Массимо Каррера: Я не такой мудак, как многие думают. Я честный человек!

К комментариям

Массимо Каррера: Я не такой мудак, как многие думают. Я честный человек!

Главный тренер «Спартака» Массимо Каррера рассказал о клубных конфликтах и о состоявшихся и несостоявшихся трансферах «Спартака».

Наблюдая за телевизионными интервью Карреры, мы опасались, что и в нашей редакции тренер «Спартака» будет «застегнут» на все пуговицы. Но вышло по-другому. Мы увидели совершенно другого Карреру. Начали, к слову, не со «Спартака», а с серии блиц-вопросов. Каррера живет в Москве чуть больше года, поэтому любопытно, что за это время он узнал о нашей стране.

— Самая крутая машина российской сборки?

— Ой, я в тупике. Я реально не знаком с вашим автопромом.

— Сколько стоит Cinzano в российских супермаркетах?

— И тут не скажу. Не хожу по российским супермаркетам.

— В каком районе Москвы вероятнее всего попасть в пробку?

— В любом! Я живу на базе в Тарасовке. Когда приезжает моя жена, мы живём в Lotte Plaza, оттуда можно прогуляться пешком. Когда попадаем в Москву, всегда застреваем в пробках.

— Что в России едят на Новый год?

— Не знаю. Салат оливье (по-итальянски — salata russa — прим. «Чемпионата»)? Знаю, это знаменитый салат! Но не в курсе, что у вас принято есть на Новый год. Я пробовал борщ, сырники, но люблю всё-таки итальянскую кухню.

— Самая красивая улица в Москве?

— Из тех, что я видел, Арбат.

— С какой максимальной скоростью можно ездить по городам в России?

— Вижу, что многие гоняют. Я здесь не вожу, а, когда езжу с водителем, работаю. Так какая максимальная скорость? Шестьдесят? Знаете, кто-то в Москве частенько превышает!

— Где можно купаться в России?

— В пруду. Где именно в Москве? Я очень мало знаком с городом. Знаю Красную площадь, ездил на метро. Мне понравились несколько станций, больше всего — Смоленская. Москва очень красива. Отмечу — несмотря на то, что город переполнен народом, он чистый.

— Самое популярное русское слово?

— «До свидания»!

— В какое время в Москве прекращают продавать спиртное?

— Никогда? (смеется).

— Кто лежит в Мавзолее?

— О, это я знаю. Ленин. Я ещё не смог посмотреть, но это-то я знаю (снова смеется).

Массимо Каррера: Я не такой мудак, как многие думают. Я честный человек!

«Возможно, нас подвела слишком большая уверенность в себе»

— Массимо, теперь о главном. Вы готовы откровенно говорить о «Спартаке»?

— Да, конечно.

— Тогда вопрос в лоб: почему у «Спартака» не всё так хорошо, как в прошлом сезоне?

— Нужен менталитет победителей, а он выстраивается годами. Любая команда может выиграть чемпионат — труднее победить многократно. Как было в прошлом году? Мы играли — и будь, что будет. Сейчас мы должны осознать, что нужно играть лишь на победу. Но сегодня и соперники настраиваются на «Спартак» по-другому, и давление стало сильнее. В прошлом сезоне никто не думал, что мы можем взять «золото». Чемпионское давление усложняет жизнь любой команде, не привыкшей побеждать. Мы видели чемпионский «Лестер» Раньери, который на следующий сезон даже не попал в еврокубки.

— «Спартак» похож на «Лестер»?

— Только в последние 15 лет, когда клуб ничего не выигрывал. 20 лет назад «Спартак» побеждал постоянно, у его игроков был менталитет победителей. «Лестер» никогда не брал титул, и после триумфа ему пришлось тяжело. Легко сказать: «Ты выиграл в прошлом сезоне, почему не побеждаешь сейчас?». Но в футболе не всегда: 1+1=2.

— Давайте мы предложим свою версию. «Спартак» выгорел эмоционально?

— Нет, мы хорошо начали, взяли Суперкубок. «Спартак» был готов к этой победе, эмоций было достаточно. Затем возникла ситуация, не позволившая стартовать в чемпионате так же, как в прошлом сезоне. Возможно из-за слишком большой уверенности в себе. Вероятно, мы просто подумали: «Прилагая минимум усилий, победим в любом матче». Это большая ошибка. Я пересматриваю все матчи «Спартака», и порой вижу, что команда реагирует неправильно.

— Есть конкретные примеры?

— Первый матч с «Динамо». После перерыва мы уверенно ведем. 2:0. А в итоге позволяем сопернику сравнять счёт на 92-й минуте. Из-за чего? Мы вбрасываем мяч из аута и плохо разыгрываем его. Это недостаток концентрации и недооценка игрового момента.

— Как вы анализируете прошедшие матчи? Какая у вас методика?

— Один раз смотрю полностью. Выделяю некоторые моменты, которые нужно просмотреть ещё раз, и показываю их команде. Обычно смотрю матчи в одиночку, но вчера, например, смотрел вместе со штабом.

