Стипе Плетикоса: Федун хотел сдержать слово, но в Европе сказали бы: взятка

К комментариям

"Спартак" - "Терек" 3:0. Стипе Плетикоса на праздновании чемпионства красно-белых."Спартак" - "Терек" 3:0. Стипе Плетикоса на праздновании чемпионства красно-белых.

Бывший вратарь "Спартака" Стипе Плетикоса приехал в Москву отпраздновать чемпионство ставшего родным для него клуба.

– Что вас привело в Москву, Стипе?

– В этом году после окончания игровой карьеры появилось свободное время, много езжу по Европе, и вот теперь наступил отличный повод навестить Москву, разделить радость с болельщиками "Спартака" по поводу чемпионства. Хотел приехать еще на игру с "Зенитом", но дата совпала с Пасхой, не получилось. Тогда решил, что на "Тереке" точно буду. Думал, это станет определяющей игрой в борьбе за титул. Немного ошибся, и это здорово! Теперь я просто могу порадоваться вместе со всеми красно-белыми и увидеть, как команде вручают кубок.

– Когда вы поняли, что "Спартак" станет чемпионом?

– Всегда слежу за командой, хотя и не все матчи удается посмотреть. Но еще осенью, когда увидел, как Массимо Каррера строит игру, сразу понял: шанс есть, и очень хороший. В современном футболе очень многое зависит от тренера. А Каррера проводит выдающуюся тактическую работу. Плюс видно, что и атмосфера в команде отличная, явно сложились хорошие отношения между игроками и тренером. Для меня итальянские тренеры – лучшие в мире. Может, серия А не самый зрелищный турнир, но в плане тактики – это лучшая для меня лига. "Спартак" – команда, которую создали по итальянской модели. И это сработало.

– Стало быть, не хватало только итальянского тренера?

– Необязательно. Мне удалось 6 месяцев поработать с Бекиевичем в "Ростове", он тоже великолепный тактик. Успел два раза выиграть чемпионат с "Рубином", обойдя ЦСКА, "Спартак" и "Зенит", чуть-чуть ему не хватило до титула с "Ростовом". Футбол в России – особенный. Если играть тактически грамотно в обороне и умело использовать контратаки, то можно компенсировать даже нехватку индивидуального мастерства. "Спартаку" повезло в том плане, что помимо отличной тактической работы, у него еще есть и классные футболисты, которые могут на последних минутах забивать сумасшедшие голы.

– У Бердыева тоже получилась своего рода итальянская команда?

– Да. Он знает, как выиграть чемпионат с командой не такого высокого уровня, как "Спартак", "Зенит" и ЦСКА. Успел два раза с "Рубином" и немного не хватило с "Ростовом". Он заработал авторитет в команде своими тренировками, отношением футболу и идеями. Мы всегда занимались полностью сконцентрированными, и каждое упражнение делали на 100 процентов без расслабленности. Тогда это переносится на игру и приходит результат.

– Когда вы играли, шли разговоры, что необходимо вернуть старый спартаковский футбол, основанный на стенках.

– Все понимают, что на сегодняшний день спартаковскую игру того времени очень трудно повторить. Футбол очень изменился. В России футбол стал более прагматичным, и все команды стали более организованными. Многие играют в пять защитников, и очень тяжело создавать моменты.

– Говорят, что спартаковский футбол расцветал в 90-е из-за такого активного сопротивления соперников.

– Когда в детстве начали смотреть матчи с отцом в Сплите, футболисты из поколения "Хайдука" конца 80-х – начала 90-х играли в самый красивый футбол, на мой взгляд. Тогда игра было более открытой. Сегодня нужно быть "Барселоной" или "Реалом", чтобы играть в такой футбол.

"Стипе, куда ты пришел?"

– Вы играли во многих командах. Почему именно "Спартак" занял особенное место для вас?

– Хороший вопрос, ведь это действительно так. "Спартак" – единственная команда, которая дала мне те же эмоции, что были в Сплите, в родном "Хайдуке". Заняла такое же важное место. И сейчас, когда я узнал, что "Спартак" стал чемпионом, в груди стало горячо. Это же не просто так, значит, это какое-то особенное чувство.

