Дмитрий Комбаров: «Спартак» не должен играть в пять защитников

К комментариям

Дмитрий КомбаровДмитрий Комбаров

Подробный разговор с чемпионом России-2017 в составе «Спартака» Дмитрием Комбаровым, который сейчас выступает за «Крылья Советов».

Божович

— Насколько неожиданной стала отставка Миодрага Божовича с поста главного тренера «Крыльев»? — начинаем с актуальной темы.

— Разговоры ходили, но никакой конкретики не было. Кто-то говорил, что уберут, кто-то — что останется. Я к этим слухам относился абсолютно спокойно и не обращал на них внимания. Продолжал работать, как и всегда. Нельзя сказать, что это большая неожиданность. После матча с «Зенитом» появилась новость, что у нас будет новый главный тренер. Потом официальный сайт «Крыльев Советов» объявил об этом.

— Вы спокойно это восприняли?

— Это всегда определенная встряска. Но мы уже не дети и живем не эмоциями. В современном мире все могут достать информацию. Сильной неожиданностью это для нас не стало.

— Как опытный футболист переживает смену тренера?

— С опытом приходит многое, включая спокойствие как на поле, так и в жизни. Молодой думает: «Что сейчас произойдет? Как все изменится?» А с опытом понимаешь, что, естественно, что-то изменится, какие-то принципы работы поменяются. Но к этому не надо относиться как к трагедии или, наоборот, к событию, которое может все перевернуть в этом мире. Надо спокойно делать свое дело и слушать, что говорит тренер. В таком случае все будет нормально.

— Божович пообщался с командой или просто собрал вещи и уехал?

— Все так резко произошло. Сегодня был один тренер, а завтра уже приезжает на базу новый. Возможно, руководство клуба решило сделать так, чтобы развести их. Пока что Божович ничего команде не сказал. Но телефоны все есть. Думаю, что еще скажет.

— Правда ли, что Божович — отличный мужик, вне зависимости от тренерских качеств?

— Действительно, он веселый мужик. Любил пошутить. Такие шутки у него — современные и специфические, футбольные.

— Русским языком он в совершенстве владеет?

— Да, русский он знает в совершенстве. Ведь уже много лет работает в России.

Эксперты

— С Андреем Талалаевым вы раньше пересекались?

— На футбольном поприще — нет. Но, естественно, знали друг друга. Один раз в студии на съемках пересекались. Но лично знакомы не были.

— Какие задачи Талалаев поставил перед командой?

— Было собрание, на котором мы познакомились. Он выдвинул свои требования, объяснил свои принципы футбола. Главная задача — остаться в премьер-лиге. А если говорить о внутренних целях — чтобы у нас был коллектив, не было равнодушных людей, все были бы друг за друга.

— А с этим наблюдались проблемы — с единством и атмосферой?

— Думаю, нет. Коллектив у нас хороший. Но новый тренер, когда приходит в команду, сразу обозначает приоритетные направления. У нас не было проблем с атмосферой. Но еще раз напомнить об этом никогда не мешает.

— Как вам Талалаев в качестве эксперта на телевидении?

— Мы с ним работали в одной студии — это было приятно. Он всегда поддержит разговор. Разбирается в теме. Поэтому, думаю, он — хороший эксперт.

— А что вы в целом думаете по поводу высказываний экспертов на телевидении?

— Я уважаю любое мнение. Но больше прислушиваюсь к профессионалам, к бывшим футболистам, которые имеют непосредственное отношение к игре. Не только обозрение и комментарии. Эксперты сейчас начинают разбираться в футболе потихоньку, потому что очень много его смотрят. Но такого, чтобы я разговаривал с телевизором, у меня нет.

— Назовите свой топ-3 среди людей с телевидения, которые освещают футбол.

— Нобель Арустамян, Георгий Черданцев, Константин Генич. И Михаил Моссаковский. А если брать футболистов, то Аршавин и Пименов хорошо выступают.

— Роман Широков?

— И он тоже.

