Александр Селихов: С Плетикосой переписываемся по телефону

К комментариям

Александр Селихов: С Плетикосой переписываемся по телефону

Голкипер «Спартака» Александр Селихов дал интервью пресс-службе красно-белых.

Нарышкино

— Если запросить в Интернете информацию о селе Нарышкино, то в статье «известные люди поселка» будут указаны два человека...

— Вы не первые, кто мне об этом говорит. (Улыбается.) Рассказал журналист. И я вбил в Интернете информацию, нашел своего земляка. Он, оказывается, военный, у него есть звание героя России. Для меня родной поселок вообще многое значит. В честь него взял 57-й игровой номер: это автомобильный код Орловской области. Я родился в таком месте, где все друг друга знают. Нарышкино — это «поселок спокойствия», так бы его назвал. У моих дедушки и бабушки там дом. Когда отпуск, езжу к ним на драники картофельные. Знаете, бабуля делает фирменные. Жарит на чугунной сковородке. Масленые такие. Очень вкусно…

— Первую футбольную школу навещаете?

— Да. Стараюсь помогать ей по мере возможности. Бутсы привожу и другую экипировку. Сейчас там есть человек, который пытается приобщить молодежь к спорту. И условия для занятий неплохие. Многие мальчишки подают надежды. Знаю, что одного парня недавно забрали из Нарышкина в Краснодар, в Академию. Надеюсь, что из него что-то выйдет.

А моя первая школа была во дворе. Мы играли на улице с ребятами. Те, кто был постарше, сами делали ворота из дерева. Поле располагалось возле леса, поэтому находилось под наклоном.

— Вот где, наверное, по-настоящему важно, на какой половине газона команда начинает матч.

— Это точно. В горку бегать было тяжело. (Смеется.) Ну, мы дети 90-х. Нам хотелось играть, и мы выкручивались как могли. Мой папа тратил последние деньги мне на бутсы и перчатки. Форму сами себе подшивали. Или я просил бабушку. А так — играли с ребятами во дворе летом в футбол, зимой в хоккей. Ни о чем не жалею. Детство было веселым.

— Почему вы вообще выбрали футбол?

— Наверное, из-за отца. Он любит футбол. И постоянно брал меня с собой на матчи, к тому же он сам пытался играть. Я болтался, болтался с ним, а потом втянулся — и мне стало интересно. Папа все время смотрел футбол по ТВ. В Орле мы ходили на игры первой лиги. Тогда на местном стадионе собиралось по десять тысяч зрителей. Было классно! А однажды папа привез меня в Москву на «экскурсию»: мы ходили на матч Россия — Бразилия. Играли Роберто Карлос, Зубастик… (Рональдо. — Прим. ред.) Матч проходил в Черкизове. У нас были самые дешевые билеты на верхний сектор. Смотрели игру с высоты птичьего полета. Но все равно море эмоций!

— А как попали в Орёл, в футбольную школу?

— Позвала тетя, мама моего троюродного брата. Она сказала: «Раз Саше так нравится футбол, пусть приезжает в Орёл, пробует себя». Мне было очень страшно: все новое, незнакомое. Папа, можно сказать, «за ухо» притащил меня в город. Я пришел на занятие в футбольную школу и на вопрос тренера, где буду играть, ответил: в поле. (Улыбается.) На следующий отец подошел к тренеру: «Знаете, сын, наверное, постеснялся вам сказать: он вратарь...» Мне было лет 10–11. Так и началась работа.

Пенальти

— С тех пор вашей карьере было многое...

— Да. И камни подводные, и радость, и слезы… И сломанный не на поле нос. И отраженный пенальти от Халка. И тренироваться мне по состоянию здоровья запрещали. Это было в юности, когда выступал в Санкт-Петербурге. Ну, через все надо было пройти. И многое еще предстоит.

— Какой момент был самым непростым?

— После того как у меня закончился срок аренды в «Амкаре», клуб не смог выкупить мой контракт. И мне пришлось вернуться обратно в Орёл. Аренда завершилась в декабре. С января по май я сидел, можно сказать, без дела — и это, наверное, был самый тяжелый период. А еще было сложно в «Спартаке». Возможно, со стороны казалось, что все нормально. Но психологически трудно. Вот представьте, ты играешь, играешь в «Амкаре». А потом — оп! Переходишь в «Спартак» — и такое ощущение, что ворота сразу же становятся в несколько раз больше. Ты стараешься делать все возможное, чтобы выступить хорошо. Но мячи предательски залетают и залетают в сетку.

— Вы о начале этого сезона?

