Резиуан Мирзов: В «Спартаке» даже мяч не мог остановить

К комментариям

Резиуан Мирзов и Доменико ТедескоРезиуан Мирзов и Доменико Тедеско

Резиуан Мирзов – о возвращении в «Спартак», Тедеско, Хабибе, Зареме и религии.

У Мирзова – возрождение! После года в «Спартаке» с единственным голом и под регулярной критикой трибун он проставился в бане перед игроками «Химок», и у всех попёрло:

1. «Химки», арендовавшие Мирзова на полгода, обыграли «Ростов», «Рубин», «Краснодар» и «Локо», так что до Лиги Европы теперь ближе, чем до стыковой зоны;

2. Мирзов вернулся на привычную позицию острого флангового полузащитника – у него четыре гола в семи матчах (в том числе «Спартаку»);

3. Победный гол «Ростову» – отдельное искусство. Резиуан на финтах развернул двоих, прошёл ещё сквозь двоих и низом пробил Песьякова;

4. Гол в матче с ЦСКА вовсе отпраздновал сложенным из пальцев ромбиком. Зачем?

«Перед тем матчем Георгий Джикия предложил мне: «Если обыграете ЦСКА, сделаю тебе достойный подарок», – рассказал нам Резиуан. – «Давай, просто очки отнимем» – «Ладно, ничья подходит». Мы сыграли вничью, я забил и показал ромбик в поддержку «Спартака» и в честь будущего подарка от Джикии. Правда, подарок жду до сих пор, Джикия никак не отдаёт».

Как вы поняли, Мирзов-футболист в порядке и кайфует от футбола «Химок». Но какой он в жизни?

  • Каким было его детство в Кабардино-Балкарии?
  • Как на его карьере отражается преданность исламу?
  • Как за него болеют бабушки и дедушки?
  • Что случилось в «Спартаке», где Мирзов порой не мог принять мяч?
  • Что его объединяет с Хабибом?
  • Чем восхитил Тедеско?
  • За что благодарен Кононову?

Интервью!

– Ты сейчас в «Химках», которые сначала всем без шансов проигрывали, а теперь в полном порядке. Что происходит?

– Пришло новое руководство, которое делает всё для успеха команды. Новый тренер (Игорь Черевченко. — Прим. ред.) заставил ребят поверить в себя, и теперь мы играем в интересный и приятный футбол. Это случилось, когда вокруг все похоронили «Химки», игроки не верили в себя, заранее знали, что проиграют следующий матч, чувствовали опустошение.

Но Игорь Геннадьевич добавил уверенности, повторяя перед играми: «Я в вас верю, против вас выйдут такие же футболисты, и сегодня вы должны их обыграть». Мы потихоньку поверили в себя, пришли победы, ещё и пацаны в команде отличные – поддерживают друг друга.

– Что изменилось конкретно в тебе?

– В первую очередь я играю, а игра – это эмоции, которых не получишь в запасе. Персонально помог Черевченко: «Я полностью тебе доверяю, знаю, что ты можешь».

Ещё последние два года больше слежу за собой, чаще хожу в зал, работаю на тренажёрах по программе, которую скидывает тренер: 150 или 200 килограммов не поднимаю, футболистам это не надо; больше закачиваю колени, голеностопы и приводящие мышцы, чтобы не получить травму.

Мирзов так хотел заиграть в «Спартаке», что жил на базе и тренировался три раза в день. Но перегорел, сломался и не подошёл Тедеско

– Давай вернёмся во времена «Спартака». Лето 2019 года, ты переезжаешь в Москву из Тулы.

– После успешного сезона с тульским «Арсеналом», когда мы попали в Лигу Европы, меня вызывали в сборную и пригласили в «Спартак». Были и другие предложения, но я долго не думал: в «Спартак» два раза не зовут.

Но спартаковский период у меня не получился совсем. Многие нюансы сложились против меня. Я пропустил все три сбора, приехал только к шестому туру, два месяца до этого занимался дома. А самостоятельные пробежки и тренировки с командой на сборах – совершенно разные вещи.

Пришёл в «Спартак» и тренировался по два-три раза в день, даже в дни восстановления – чтобы поскорее набрать форму. Жил на базе в Тарасовке, лишь бы ничего не отвлекало. Но выходил на поле и даже мяч не мог остановить. Я всё видел и всё понимал: каким я был раньше и каким стал сейчас. Да, мне было обидно, да, это был самый тяжёлый период в моей карьере, когда надо сразу давать результат, когда очень требовательные болельщики, но у тебя ничего не получается.