ВАР

— Отставка Божовича во многом предопределилась после поражения в Санкт-Петербурге. В матче было много спорных ситуаций. Как считаете, гол Радонича надо было засчитывать?

— Не соглашусь, что отставку предопределило поражение от «Зенита». С «Ахматом» мы намного хуже сыграли. Вели 1:0, но первые 20 минут второго тайма были просто провальными. До этого проиграли «Тамбову», то есть всем конкурентам. Вряд ли отставка связана с игрой с «Зенитом».

А повтор гола Радонича не смотрел, поэтому затрудняюсь ответить. Хотелось бы, чтобы его засчитали, поскольку там не было явной игры рукой. Но если судьи так определили, а я не видел этот момент, то тяжело рассуждать об этом. В динамике я обрадовался. Посчитал, что это чистый гол. Но у нас сейчас система ВАР и каждый момент надо посмотреть. Не знаю, как они это смотрят. Опять же, первый пенальти в наши ворота... Непонятно, была там рука или нет, коснулся игрок мяча или нет. Сейчас об этом уже поздно говорить, поскольку результат на табло. Наверное, все же надо усовершенствовать систему ВАР.

— Как именно?

— Если учесть, что и с ВАР есть ошибки, то, возможно, что эта система и не нужна. Потому что ломается динамика игры, но при этом все равно делаются ошибки. Судья может ошибиться в обе стороны, это зависит от момента — где он находится, какую позицию занимает. Считаю, что введение ВАР — спорное решение, учитывая, что ошибки и споры все равно есть. Если, например, взять матч «Спартака» с «Уфой» и момент с отмененным голом, то да — Жиго встал на линию удара перед вратарем и перекрывал обзор. А вот по поводу второго момента — там непонятно, был гол или нет. Если ВАР оставлять, то систему нужно совершенствовать. Иначе какой в ней смысл?

Паузы на просмотр моментов сильно раздражают?

— Да. Потому что есть ритм игры, а тут раз — на три минуты пауза. И все, динамика сломалась, запал ушел на какое-то время. И когда по 8-10 минут постоянно добавляют — тоже непривычно. Будто целый тайм. У нас вон добавили 8 минут второй матч подряд. Это хорошо, если ты проигрываешь, а если ты выигрываешь, то плохо.

— Что все-таки Максим Глушенков сказал Артему Дзюбе? Почему была такая реакция?

— Я не знаю, что он точно сказал. Но, как я понял, Глушенков хотел его психологически как-то сбить, чтобы Артем, может быть, промахнулся. Он говорил что-то вроде: «Точку хотел расковырять». Я повернулся только тогда, когда Дзюба уже что-то Максиму говорил.

— Глушенков пригодится «Спартаку» в будущем?

— Все зависит от него. Очень много примеров, когда перспективные ребята получали первый контракт, а про них забывали. Точнее, эти ребята в первую очередь забывали о футболе. А потом футбол забывал о них.

Тренерство

— Вам интересно смотреть на молодых игроков с высоты своего опыта?

— Интересно. Я им говорю: «Тебе 28 лет — тебя я уже вряд ли буду тренировать. А вот вы, молодежь, вас я еще потренирую. Так что давайте сейчас начинайте работать».

— То есть мысли о тренерстве есть?

— Да. И желание есть. Хотелось бы попробовать.

Пройти пирамиду ЛФЛ, ПФЛ, ФНЛ, премьер-лига? Или сразу, как у Сергея Игнашевича, достаточно серьезный клуб?

— Я могу говорить здесь только о желании. Конечно, хотелось бы начинать с более высокой лиги и квалифицированного клуба. Но все зависит от множества факторов.

— А если говорить о роли ассистента главного тренера?

— Я такой вариант не исключаю. Потому что это богатейший опыт. Мы с ребятами недавно обсуждали Сергея Семака. Он прошел огромный путь до позиции главного тренера и сотрудничал с большими специалистами. И в сборной, и в «Зените» работал помощником. За это время он набрался огромного опыта. Считаю, что это как школа. Главное — попасть к хорошему руководителю, чтобы было полное взаимопонимание.

