«У меня крыша – Федун. Чего мне бояться?» Большое интервью с Газизовым о «Спартаке»

К комментариям

Шамиль ГазизовШамиль Газизов

Интервью с гендиректором красно-белого клуба Шамилем Газизовым – о «Спартаке», Федуне, Зареме, Кокорине, увольнении Тедеско и борьбе с «Зенитом».

Газизов руководит «Спартаком» с июля – летом он сменил на должности генерального директора Томаса Цорна и вот уже почти пять месяцев старается сделать клуб лучше. Гендиректор красно-белых больше двух часов общался с журналистами. Из этого интервью вы узнаете:

  • В чём заключается новый подход «Спартака» к трансферам.
  • Насколько велико влияние Заремы Салиховой на решения в клубе.
  • Чьей идеей было взять Кокорина в «Спартак».
  • Что за перчатку Газизов кинул в сторону «Зенита».
  • Почему у «Спартака» сорвались трансферы Тете, Орье, Хюсая и Товареша и что Газизов считает главной неудачей в трансферной кампании.
  • Каким словом гендиректор «Спартака» назвал Урунова после публикации футболистом фотографии с покупками.
  • Когда и почему Газизов не стал увольнять Тедеско из «Спартака».
  • Об отношениях нынешнего руководства клуба с Томасом Цорном.
  • Кому была выгодна история с «фарм-клубом «Химками».
  • О будущем Гулиева и Ташаева в команде.
  • О том, какой итог сезона для «Спартака» будет считаться нормальным.

Футбольную деятельность Шамиль Газизов начал с мини-футбола: в 2006 году он открыл команду «Динамо-Тималь», которая два сезона отыграла в Суперлиге, но спустя три года после основания закрылась по ряду нефутбольных причин. В 2010 году, когда только создали «Уфу», Газизов курировал этот проект как председатель федерации футбола Башкортостана, а потом, спустя два года, занял должность генерального директора. Под его руководством клуб прошёл большой путь с низов до попадания в еврокубки, а также не раз отмечался в удачных трансферных сделках. Летом 2020 года Газизова назначили генеральным директором «Спартака».

Разговор с Газизовым мы начали с его прихода в клуб:

– Естественно, со «Спартаком» всё решалось не за один день. С Федуном мы проговаривали комплекс необходимых мер, сошлись на видении футбола, после чего я согласился и пошёл.

– Какие проблемы он просил вас решить в первую очередь?

– Проблем у «Спартака» быть не может. Просто клуб всегда должен стремиться к титулам. Кардинальные изменения были не нужны, система выстроена. Но необходим баланс. Надеюсь, привнести его мне удалось.

– О каком балансе вы говорите?

– Баланс по Газизову в ощущениях игры, людей рядом с клубом. Когда все вокруг чувствуют, что мы сильные и будем первыми. Над этим нужно долго работать.

– Раньше этого не было?

– У каждого баланс свой: у предыдущего руководителя – один, у меня – другой, поэтому и результаты у нас разные.

– Если говорить конкретнее – «Спартаку» не хватало баланса в финансах?

– Владелец «Спартака» любит клуб до глубины своей души. Он хочет сделать его сильным и не жалеет денег –здесь тоже нужно создавать баланс. Очень тяжело сказать человеку, который искренне переживает за своё детище: «Можно чуть поаккуратнее?» Я не могу такого сказать. Но нужно к этому стремиться.

– То есть посыл «не переплачивать» за трансферы исходил от вас?

– Стоимость – это ведь сочинение на вольную тему. Её делает тот, кто продает, и тот, кто покупает. Цены на определённого футболиста как таковой нет – всё зависит от спроса и предложения. Может быть такое, что моё видение спроса на игрока не совпадёт с мнением продавца, поэтому условные 10 миллионов евро, которые у нас просят, клуб платить не будет.

– Если при переговорах не удается найти точки соприкосновения, то клуб не будет переплачивать, а будет стараться договориться?

– Желательно сделать так, но есть другие вещи: целесообразность, например. Даже если переплатить сейчас, то игрок может принести совсем другие деньги в будущем. И не забывайте: при входе на рынок клубы смотрят, за сколько и кого ты купил. Если ты переплатил один раз, то все будут стараться, чтобы ты делал так всегда – дураков на рынке нет. Представьте: вы приходите на базар за помидорами, все знают, что вы – богатый человек, именно за ними и пришли, поэтому за них с вас попросят бОльшие деньги. Да, продавец может считать вас классным человеком, но всегда будет держать в голове: вы можете заплатить больше. Я, конечно, утрирую, но примерно так и происходит на футбольном рынке.

–Тяжело было изменить это отношение к «Спартаку» со стороны других клубов, агентов? В прошлом году «Спартак» больше всех заплатил агентам.

– Не хочу обсуждать, что было до меня. За одно трансферное окно изменить ощущения невозможно, но можно дать посыл. Я старался это делать. Получилось или нет – этому дадут оценку следующие покупки.

– Что было важнее в прошедшее трансферное окно: доказать, что «Спартак» не переплачивает, или всё-таки взять хороших игроков?

– Не буду лукавить, многое не получилось. Но надо было держать строй.

– Как Федун относится к политике «не переплачивать»? Не приходилось убеждать его не покупать кого-либо?