– Эта любовь возникла с первого матча в "Спартаке"?

– О, первый матч буду вспоминать долго. Я ведь когда приходил, не был хорошо знаком с ситуацией, не знал, как болельщики любят Войцеха Ковалевски. Выхожу на поле в матче с "Амкаром" в Лужниках, смотрю на трибуну, а там все флаги с номером 32, Войцех в воротах и все такое прочее. Я себе сказал: "Стипе, Стипе, куда ты пришел!" Но в итоге с хорошим отношением, с хорошими играми повернул ситуацию в свою пользу. Стал в "Спартаке" своим.

– Алексей Зуев рассказывал, как они с Войцехом чуть не подрались на тренировке, а потом стали друзьями.

– У нас хорошие отношения были. Не могу сказать, что очень дружили, но как минимум друг друга уважали. Мне искреннее жаль, что так произошло между нами. Я пришел в "Шахтер", он ушел, пришел в "Спартак" – то же самое. Но это жизнь, это футбол.

– В "Легию" тренером вратарей не пойдете?

– О, нет! Не надо Войцеха пугать (смеется).

– У вас со "Спартаком" наверняка связаны разные воспоминания, в том числе и неприятные.

– Было грустно, когда пришло время расставаться. Я почувствовал, что все кончено, как только Карпин убрал меня из состава из-за лимита. Попробовал больше выкладываться на тренировках, но шансов не было. Помню игру в Раменском ("Сатурн" – "Спартак" – 0:0 за три тура до конца) и как не хватило двух очков до чемпионства. Тоже неприятный момент.

– То лето вообще получилось сложным – "Селтик", ЦСКА, "Локомотив", голы на последних минутах.

– Было очень много памятных моментов. К концу мы показали характер и вернулись. Помню, когда Станислав Черчесов написал на доске в раздевалке: "Шесть игр – шесть финалов. Все выиграем и будем чемпионами". С Титовым, Бояринцевым и Калиниченко и остальными много общались между собой и были достаточно мотивированными, чтобы победить во всех. Иногда требуется немного удачи. В матче с "Сатурном" ее не хватило.

В Шотландии до сих пор помнят матч "Селтик" – "Спартак"

– Игра с "Селтиком" в Глазго – самый классный футбол того "Спартака?

– Думаю, это один из самых классных матчей, в которых я вообще принимал участие за всю карьеру. Столько моментов было у одних и других ворот! Я играл здорово. У нас было преимущество, в чем-то везло. Жаль, что не выиграли по пенальти.

– В Шотландии признали тот матч одним из лучших в истории стадиона.

– Игра была замечательная, и мне доставило удовольствие выступать в атмосфере такого стадиона. Кстати, несколько дней назад звонили из "Селтика" и записали большое интервью в канун 10-летия встречи. Там действительно считают матч знаковым для истории клуба.

- До этого года была такая тенденция, что многие, с кем "Спартак" расставался в двухтысячные годы, по разным причинам выигрывали титул. Вы, например, это сделали с "Ростовом" и тоже раньше красно-белых.

– Расскажу вам одну историю. Когда мы выиграли этот кубок, были Дзюба и Джано. Мы сидим в раздевалке и разговариваем втроем. Приходит Шикунов, который тоже работал в "Спартаке", и говорит: "Что вы там бурчите?" Я говорю: "Смотри, мы должны были прийти из "Спартака" в "Ростов", чтобы завоевать какой-то кубок". Такая вот красно-белая бригада. Слава богу, что в "Ростове" получилось. Это замечательный успех. Первый трофей в истории клуба, и я был этому очень рад.

– "Ростов" вас не удивил в этом году?

– Он постоянно меня удивляет, как и всех. Ростовчане здорово сыграли в Лиге чемпионов, почти на равных бились с грандами мирового футбола, причем не только дома, но и на выезде. Ребята просто молодцы. И хотел бы поздравить Курбана Бердыева. Он опять сумел сделать чудо. Надеюсь, "Ростов" продолжит в том же духе. Конечно, в этом году было гораздо тяжелее играть в Лиге чемпионов и чемпионате. Набор футболистов всегда должен быть все лучше и лучше. Но еще есть шанс зацепиться за Лигу Европы.