А от постоянных тренировок в один момент стало только хуже: иммунитет ослаб, я заболел и заново приходил в себя. Думал, наберу форму через игровую практику, плюс Олег Георгич [Кононов] знал, на что я способен, – за доверие ему огромное спасибо.

Но становилось только хуже, на меня всё это давило. Выходишь – хочешь показать – но не можешь. Потом сломал ногу. На меня обрушилось всё самое плохое. А когда набрал форму, то убрали Олега Георгича, и я играл мало.

– Кононов точно хороший мотиватор? Кажется, что он спокойный и никогда не кричит.

– Если будешь кричать на игрока, он не сможет играть лучше. Кононов мог и накричать на сборах или после игры, но главное – подробно объяснял тактику, разжёвывал. И многому меня научил: куда открываться, где обыгрывать, а где играть в стеночку.

Во всех командах он прививал красочный атакующий футбол. Помните, как он собрал тульский «Арсенал»? Позвал меня, Зелимхана Бакаева, при нём развился Лука Джорджевич. Люди почему-то не говорят о положительных моментах, а ведь это Кононов стал подтягивать в состав Бакаева-младшего, который теперь в «Рубине». Это Кононов раскрыл Лесового: парень играл за «Зенит-2», но тренер в него поверил, и теперь Даниил в «Динамо» и сборной.

Олегу Георгичу, как и всем людям, нужно доверие. В «Спартаке» он 24 часа жил футболом, переживал за всех ребят, хотел поставить спартаковский футбол. Но ему не дали проработать. А если бы дали – у него бы получилось сто процентов. Просто были люди, которые не хотели видеть его в «Спартаке». Я это знаю, но не буду говорить, кто это.

– После Кононова пришёл Тедеско. Правда, что Доменико пытался сделать из тебя центрального нападающего, тебе было некомфортно и из-за этого многое не получалось?

– Да, в игровом плане у меня не получалось, но по-человечески мы расстались очень позитивно. Когда человек приходит в команду, ему обычно делают коридор. Когда уходит – ну уходит и уходит. Когда я собирал вещи перед арендой в «Химки», Тедеско попросил: «Можешь выйти на поле?». Он собрал игроков и штаб, при всех сказал мне приятные слова и поблагодарил, ребята сделали мне коридор. Ещё было приятно, когда в мой день рождения он написал мне на русском.

Ты спросишь, почему я говорю про него позитивно? Я же у него не заиграл и должен говорить плохое. Но я не буду. Просто отмечу, что я не попадал под тактику и видение футбола Тедеско. И последние полгода в «Спартаке» выходил на 10 минут, когда команда проигрывала. Ещё и не на своей позиции. Тедеско играл 5-3-2 без фланговых полузащитников, ставил меня в нападение, где надо бороться и прыгать – а это не самые мои сильные качества. Если бы Тедеско доверял мне больше и по-прежнему выпускал бы в нападении, я бы всё равно не показал тех качеств, что показываю на фланге.

– Может, тебе больше подходят команды, которые играют на контратаках?

– Не согласен. Мне подходит команда, где мне доверяют, где знают мои сильные качества. Всем нужна поддержка, а без неё мало что получается. В «Химках» я знаю, что тренер мне доверяет, что я могу ошибиться, зато потом исправлюсь и принесу гораздо больше пользы.

А по поводу контратак. Вспомни мой гол «Рубину» (за «Химки») – мы тогда не убежали в контратаку. Гол «Ростову» – то же самое. Мои голы – не следствие контратаки или чего-то ещё.

– Ещё по «Спартаку». Федун часто общался с командой?

– Мог зайти после игры в раздевалку и поблагодарить. Он очень переживает за команду, думает о ней круглые сутки – мало таких президентов.

– А Зарема?

– Мне кажется, ещё ни один человек с ней не общался.

– С кем в команде ты дружил больше всего?

– И с иностранцами, и с нашими пацанами. Именно дружим мы с Джикией, на связи с Бакаевым, Соболевым и Уруновым. Из легионеров до сих пор общаюсь с Жиго и Кралом. Английским я не сильно оснащён, но по телефону мы говорим на русском, а в переписке пользуемся онлайн-переводчиком.

– Джикия выкладывал, как ты танцуешь лезгинку.

– Он просто не понимает, что у меня на него полно компромата, хаха. Ему тоже стоит меня бояться!

– Сейчас танцуешь?

– Нет, уже не танцую. Пару раз врывался, когда был молодой и горячий.

– Последние вопросы по «Спартаку». Как вы попрощались: с концами или на время?

– Надеюсь, на время.

– Пишут, что Тедеско в тебе заинтересован и хочет снова видеть в «Спартаке». Что ты про это знаешь?

– Тут как в фильме: всё, что было в Вегасе, остаётся в Вегасе.