— В прошлом сезоне многие матчи «Спартак» вытаскивал на последних минутах. Сейчас чаще получается наоборот. Почему?

— По разным причинам: где-то не хватает удачи, где-то игрок может ошибиться. Фортуну нужно поискать — если стоишь на месте, ничего не получится. В прошлом сезоне мы часто забивали в концовке, потому что до последнего хотели победить.

— Сейчас не хотите?

— И сейчас хотим. Но порой не получается. Были ошибки, за которые мы поплатились. Например, второй гол ЦСКА был забит в контратаке. Штрафной в нашу пользу на чужой половине поля, ошибка — и гол. В матче с «Локомотивом», когда мы играли вдесятером, нам тоже забили в контратаке, хотя все должно было быть наоборот.

— Получается, иногда игра выходит из-под вашего контроля?

— Нет, не выходит. Я сам играл в футбол. Одно дело — сидеть на трибуне, тыкая пальцем в тех, кто ошибся, другое — самому выходить на поле. Там за долю секунды нужно решить, кому отдать пас, что сделает тот игрок, этот. Критиковать футболистов легко. К концу игры все может быть хорошо, но один гол меняет оценку команды. Забиваешь ты — молодец, тебе — наоборот. Тренер может готовить команду к одному сценарию, но игра предложит другой. Я никогда не смотрю на результат — важно, как команда показывает себя для победы.

— Возможно, в прошлом году соперники были слабее?

— Может и так, вам виднее. Я приехал сюда всего год назад и не был знаком со всеми командами. Мы часто выигрывали 2:1, 1:0 — не было разгромов, чтобы «Спартак» сильно всех превосходил.

— В чём нужно прибавить команде сейчас? Возможно, нужно усиление?

— Конечно, новые игроки не помешали бы, но основная сложность — психология. Не хватает победного менталитета, который создаётся год за годом. Эти ошибки — невнимательность, потеря концентрации — необходимы для общего роста.

«Спартак» много пропускает, потому что совершает глупые индивидуальные ошибки. Виновата вся команда, и, даже если кто-то ошибся, рядом должен быть партнёр, который подстрахует и спасёт ситуацию.

— Вас не удивляет количество брака у одного из лучших игроков прошлого сезона — Фернандо?

— Конечно, удивляет. Но повторюсь: играть в футбол — это одно, а говорить о нём — другое. Он ошибается так же, как и другие, так же, как порой ошибаюсь и я.

— «Спартак» стал играть хуже?

— Нет, плюс-минус все так же, как в прошлом году. Мы играем в футбол, и это было заметно по матчу с «Локомотивом»: пропустили три мяча в контратаках и забили в меньшинстве. Бывают ситуации, когда пропускаешь на последней минуте, и это влияет на общее впечатление об игре.

Массимо Каррера: Я не такой мудак, как многие думают. Я честный человек!

«Лично говорил Глушакову: не думай о контракте»!

— Почему пропали командные фото из раздевалки?

— В прошлом сезоне они появились только после победной серии. Видимо, сейчас для этого неподходящий момент.

— Их обычно выкладывал Глушаков. С ним, капитаном команды, до сих пор не подписан новый контракт. Как это влияет на выступление «Спартака»?

— Денис — профессионал. Не думаю, что контракт так на него влияет. Это во-первых. Во-вторых, «Спартак» не может перестать играть из-за отсутствия мотивации у одного футболиста. В-третьих, ребята с контрактом на 4 года тоже могут выглядеть плохо. Форма Глушакова зависит не от контракта. На текущий момент он действует так, как говорю ему я. Денис полезен команде. Его дела с руководством меня не интересуют, важна лишь его самоотдача на поле.

Массимо Каррера: Я не такой мудак, как многие думают. Я честный человек!

— Был случай в вашей карьере, когда на важного игрока такая ситуация влияла?

— Это было и со мной – в «Аталанте», «Ювентусе».

— И что делали вы?

— Старался играть как можно лучше. В моих интересах было показать другим, что я силён. Если футболист играет хорошо, за ним придут пять команд, если плохо — ни одной. К тому же, до чемпионата мира осталось меньше года. Каждому игроку сборной в этом сезоне очень важно проявить себя.

— Вы это говорите нам. А Глушакову говорили?

— Да. Я разговаривал с ним лично. И приводил те же самые доводы. Я сказал ему: «Не думай о контракте — делай то, что и раньше».

— Стал ли он играть лучше после этого?

— Что для вас значит: играть лучше?

— Применительно к матчу с «Динамо»: не терять концентрацию.

— Концентрацию в том эпизоде потерял не только Глушаков, но и его товарищи по команде. Речь идёт не об одном игроке, а о всём «Спартаке». Ошибается и Глушаков без контракта, и Фернандо с контрактом, и Промес с контрактом, и Луис Адриано с контрактом. И я тоже ошибаюсь. Проблема не в Глушакове и не в отсутствии у кого-то контракта. Денис — капитан «Спартака» и пример для других игроков. Разве ты никогда не писал плохую статью? — обращается Массимо к автору «Чемпионата» Дмитрию Егорову.