– Он дал мне возможность выстроить свою линию, за что ему большое спасибо. Футбол – это всегда спор и разные позиции. Владельцу перечить непросто, не каждый сможет это сделать. Не скажу, что приходилось с этим сталкиваться – Леонид Арнольдович не импульсивный человек. Он знает, что делает.

– Есть что-то под слухами о том, что в «Спартак» вас назначила Зарема Салихова?

– Конечно нет, но мы встречались во время переговоров с Леонидом Арнольдовичем.

– Насколько она влиятельна?

– Она близкий к первому лицу человек. С ней я общаюсь нечасто, но в футболе она разбирается серьёзно. Да и футбол – нескончаемая учёба, я тоже ему учусь.

– Как вам её слова про подарки?

– Её интервью я не читал. Уверен, что это было сказано в шутку.

– А вам она кого-то советовала?

– Я могу разговаривать про футбол и игроков с кем угодно, но советчиков у меня нет. Это неправильно.

– А как правильно?

– Правильно, когда селекция предлагает варианты, которые интересны тренеру и которые клуб может себе позволить, исходя из бюджета.

Перчатка «Зениту» и история трансфера Кокорина

– Как вы для себя поняли хэштег Федуна #судитеСпартаккакЗенит?

– Шеф вообще клёво сказал! Высказывание хорошо зашло, я даже воодушевился.

– Не думали, что после этого снова начнут вас сталкивать с «Зенитом»

– Это к Антону Фетисову вопросы (директор департамента по связям с общественностью «Спартака»), мне-то что?

– А о своей фразе фразе про перчатку в сторону «Зенита» вы жалели?

– Она была сказана в другом контексте. Я имел в виду, что надо быть корректным по отношению к сопернику. Перчатку раньше бросали равному себе. Перед этим высказыванием были не очень корректные действия со стороны одного из клубов. Это был ответ, вот и всё. А как коллеги из другого клуба рассуждают – это уже их проблемы. Градус такого противостояния с «Зенитом» сейчас чуть спал, надеюсь, мои слова этому поспособствовали.

– Это может повториться?

– Конечно! И должно. Пусть повторяется, это нормально. Мы просто не должны переходить грань, как тогда с баннерами, а должны относиться с уважением друг к другу. В моей фразе не было никакого вызова на бой.

– Раздражало, что фразу постоянно припоминали?

– Я обалдел, насколько она хорошо поехала. Мне понравилось! Даже чем-то льстит. Оказывается, одну фразу можно по-разному рассматривать. Надеюсь, я ещё что-то выдумаю, и это будет цитироваться, – посмеялся Газизов.

– Ещё один заочный спор с «Зенитом» – подписание Кокорина, которому раньше не разрешали играть за питерский клуб. Не боялись звонков сверху, когда ввязывались в эту историю?

– У меня крыша в виде Леонида Арнольдовича – чего мне бояться? Ему будут звонить, а не мне (смеётся)

– Как отнеслись к информации, что именно из-за «зенитовского» прошлого Кокорин не сыграл против питерцев в Москве?

– В любом действии можно найти тёмную сторону. Но эта информация – полная ерунда.

– Кто вообще первым произнёс фамилию Кокорин применительно к «Спартаку»?

– Кокорин стал свободным агентом, с российским паспортом это один из самых сильных игроков. Назвал его фамилию я, потому что футболист был на рынке. Сказал: «Мы обязаны взять этого игрока. Если мы хотим быть первыми и сильными, Кокорин должен быть в «Спартаке».

– Когда в «Спартаке» уже был Соболев, Ларссон, Понсе и Глушенков.

– Так тренировочный процесс усилился! Понсе стал больше забивать, Ларссон заиграл лучше. Могло же такое случиться из-за того, что появился Кокорин?

– Тедеско сразу согласился на его трансфер?

– Он принял это нормально. Долго по Кокорину нельзя было думать: ещё бы чуть-чуть, и он ушёл. Надо же ещё было уговорить его прийти в «Спартак»! Это непростая работа, сделку вели около двух с половиной недель. Мы выиграли конкуренцию у клубов ведущей пятёрки.

– Как Кокорин сначала отреагировал на предложение?

– Саша воспринял его не очень серьёзно: как человек, игравший в определённых клубах, в «Спартаке» Саша себя изначально не видел, потом думал, как его воспримут болельщики. Но вообще он мечтает биться только за первые места – у него это есть.

– Наверняка чьё-то предложение Кокорину перевешивало ваше.

– Деньгами – нет. Все давали примерно одинаковую зарплату. Саша не бежал за деньгами, в «Спартак» он пошёл из-за других вещей – для него это новый вызов. После всей истории, которая с ним случилась, Саша понял, что «Спартак» – любимый клуб миллионов, и он должен себя здесь показать.

– При этом Степашин, представляющий «Динамо», заявлял, что Кокорин побежал за деньгами.

– Неправда! «Динамо» давало те же деньги. Говорить можно что угодно, но это не так. Просто желание прикрыть неудачу – человек ведь выбрал другой клуб, что им ещё остаётся говорить? Про финансы, конечно. Пусть для всех это будет так, но эта история – выдуманная.

– Когда можно будет делать выводы по Кокорину в «Спартаке»?

– Когда он начнёт забивать и приносить победы. Тогда мы все скажем: «Вот зачем нам нужен был Кокорин».

– А когда же он уже начнёт приносить победы? Прошло несколько месяцев.