— «Спартак»?

— Конечно, «Спартак» хотелось бы потренировать.

— А кто ваш лучший тренер в карьере?

— Каждый тренер в любом случае очень много мне дал. Если опыт был негативный, то закалил характер. Если позитивный, то тут все понятно. Кого выделить? Можно Валерия Карпина. Еще Унаи Эмери — когда я с ним работал, в моей карьере был взлет. Конечно же, Юрий Семин — он взял нас с Кириллом в основной состав «Динамо», при нем мы заиграли.

— Эмери, кстати, о вас тепло вспоминал. Когда его просили назвать игроков, с которыми ему было комфортно работать, он назвал только вас из «Спартака».

— Да, я читал это. Было приятно.

— К кому из специалистов поехали бы на стажировку в первую очередь?

— Наверное, хотелось бы съездить к Семаку. Если брать глобально, то посмотрел бы, как работает Клопп и Гвардьола.

— Хотели бы еще поработать с Карпиным?

— Да, он, как батарейка — заряжает всех вокруг.

— В качестве футболиста или члена тренерского штаба?

— В качестве игрока. Но возвращаясь к вопросу о стажировке, к Карпину бы тоже съездил. Хотя я с ним и так работал, но с тех пор прошло много лет и что-то могло измениться. Интересно посмотреть, как у него все выстроено сейчас.

Соболев

— Почему Александр Анюков решил не доигрывать сезон?

— Саша был в порядке и своим примером показывал, как надо работать на тренировках. Конечно, возраст сказывается. Где-то, может быть, не та скорость. Но его профессиональные качества были ничем не хуже, чем у многих игроков. Завершить карьеру — это его решение, которое я уважаю.

— У него есть задатки для работы тренером?

— Вполне может получиться. Сейчас он как раз учится на категорию В.

— Журналисты считают Анюкова молчуном. Какой он на самом деле?

— Мы с ним играли еще в сборной. Он действительно закрытый человек. Может, в новом коллективе ведет себя так. В «Крыльях» вел себя вполне нормально — собирались и вместе ходили в ресторан, играли в карты и другие игры. Ему нужно время на притирку, чтобы понять, с кем он находится в коллективе. А так он — открытый парень.

— Как вам Александр Соболев в «Спартаке»?

— Соболь — молодец, в этом сезоне выстрелил. Самое главное, я вижу, что он почувствовал азарт от большой игры и большой команды. От этого Саша заряжается. Забил уже гол «Арсеналу», второй «Уфе» не засчитали, еще были моменты. Если он так же будет отдаваться на тренировках и играх, у него большие перспективы.

— Вы играли против Федора Чалова. Что происходит с лучшим бомбардиром прошлого сезона?

— Когда были предложения из Европы, надо было использовать эту возможность и послушать старших товарищей. Вернуться в Россию он всегда бы мог. Возможно, именно эта ситуация надломила его психологически. Молодой человек получил столько внимания и предложений, поэтому мог попасть в небольшую яму. Потенциал у него высокий, самое главное — справиться с эмоциями и играть дальше.

Посмотрите на Федю Смолова, ведь первая половина его карьеры не была блистательный. У него даже был какой-то антирекорд. Сейчас он справился со своими эмоциями, здорово играл в «Краснодаре», и сами видите, как в дальнейшем все складывается.

— Удивили его голы в ворота «Реала» и «Барселоны»?

— Нет. Могу за него только порадоваться.

«Спартак»

— Как вам «Спартак» при Доменико Тедеско и схема 5-3-2?

— Тренер и менеджмент смотрят на текущее положение дел и подбор футболистов, и от этого отталкиваются. Как болельщику, который мыслит категориями «спартаковский футбол» и «спартаковский дух», мне не совсем нравятся такие перестроения. Ведь «Спартак» всегда был атакующей командой, у него всегда было преимущество во владении мячом. Для красно-белых неприемлемо играть в пять защитников, встречать соперника около своей штрафной и делать очень много длинных передач.