— Да. Тот момент нужно было пережить. И продолжать добросовестно относиться к своему делу. Мне дали сыграть четыре матча — с «Арсеналом», ЦСКА, «Локомотивом» и «СКА-Хабаровск». В двух из этих игр подвел команду. После этого такие мысли в голову лезли: может, недостоин играть в «Спартаке»? Может, надо уйти?.. У меня какая-то депрессия была. Но после таких ошибок никогда бы не ушел. Я, может быть, дико ленивый, но жутко упертый. Мне очень хотелось реабилитироваться. Сейчас уже все налаживается, и я успокоился.

— В те сложные моменты мысли об успехах прошлого сезона уже не грели?

— Чемпионство уже в прошлом. Да и теперь у нас новая мотивация — выиграть как можно больше трофеев. Мы сейчас участвуем в трех турнирах. Хотелось бы как можно дальше пройти в Лиге чемпионов. Мечтаю, чтобы вся Россия за нас болела. Кубок страны — тоже важный турнир, нужно хорошо выступить. Ну и, естественно, надеемся на самое высокое место в чемпионате.

— С «Амкаром» вы добились неплохого результата в кубке России; опыт успешного выступления в этом турнире уже есть.

— Да, было больно проигрывать в полуфинале. Уступили «Зениту» по пенальти…

— Один из пенальти Лодыгину забили вы.

— Было дело. Как вратарь знаю, куда нужно послать мяч, чтобы голкипер не смог его поймать. Вообще, бывает, дурачусь перед тренировкой: пробую бить и пенальти, и штрафные. Но с Фернандо и Промесом, например, по этой части пока конкурировать не готов. (Смеется.) Исполнителей в «Спартаке» хватает.

Клетка с тиграми

— Пенальти, отраженный от Халка, — такое не забывается?

— Конечно. Это была моя вторая игра в стартовом составе «Амкара». Халк тогда открыл мне дверь в Премьер-Лигу. (Улыбается.) Мне повезло, что в пермском клубе встретил тренера вратарей Сычёва Евгения Алексеевича. Можно сказать, судьба нас свела. Сразу стали друг друга понимать с полуслова. И до сих пор в прекрасных отношениях. Он для меня и психолог, и брат, и друг. Я бы даже сказал, Алексеич мне как отец. В этом человеке не сомневаюсь. …Так вот, перед той игрой с «Зенитом» я вышел на разминку. Уходя с поля в раздевалку, сказал тренеру: «Алексеич, что-то мне страшно немного...» Он отвечает: «Да ладно, выйдешь и покажешь то, что умеешь». Вышел и хорошо сыграл — 1:1 в основное время, отразил пенальти, который пробил Халк.

— Кажется, «как просто»...

— После матча Сычёв ко мне подошел: «Сань, вот ты мне на разминке сказал, что тебе не по себе, а я потом стоял и думал: бросил в клетку к тиграм и даже ножа не дал...» Теперь, спустя время, мы нередко эту ситуацию вспоминали. Мне его слова понравились.

— Тогда партнеры шутили, отмечая вашу хорошую игру: «Где ты — и где Халк!» А что говорили спартаковцы после вашего сейва на последних минутах в игре с «Ливерпулем»? Если бы не вы, Салах мог вывести англичан вперед в концовке встречи.

— На самом деле я не сделал ничего сверхъестественного. Просто в этот момент нужно было не потеряться, не волноваться. И я старался, чтобы меня не затрясло. Ни для кого не секрет, что вратарю без разминки входить в такой матч тяжело. Но важно было сделать первое хорошее действие — отбить мяч или подстраховать партнеров. И дальше уже все идет нормально: чувствуешь игру. После той встречи мы все друг друга поблагодарили. Выложились в матче с классным соперником на сто процентов.

— Вас признали лучшим игроком матча с «Севильей».

— Вообще у нас непростая группа. Многие говорят: «Спартак» должен выходить в плей-офф. Но нам будет очень тяжело. Уверен. Вы видели, как «Марибор» играл с нами в Словении? Команда опасная. Если ее недооценить, может наказать. А «Севилья»? Клуб топ-уровня! Не говорю уже про «Ливерпуль». Но мы никого не боимся и всегда играем на победу.

— Тренер вратарей «Спартака» Джанлука Риомми вам помогает?

— Да. Хороший тренер и человек. У него интересные упражнения. И он всегда вносит улыбку в наш вратарский коллектив. Мы пока что не очень хорошо понимаем друг друга: он плохо говорит по-русски, а я не знаю английского. Но выучил недавно фразу «ван хандред персент» — «сто процентов». Трудно она мне далась, зато теперь могу говорить Джанлуке, что мы работаем по максимуму. (Улыбается.) А он смешно произносит русские слова: борщ, сырники. Вы бы слышали! Риомми очень позитивный. А если мы не знаем, как что-то друг другу сказать, Артём Ребров всегда готов помочь, перевести.