— Писал, — вынужден сдаться под напором Дмитрий.

— Все ошибаются, суть не в конкретной плохой передаче. На тренировках Денис выкладывается по полной.

— Вы удивитесь, если Глушаков уйдёт?

— Это его личное дело. Только ему решать: продолжать в «Спартаке» или уйти куда-то ещё. Мы видели подобное с Бонуччи: у него был контракт, но он сменил клуб. Конечно, я хотел бы и дальше видеть Дениса в «Спартаке» — он капитан клуба, игрок сборной. Найдёте кого-нибудь посильнее?

Массимо Каррера: Я не такой мудак, как многие думают. Я честный человек!

«О том, что я уволил водителя — узнал от переводчика»

— Один популярный телеграм-канал сообщал, что вы хотели купить Оздоева и Набиуллина и были готовы отпустить в Казань Глушакова. Правда?

— Нет. Мы хотели взять русского полузащитника, но возможное подписание контракта с Глушаковым — решение руководства, не моё. Если я хочу видеть в команде Дениса, а руководство хочет игрока помоложе, я не в силах ничего сделать. Честно, никто не хотел меняться игроками. Может быть вообще — это «Рубин» запросил у нас Глушакова? Скажу так: все подобные каналы — х…ня! (Каррера начинает распаляться – прим.ред.) Часто журналисты говорят о том, чего не знают: один скажет «А», и до последнего она дойдёт уже как «Я». Порой они пишут такую чушь, что настраивают тренеров против руководства. Я говорю не только о России, во всём мире так.

— Что из написанного о «Спартаке» расстроило вас больше всего?

— В прошлом сезоне, когда мы были первыми в турнирной таблице фактически с начала чемпионата, многие говорили: «Игры у «Спартака» не видно, команда выглядит плохо». Конечно, неприятно, когда о твоей команде так говорят. Обидно, что люди тогда не замечали нашей заслуги в успехах «Спартака».

Ещё расстроила глупость о том, что я уволил водителя автобуса. (Обращается к Дмитрию Егорову: «Ты это писал?»). — Вот перед нами человек, который создает шумиху! Знаешь, как я узнал об этой истории? Был на базе, мне позвонил переводчик, который услышал новость по радио, и спросил, действительно ли я уволил водителя. Спрашиваю: «Кого, Юру?». Это мой личный водитель. «Нет, водителя автобуса», — отвечает переводчик. А я сам узнаю эту информацию от него, понимаешь?

— А какой смысл водителю врать? Он сам сказал, что в офисе клуба ему сообщили, мол, это было решение Карреры.

— Здесь я не могу ответить. Но скажу, что в прошлом году была и другая история. Я дал игрокам свои рекомендации по питанию. Какие-то блюда не рекомендовал есть, потому что это вредно. После этого люди шли к доктору и слышали: «Я бы тебе разрешил, но тренер не хочет».

— Кстати, о докторе: Лю тоже не вы увольняли?

— Нет. Лю состоял в медицинском штабе. Ко мне подходил доктор Вартапетов, мы общались на эту тему. Единственное, что я ему ответил: «Делайте, как считаете правильным. Если Лю нужен не каждый день, а должен приезжать несколько раз в неделю, пожалуйста. Меня больше интересует мой тренерский штаб». Насколько я знаю, Лю не выгнали, а предложили приезжать по необходимости. Предполагаю, что он не принял эти условия. Но разве я виноват, разве его уволил я? Могу отвечать только за свои решения и поступки, что я и делаю. Остальное — не в моей компетенции.

— Правда, что Федун вручил вам пакет с миллионом евро за чемпионство, а вы ни с кем не поделились?

— Это была премия, которую мне выписал лично Федун. Я спросил тогда: «А для штаба?», — на что он ответил: «Это для тебя, но, если хочешь, поделись». В прошлом году в штабе было три человека, я поговорил с ними на эту тему. Поделиться удалось буквально две недели назад, потому что все были в разъездах. Я мог бы не делать этого, потому что штаб по контракту свою премию всё равно получил, но посчитал нужным всё же отблагодарить их таким образом.

— На что потратите свою премию?

— Я тратить не планирую, оставлю для дочерей.

— Как вы подбирали тренерский штаб к этому сезону?

— Три человека — это мало. В европейских клубах должно быть минимум семь-восемь: трое для фитнес-подготовки, три аналитика, помощники. Мы изменили подход к работе в тренажерном зале. Сейчас работаем по системе, которая была в «Юве», я очень хотел применить её в «Спартаке».