– Давайте спросим у футбольных людей, нужен ли Кокорин «Спартаку»? Все скажут, что нужен. Выдумывать можно всё, но как футболист Кокорин – топ, топ, топ! Это знают все как дважды два. Да, болельщики могут переживать – они имеют право на своё мнение, – но профессионалы мыслят по-другому. Мы не должны сомневаться. Скажу болельщикам так: дорогие мои, Кокорин принесёт «Спартаку» победы. Это моя вера, которая основана на его футбольных качествах.

– Сомнений в трансфере совсем не было?

– Он честный, отзывчивый и профессиональный парень. Из травм у него были только кресты. Такого уровня игроков в стране мало, их надо использовать. Сейчас у него просто были маленькие травмы, плюс влияет ситуация с коронавирусом, надо было пройти сборы. Мы же не знаем до сих пор, на что влияет ковид.

– Так Кокорин же не переболел?

– По тестам да, но он мог его перенести и не заметить.

– При этом у вас был вариант продать Кокорина «Роме» и заработать лёгкие деньги.

– Один из вариантов был, но лёгкие деньги – это не для «Спартака». Взять и поднять несколько лишних миллионов – не наша история. Не я один принимаю решение. Была ситуация, при которой дальнейшие разговоры с «Ромой» не имели смысла. На этом всё закончилось.

Тете, Орье, Хюсай и остальные несостоявшиеся трансферы «Спартака»

– Вокруг «Спартака» было много трансферных слухов. Насколько вы были близки к подписанию Тете?

– С клубом мы договорились, особых проблем не было, а дальше нас начали использовать. Мы всё равно пытались зацепить игрока, но в итоге были использованы в определённой игре на повышении ставок: «Сейчас придут богатые русские и заплатят столько, сколько захотим». Но Тете не был настроен идти в «Спартак», он хотел уйти в другую команду. Естественно, присутствовал и топовый, но не простой агент – Мино Райола.

– Райола вступил в переговоры, зная, что в «Спартак» Тете не пойдёт?

– Он хотел денег больше, чем Тете стоил. Мы участвовали в переговорах вместе: Райола – очень непростой чувачок. Очень опытный, профессиональный человек, один из самых крутых на этом рынке. Общались мы с ним вообще шикарно (улыбается) Может, ему показалось, что мы плохо себя вели. Надо у него спросить. Чувак продаёт игроков по 100 миллионов, получает огромные агентские выплаты – он априори не может быть простым. Этот человек подминает не переговорщиков, а клубы, он агент другого совсем уровня. У него есть опыт, авторитет и возможности.

– Чем он пытался вас подмять?

– «Спартак» он не может подмять, это не в его силах.

– Но он же с вами играл?

– Как и мы с ним. Он решил попытаться нас использовать, мы – его.

– Райола просил больше денег за трансфер?

– Больше агентских выплат.

– Сильно больше?

– В три раза. Так что всё произошло быстро – потом были только слухи. Но, думаю, это была наша первая, но не последняя встреча.

– Ещё один топовый игрок, о котором говорили, как о новичке «Спартака» – Серж Орье. Почему не получилось его подписать?

– Мы договорились с Леви (президент «Тоттенхэма», за которой выступает игрок) о цене в 8,5 млн евро. Никто в это не верит, но это факт. При этом футболист тоже хотел перейти к нам, несмотря на семейные проблемы. Но когда в СМИ пошли сливы, что мы хотим купить Орье, ему начали названивать агенты. После этого он попросил своего представителя прекратить переговоры. Кстати, на днях Нариман Акавов встречался с агентом Сержа, и он подтвердил ему эту информацию.

– А зачем агенты звонили Орье?

– Все хотят навариться на «Спартаке». «Сейчас я договорюсь, быстро всё сделаем, зарплату тебе выбью», – там было что-то в таком духе. Причём звонили не только российские агенты, но и зарубежные. Шумиха Орье не понравилось, это наложилось на семейную историю. Мы решили, что дальше продавливать ситуацию не стоит. До сливов всё было отлично, но как только информация уходит из «Спартака», то договориться с игроком становится в два-три раза сложнее.

– Вы не пытались предотвратить слив информации из клуба?

– Это невозможно. Я бы хотел посадить всех, кто пишет в телеграм-каналах, перед собой, чтобы познакомиться. Мне просто интересно, откуда они многое знают. Я бы пожал им руки, пообщался бы о футболе. Для меня большой секрет, откуда они берут всю информацию.

– Можно было бы провести расследование внутри клуба.

– А смысл?

– «Спартак» из-за этого потерял Орье.

– Но мы приобрели Мозеса. Не считаю, что он хуже.

– Сколько было направлений, по которым вы искали игроков?

– Пять, в каждом по пять-шесть игроков. Мы по ним работали, всё остальное слухи. Может, кто-то залез в компьютер, увидел, что за ним смотрят скауты, и сливал, мол, есть интерес. Или скауты между собой общались.

– Ещё несколько вариантов для «Спартака» – Хюсай, Сентонс, Тавареш. Почему не получилось с ними?

– Мы работали по ним. Хюсая не отпустил Гаттузо, он перевёл его на левый фланг и очень хотел оставить. За Сентонса клуб запросил много денег, а Тавареш – классный, но шансов изначально было немного: «Бенфика» хотела за него 20-30 млн евро.

– «Спартак» сейчас не в состоянии платить такие деньги?