— Вам удобнее играть по схеме в четыре или в пять защитников?

— В четыре. Потому что это классическая схема, впереди у тебя больше партнеров, которые могут зацепиться за мяч, обыграться и организовать атаку. При пяти защитниках ты должен закрывать всю бровку, успевать и вперед, и назад. Если играешь с командой, которая превосходит тебя в классе, большую часть времени приходится обороняться. Ты бегаешь больше, чем соперник, поэтому сил на атаку может не хватить. Поэтому больше нравится играть с четырьмя защитниками.

— Учитывая все факторы, у «Спартака» есть будущее с Тедеско?

— Будет результат — будет и будущее. В «Спартаке» могут уволить тренера очень быстро. Одна-две неудовлетворительные игры, обидные поражения, фанаты начнут освистывать команду на стадионе — и все. Тренеры в «Спартаке» меняются часто.

— В «Спартаке» осталась часть вашей души. Негодовали, когда РФС решил провести полуфинал Кубка России с «Зенитом» в Санкт-Петербурге, а не решать это жеребьевкой?

— Видел, как сильно негодовал Леонид Арнольдович (Федун). Он — справедливый человек и не будет просто так давать какие-то оценки. Произошла непонятная ситуация, но нужно смотреть в будущее и побеждать «Зенит» на любом стадионе.

— Нынешний «Спартак» способен обыграть «Зенит»?

— Почему нет? В нашем чемпионате каждый может обыграть каждого. «Спартак» — тоже классная команда, там хорошие игроки. «Зенит» оторвался в чемпионате, игроки могут успокоиться, у «Спартака» будет большая мотивация. Конечно, фактор игры на выезде будет играть против москвичей.

Семин

— Что происходит с Денисом Глушаковым? Из Миллерово что-то подвезли для бодрости?

— Не исключаю этот вариант (улыбается). У него огромная мотивация — турнирное положение «Ахмата», плюс его характер никогда не позволял быть на вторых ролях. Мы созванивались, во время карантина он много тренировался и сейчас показывает хороший футбол.

— Для вас было странно то, как Юрия Семина убрали из «Локомотива»?

— Я был сильно удивлен. Да, контракт закончился, но с такой легендой клуба и всего российского футбола так расставаться нельзя. Надо было дать доиграть сезон и проводить на специально устроенном празднике, который он бы запомнил на всю жизнь.

— Раньше слышали про Марко Николича?

— Нет.

— Вы, как Игорь Денисов, футболом не интересуетесь?

— А он так же говорил, как и я? (Улыбается.)

Карантин

— Как вы провели время на карантине?

— Для нас всех появилась возможность побыть дома с семьями, выстроить свой график под себя. Мы были у родителей в Домодедово.

— С Кириллом?

— Нет, он — отдельно. А в Домодедово — загородный дом с тренажерным залом, и мы каждый день тренировались. Иногда выезжал в лес, бегал кроссы по тропинкам.

— По хозяйству помогали?

— Нет. Мог растопить баню и попариться, накрыть на стол. В хозяйственном плане меня надолго не хватает. Могу наколоть дров, но запал очень быстро проходит...

Вы неравнодушны к ММА и у вас много знакомых из этого вида спорта. Так сложилось, что многие бойцы являются выходцами с Кавказа. Известный футболист Шамиль Лахиялов рассказывал, что на Северном Кавказе была крайне тяжелая ситуация с коронавирусом. Ваши знакомые об этом что-нибудь рассказывали?

— Мой друг Миша Малютин сам на постоянной основе живет в Петербурге, но он родом из Кисловодска и у него родители до сих пор там. Он рассказывал, как приезжал туда, выходил подышать в парк, а там люди как будто вообще не знают о пандемии. К нему все подходили, обнимались, просили сфотографироваться. Там действительно очень тяжелая ситуация была, она и сейчас до сих пор одна из самых непростых. Люди не соблюдали никаких норм и предписаний. Закономерно, что там произошла вспышка.