С Джорджо Д’Урбано я работал, ещё будучи игроком «Аталанты». Помимо лыжного спорта и волейбола он 15 лет провёл в футболе. А эти ваши телеграм-каналы пишут, что он ни на что неспособный лыжник. На самом деле он один из лучших в своём амплуа. Физподготовкой конкретно на поле занимается Хавьер Нойя Сальсес. Пилипчук работает так же, как и в прошлом году, а Малфатти — мой ассистент в тренировочном процессе. Но на тему состава я общаюсь с Романом, а не с ним. Аттила всегда занимался с молодёжью, он хорошо работает над техникой. А вся та чушь, что мы бегаем меньше… Посмотрите на статистику — мы бегаем даже больше, чем в том году, и больше соперников. Может быть, мы чаще ошибаемся, но недостатка в физических кондициях точно нет.

— Нам говорили, что помощники не общаются с прессой, только Массимо.

— Хотите интервью с помощниками? Сначала спросите у меня. Ладно-ладно, сперва — у Трахтенберга. (смеётся)

— Не так давно произошла трагедия в семье Романа Пилипчука. Это могло тоже повлиять на «Спартак»?

— Допускаю, что такая ситуация может сказаться на команде больше, чем что-то ещё. В такие моменты нет желания смеяться, шутить. Роман показал себя настоящим профессионалом, ежедневно выполнял свою работу, не сломался. Это огромная трагедия, которую нельзя сравнить с проигранным матчем. Я поблагодарил его за то, что он был с командой даже в тот безумно сложный для него момент.

На некоторое время Пилипчук уезжал, и я спокойно его отпустил. Всегда говорил, что личность превыше всего — это несравнимо с какой-то игрой. Я не такой мудак, как многие думают — я честный человек со здравыми принципами.

— Правда ли, что вы выгнали кое-кого из штаба «Спартака» с тренировки только за то, что он предложил игроку попить воды?

— Не с тренировки! Я просто попросил человека уйти за пределы поля, больше ничего не было. Просто у них есть привычка: они подбегают через каждый две минуты и приносят воду. А я попросил выйти. Вот и все. Видимо, что-то доходит до вас и от игроков, так что я больше ни с кем не буду общаться. (смеётся)

— Как возникла идея схватить за горло переводчика? Это была импровизация?

— Нет! Показать, как я это сделал? — Массимо встаёт вместе с переводчиком Артёмом Фетисовым. — Мы общались с командой, и я сказал, что надо взять соперника за глотку и отпустить его только тогда, когда он умрёт, — Каррера хватает переводчика за горло, чтобы показать, как это было. — Естественно, в спортивном смысле — нельзя позволять сопернику «дышать» на поле. Нужна спортивная злость, чтобы игроки почувствовали, как нужно действовать. А эти телеграм-каналы исказили, будто я чуть ли не избил переводчика. Но вот же он сидит живой, даже работает со мной.

— При таком количестве слухов и давления насколько важна была поддержка фанатов?

— Мне она придаёт силу и осознание того, что народ меня любит. Это не всегда легко, и я очень благодарен каждому фанату. Мне безумно жаль, что сейчас мы не можем порадовать их. Стараюсь работать даже больше, чем в прошлом сезоне, чтобы побеждать и вместе с командой дарить болельщикам радость…

Массимо Каррера: Я не такой мудак, как многие думают. Я честный человек!

«Если я ошибаюсь, то получаю пинок под зад»

— С тем, что никого из персонала вы не увольняли, разобрались. Но есть человек, которого, возможно, действительно уволили вы. В интервью «Чемпионату» Маурисио сказал, что плакал, когда Каррера не дал ему сыграть в Перми. «Я бы очень хотел спросить у Карреры, почему он отказался от меня», — говорил он. Это было ваше решение?

— Моё и руководства клуба. В мае бюджет «Спартака» был больше, поэтому мы решили не выкупать его у «Лацио», а искать другого игрока. Извините, но это часть футбола. Мне платят за то, что я принимаю решения. Если я ошибаюсь, то получаю пинок под зад. Я отвечаю за результат своей головой. И еще отмечу: я принял такое решение не потому, что Маурисио не нравится мне как человек.

— Будь у вас возможность вернуть Маурисио сейчас, зная, что с Гараем не получилось, вы бы передумали?

— Да, это ещё один игрок для основы. Центральный защитник нам бы очень пригодился.

— Мы плавно перешли к теме переходов. Вы ждали ли большего от трансферной кампании?

— Конечно, мы хотели численно усилиться перед Лигой Чемпионов, но у нас не очень получилось. По сравнению с прошлым сезоном остался тот же состав, не считая пары новичков. С другой стороны, появились игроки из молодёжки.

— Нынешнего состава достаточно для того, чтобы достойно играть в Лиге чемпионов?

— Мы сделали, что смогли. Конечно, всегда хочется большего. По разным причинам нам не удалось подписать нескольких новичков. Если Луан не хочет ехать в Россию, что я могу поделать? Остаётся развести руками. Такая же ситуация с Ньянгом: он предпочёл перейти в «Торино», чтобы остаться в Италии.

— С игроками, в которых «Спартак» был заинтересован, общались лично вы?