– Чтобы покупать за 20 миллионов, надо продавать за 40. Надо ещё пройти небольшой путь, чтобы тратить такие деньги.

– Искали ли футболиста в атаку? Насколько нам известно, в списке был Эвандер из «Мидтьюлланда».

– Он хороший футболист, но на сегодняшний момент не в лучшей форме. Эвандер был на слуху, его много кто хотел привезти к себе – не только «Спартак».

– Вы говорили, что в трансферное окно удалось не всё. Не получилось привезти опорника?

– Когда я пришёл в «Спартак», то сразу сказал: «Нужен опорник» Тедеско ответил: «Нужен правый защитник». Всё. От Доменико чётко прозвучало, что опорник сейчас ему не нужен. Мы всё равно вели работу, чтобы после правого защитника сказать: «Может, всё-таки опорник?» Будет зимнее трансферное окно, а у нас всё уже наработано. Есть фамилии игроков, которые могут прийти, но невозможно привезти игрока без желания тренера.

– Отказаться от опорника в это окно – желание Тедеско? Были же ещё варианты Абдулайе Туре, Ибрагим Сангаре.

– Именно в этот момент он ему был не нужен. Туре предлагался не только «Спартаку». Сангаре – топовый футболист. Этот вариант мы тоже прорабатывали, как с Адриеном Сильвой – я с ним даже разговаривал по видеосвязи в начале трансферного окна, знакомились на будущее. Но Тедеско сказал, что опорник не нужен, так что дальше разговоров у нас не зашло.

– Левый защитник на подмену Айртону тоже Тедеско не нужен?

– Нет, если Айртон выпадает, его есть, кем заменить. Футбол приходит к универсальности. Когда мы искали правого защитника, главная сложность была в том, чтобы привезти игрока на эту позицию не хуже, чем Зобнин. Рома, на мой взгляд, как правый латераль выглядит намного интереснее, чем в центре. И интерес скаутов из команд топ-пяти чемпионатов к нему стал повышаться, когда Рома стал играть справа. Знаю, что за ним наблюдали.

– Вы продолжаете верить, что он лучше Марио Фернандеса?

– Не лучше, но не хуже. Этому есть подтверждения в цифрах. Рома и в центре выглядит хорошо, но для меня он интереснее на правом фланге. Когда я с ним разговаривал и приводил примеры, он согласился.

– Но справа он играть не хочет?

– Кто вам это сказал? Это болельщики так рассуждают. Понимаю, что Черчесову так проще: у него есть Фернандес справа, зачем ему там Зобнин? Пусть лучше Рома будет в центре. А сам Рома – футболист, и будет играть там, где скажет тренер. Главное – играть. И я уверен, что на левом фланге он будет смотреться не хуже.

– Поэтому и не нужен игрок на замену Айртону?

– Конечно. Рома – универсальный игрок. Так его привлекательность для европейских клубов вырастет ещё больше. Я не говорю, что мы хотим его продать. Но если смотреть с профессиональной точки зрения, то он сам понимает, что интересен – и это заводит.

– Сейчас самый большой интерес из Европы именно к Роману?

– Нет. Но к кому – не скажу (смеётся). На самом деле, вы мне просто не поверите: скажете, что я опять пиарю игрока.

– Кого было удержать труднее всего?

– Понсе, Жиго. Но предложения были не только по ним. Все прицениваются – это же рынок.

– Вас не устроила цена или вы хотели сохранить лидеров?

– Я рад, что они остались в «Спартаке».

– А Тедеско может вам сказать: «Если продадите этого игрока, то мы повалимся, не смогу работать»?

– Доменико – главный тренер. Он может сказать всё. Естественно, я к нему прислушиваюсь, он же главный.

– Много внимания было приковано к фигуре главы селекции клуба Наримана Акавова. Как вы его нашли и почему он может покинуть клуб?

– Многие мои футбольные истории связаны с тем, что людей вообще никто не знал – это касается и футболистов, и специалистов, как Нариман. Широкой публике он неизвестен, а мне, как человеку, разбирающемуся в футболе, да. Я в нём уверен.

А уйти он может только сам. Он очень правильный парень. Просился уйти, когда транферное окно ещё не закончилось, говорил: «Я вас подвёл»

– Он не восприимчив к критике?

– Просто считает, что давление, которое оказывается на меня, связано с его работой. Но это не так.

– Сейчас говорят о возвращении в клуб Дмитрия Попова в качестве спортивного директора.

– Если его фамилия всплывает, то кому-то это надо. Я не могу сказать, что он точно будет в «Спартаке», но мы встречались с ним, разговаривали о футболе.

– А с Франко Камоцци вы были знакомы до прихода в «Спартак»?

– Знал, что он есть, мы просто созвонились. Но в советниках у меня его нет.

– В будущем в клубе появится трансферный комитет?

– Конечно. Там будет пять-шесть человек с решающим голосом у Федуна. Думаю, сделаем его к зиме.

– Если подводить итог трансферной кампании: что именно всё-таки не получилось?

– (вздыхает) Мне не удалось убедить Тедеско, что опорник всё же нужен.

Мозес, Урунов

– Сложно ли было привезти Мозеса?

– Надо было выждать момент и выиграть конкуренцию у «Интера». Я знал внутреннюю кухню, что позволило нам это сделать. Также мы поговорили с самим Виктором, всё в итоге сложилось удачно. За такие деньги нельзя привезти такого футболиста, но мы это сделали.