Регламент

— Трудно было выходить на поле после пандемии?

— Было не так уж тяжело, так как перед возобновлением сезона мы провели полноценный трехнедельный сбор.

— После возобновления сезона было очень много новостей о том, что у одного клуба игру отменили, другие выступают молодежным составом, а у третьих вообще техническое поражение. Вы успевали следить за таким потоком информации?

— Необязательно пристально следить, чтобы быть в курсе ситуации. Новости сейчас прилетают мгновенно. У нас все ребята следят за информацией, постоянно обновляют новостные ленты. Бывает, просто сидим за столом — и тут кому-то приходит оповещение: «У «Ростова» столько-то заболело, у «Оренбурга» — столько». Вот так я обычно узнаю новости.

Когда вы увидели, как ростовские дети вышли против «Сочи» и получили 1:10, какие эмоции это у вас вызвало?

— Я оптимист по жизни. Когда впервые узнал об этой ситуации, у меня возникла мысль, что это шанс для ребят. Понятно, что не все из них потом заиграют на уровне РПЛ, а кто-то, может, вообще закончит. Но это был шанс для них заявить о себе. Сами ребята почувствовали атмосферу большого стадиона, сыграли против звезд российского футбола. В итоге так и получилось, тот же молодой вратарь «Ростова» «выстрелил».

— Понравился вам юный голкипер Денис Попов?

— Смотрел нарезку его сейвов. Считаю, что он замечательно отстоял, несмотря на то, что пропустил десять. Этот матч он может занести себе в актив. О нем говорит пол-Европы, он засветился на очень популярных футбольных аккаунтах в Instagram. Парень получил отличную рекламу. А теперь все будет зависеть от него самого.

— Вы как игрок можете объяснить, почему Антон Заболотный стал мемом для всего футбольного сообщества?

— Не считаю его мемом. Он хороший футболист, отличный нападающий. Может быть, это придумали на фоне какого-то конкретного момента, все подхватили это и начали шутить.

— Вам как защитнику тяжело против него играть?

— Если пойдет у него игра, то тяжело. Но это безотносительно Заболотного, такое можно сказать про любого футболиста.

Кокорин

— В конце сезона у Александра Кокорина закончится контракт с «Зенитом» и, соответственно, аренда в «Сочи». Что ему дальше делать: остаться в Питере, продолжить играть в «Сочи», перейти в другой клуб РПЛ или уехать заграницу?

— Тяжело сказать, так как я не знаю, какие у него есть предложения, какие у него отношения с «Зенитом». В спортивном плане он все делает правильно, набрал хорошую форму. А дальше ему уже надо выбрать, что ему больше подходит по эмоциям. Если пойдет за деньгами, но не будет получать необходимых эмоций, то и прогресса не будет. Возможно, ему нужно уйти туда, где он получит новый заряд, новую мотивацию. Как раз Европа — интересный вариант. Он же рассказывал, что им он интересовалась «Рома». Если удастся поиграть в таком клубе в чемпионате Италии, то потом он будет вспоминать это с благодарностью.

Кокорин самый одаренный футболист, с которым вы когда-либо находились в команде?

— Точно один из таких.

— А кто еще? Смолов?

— Он тоже. Смол с детства был очень быстрым. Потом, когда возмужал, набрал массу, стал фактурным нападающим. Еще, наверное, Зелимхан Бакаев. У него отличная работоспособность, плюс сильный характер и воспитание.

Диета

— Вас часто характеризуют, как человека с двумя сердцами. Сколько вы еще собираетесь играть в футбол?

— Максимально долго, насколько будет позволять здоровье. Чувствую себя с каждым годом все моложе и моложе (улыбается).

Чтобы сохранять форму, приходится от чего-то отказываться?