– Несмотря на финансовые проблемы?

– Об этом лучше не говорить. У меня тоже был такой период. Вспоминаю эти моменты, было очень тяжело. Ты не можешь полностью сконцентрироваться на своей работе, когда к тебе заходят ребята, в том числе иностранцы, и спрашивают, когда будет зарплата, просят пойти, поговорить с руководством, когда постоянно стоял вопрос, выйдем на тренировку или не выйдем. Нам говорили, что деньги будут через два, три, четыре месяца, что их в итоге все равно заплатят. Предлагали потерпеть. Жаль, что такая ситуация складывалась, потому что этот город и болельщики заслужили намного больше.

– Именно вы ходили на переговоры?

– Да. Когда выиграли кубок, я думал, что сейчас нас поддержат, усилят команду, заплатят, но после этой победы стало еще хуже. Невероятно. Я помню, что после выигрыша Кубка был перерыв, выходные. Я приехал на сбор, а там было всего десять человек, не было вообще команды. Мы потом играли с "Трабзонспором" в Лиге Европы и еле успели собрать команду. Жалко, что так произошло. Должно было быть наоборот.

Вот почему Бердыев не идет в "Спартак" или "Зенит"

– В итоге каким-то чудом Бердыеву удалось выправить ситуацию.

– Потому что он – большой человек. Если бы сейчас Бердыев попросил ему помочь, я бы это сразу сделал. Когда в Ростове играли сборные Хорватии и России, я приехал со своей сборной – зашел к нему. Понимаете, есть такие люди, с которыми встречаешься и испытываешь положительные эмоции, какую-то радость. Бердыев психологически очень грамотный человек. Он всегда спрашивает, как семья, дети, это самое главное. Футбол – тоже важно, но семья должна быть на первом месте. Он говорил: давай, если хочешь – возвращайся сюда, ты мне нужен. Такие вещи очень много значат для людей. Благодарю бога, что мне удалось с ним поработать.

– Когда шли разговоры, что Бердыев может возглавить "Спартак", вы болели за него?

– Да. Потому что я знаю, что этот человек может добиться успеха. Но в то же время он любит работать сам. Думаю, из-за этого они и разошлись со "Спартаком". Много раз его спрашивал, почему не идет в "Спартак" или "Зенит". Но кто знает, что было бы, если бы он пришел в "Спартак"? Каррера выиграл чемпионат, у каждого есть свой путь, и надо идти вперед.

Проблема сборной России – в поздней смене поколений

– Есть мнение, что Бердыев должен заменить Черчесова, если сборная провалится на Кубке конфедераций.

– Это очень глубокая проблема. Она не Черчесова или Бердыева, она кроется в футбольном хозяйстве, которое долгое время в России работало неправильно. Когда шли разговоры про меня и про лимит, я всегда говорил, что этот лимит не нужен российскому футболу. Очень много денег клубы тратят на зарплаты российских футболистов, но лучше один кусочек этих денег уже семь-восемь лет вкладывать в футбольные школы и стимулировать клубы, которые это делают. Кроме "Краснодара" и "Спартака" я не знаю, кто еще этим занимается У больших клубов есть стабильное финансирование, а вот с маленькими дела обстоят по-другому. Я был в Ростове, там очень мало футбольных полей. Вот туда лучше было бы вкладывать деньги, чтобы развитие детского футбола шло вперед. Я думаю, что это пошло бы на пользу и сборной России. А что касается тренера сборной, то если его уволят после провала на Кубке конфедераций, мне это будет непонятно.

Мне кажется, есть еще одна важная проблема.

– Какая?

– В России поздно провели смену поколений. Надо было заранее думать и готовить команду к домашнему чемпионату мира. Если, не дай бог, Россия провалит этот чемпионат мира, будет кошмар. Но тренеру было бы намного легче, если бы смену поколений провели раньше.

– Вы играли с разными поколениями российских футболистов. Действительно ли нынешнее – намного слабее?

