспорили о чем-то, и какой-то бесцеремонный человек, пытаясь охладить мою горячность, бросил такую фразу: «... Ты-то еще не чемпион мира, и неизвестно будешь ли им когда-нибудь». До сих пор помню, каким жаром меня обдало. Весь следующий сезон я доказывал этому, совершенно незнакомому человеку, на что я способен. Тогда, в 1967 году в чемпионате страны забил 34 гола - лучший мой результат за все сезоны.

- Вопрос о самолюбии я задал вам не случайно. Перепады в вашей игре столь значительны, что невольно закрадывается сомнение, так ли уж вы дорожите своей репутацией?

- Слишком долго сидело во мне мальчишество... С детства все давалось легко: без особого труда хорошо учился, лучше других играл - в хоккей и футбол... Не подумайте только, что я был ленив или недобросовестен. Мог тренироваться с утра до вечера, но занимался лишь тем, что доставляло удовольствие. В юношеской хоккейной команде «Локомотив», где я начинал, меня заставили однажды приседать со штангой. Я присел и упал: Поднялся и сказал с достоинством, что штангой никогда больше заниматься не буду. «Без этого не станешь мастером», - ответили мне. «Ну и пусть, - подумал я, - не в хоккее, так в футболе буду мастером». Потом выяснилось, что и в футболе, только гоняя мяч, немногого добьешься. И я решил не связывать свою жизнь со спортом, а поступать в Московский инженерно-физический институт (там учились все мои друзья)... В результате поступил в институт физкультуры. Потом уже, много позже, я понял, что спорт - главное для меня, и чтобы чего-то в нем добиться, придется заниматься не только тем, что тебе по душе.

- 34 гола в чемпионате СССР 1967 года, 16 голов в прошлогоднем чемпионате, 12 - в нынешнем. Одним мальчишеством все это не объяснишь. К тому же 25 лет - вполне мужской возраст...

- Детство кончилось, а разбросанность, неумение сосредоточиться на главном остались. В 1968 году я стал чемпионом мира и Олимпийских игр, в «Спартаке» к этому времени играл в первой тройке. Отлично знал, что могу и должен еще прибавить и в игре, и в тренировках. Но дела шли хорошо, и я по давней своей привычке все откладывал и откладывал до следующего сезона. А когда повзрослел окончательно и понял, что дальше откладывать некуда, на меня буквально навалились болезни и травмы. Не сочтите это за всем приевшуюся отговорку. Даже сейчас, летом, нахожусь под наблюдением врачей. От них зависит, смогу ли в этом сезоне играть в полную силу.

- Я неплохо знаю Шадрина, хуже Якушева, оба они производят впечатление вдумчивых людей, серьезно относящихся к хоккею. И вы вот стремитесь к самоанализу, объективной оценке своих достоинств и недостатков. Тем более странно, что вы оказались не готовы заменить Майорова и Старшинова, стать истинными лидерами «Спартака», хранителями спартаковской манеры игры, спартаковских традиций?

- Претензия справедливая и серьезная. Майоров и Старшинов повели за собой «Спартак», когда им было по 20 лет. Так что на этот раз ссылка на мальчишество ничего не объясняет. Остается лишний раз подивиться их неукротимому духу, согласиться, что нам еще далёко до них и признать свой долг перед спартаковскими болельщиками. Но не для оправдания, а истины ради следует сказать все же, что в прежние годы к голосу Майорова и Старшинова руководители спартаковского хоккея прислушивались внимательнее, их мнение в определении судьбы «Спартака» часто становилось решающим. Сейчас все не так... Приезжаю прошлым летом из отпуска и узнаю, что Б. Майоров уже не тренер «Спартака». Встречаю одного, другого, да не новичков, а тех, кто в «Спартаке» по многу лет. «Советовались с тобой?»,- спрашиваю. «Да нет, - отвечают, со стороны узнали». Так, к сожалелению бывало не раз.

- В последние годы «Спартак» печально прославился тренерской «чехардой». Наверное, она не прошла для вас бесследно?

- Почему для меня? Она была очень болезненна для всей команды. Возможно, мне действительно было тяжелее других: я человек эмоциональный и с трудом привыкаю к новым людям. Но, привыкнув и поверив, я готов все для него сделать, во всем ему помогать. Но с 1967 года так ни к кому привыкнуть и не успел.