– Еще один трансфер на вход – Остон Урунов. В недавнем интервью глава «Уфы» Мурзагулов сказал, что вы купили Остона на свои деньги, и что после этого он не имел права не продать его в «Спартак». Всё действительно было так?

– В футболе есть понятийные вопросы. Есть тот, кто потратил деньги, кто настоял на этом трансфере. Когда я уходил из «Уфы», сразу сказал, что Урунова забираю с собой. Поэтому он и не перешёл в ЦСКА – я не имел право отдавать его туда. Если бы Остон перешёл в ЦСКА, все бы мне сказали: «А чего ты его из «Уфы» не забрал»?

– Вы так в нём уверены?

– Да, это футболист топового уровня. Все, кто с ним работал, это понимают. С таким набором качеств в России мало игроков.

– Когда болельщики увидят это на поле?

– Не совсем ко мне вопрос. Он отыграл не так много полных матчей. С тем же «Зенитом» — лидером чемпионата, Урунов по всем показателям сыграл очень хорошо. Он не провалил этот матч. По сути, это был для него дебют. Что от него хотят на этой позиции? Чтобы он у всех отнимал, забивал, обыгрывал? Урунов – универсальный игрок. Да, пока, он проигрывает конкуренцию, но «пока» – ключевое слово. Если брать «Спартак», то, наверное, сложно найти игрока, который вливался в команду с первого дня.

– Поэтому и не отдали его в «Герту»?

– Мы не брали его, чтобы сразу отдавать. Но спрос по Урунову есть и ещё будет. Остон будет играть в очень большом европейском клубе, а «Спартак» сделает его сильнее. Я спросил у Тедеско перед трансфером: «Как ты думаешь, он нужен?» И Доменико отнёсся нормально.

– А если бы он был против?

– Тогда Урунов бы оказался в другом клубе. И поверьте, все бы потом пожалели. Для меня такой вариант тоже был бы плохим: я не могу крутого футболиста отдать сопернику. Не могу.

– Вы действительно купили его «на свои» деньги в «Уфу»?

– В футболе не бывает «своих» денег. Слава (Мурзагулов – глава попечительского совета «Уфы») мой близкий товарищ, но он сказал понятийные вещи. Не надо было так говорить. Мы созвонились с ним утром после выхода интервью, он сказал: «По-моему, лиха ляпнул». Он подумал, что раз правду говорит, надо быть искренним.

– Как вообще ваша связь с Уфой?

– Я домой летаю часто, Уфа – мой родной город. Иногда разговариваю с близкими друзьями – с Шайбековым мы знакомы 30 лет. И да, мы болтаем о футболе.

– Советы просят?

– Они большие мальчики, могут работать сами.

– Можете сравнить Урунова с Хвичей по таланту?

– Он топовый футболист, но я считаю, что Урунов не хуже. Не могу сказать, что лучше, но точно не хуже. Могу хоть поспорить (улыбается).

– Учитывая, что у Урунова сейчас мало практики, не лучше отправить его в аренду?

– Наверное, но подождите ещё – впереди есть игры. Он на данный момент восстановился. Но я не исключаю такой вариант. Даже не исключаю вариант его продажи зимой, чтобы дать Остону возможность прогрессировать. Нам нужно относиться к футболисту с полным понимаем. Футболист должен развиваться – вот почему тем, кто не играет, надо уходить. Это касается всех игроков «Спартака».

– Сейчас болельщики больше всего критикуют именно его, достаётся даже за фотографию после похода по магазинам.

– Ну это же классно! (смеётся) Я бы наоборот эту историю придумал, чтобы её раскрутить.

– У вас был с ним разговор после той фотографии?

– Конечно. Я ему сказал: «Ты чего, ***** [чудак] что ли? Убирай!». Всё просто. Слушайте, он молодой парень: купил вещи, показал – смотрите, как клёво! Я проблемы большой не вижу, хотя понял, что для болельщиков это будет выглядеть не очень.

– Тогда надо было оставлять пост.

– Тут я сплоховал, да (улыбается). Он всё понял, команда ему тоже сказала. В «Уфе» мы бы хайповали на этой истории, раскручивали. Но «Спартак» сам по себе – хайп, и эта история, пусть и временно, пошла для Урунова в минус.

Будущее Тедеско и отношения с Цорном

– Можете поспорить с болельщиками, которые уверены: Газизов не помог Тедеско.

– А смысл с этим спорить?

– Чтобы вас поняли.

– Давайте так. Доменико – человек с зарубежной ментальностью, я – более восточный человек. Будучи генеральным директором «Спартака», я обязан наладить с ним контакт. И я это сделал. Это непросто. Он сильный человек, большой специалист. Нам, людям разных ментальностей, приходится работать вместе. Но он понимает меня, а я его.

– Правда, что Тедеско очень хотел защитника Гугу из «Атлетико Минейро», а вы нет?

– Не то, чтобы он хотел. Когда я пришёл Гуга был в старом шорт-листе.

– У вас с Тедеско профессиональные отношения или дружеские? Может, приятельские?

– Не могу сказать, что приятельские. Это и неправильно, наверное. Я отношусь к нему с большой теплотой. Более того, оставить его в «Спартаке» — моё решение.

– Вы могли его уволить?