— Нет, руководство. Частичное исключение — Пашалич. Я общался с Конте, когда искал центрального защитника. Тогда мы не знали, останется ли Таски, поэтому я позвонил Антонио насчёт аренды Зумы или Кристенсена. Конте сказал, что Кристенсена он бы оставил себе, а Зуму он может отдать. Я сообщил руководству о таком варианте. Несколько дней спустя Конте позвонил и сказал, что Зума уходит в аренду, но в английский клуб, чтобы можно было следить за ним в местном чемпионате. Я спросил про Пашалича — и Антонио подтвердил, что может отпустить его.

Я не являюсь менеджером в английском понимании. Я не могу сказать: «Хочу Неймара! Президент, дай двести миллионов!». Могу лишь сообщить руководству о позициях, которые требуют усиления, и назвать какие-то имена. Если за качественного игрока, который мне нравится, нужно выложить 25 миллионов, а их нет, то приходится искать других футболистов.

— А на зарплатную ведомость вы можете влиять?

— Да. Я хочу видеть игроков, которые приходят играть не за деньги, а за «Спартак». Если футболист говорит, что придёт лишь за 5 миллионов, пусть остаётся дома. Нужно держать баланс, нельзя позволить одному зарабатывать 7 миллионов, а другому — полтора.

— Рошу взяли, потому что не удалось договориться с Луаном?

— Нет, селекционеры следили за ним ещё до того, как начали вести переговоры по Луану, но «Гремио» не хотел его продавать. Это молодой забивной нападающий, он недорого нам обошёлся. Думаю, Педро ещё проявит себя. У него есть нужные качества.

— Какие?

— Это современный форвард, который может сыграть как на флангах, так и в центре, плюс обладает хорошим дриблингом.

— Мы видели, как вы подписались на «Инстаграм» Смолова. «Спартак» действительно хотел его купить, но потом отказался от этой идеи?

— Я подписался на Смолова, как только приехал в Россию. Мне нравится его стиль, манера одеваться. Я подписался не из-за желания его купить. Я был бы рад такому игроку, но понимал, что это невозможно.

— Почему тогда отписались от него?

— Я сделал это, когда кто-то начал писать, что Каррера хочет купить Смолова. Мне пришлось отписаться. Но поймите: если я захочу купить Смолова, то не буду следить за ним по «Инстаграму»! Я возьму и позвоню ему.

Массимо Каррера: Я не такой мудак, как многие думают. Я честный человек!

«Три лучших игрока не из «Спартака»? Марио Фернандес, Головин, Смолов»

— Почему Смолов в «Спартаке» — это невозможно?

— Слишком дорого. Если есть бюджет на пять игроков, а я потрачу все деньги на одного, что потом делать? Будь у меня 300 миллионов, я бы сказал: «Купите мне Смолова и Неймара впридачу!». Но есть бюджет, на который нужно было усилить команду новыми игроками.

— Три лучших российских игрока не из «Спартака»?

— Мне нравятся Марио Фернандес, Головин и Смолов.

— Двое из ЦСКА.

— А я что, виноват? Удивлён, кстати, почему Головин до сих пор играет в ЦСКА. Для игрока 1996 года рождения он большой талант.

— Не рекомендовали хорошо знакомому Антонио Конте Головина и Фернандеса, чтобы ослабить ЦСКА?

— Лучше бы я их тогда взял себе! Но ЦСКА не отдаст. Шучу, шучу.

— Заместитель председателя совета директоров «Спартака» Наиль Измайлов огласил список футболистов, которых собирались пригласить в команду, и заявил, что Каррера отказался от Смолова. Как это возможно?

— Может быть, мы с Измайловым друг друга где-то не поняли, или он неправильно выразился. С моей точки зрения, было некое недопонимание. Если хотите узнать правду, посадите рядом Карреру и Измайлова и пообщайтесь с обоими.

Или, например, человек сказал одно, а журналист написал другое. Помню интервью перед сборами и Кубком конфедераций, когда мы обсуждали сборную России. Журналист спросил, буду ли я рад, если мои игроки пораньше закончат выступление на турнире и приедут на сборы. Я ответил: «Как и все тренеры, хотел бы видеть своих игроков в строю с самого начала. Но так как они в сборной, я буду болеть за сборную России, хоть и жду ребят на сборах». В итоге написали, что я хочу, чтобы Россия вылетела с Кубка конфедераций. Почему, объясните? Это просто для примера, как ведут себя журналисты.

— Тогда же появился список игроков, которых вы якобы хотели видеть в «Спартаке»: Тарасов, Беляев, Оздоев и Жирков.

— Погодите, погодите… Тарасов. Я просто пришёл посмотреть «Локомотив» — «Тосно» вместе с Марко Трабукки и Аттилой Малфатти. По ходу матча, обсуждая игроков, я сказал, что Тарасов — неплохой футболист и мог бы пригодиться. Всё! Если, условно, кто-то после этого тут же встал с места, позвонил агенту и сказал, что Каррера хочет Тарасова, а тот позвонил президенту: «За сколько вы его продаёте?» — я-то тут при чём? Никто не говорил: «Звони в «Локомотив», я хочу этого парня в «Спартак».