Про Кабардино-Балкарию, дворовое детство, конные походы и супермаркет для мамы

– Насколько тебе принципиально, чтобы тебя называли Резиуан?

– Меня могут назвать Рез, Резик, Мирз, Мирза – лишь бы я откликался. А так – без разницы.

– Расскажи про твой родной город Баксан. Чем он знаменит, помимо завода глушителей?

– Там я вырос, там живут мои родители и младший брат. Это второй город Кабардино-Балкарии по статусу и численности населения после Нальчика (между городами – 25 километров). Спортивный, тихий и дружный. Если раньше из Баксана ездили гулять и ужинать в Нальчик, то теперь в городе есть свой большой парк с озером, строятся аттракционы и рестораны, лет через пять тут всё обустроится и станет совсем комфортно.

В детстве я учился в футбольном спецклассе в Нальчике, вечером возвращался в Баксан и на районе с пацанами играл в футбол, прятки или войнушку. Телефонов у нас не было, кричали на девятый этаж: «Эй, выходи на улицу».

– Ты жил на девятом?

– Нет, я жил на восьмом, но до друга с девятого могли докричаться, чтобы он выходил во двор. А если не выходил, то выбрасывал нам мяч через окно. Весёлое детство было, скучаю! С ребятами со двора общаемся до сих пор: многие уже женились, уехали в Москву, работают и обеспечивают семьи. Сами понимаете, семья – святое.

У кого-то свой мебельный салон, один друг работает следователем, кто-то стал футбольным тренером – в общем, нашли себя в разных местах.

– Почему ты выбрал футбол, а не борьбу, как твой младший брат Лиуан?

– Пару раз сходил на самбо, а потом переключился на футбол. Многие раз в год меняли секции и виды спорта, но у меня был только футбол. По телевизору смотрел матчи сборной Бразилии, мне нравился Роналдо с его симпатичной причёской и пиковый для своего времени Роналдиньо, по двору бегал в милановской форме Шевченко (форму привозили на местный базар из Китая), на первой соньке играл за «Милан» и «Реал» – мои любимые команды.

– Бакаеву игра на кочках Ингушетии помогла развить дриблинг. А на чём играл ты?

– В фильме про Марадону я запомнил, как он играл в тумане и почти не видел соперников, а потом выходил на поле утром и играл с большей лёгкостью. Так и мы играли где попало и когда попало – лишь бы земля была ровной и хоть немного с травой. Сейчас приезжаешь на эти места – либо заросли, либо что-то построили!

До восьмого класса играли на гаревом поле – там и появилась техника. Если бегаешь по кочкам, а потом выходишь на ровное поле, мяч уже не отскакивает, так что, возможно, это и помогало. Как туман Марадоне.

– Расскажи о своей семье: родителях, бабушках, дедушке. Знаю, что мама работала в медицине.

– Да, мама закончила медицинский университет, долгое время не работала (я не хотел), но дома засиделась, так что открыл ей возле дома большой супермаркет – она там типа руководитель. Отец работал начальником водоканала, сейчас дома сидит, не работает. У них одни интересы – сыновья и внуки. Смотрят мои матчи, переживают.

Даже бабушки смотрят, маме звонят: «Когда играет?». Дедушка со стороны мамы переживает, спрашивает у меня: «Когда ты упал, было больно?» или «А почему он тебя так сильно ударил? Зачем тебя уронили?».

– На каком языке ты говоришь в семье?

– Дома с родителями, дочерью и женой – на родном кабардинском. В городе – на русском и кабардинском. Считается, что у нас очень тяжёлый язык и в нём много интересных слов. Например, «цызбан» (ц?ыжьбанэ в оригинале) – это ёжик.

– Как проходят семейные застолья в Баксане?

– Посидеть, покушать и пообщаться всем вместе – дороже всего. Как можно не любить покушать с такой роднёй? У нас готовят манты, лепёшки хычины, шашлык, вяленое мясо, обжаренные в масле пышки лакумы. Всё натуральное и очень вкусное. Народ такой гостеприимный, что можешь кушать по пять-шесть раз в день: знакомые всегда зовут к себе за стол.

– С каким соусом ешь шашлык?

– Соусы мы не едим. У нас шашлык сочетается с хычинами. Когда берёшь шашлыки, берёшь и хычины.

– В Кабардино-Балкарию уже хочется. А где там красивее всего?

– Таких мест очень много! Зимой приезжают на горнолыжный курорт в Приэльбрусье. А летом – на Чегемские водопады или Голубые озера. Ещё в регионе развит конный спорт: группы по 15-20 человек ходят на лошадях в горы. Я пока не выбирался, но брат Лиуан (младше Резиуана на год) с друзьями ходит часто, скидывает фотографии.