— Конечно. Раньше уезжаешь в отпуск, тренируешься там, как обычно. Потом возвращаешься в команду и на весах минус два килограмма. А с 28-29 лет после отпуска уже плюс два. Нужно уделять внимание мелочам. Где-то побольше потренироваться, где-то поменьше покушать. Но это — наша профессиональная деятельность. Нужно просто уважать самого себя. Если ты приедешь с пятью лишними килограммами, то будешь бегать по полю, как мешок.

В вашем случае в плюс пять как-то не верится...

— Потому что я соблюдаю диету, которая позволяет быть мне в форме. Много тренируюсь в отпуске. Поэтому всегда в хорошем состоянии.

Что из себя представляет диета Дмитрия Комбарова?

— Очень простая: все то же самое, что я обычно ем, только в два раза меньше.

— Много набрали после пандемии?

— Набрал килограмма три, но потом быстро сбросил и сейчас держусь в своем идеальном весе.

Дзюба

Как дела у вашего брата Кирилла?

— К сожалению, сейчас у него небольшая травма. В целом в жизни у него все хорошо. Дети растут и радуют его. Семья в порядке.

Поговаривают, что «Арсенал» может принять Юрий Семин. Общались на эту тему с Кириллом?

— Слышал об этом, но это был какой-то очень далекий от реальности слух. Не буду его обсуждать.

Кирилл доволен командой, тем футболом, в который играет «Арсенал», городом в целом?

— Конечно, доволен. Естественно, не всегда удается добиться желаемого результата. Мы самокритично относимся к себе. Так что он в каких-то моментах бывает недоволен собой. Это обычное дело. В целом ему там все нравится.

Когда в мае 2018 года был оглашен состав сборной на домашний чемпионат мира и вы увидели себя и Дениса Глушакова только в резервном списке — это была драма для вас?

— Я тогда сильно расстроился. Но уже тогда у меня был определенный опыт и я все разложил по полочкам в своей голове. Понимал, что и где сделал неправильно. Разобрал для себя всю эту историю. Вообще, не считаю, что нужно убиваться из-за чего-либо, нужно смотреть на все с позитивом. Это было тренерское решение, наставник сборной не видел меня в команде. Никаких обид с моей стороны.

Со Станиславом Черчесовым общались после чемпионата мира?

— Нет.

С какими эмоциями следили тогда за сборной?

— Конечно, болел и переживал за команду. Мы с друзьями собирались в ресторане, на огромном экране смотрели матчи и переживали вместе со всей страной.

— Артем Дзюба после чемпионата мира стал героем нации, а потом случился инцидент в Сан-Марино. Как такое возможно?

— Насколько я понял, это как-то связано с его контрактом и противостоянием спартаковских и зенитовских болельщиков. Но что там было конкретно, я не знаю.

Дзюба после перехода в «Зенит» изменился?

— Он такой человек, что ему надо доверять и вселять в него уверенность, а потом он сам уже пойдет вперед. Там в него поверили и он, как танк, пошел на российский футбол. В хорошем смысле, конечно. Он — самоуверенный парень, знает себе цену. Было видно, как он вел себя на поле, как сплотился коллектив. А для рядового болельщика это было сравнимо с тем, как люди идут на амбразуру. Дзюба проявил себя в этом плане, поэтому к нему и приковано столько внимания.

Вячеслав Короткин, Мария Маркова

sport-express.ru

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63

Комментарии 3

#3 товарищ Сухов | 3 июля 2020 14:29
Осталось со штангой посоветоваться. Тьфу..
Гость Котофей
#2 Гость Котофей | 3 июля 2020 12:06
bulrum,
Вот именно. Его забыли спросить. Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны (с)
#1 bulrum | 3 июля 2020 11:40
Мнение Димы Комбарова о том должен "Спартак" играть в 5 защитников или не должен, должно волновать в последнюю очередь. Для этого в "Спартаке" есть тренер, который и определит как будет играть команда. Слишком много стало советов от ветеранов и икспердов, которые в руководстве командой не добились ничего, но тем не менее считают возможным давать указания другим.