— А что насчёт Беляева?

— Когда мы играли против «Арсенала», тренер вратарей Джанлука Риомми сделал на нём акцент. Когда играет моя команда, я больше слежу за ней, чем за соперником. Мы посмотрели ролик про Беляева и убедились, что он хорош. Кроме того, это футболист с российским паспортом, который мог бы вписаться в состав. Наши люди поехали посмотреть на него персонально, но сделали вывод, что это не спартаковский профиль.

— Профиль? Что вы имеете в виду?

— Возможно, он пока не готов к «Спартаку».

— Дальше по списку: Жирков.

— Тоже россиянин. Может играть как крайнего защитника, так и полузащитника. Эту фамилию мы назвали, и, если бы была такая возможность, он бы пришёлся в «Спартаке» ко двору, также как и Оздоев. Но не для того, чтобы, условно, выгнать Глушакова, а чтобы было на одного игрока больше. Нам нужны футболисты с российским паспортом.

— Называлась ещё одна фамилия: Канунников.

— Изначально он должен был стоить €1 млн. Но в контракте был какой-то странный пункт, который повышал цену до €5 млн, поэтому мы просто оставили эту тему. Канунников мог бы принести пользу в качестве замены Зобнину. Но когда я узнал об этом пункте и возможном судебном разбирательстве, то отказался от сделки.

— Зимой проходила информация, что вместе с Самедовым в «Спартак» мог перейти Шишкин.

— Я ничего об этом не знаю.

«Разозлился, когда не предупредили о трансфере Селихова»

— Какой из несостоявшихся трансферов «Спартака» расстроил больше всего?

— Гарай. Это игрок, который знаком с российским футболом. Он мог бы приехать в Россию, там не было никаких семейных проблем. Но его стоимость слишком высока для 31-летнего игрока. Мы хотели вложиться в более молодого футболиста.

— В прошлом году в «Спартак» перешел Селихов. Ходили слухи, что этот трансфер не был согласован с вами. Это правда?

— Да, для меня это стало сюрпризом. Помню, что как-то Родионов приехал на базу и спросил, что я думаю о Селихове. Я ответил, что вообще ничего не понимаю во вратарях, и отправил его к Риомми. Через два дня узнаю, что Селихова купили. Немного разозлился, сказал руководству: «Когда что-то предпринимаете, ставьте меня в известность!» Нельзя перешагивать через тренера, как и тренеру — через руководство. Потом мне объяснили, что взяли его, потому что он молод и имеет хорошие шансы вырасти в большого игрока. Мы объяснились, и теперь всё в порядке.

— Кому принадлежит решение ставить в ворота Селихова?

— Мне.

— Но вы же только что сказали, что вратарский вопрос — не ваш профиль.

— Да, но я взвешиваю много разных факторов.

— Реброву надо отдохнуть?

— Он уже отдохнул.

— Кому вы отдадите предпочтение в Лиге чемпионов?

— Вы узнаете это, когда будете смотреть матчи.

— Вы рассматриваете возможность ротации вратарей в еврокубках и внутренних матчах – как это делала, например, «Барселона»?

— Нет. Думаю, это может навредить обоим голкиперам в плане уверенности.

«Федун в чем-то итальянец»

— «Спартак» не выигрывал чемпионат 16 лет. Какой реакции от болельщиков вы не ожидали?

— Ну, штангу вырвать или сетку отрезать могут и в Италии. Там тоже фанаты выбегают на поле. Было бы классно, если бы никто не толпился, а болельщики просто поаплодировали команде. Но понять фанатов могу, «Спартак» слишком давно не брал золото.

— Празднование Глушакова с самогоном одобряете?

— Да, отмечать победу нужно. Почему нет?

— А вы пили миллеровский «первач»?

— Нет. Я вообще не алкогольный человек.

— После Суперкубка Леонид Федун выбежал и обнял вас. Насколько близко вы общаетесь?

— Мы переписываемся, на английском. Он не знает итальянского, я — русского, поэтому пользуемся электронным переводчиком.

— Федун по темпераменту похож на итальянца. Согласны?

— Мне кажется, да. Он большой болельщик «Спартака» и старается сделать лучше для клуба.

— В теннис с ним ещё не играли?

— Пока нет. Он постоянно в разъездах. Сыграем, когда вернётся.

— Как реагирует Федун на нынешние результаты «Спартака»?

— Мы ещё не виделись в силу его занятости, только переписываемся. В последний раз я видел Федуна на Суперкубке. Безусловно, он не очень доволен — так же, как и я, и вся команда. Но я чувствую доверие с его стороны.

— Недавно Федун рассказал, что рассматривал вас как будущего главного тренера ещё тогда, когда приглашал вас помогать Аленичеву.

— Я об этом не знал. Я шёл работать в штаб к Аленичеву, заниматься обороной.