Вот вы говорили о бережном отношении к традициям «Спартака». А только ли хоккеисты за них в ответе? Взять хотя бы такой пример. «Спартак» всегда был командой первой тройки. Так уж сложилось, что первое звено задавало тон в игре, а остальные звенья тянулись за ним, подражали ему, а чем-то копировали. Будь в нашем клубе тренер, который держался бы не один сезон, а работал долго, с дальним прицелом, с перспективой, он наверняка подумал бы заранее, кто придет на смену Майорову и Старшинову. Посмотрите, как планомерно ведется работа в ЦСКА: альметовскую тройку сменила полупановская, теперь на первых ролях новое звено - Викулов – Фирсов - Харламов. И это при том, что в армейском клубе разница между тройками не так значительна как у нас. В «Спартаке» же в прошедшем сезоне решили ударное звено вовсе не создавать, а всех сильнейших игроков разбросать по разным тройкам, чтобы сделать их ровнее. Разве это - в спартаковских традициях?

- Я обратил внимание, что в последнем матче с ЦСКА, завершавшем чемпионат страны, Старшинов, новый тренер «Спартака», намного чаще других выпуская на площадку первую тройку, как в добрые старые времена доверяя ей решать судьбу поединка.

- Вы правы. Интуиция сработала у Старшинова безотказно. Перед матчем не было договоренности, что тройке Зимин - Шадрин - Якушев придется играть больше других. Но у вас вдруг все стало получаться. Старшинов тут же почувствовал: вот она спартаковская игра начинается. В нас поверили, на нас возложили особую ответственность за исход встречи. Потому мы и летали, как на крыльях, совершенно не чувствуя усталости. Это был для нашей тройки один из лучших матчей сезона, а главное, мы ушли на «каникулы» с чувством уверенности в своих силах.

- Можно ли верить, что это чувство вам не изменит, и надежды многочисленных поклонников «Спартака», связанные с появлением настоящей спартаковской первой тройки, способной походить на своих предшественников не только классом, но и духом, сбудутся в новом сезоне? И, поскольку мы уже заговорили о сезоне грядущем, хотелось бы узнать ваше мнение о шансах «Спартака».

- Я настроен оптимистически, «Спартак» должен заиграть. В нападении у нас много сильных игроков, возможности которых далеко еще не раскрыты, надежны Зингер и Криволапов, линию защиты, так подводившую нас в последние годы, нынешним летом мы значительно укрепили. Так что жаловаться на подбор игроков у нас нет теперь никаких оснований...

- За чем же дело?

- Надо создать настоящий коллектив единомышленников, боевой, целеустремленный, уверенный в своих силах. С моих сверстников - я имею в виду Шадрина, Якушева, Мартынюка, Поладьева - главный спрос. Нам нужно всеми силами поддержать Старшинова, помочь ему во всем, дать возможность по-настоящему поверить в себя. И для спартаковской молодежи мы теперь главный ориентир, на наше отношение к хоккею она равняется. Думаю, эти задачи нам по плечу. Возраст, сознание, опыт - все это уже для больших и серьезных дел.

- Кто из мастеров старшего поколения оказал наибольшее влияние на формирование Зимина-хоккеиста?

- В первую очередь мои бывшие партнеры по тройке. Вы не представляете, какую гордость я испытываю до сих пор, когда обо мне говорят: «Это партнер Майорова и Старшинова».

Кроме них, конечно, Фирсов. Сильнее его хоккеиста мне видеть не доводилось. В нем как бы собраны воедино лучшие качества всех выдающихся хоккеистов. Но самое главное его достоинство состоит в том, что, оставаясь «звездой первой величины», Фирсов умеет, как никто другой, подчинить свою игру интересам команды, щедро и самоотверженно помогать партнерам, вести черновую работу, безупречно осуществлять любое задание тренера. Вспомните хотя бы, как он перестроился в прошедшем сезоне. Правда, сейчас многие говорят, что Фирсов уже не тот. Но я с ними не согласен...

- Значит ли сказанное вами, что вы пытались копировать игру этих хоккеистов?

- Ни в коем случае. Я учился у них. Мог позаимствовать какой-то финт, технический прием. У Майорова и Старшинова старался перенять их бойцовские качества - в этом им не было равных. Но в целом оставался верен своей манере игры, ни в коей мере не довольствуясь ролью подыгрывающего. Даже попав в старшиновскую тройку, я стойко отстаивал собственные принципы. И хотя, признаюсь, это было нелегко, мое упорство сблизило нас, привело к тому, что я был принят как равноправный член маленького коллектива.

- Вы сказали: «сблизило», имея в виду «притирку» чисто хоккейных индивидуальностей? Или долгое совместное пребывание в одной тройке предполагает дружбу между партнерами?