Надеюсь, летом получится и у меня – у нас же своя лошадка есть! Лошадь особенно почитается и ценится в исламе, ведь это животное возвысил Всевышний. Так что у каждого мусульманина должен был конь. Нашего зовут Халиф – это кабардинский конь, который ценится у арабов и считается одной из самый качественных пород. Живёт в конюшне наших друзей, брат ходит на нём в походы на четыре-пять часов, а я просто несколько раз катался.

Хабиб и «Спартак», ислам и футбол во время Рамадана

Резиуан предпочёл не поднимать тему его поста про президента Франции, зато много рассказал про религию и традиции.

– Религия стоит для меня на первом месте, это самое ценное и святое, что у меня есть. Знаю арабский алфавит, так что с детства умею читать на нём Коран. В Москве, если нет игр и тренировок, хожу на пятничную молитву в мечеть, а так молюсь пять раз в день – это обязательно для всех мусульман, даже не обсуждается.

– А что, если молитва выпадает на время матча?

– Мы молимся утром, до обеда, после обеда, вечером и ночью. И нет такого, что молиться надо в течение определённых пяти минут, всегда есть временной промежуток: например, зимой это полтора-два часа. Так что если время намаза выпадает на матч, молюсь до или после игры или же после первого тайма. Нашёл уголочек, чтобы никто не мешал, и помолился. Обычно это закрытое разминочное поле, которое теперь есть на всех стадионах.

– Как играешь в священный месяц Рамадан, когда нельзя есть и пить до захода солнца?

– На тренировках и играх тяжело, но я уже привык. Религия стоит на первом месте, Всевышний даёт силы, всё получается.

– То есть ты не можешь пить воду по ходу матча?

– Если солнце заходит в семь часов, а вы играете в четыре, то да, ничего не ем и не пью. Помню, как мы играли полуфинал Кубка против «Урала»: матч начался в шесть часов, солнце ушло в 18:30, в середине игры я выпил воды и побежал дальше.

– Как тренеры и врачи относятся к тому, что футболист не пьёт и не ест?

– Главное, чтобы это не мешало спорту. Если я в той игре забил гол и хорошо играл, то кто мне что скажет?

– Мясо халяль присутствует в клубной столовой?

– В «Спартаке» присутствовало. В «Химках» отдельно халяльного мяса нет – там ем рыбу либо еду домой или в ресторан. В Москве много где есть халяльное мясо – это и моя любимая «Высота 5642», и Levantine, и разные турецкие заведения.

– Какие книги читаешь?

– В основном религиозные. Условно, есть Коран. Его автор – Всевышний, читаю его на арабском языке. Второй книгой ислама считается «аль-Бухари»: из неё я уже на русском узнаю историю ислама, как жил пророк Мухаммед, как себя правильно вести.

Из нерелигиозного хочу начать биографию Ибрагимовича.

– А что смотришь?

– Понравились сериалы «Острые козырьки», «Бумажный дом» и «Нарко».

– Кто для тебя Хабиб?

– Один из самых популярных спортсменов в мире, который прививает молодым правильное воспитание. Мне нравится, что он преподносит ислам с лучшей стороны, показывая, как себя вести, спортсменам и подрастающему поколению. И, конечно, он непобеждённый боец!

Мы знакомы лично, я за него болею и переживаю. Он очень простой парень, может поддержать любую тему, образованный в плане религии.

Хабиб пригласил меня и Джикию на вечер единоборств, посвящённый памяти его отца. Мы поздоровались, немного обсудили футбол, Хабиб сказал, что сильно болеет за «Спартак». И спросил меня: «Почему в «Спартаке» не играешь, не можешь, что ли, на тренировке прыгнуть в подкате под своих конкурентов?». Я ответил, что хочу пройти в ноги, но пока не дают, ха-ха.

– Ты говоришь, что Хабиб пример для подражания. Но есть же и обратная сторона: в Дагестан не могут приехать разные исполнители, срываются спектакли. Что ответишь этим людям?

– Хабиб живёт в этом регионе, он в курсе традиций и видит, как народу лучше. Больше оснащён, чем певец или кто-то ещё. Умный и образованный парень плохого не посоветует.

– Что для тебя кайф?

– Удовольствие от хороших дел и поклонения Всевышнему. Когда занимаешься любимым делом и когда вокруг все здоровы.

– Твоя жизнь в данный момент – кайф?

– Хвала Всевышнему, не жалуюсь.

– Твоя главная футбольная цель?

– Доказать всем всё в «Спартаке» и вернуться в сборную.

Евгений Марков

championat.com

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг – зло.

    Гостевая форма