Шапи и «Спартак». Цорн заставил насторожиться

К комментариям

Магомед-Шапи СулеймановМагомед-Шапи Сулейманов

Недовольство нормой своего игрового времени, публично высказанное этой весной Магомедом-Шапи, само собой заставило другие клубы внутренне напружиться. А вдруг потребуется короткий и молниеносный трансферный бросок, чтобы выхватить эту добычу у конкурентов? Так, Томаса Цорна на днях спросили, насколько «Спартаку» интересен Сулейманов. Тот отвечал, что нисколько.

Но вот как раз такой ответ заставляет теперь следить за ситуацией более пристально. Потому что последний спартаковский трансфер был реализован именно так. Вы же ещё не забыли зимнюю категоричность красно-белого гендиректора? Мол, нападающий нам точно не нужен, а потому никого, в том числе Соболева, брать не будем. А потом вдруг хоп – и взяли. И ещё подмигнули опешившему зрителю: «Саечку за испуг!»

Потому теперь всё иначе. «Единожды солгавши, кто тебе поверит?» – учил нас Козьма Прутков. Или пусть даже единожды «слукавивши», как формулировал Цорн. Принципиальной разницы нет, итог один – кто ж тебе поверит?

Хотя претензий к Томасу ноль: этики своей профессии он не нарушает. Это же нам нужен шум вокруг переходов – чтобы не скучать. А ему – чем скучней, тем лучше. Или чем тише – мы же в курсе, что любят трансферы.

Вспомним классика – Константина Сарсанию. Неправда, что Ерохин и Полоз интересуют «Зенит», – утверждал он летом 2017-го. А через недельку-другую клуб объявлял о подписании этих игроков. Или другой корифей жанра – Валерий Карпин в пору спартаковского гендиректорства. Денис Глушаков уже, кажется, успел проставиться новым одноклубникам, а Карпин его переход из «Локомотива» всё никак не подтверждал. В общем, с чистым взглядом утверждать, что чёрное есть белое, – это абсолютная норма для тех, кто решает трансферы. Если угодно, элемент негласного корпоративного кодекса чести. Потому брать на веру слова посредников нам не надо – лучше ориентироваться на интерес основных действующих лиц.

Есть у «Спартака» потребность в игроке типажа Сулейманова? Пока она неочевидна. При актуальной на этот день для красно-белых тактической модели Шапи у себя в клубе не играл, закрывать всю бровку не пробовал. Доменико Тедеско, наоборот, пытается фланговым игрокам находить позиции в центре. Так, Зелимхан Бакаев стал то ли инсайдом, то ли десяткой, а Резиуан Мирзов теперь подразумевается как форвард. Брать Шапи, чтобы подобным образом переучивать? Не самый бесспорный манёвр. Другое дело, если Тедеско надумает расширить тактический арсенал своей команды. В системе с четырьмя защитниками для Сулейманова всё понятно – именно в ней он и поднялся до интереса Дортмунда.

А есть ли у Шапи нужда в смене клуба? Острой точно нет. Хотя с его позиций ситуация может выглядеть иначе. Мартовские слова дали понять, что внутри у него всё клокочет. Когда человек начинает через прессу рассказывать клубу, что не удовлетворён своей ролью, это не самый добрый знак. Единственное место для риторики по такому поводу – тренировки. И аргументировать свою позицию там стоит, конечно, не словом, а делом.

В то же время Магомед, возможно, что-то превратно трактует. В той кадровой ситуации, что сложилась в «Краснодаре» к исходу зимы, он оставался едва ли не единственной единицей, способной усилить игру при выходе со скамейки. А такая опция у тренеров обязательно должна быть, особенно с учётом того, что «быки» в принципе склонны решать вопрос результата ближе к концовке. То есть функция ему была отписана не второстепенная – совсем наоборот. И его появление на поле действительно позволило команде дожать сначала «Уфу», потом «Спартак» – очень неуступчивых по мартовским впечатлениям соперников. Говоря иначе, своё предназначение Сулейманов выполнил – принёс клубу очки. И если он игнорирует это, фокусируясь только на своём игровом времени, то чем-то напоминает капризного малыша, который голосит на весь двор, когда мама забирает его домой из песочницы.

Конечно, зимний уход его друга Ивана Игнатьева стал для Шапи событием. Этаким парусом самостоятельности: оказывается, футбол есть и где-то за пределами «Краснодара». Да, есть. Вопрос лишь, насколько успешный футбол. И насколько подходящий именно тебе.

А что до позиции «Краснодара», то, думается, самый болезненный момент клуб уже пережил. После ухода Игнатьева иллюзий о благодарных детях и большом добропорядочном семействе здесь стало меньше. И едва ли Сергей Галицкий станет силой держать кого-то из воспитанников, пусть даже самых успешных, если тот рвётся на сторону. Играть должны только те, кто по-настоящему хочет – эта аксиома нисколько не теряет актуальности, даже когда речь идёт о членах семьи.

В общем, инициатива сейчас у игрока – принципиальное развитие ситуации зависит от его желания. Насколько мы успели понять, Шапи инициативу любит. Так что осталось только верно ею распорядиться.

Андрей Колесников

sportbox.ru

Добавить комментарий

Оставить комментарий