– Это не только в России, но и везде в мире так. Качество футболистов упало, поэтому и цены на хороших игроков стали такими сумасшедшими. Думаю, ни один футболист не может стоить сто миллионов евро. Это нереальные деньги. Сегодня выросло целое поколение, которое живет смартфонами и компьютерными играми. Ребята закрываются и сидят дома. Не только в России, но и в других странах. В Хорватии меня подключили к работе министерства спорта по развитию детского футбола. Мы пытаемся что-то делать, чтобы вернуть детей на уличные площадки.

– Вы сейчас работаете в министерстве?

– Нет, просто помогаю как эксперт, консультант. Раньше у меня ничего не было, кроме мяча, и я каждый день по три-четыре часа был на улице и играл в футбол. В неделю у меня было более двадцати часов футбола. А сейчас я смотрю на своего сына, которому семь лет, и вижу, что на улице никого. Сын три раза в неделю тренируется в академии, в выходной день – игра. То есть получается пять-шесть часов футбола в неделю, а меня только на улице было больше двадцати часов. Время изменилось, понимаю. Но те же американцы ведут в этом направлении очень грамотную работу, поэтому и показывают серьезные результаты. Там много внимания спорту уделяется в школах и колледжах.

– Вы сказали, что нынешнее поколение футболистов в мире слабее, но появился же, например, такой уникум, как Мбаппе.

– Он еще молодой. Некоторые родители думают, что их сын, которому одиннадцать или двенадцать лет, завтра будет вторым Месси или Криштиану Роналду. Я им говорю, что когда играл в сборной Хорватии, там было несколько футболистов, которые, выступая даже за юношескую сборную, считались лучшими в стране. Но в итоге никто из них не играл в "Реале". Мбаппе только выстрелил и за него уже предлагают миллионов пятьдесят – шестьдесят.

– Да нет, больше ста просят. Владелец "Спартака" Леонид Федун поинтересовался, ему сказали – двести. Но сейчас "Монако" хочет получить за него сто двадцать миллионов.

– С ума сойти. Но откуда мы знаем, какой Мбаппе человек, как он будет взрослеть, и относиться к деньгам?

Дзюба – хороший человек, но я бы команду не предал

– Дзюба ушел из "Спартака" в "Зенит" за титулами, но свою роль сыграл и денежный вопрос. Как могли бы оценить этот трансфер? Артем был прав или ему стоило остаться в "Спартаке"?

– Если смотреть на сегодняшний день, можно сказать, что это была ошибка. Когда он уходил, никто не знал, что так будет. У каждого человека свой путь. Ты сам выбираешь, куда идти. Будь у меня такая ситуация, я бы остался в родной команде.

– Вы зарабатывали хорошие деньги. Неужели для человека, получающего миллионы в год, столь важны лишние 500 тысяч?

– Важно правильно распоряжаться деньгами. Лично для меня, что пять миллионов, что пятьдесят миллионов – одинаково.

– Серьезно?

– Да. Кто-то хочет плавать на яхте в двадцать метров, а мне хватило бы семиметровой.

– У вас такая есть?

– Есть. На семь метров. Небольшая, удобная и практичная, стоит на причале в Хорватии. Рядом со Сплитом много маленьких островов, куда можно доплыть отдохнуть и искупаться. Управляю сам, проходил специальные курсы

– В кругосветное путешествие не хотите отправиться?

– Ой, нет-нет. С этим делом я закончил. Адреналина хватило в бытность игровой карьеры. Только повесил бутсы на гвоздь, сразу сказал себе: "Стоп, адреналин!".

– Каким человеком вам запомнился Дзюба?

– Хороший парень. У меня с ним были отличные отношения. Играть с Артемом было удовольствием. В "Ростове" он провел прекрасный сезон, забил больше 20 голов. Это работящий футболист и человек с отличным чувством юмора.

– Ваш уход из "Спартака" получился не самым благополучным. Однако вы признаетесь в любви к клубу. Дзюба же затаил обиду на отдельных людей, нелицеприятно высказывается в адрес болельщиков. В чем причина?