– Я меня была возможность прийти и сказать: «Он мне не нужен» Но я сказал: «Нет, буду работать с этим специалистом»

– Вы с этой мыслью пришли в «Спартак» или сначала пообщались с Тедеско?

– Я видел методы его работы. Поговорил с людьми, которые вокруг, и сказал, что уверен – с Тедеско можно работать.

– То есть Федун буквально сказал вам: «Решай, если что – неустойку заплатим»?

– Не, не так. Но возможность воздействия на это у меня была.

– За всё ваше время в «Спартаке» были эмоциональные беседы с Доменико?

– Конечно, Тедеско – эмоциональный парень. Но всё в позитивном ключе, мы не кричали друг на друга. И большое ему спасибо, что где-то он выходил на внутреннем резерве.

– Вам не мешает, что Тедеско – это человек Цорна?

– Что значит «его человек»? Они до этого дружили? Я понял, что в своё время сделал ошибку: после прихода в клуб мне надо было сразу позвонить Томасу и сказать: «Давайте встретимся втроём и обговорим все истории» На тот момент мне показалось, что что-то не так. Плюс тогда всё свалилось, заканчивался чемпионат. «Спартак», кстати, был на 11 месте, не забыли, да? В общем, по-человечески получилось не очень. Месяца полтора назад я всё же Томасу позвонил, предложил посидеть, поговорить, обсудить кое-какие моменты, но он уже улетел.

– Отношения с Томасом у вас нормальные?

– Конечно. Понимаете, он сделал всё возможное, что мог на тот момент.

– Но что-то явно сделал не так, раз проработал в клубе не так много.

– Не знаю, что именно, но получилось, как получилось. Сказал Томасу, чтобы он позвонил, когда в следующий раз будет в России – встретимся за ужином и, может, даже разопьём бутылку вина.

– Может, он и игрока «Спартаку» найдёт?

– Я не против, Цорн давно работает в футболе.

– А что можете сказать про «багаж Цорна – Понсе, Джордан»?

– Так классно же, что они забивают! Я руковожу клубом и мне нет разницы чей футболист и когда он пришёл. То же самое касается и тренера. Все они работают со мной, я их не разделяю. И я горд, что мне доверили «Спартак».

– У вас есть уверенность, что Тедеско останется на два-три года в «Спартаке»?

– Нет. Может же быть ситуация, что ему предложат лучшие условия в другом клубе. Мы договорились к вопросу контракта вернуться зимой – сейчас это обсуждать некорректно.

– Это улучшенное предложение по сравнению с тем, на которое он приходил в команду?

– Наверное.

– Клуб же не может передумать по поводу нового контракта?

– Вряд ли. Есть результат, тренер хочет, клуб хочет – в чём проблема? Понимаю, что это «Спартак», поэтому всё так раскручивается, но всё будет нормально.

– А что раньше останавливало? Многие задумываются, что можно было не тянуть с предложением нового контракта.

– Многие – это кто, болельщики? Есть же есть внутренняя кухня. Я, естественно, знал, что контракт ему предложат. Леонид Арнольдович при мне сказал Тедеско: «Мы хотим зимой с тобой продлиться» Доменико подтвердил, что да, лучше зимой.

– У вас есть какой-то рубикон, пройдя который надо будет кого-то искать, если Доменико так и не подпишет контракт?

– Неправильно думать, что настанет такой момент, когда мне надо будет искать замену Тедеско. Сейчас главный Доменико, и мы все должны его поддерживать. Нет разницы, на каком мы месте.

– Ну а если наступает, условно, апрель, а контракт ещё не подписан?

– К этому времени он уже будет подписан. Если со стороны Тедеско не будет «нет».

«Химки» и будущее Гулиева и Ташаева в «Спартаке».

– История с «Химками» – самый нервный период с момента вашего прихода в клуб?

– Дима Гунько сейчас уехал в Армению, почему никто не говорит, что у «Спартака» там будет фарм-клуб? В этой истории «Спартак» нужен был только для хайпа. Нас просто использовали, чтобы раскрутить «Химки». У них сейчас хороший бюджет, отсюда и интерес. Почему никто не рассматривает такую историю?

– Там ведь Сергей Юран всё начал. Которому, кстати, потом заплатили денег, чтобы он молчал.

– Кто? Я? (смеётся)

– Он сказал, что его уволил Газизов.

– Молодец, что вспомнил мою фамилию. Но Юран был не прав.

– Вы достаточно резко реагировали, когда пошёл ответ со стороны «Краснодара».

– Все возбудились. Я рад, что коллегам не спалось: они думали не только о футболе, но ещё и о подковёрной борьбе. А слухи вокруг «Спартака» будут всегда, кто бы тут не работал.

– Но спортивным директором «Химок» временно назначили Егорова, который близкий друг вашего друга Ерёмина.

– Это просто шумиха. У нас что, с другими клубами нет отношений? Моих близких друзей там нет?

– А если рассмотреть историю гипотетически – как относитесь к варианту с фарм-клубом в РПЛ?

– Негативно. Я не знаю, почему эту историю вообще раскручивают в отношении «Спартака»? Что потом произошло? Мы 3 очка забрали? Забрали. Чего всё утихло-то? В чём причина? Все поняли, что это не так. Просто это нужно было «Химкам».

– Почему жертвой выбрали именно «Спартак»?