— После игры с «Ливерпулем», в которой Ребров травмировался, вы поместили в социальной сети фото Артёма с пожеланиями здоровья и отметили, что он — лицо «Спартака» и пример для всех.

— Да. По крайней мере для меня Тёма пример, каким должен быть человек.

— Артём со всеми может найти общий язык...

— Именно так. Не хочу ничего больше к этому добавлять, характеризовать его. Но до знакомства с ним не предполагал, что Ребров такой. И семьянин, и трудяга, и профессионал. Ну вот, сказал, что не буду ничего говорить, — и все-таки охарактеризовал. (Улыбается.) Но могу сказать только хорошее.

— Вашим кумиром детства был Стипе Плетикоса. А теперь вы периодически общаетесь с ним. Известный в прошлом хорватский голкипер «Спартака» дает вам советы?

— Со Стипе мы обычно больше говорим о жизни. Переписываемся по телефону или в социальных сетях. Очень хотелось бы лично пообщаться. Но пока встретиться не удается. Он приезжал на матч с «Тереком» в прошлом сезоне, когда нам вручали кубок. Тогда было столько людей, не успел подойти к нему… Надеюсь, скоро увидимся. В детстве я молился на Стипе. Даже в парикмахерскую ходил с его фотографией, просил, чтобы меня подстригли, как Плетикосу. (Улыбается.) Не знаю, чем он меня взял. Когда я был юным и играл в «Спартаке», мы подавали Стипе мячи на матчах. Всегда смотрел на него с открытым ртом. Плетикоса тащил красно-белых, играл здорово.

— Случались в вашей жизни еще удивительные знакомства?

— Да, причем совсем недавно. После матча с «Уралом» журналист у меня спросил: «Сегодня болельщики тепло приветствовали Андрея Диканя, приехавшего на игру. Вы с ним знакомы?» Ответил, что нет, но поклонники не зря скандировали его имя: Андрей этого заслуживает. Он многое сделал для «Спартака», я видел, как он играл. После матча заехал в ресторан поужинать. Вхожу в зал — а там сидит Дикань. Мы познакомились. Вот такое стечение обстоятельств! Верю в судьбу и знаю, что все в жизни не случайно.

Рыбалка

— Ваш дебют в стартовом составе «Спартака» состоялся в матче против «Амкара» — это тоже не случай?

— Мотивация тогда у меня была запредельная. Проводил первую игру «в старте». Хотел показать себя с лучшей стороны. Вообще, матчи с пермяками для меня, конечно, особенные. «Амкар» дал мне многое. В нем дебютировал в Премьер-Лиге, познакомился с хорошими людьми.

— Как надо сыграть «Спартаку», чтобы победить «Амкар» в субботнем матче?

— Пермяки против лидеров играют в закрытый футбол. Нужно будет терпеть, взламывать их оборону и не давать им контратаковать. Думаю, наш тренерский штаб даст нам перед игрой подробнейшие инструкции, как лучше сыграть. Ни одной детали не упустим.

— У вас непростой, очень плотный график сейчас. Как отвлекаетесь от футбола?

— Если есть свободное время, играю в плейстейшн. Он просто манит меня, просит: поиграй, поиграй. (Смеется.) Хорошее занятие, чтобы отвлечься после сложных тренировок.

— А ваше старое увлечение — бильярд — уже отошло на второй план?

— Да. Сейчас обычно играю в плейстейшн — в хоккей. Мои команды — «Тампа Бей» и «Сан Хосе». Открою маленькую тайну: Михалыч (Роман Пилипчук) здорово играет. Он в этом деле профессор. (Улыбается.) Когда у нас есть свободный часик, мы с ним сражаемся в хоккей. Ради этого я даже приставку на базу привез.

— На хоккейный матч сходить не планируете?

— Очень хочу. А еще у меня есть мечта съездить в Америку, посетить встречи НБА и НХЛ. Интересно вживую посмотреть, как играет Хенрик Лундквист. Кстати, в Перми часто ходил на игры высшей лиги. Раньше пристально следил за игрой Александра Сёмина. Нравился его стиль. Но сейчас о нем слышно мало. Играет в Красноярске… Был бы рад поговорить с Павлом Дацюком. Съездил бы с ним на рыбалку. Он, кажется, ее тоже любит. У меня бы отец с Пашей сошелся. Мой папа вообще в любое время готов сорваться и умчаться ловить рыбу. Я недавно тоже ездил. Разнервничался после игры с ЦСКА, собрался и поехал на озеро. Рыбу не ловил… Просто сидел, смотрел на воду. И, знаете, рыбалка успокаивает. Приводит тебя в порядок.

  • 0
К комментариям
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.