Александр Якушев: Попасть в Зал славы – это как для киношника получить «Оскар»

К комментариям

Александр Якушев: Попасть в Зал славы – это как для киношника получить «Оскар»

Легендарный хоккеист Александр Якушев в рассказал о том, как прошла для него церемония введения в Зал хоккейной славы, и чего было больше в этом событии - гордости или ответственности.

Хоккеисты люди сильные и сдержанные, плачут редко. Но в понедельник, точнее в ночь на вторник по московскому времени, в Зале хоккейной славы в Торонто было много слёз. На очередной церемонии введения чествовали пятерых североамериканцев и одного нашего соотечественника, Александра Якушева. И вот ему было, пожалуй, труднее остальных лауреатов.

Комиссионер НХЛ Гэри Беттмэн и глава молодежного департамента лиги Уилли О’Ри люди привычные к большим торжествам, а канадским хоккеистам Мартину Бродёру, Мартену Сан-Луи и хоккеистке Джейне Хеффорд, по крайней мере, не надо было говорить на чужом языке. А говорить следовало непременно, церемониал требовал от каждого нового члена Зала небольшой речи. Но Якушев, во-первых, английским владеет не очень хорошо, а, во-вторых, завершил карьеру игрока аж 35 лет назад и слегка отвык от таких пышных почестей.

Но он справился. Впрочем, он всегда и со всем справлялся. Начало и конец речи Александр Сергеевич произнес по-английски, середину - по-русски. Сделал торжественную запись в почетной книге Зала и с чувством выполненного долга отправился отдыхать. Всё же праздничные мероприятия длились целых четыре дня. Мой звонок застал его за столом в компании Игоря Ларионова, Алексея Касатонова, Вячеслава Фетисова и, конечно, жены Татьяны. Пришлось даже чуть-чуть подождать, пока отгремит троекратное "ура" в честь верной спутницы лауреата. Но даже после этого голос Якушева немного подрагивал.

- Насколько волнительна была эта процедура, вы ведь уже летом узнали, что будете введены в Зал славы?

- Несмотря на это, всё равно было очень волнительно. Чем ближе подходил этот день, тем больше было волнение. Хочу сказать, что даже сегодня на церемонии введения в Зал, когда ребята говорили ответные речи… эти профессиональные хоккеисты, которые прошли горнило НХЛ, эти настоящие мужики… у них слёзы текли. Даже они не могли справиться с волнением. Настолько это торжественно для любого хоккеиста – быть введённым в Зал славы. Это как для киношника получить "Оскар". Естественно, все волновались. Повторю, вплоть до слёз. Это большая честь, и я испытываю большую гордость быть в Зале, где собраны практически все великие игроки в истории хоккея.

- Неужели и вы всплакнули тоже?

- Вы знаете… Опыт всё-таки взял верх (смеется). Волнение, конечно, было. Голос немножко вибрировал, но до слёз не дошло.

- Вы говорили еще летом, когда стало известно решение выборного комитета, что вас это очень удивило. А вот в течение тех дней, что вы были в Торонто, всё ещё чувствовали удивление?

- Прошло 46 лет после Суперсерии 1972 года, но любители хоккея в Канаде до сих пор очень тепло ее вспоминают. Можно сказать, с трепетом. Люди подходили, поздравляли, говорили самые теплые слова об игре советской сборной, об игре каждого из тех хоккеистов, которых они для себя отметили. Это было очень здорово.

- Как вы полагаете, это признание ваших личных заслуг? Или это комплимент всей нашей хоккейной школе?

- Я считаю, что это признание всего нашего советского хоккея. Еще раз скажу, прошло 46 лет, но помнят эту серию, помнят нашу сборную. Не случайно после нее и канадский хоккей пошел немножко в другом направлении. Хоккей, который показала советская сборная – коллективный, со множеством комбинаций – им понравился. И зрителям, и игрокам. Они это приняли. И после той серии канадцы стали массово закупать игроков из Европы. Правда, в 72-м году из Советского Союза нельзя было легально уезжать, а о том, чтобы уехать нелегально никто в той команде и подумать не мог. Но из Европы хоккеисты поехали в НХЛ, и они привезли более комбинационный стиль. И канадцы поменяли свою игру. А сегодня канадский хоккей практически не отличается от того, в который мы когда-то играли.

- Во время церемонии вы были взволнованы и напряжены. Но вот сейчас, за столом в компании друзей, вы уже чувствуете, что имеете право расслабиться?

- Да, нервный груз я ощущал, но он сейчас спадает. Большая была ответственность. Всё равно, как ни крути, я представлял Россию, где очень пристально смотрят за поведением игроков, за их манерами, за их словами. Поэтому, конечно, всё было очень серьёзно и ответственно. Но, слава богу, вроде всё прошло нормально. Я очень рад и горжусь этим.

Денис Косинов

  • 0
Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63