– А кого ещё? С «Зенитом» было бы не так интересно.

– Слухов вокруг «Спартака» действительно много. Была, например, информация, что Гулиев может закончить карьеру.

– Нет, это не так. Он будет играть.

– А куда он вообще пропал?

– Я его часто вижу, на тренировочном поле и в гостинице, где живу. Он работает со «Спартаком-2», возвращается после определённых ситуаций.

– Болел?

– Не буду вдаваться в подробности. Если футболист пропал – было что-то связанное с его здоровьем.

– Его можно ждать в основе «Спартака»? Или пока командой руководит Тедеско, Аяза там не будет?

– Я слышал, что была какая-то неприятная ситуация, но в ней не участвовал. Надеюсь, всё будет хорошо. Гулиев – ценный актив, футболист хорошего уровня. Он выше классом, чем «Спартак»-2, но для возвращения к прежним кондициям ему нужно через многое пройти.

– Из-за этих проблем его нельзя было отдать в аренду?

– Да. Зимой – пожалуйста.

– Кстати, рассуждая о травмах. Клуб покинул врач Михаил Бутовский, была информация, что ушёл он из-за каких-то копеек.

– Это вранье. Ему поступило предложение, я ещё за месяц знал, что он уходит. Пытался его уговорить остаться, но решение уйти у него созрело давно. Может, со Слуцким он хотел работать больше.

– Что сейчас с Ташаевым?

– Он тоже набирает кондиции в «Спартаке-2», скоро будет выглядеть неплохо. Может, и в основе будет играть.

– Если до зимы Гулиев и Ташаев не пробьются в основу, то клуб с ними расстанется?

– «Спартак» должен развиваться, как и его игроки. Если они не играют, то должны уйти, как это было с Ломовицким и Рассказовым.

– При этом с Рассказовым клуб контракт продлил, хотя при Тедеско он вряд ли сыграет.

– Почему?

– В прессе он высказывался о нём не очень хорошо.

– Сейчас Рассказов в «Арсенале», но в мае должен вернуться. Шанс у него будет.

– Мелкадзе, Тимофеев, Ломовицкий, Мелкадзе, Руденко, Мирзов. Большинству из них «Спартак» платит зарплату?

– Ни одному из них «Спартак» не платит больше 50% по их контракту. Это актив клуба.

– Почему такое желание сохранить игроков, которым нет места в «Спартаке»?

– Расстаться с игроками за те деньги, за которые мы хотим, возможности нет. Плюс и сами футболисты не всегда готовы покинуть клуб.

– Это же чревато «золотыми парашютами», с которыми игроки раньше покидали «Спартак». Будете это исправлять?

– Как это исправить? Игрок на контракте, его нужно выполнять. Это вопрос договорённостей, других возможностей нет.

– Галицкий вот Самсонова отправлял тренироваться с дублем.

– Он это сделал с одним игроком. Сергей Николаевич, наверное, своего добился, но разве с такими парашютами из «Краснодара» больше никто не уходит? Значит, не работает такой подход. Всё зависит от убеждения – игрока или агента.

Угрозы Федуна сняться с чемпионата и уровень судейства РПЛ

– Вы сказали, что Федун – не импульсивный человек. А как же его фраза про снятие с чемпионата? Хотя бы на 5% допускали, что это возможно?

– Даже на большее количество процентов. Леонид Арнольдович мог сделать всё – он владелец клуба, который нас кормит. Но мы работали над тем, чтобы его успокоить.

– Было сложно?

– Он поговорил с близкими, профессионалами, в том числе – с Дюковым. В итоге понял, что надо уметь договариваться. Даже после этой фразы можно было сделать верный ход.

– Насколько часто вы на связи с Федуном?

– Да мы каждый день можем разговаривать. Он человек большой, но без него серьёзные вещи в «Спартаке» не проходят. Его око всё видит.

– Его идея отдать «Спартак» болельщикам ещё жива?

– Давайте с этим подождём.

– Возвращаясь к теме судейства: что было бы дальше, если бы клуб реально снялся с чемпионата?

– Да снялись и снялись бы. Этого ведь не произошло.

– «Спартак» стали судить лучше?

– Я не был в «Спартаке», когда говорили, что его судят плохо. Но матч с «Сочи» – безобразный со стороны судейства.

– При этом Казарцев снова судит в РПЛ, хотя вы хотели, чтобы его отстранили.

– Если он больше не будет допускать ошибок, то я был не прав. Если будет – я прав.

– Готовы к тому, что он будет судить «Спартак»?

– Мы так можем всех судей перебрать. После таких матчей не хочется, чтобы такой арбитр был на поле и внутренне всех раздражал. Но если РФС и РПЛ примут это решение, то мы принимаем условия.

– При руководстве судьями Егорова всё дошло до того, что 14 из 16 клубов выступили за его отставку. Сейчас с Кашшаи такого нет, при нём судейство может прогрессировать?

– Давайте в это верить. Кашшаи – довольно-таки симпатичный, импозантный и профессиональный человек. Это такая профессия, где случайно или же не случайно, судьи могут ошибаться. Кашшаи, естественно, защищает свою позицию. Но многие непрофессиональные моменты, происходящие на поле, выбрасываются на судейство. Это один из элементов футбола. Судейство нужно улучшать так же, как и игру.

– Только этот элемент может довести Федуна до снятия с чемпионата.