— Тому вашему решению многие удивились. Вы работали в сборной Италии, в «Ювентусе», а тут уехали в Россию, о которой ничего не знали. Да ещё и помощником Аленичева. Вам не казалось, что это дно?

— Нет, я приехал выполнять свою работу. Я был помощником Конте, а приехал в качестве помощника Аленичева. Не вижу в этом ничего такого. Это же «Спартак», команда с традициями, именем. Я спокойно принял этот вызов. На тот момент для меня это был интересный опыт.

— Итальянские журналисты рассказывали, что вы не поехали с Конте в «Челси» из-запечальной истории с автокатастрофой. Это действительно так?

— Да, это повлияло в том числе. Но не только это. В тренерском штабе «Ювентуса» работало 8 человек. Помимо этого, в «Челси» уже было 3-4 помощника от клуба, и Антонио сделал выбор. Он до последнего хотел привлечь меня, но потом у меня появился вариант со «Спартаком», и я сказал: «Не волнуйся, не настаивай больше на этом. Я поеду в Россию». Можно сказать, что Конте посоветовал меня с Джанлукой Риомми в «Спартак».

— Помните подробности вашей аварии? Она ведь произошла на скоростной трассе, где девушки вышли из машины и вы не смогли затормозить?

— К сожалению, такое может случиться с кем угодно. Любой может оказаться не в то время и не в том месте. Я никому не желаю испытать подобное. До сих пор, когда я говорю об этом, у меня мурашки бегут по спине. Это останется со мной на всю жизнь.

Массимо Каррера: Я не такой мудак, как многие думают. Я честный человек!

«Мне очень нравился Югович»

— В «Ювентусе» вы выступали со многими известными игроками. Чьими возможностями вы восхищались?

— Владимир Югович (Югославский полузащитник, обладатель Кубка европейских чемпионов 1990/91 в составе «Црвены Звезды» и победитель Лиги чемпионов 1995/96 в составе «Ювентуса». Завершил карьеру в 2005 году. Прим. «Чемпионата») Это был один из сильнейших полузащитников того времени и мне очень нравился как игрок.

— Вспомните случай, когда вы шли на самый большой риск в футболе?

— Самый большой риск — это травма, она ставит на тебе вопросительный знак: «Вернусь ли я когда-нибудь? Заиграю ли, как раньше?» Я рисковал в каждом матче. Может, потому что был не так техничен. Я тогда не контролировал зону, а опекал соперника индивидуально. Рискованные стыки были чуть ли не каждый день на тренировках.

— Вы считаете себя опытным тренером?

— Пока что нет. Всегда можно чему-то научиться.

— В команде не слишком довольны новым меню, над котором поработал ваш диетолог-нутриционист. Некоторые продукты исчезали из рациона, потом снова появлялись. Вообще, это важно, чтобы еда нравилась футболистам или главное здоровье?

— Ну, вкусно или не вкусно — это уже зависит от повара.

— Массимо, вы только что почти уволили еще одного человека.

— Ну что вы! (Улыбается.) Кроме того, я лично ничего не запрещал. Пригласил в команду специального человека – нутрициониста. Вместе с ним убрали из рациона всё жирное. К примеру, сыр есть можно, но не любой — в основном твердые сорта. Не стоит есть то, что с трудом перевариваться. Это вредит не только спортсменам, но и обычным людям.

Нутриционист работает с поваром, чтобы игроки питались не меньше, а лучше. Когда его не было, я видел, что некоторые ингредиенты могут мешать правильной работе организма. Из-за того, что часть пищи недостаточно быстро переваривается, можно даже получить травму. Организм — как спортивный автомобиль, который разгоняется до 200 км/ч. Если в него залить оливковое масло, он не поедет.

— Запреты – это одно. Но администратор «Рубина» рассказывал, как после тренировки Хавьера Грасии команда ехала в «Макдоналдс» и ела бургеры, потому что игрокам не нравилось, как их кормят в команде.

— Окей. Я не заставляю никого исключить макароны. У нас есть и рис, и макароны в соусе, курица, тунец, индейка, красное и белое мясо. Просто оно не такие жирное и без большого количества приправ. Поверьте, у нас никто не голодает.

«Поболтаю с Конте насчёт «Ливерпуля»

— Как должен закончиться год, чтобы вы сказали: «Я — доволен»?

— Рассуждая здраво, было бы хорошо к концу сезона вернуться в первую тройку, чтобы вновь выступить в Лиге чемпионов. При этом мы, конечно, отдадим всё ради победы в чемпионате. К тому же есть Кубок России, который я считаю важным турниром. Обратное говорят те, кто не может выиграть этот трофей.

— Пару недель назад один авторов «Чемпионата» написал колонку о том, что «Спартак» досрочно выйдет в плей-офф Лиги чемпионов. Если этого не случится, он пообещал бегать в одних трусах вокруг «Открытие Арены» в декабре. Есть шанс избежать этой участи?