- Совсем необязательно. Взаимное уважение, умение по-человечески понять друг друга - этого вполне достаточно. Но годы, проведенные рядом, победы и неудачи, поделённые пополам, создают особые отношения между людьми, которые никакие житейские дрязги не должны разрушать. Когда же недавние партнеры, много лет сражавшиеся в одной тройке, становятся далекими, безразличными, а порой и недоброжелательно настроенными друг к другу людьми, - мне всегда обидно и больно... Но, может, все это сентиментальность?..

- Думаю, вы правы, как же иначе! Одно из самых привлекательных качеств Альметова, Александрова и Локтева, по-моему, та восторженность, с которой они рассказывают друг о друге. Однако вернемся к разговору о вас. Вас нередко упрекают в умении картинно падать на лед в расчете на то, что судья накажет вашего мнимого обидчика.

- Верно, дважды в прошедшем сезоне, на страницах журнала «Сельская молодежь» и еженедельника «Футбол-Хоккей», меня упрекали в большом количестве умышленных падений, рассчитанных на то, чтобы вызвать судейский свисток. Дело вот в чем. С моей комплекцией и, весом выиграть силовое единоборство у массивного, тяжелого защитника практически невозможно, любое столкновение приводит лишь к напрасному расходу сил и нервов. Поэтому я всегда стараюсь избежать силового приема. Это не трусость, а трезвая оценка своих возможностей своеобразный тактический прием, если хотите. Не один я так играю: обратите внимание, что и у Мальцева очень много падений. Так вот, когда столкновение неизбежно, я расслабляюсь и падаю - здесь, естественно, никакой вины защитника нет. Гораздо чаще мне удается уклониться от силового приема, и противник сбивает меня, нарушая правила. Судейский свисток сплошь и рядом молчит и в том и в другом случае. Бывает иногда, что судья наказывает невиновного, но сколько же раз он проходит мимо очевидных нарушений?

Или возьмите такой пример. Нападающий выходит к воротам, а соперник держит его обухами или клюшкой. Можно продолжать борьбу, расходовать силы, пытаться вырваться, но чаще всего атакующий теряет шайбу, а защитник остается безнаказанным. Спросите любого: в таких случаях лишь падение может вызвать реакцию судей...

- Несколько своеобразный метод борьбы за соблюдение хоккейных правил...

- Но надо же что-то делать. Хоккей становится все более грязным. Присмотритесь повнимательнее, что делается у бортов, в углах площадки...

- Сожаления о «загрязненности» хоккея легко понять. Но упрек в излишней картинности ваших падений вам все же принять придется... Традиционный вопрос - ваш самый памятный матч?

- Последний поединок в олимпийском турнире 1968 года. Тогда в матче с канадцами, который принес нам золотые медали, я сыграл лучшую игру в своей жизни. Даже столь требовательные ко мне Чернышев и Тарасов сказали, что за этот матч ставят мне «пять с плюсом». Но уверен, что еще впереди матчи, где я сыграю сильнее.

- Может быть, даже в наступающем сезоне?

- Может быть. Во всяком случае, в этом сезоне сделаю все, чтобы ни у кого не возникало сомнений, дорожу ли я своей репутацией.

Аркадий Ратнер (1972 г.)

"Футбол-Хоккей"

Зимин Евгений Владимирович

Родился 06.08.1947 г.

Заслуженный мастер спорта, нападающий.

В 1964-1965 гг. - в "Локомотиве" Москва, в 1965-1974 гг. - в "Спартаке" Москва, в 1974-1976 гг. - в СКА МВО, в 1976-1977 гг. - в "Крыльях Советов".

Чемпион СССР 1967, 1969 гг., второй призер 1966, 1968, 1970., 1973 гг., третий призер 1972 г.

В чемпионатах СССР - 315 матчей, 185 голов.

Обладатель Кубка СССР 1970, 1971 гг.

Чемпион мира 1968, 1969, 1971 гг.

Чемпион Европы 1968 г., 1969 г., второй призер Чемпион Европы 1971 г.

Чемпион Зимних Олимпийских игр 1968 и 1972 гг.

В Чемпионате мира и Зимних Олимпийских играх - 19 матчей, 7 голов.

В 1984-1985 гг. - старший тренер "Спартака".

Автор первой шайбы, заброшенной нашими хоккеистами в ворота канадских профессионалов в 1972 году.

Неоднократный тренер сборной "Звезд России" на турнирах "Кубка "Спартака".

  • 100
Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63

Комментарии 2

#2 Petrovitch | 6 августа 2013 14:17
Женя Зимин суперигрок! Один из лучших (а может и лучший) правых крайних нападающих советского хоккея. Б.Майоров, Зимин, Михайлов, Шалимов, Локтев, Крутов, Викулов, Мартынюк...
#1 EversoR | 6 августа 2013 10:44
Доброго здравия, Евгений Владимирович, и всех благ!