– Он безгранично любит «Спартак». Федун видел, что происходили жёсткие действия по отношению к любимому детищу. Почему он не может так говорить? Имеет на это полное право.

– За последний год судей у нас стали ругать чаще. Уровень судейство совсем не прогрессирует?

– Падает уровень чемпионата, и клубы начинают касаться тех вещей, которые присутствуют в футболе – в том числе судей. Но есть факт – в Европе наши клубы не состоятельны. А судьи соответствуют уровню РПЛ, что мы показываем на поле – то делает и судейская бригада. Не может быть такого, что игра улучшается, а судьи нет. Первостепенна здесь только игра. Судейство и сама игра – это сообщающиеся сосуды. Если игра будет сильней, арбитры будут прогрессировать.

Споры с Роспотребнадзором и задачи «Спартака»

– Сколько клуб теряет из-за коронавируса?

– Это миллионы евро. Не будь короны – спонсоров было бы больше, зрителей больше, теряли бы меньше даже за счёт перелётов и жилья. Общая экономическая ситуация в мире поменялась, поэтому и людей, которые раскручивают свои услуги и товар, стало меньше. Вот и мы получаем значительно меньше денег.

– После матча с «Зенитом» вы понимали, что Роспотребнадзор будет чем-то не доволен?

– Мне прислали цифру – 17200 человек. Я был спокоен. Потом оказалось, что она чуть-чуть другая. Мы не учли тех, кто обслуживает матч, и вип-ложи. Но заработали мы в итоге больше, чем потеряли.

– Требования ко всем одинаковые, но за «Спартаком» смотрят пристальнее?

– Все мы болельщики какого-то из клубов. Никакого заговора точно нет. Хотя теории заговоров у нас любят. С Еленой Евгеньевой Андреевой (главный государственный врач по городу Москве) мы разговаривали после игры, когда нам не дали квоту на «Ростов». Мы сказали: «Можем работать, и покажем вам как». Надеюсь, на «Динамо» всё будет в порядке.

– И всё это происходит на фоне чемпионской гонки. Для вас она сложна?

– Для «Спартака» это не ново, клуб обязан бороться за титулы – это в крови у болельщиков и команды. Мне это несложно, предаёт драйв– надеюсь, что и игроки с тренерами от этого заводятся.

– О задаче бороться за титулы вы объявляли несколько месяцев назад. Вариант, при котором команда может не выиграть титул – существует, его вероятность велика. Будущее Тедеско в таком случае будет под вопросом?

– Как и моё будущее, не только его. Мы все боремся за титул. А кто будет ответственным – решит владелец.

– Место в тройке без победы в кубке – нормально?

– «Спартак» должен бороться за титулы, а солому стелить я не хочу.

– Но если клуб не возьмёт трофей, хотя будет бороться за него до последнего – это успех?

– Если мы будем в Европе – нормально.

– Раньше в «Спартаке» делили чемпионство, выясняли, кто внёс бОльший вклад. Нет опасений, что что-то похожее повторится, если «Спартак» выиграет РПЛ?

– Славу или неудачу заслуживают все вместе, а отвечать будет генеральный директор. Моя должность и возможности это предполагают. Нельзя сказать, что чего-то не будет, но идём вперёд мы все вместе.

– Ещё одна проблема «Спартака» – вокруг клуба раньше было «много башен», как говорят о Кремле. И все они хотят бОльшего влияния. Клуб от этого уходит?

– Надеюсь на это. А после моего ухода люди скажут, получилось у меня это сделать или нет.

– Вы куда-то собираетесь?

– Рано или поздно я уйду из «Спартака», это произойдёт в любом случае. Я футбольный человек, яркий и показательный менеджер. У меня контракт с клубом, чемодан всегда собран – в этом я не отличаюсь от тренера. Я не тот, кто пришёл в «Спартак» и думает, что он здесь навсегда.

Полина Куимова, Евгений Кустов, Арина Лаврова, Андрей Панков, Максим Пахомов

championat.com

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг – зло.

    Гостевая форма

Комментарии 3

11
#3 11 | 20 ноября 2020 16:42
По крайней мере, какие- то инсайды можно получить из первых рук. Ну, не совсем конечно первых. Так скажем, сейчас из третьих.))) Ну и борзописцам в удовольствие растащить такое большое интервью на цитаты. Причем, еще и приберечь на зимнее межсезонье. Писать- то нужно будет о чем- то, а тут просто кладезь разнообразной информации, которую можно в любую сторону крутануть. Накатать инсайдерскую статейку и получить гонорар. На одном Кокороине можно месяц продержаться.:)
#2 VicNik | 20 ноября 2020 12:09
На словах всё вроде бы правильно, может и хорошо и полезно получать информацию из первых уст (всё лучше. чем какие-то непроверенный слухи). И говорит он то, что показывает его в позитивном плане. Но главное ведь не слова, а по делам его можно будет судить реально к концу сезона (особо важно как пройдёт зимнее ТО).
#1 EversoR | 20 ноября 2020 10:17
Никто из гендиректоров Спартака никогда не давал так часто разного рода интервью, разной длительности и практически ежедневно. Пока Газизов греется в лучах славы с удовольствием отвечая на всевозможные вопросы, аки птица-говорун. Это его звездный миг.

Но судить Шамиля мы будем по делам его, а они, по сравнению с его многочисленной говорильней, пока на "три с минусом".