— Нашу группу нельзя назвать непроходимой. Но у нас молодая команда, которая не привыкла к такому большому турниру. «Марибор» и «Севилья» имеют побольше опыта, они привыкли играть через два дня на третий или через три на четвертый. Свою роль играет не только физический, но и ментальный фактор. Держать концентрацию на протяжении нескольких матчей подряд довольно сложно.

— Каким результатов в Лиге чемпионов вы будете довольны?

— Постараемся максимально выложиться. Но важно понимать, что я никогда не довольствуюсь результатом. Если мы выйдем в плей-офф и не будем играть хорошо, отдаваться полностью, я буду недоволен.

— «Спартак» не мог попасть в одну группу с «Челси». Но всё-таки — хотели бы вы сыграть против своего учителя?

— Нет. Это сильная команда, с такими клубами лучше не встречаться на первом этапе ЛЧ. Надеюсь, будет возможность померятся силами с Конте в дальнейшем. Мне это было бы интересно, но, если честно, лучше либо в товарищеском матче, либо в финале Лиги чемпионов. (смеётся)

— Конте уже рассказал вам про «Ливерпуль»?

— Пока я ему не звонил, но еще поболтаю с ним по этому поводу. И если он что-то расскажет, конечно, прислушаюсь.

— Успели познакомить игроков «Спартака» с «Марибором»?

— Нет, перед «Марибором» у нас матч с «Рубином». Мы смотрим матчи словенцев, чтобы собрать как можно больше информации как о команде в целом, так и персонально об игроках. Знаю, что словенская команда играет по схеме 4-2-3-1.

— Ментально «Спартак» готов к Лиге чемпионов?

— У нас много футболистов сборных. Думаю, они привыкли к матчам подобного уровня. Возможно, нам будет не хватать командного опыта в таком турнире, но у «Спартака» уже есть психология победителя.

— Голландия может не попасть на чемпионат мира. Вы общались с Промесом после его возвращения из сборной?

— Нет, только спросил, как он себя чувствует. Меня интересует Квинси в «Спартаке», а не в сборной.

— Карло Анчелотти говорил, что никогда не возглавит «Интер», потому что тренировал «Милан». Вы могли бы возглавить ЦСКА или «Зенит» после работы в «Спартаке»?

— Нужно быть профессионалом. Без обид, но если «Спартак» больше меня не захочет, думаю, я имею полное право пойти работать в другой клуб. Иначе многие тренеры остались бы без работы. Я ещё могу понять принципиальный отказ от перехода в «Торино» (принципиальный соперник «Ювентуса». Прим. «Чемпионата»), но есть игроки, которые поиграли и в «Интере», и в «Милане», и в «Ювентусе» — все они профессионалы. Другое дело — перейти прямо из «Спартака» в «Зенит» или ЦСКА. Вот это было бы неуважением. А в «Уфу» или ещё куда-нибудь — проблемы не вижу.

— Президент ЦСКА Евгений Гинер говорил, что он «конь». Вы уже стали «мясным»?

— Да, ощущаю себя настоящим спартаковцем. Однозначно!

Итальянский блиц для Карреры

— Челентано или Рамаззотти?

— Рамаззотти, потому что он болеет за «Ювентус».

— Спагетти или равиоли?

— Зависит от того, с чем равиоли.

— «Феррари» или «Ламборгини»?

— «Феррари».

— Барези или Мальдини?

— Барези.

— Софи Лорен или Джина Лоллобриджида?

— Софи Лорен.

— «Прада» или «Версаче»?

— Ну, пусть будет «Прада».

— Да Винчи или Тициан?

— Да Винчи.

— Римини или Сан-Ремо?

— Сан-Ремо.

— Моццарелла или Пармезан?

— Моцарелла-ди-Буфала.

— «Пино Гриджио» или «Кьянти»?

— «Кьянти»!

  • 100

Комментарии 2

К комментариям
#1 EversoR | 9 сентября 2017 17:01
Охренетительное интервью Массимо Карреры! smile-29
#2 Витязь | 9 сентября 2017 20:47
Согласен с Володей, интервью хорошее и довольно познавательное. Хотя, конечно, на вопросы касательно нынешнего положения дел в команде Каррера, на мой взгляд, отделывался общими фразами, правда, лично я не уверен, что с нашей, далеко не дружественной, прессой можно сильно откровенничать.
По-любому Каррера, как человек заслуживает уважения, хотя бы потому, что заступился за своих игроков и способен, как мне кажется, признавать свои ошибки..
Но интересного тем не менее в интервью очень много. Например, Каррера подтвердил, что Луан не был первой и единственной целью в "Гремио", да и пролил свет на другие трансферы. Помимо этого из интервью Карреры можно сделать вывод, что Урбано в своём интервью лукавил, что все вопросы по физподготовке решаются коллегиально с испанцем. Каррера прямым текстом сказал, что подготовка команды идёт по программе итальянца, хотя это не великая новость, так как при простом анализе ситуации это становится очевидным, правда не все горят желанием что-то анализировать.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.