– Не знаю, что его так разозлило. Могу сказать за себя. Когда я вернулся в аренду в "Хайдук" из "Шахтера", был непростой момент. Меня приглашали в загребское "Динамо" – главного конкурента команды из Сплита. Но ты должен делать то, что подсказывает сердце. Если из тебя в родном клубе сделали человека и футболиста, то никакие деньги в мире не заставят предать этих людей и уйти к злейшему сопернику. Отказываясь от перехода в Загреб, в первую очередь я думал за себя и о своем отце – страстном фанате "Хайдука". Я не мог предать его. Возможно, это решение было самым правильным в моей жизни.

– От перехода в "Зенит" или ЦСКА тоже отказались бы?

– Сто процентов. Есть идеалы, которые не предаются. Самые лучшие в жизни вещи – бесплатные.

– Что вы подразумеваете?

– Эмоции! Когда "Спартак" стал чемпионом, мне пришло огромное количество поздравлений. Звонили журналисты, "Спорт-Экспресс" в гости пригласил. Вот такие эмоции, а не деньги, которые я бы никогда не получил в стане врага, имеют огромное значение для меня и моей семьи.

– Вам же довелось выходить на поле "Открытие Арены"?

– Один раз там играл, когда "Ростов" приезжал. Накануне побывал на стадионе в качестве простого зрителя – понравилось все. А музей! Я был в шоке, когда зашел внутрь. Это неописуемый восторг! Вы бы видели медиазал, где собраны видеозаписи о каждом футболисте, игравшем за "Спартак", а это более 600 человек! Я увидел свои фотографии, моменты матчей.

Не так много клубов в мире, которые так заботятся о своих бывших футболистах. "Спартак" доказал, что для него важна история. И это здорово. В музее я записал кучу видео на телефон, теперь буду смотреть дома и вспоминать. Это эмоции, которые останутся со мной до самой смерти.

– Директор музея Алексей Матвеев внес в видеоподборку пропущенные вами голы?

– Только сейвы, о каких голах вы говорите? (смеется).

Карпин очень хотел тренировать и орал на команду при лаудрупе

– Самое яркое спасение в вашей карьере?

– Их было несколько. Отмечу первый матч за "Спартак" с "Амкаром", игры с "Зенитом". А самое запоминающееся событие – победа над ЦСКА, когда не могли выиграть у армейцев 7 лет. Был непростой сезон, мы считались аутсайдерами в дерби, но смогли найти силы и победить.

– Лаудрупу за тот матч были готовы простить все неудачи.

– У него были очень интересные тренировки, весь процесс был выстроен здорово. Но ему помешало незнание русского языка и некоторые особенности характера. Он – очень тихий человек, никогда не повышал голос, не предъявлял претензий. Переводчику было нереально донести его слова команде. Однако я рад, что мне довелось поработать с ним, ведь Лаудруп – один из лучших футболистов в истории.

– Вам не казалось, что Карпин, будучи тогда генеральным директором, сам очень хотел тренировать?

– Вы правы. Валерий очень часто заходил в раздевалку, вмешивался в работу, высказывал команде претензии. Не знаю, почему Лаудруп разрешил ему так делать. Возможно, должность обязывала так говорить Карпину, но когда такое происходит в раздевалке, авторитет тренера падает.

– Карпин пихал игрокам?

– Да. Возможно, он говорил правильные вещи, не спорю. Только это должно быть по-другому. А получалось так, что генеральный директор орет на команду, а тренер стоит в стороне.

– Помните момент, когда объявили об отставке Лаудрупа?

– Мы тогда проиграли "Динамо" на Кубок. Нам сказали об этом на следующий день на базе. Тренер с помощниками пришел попрощаться с командой и сказал, что его работа окончена.

– Было предчувствие, что дни Лаудрупа в "Спартаке" сочтены?

– Предыдущий сезон закончили на восьмом месте, в первых турах набрали мало очков, не смогли выйти из группы Лиги Европы. Да, наверное.

– Карпин похож по эмоциям на Карреру?

– Есть сходство. Валерий – сильный мотиватор, ему помогало спартаковское прошлое, для него этот клуб не был чужим.

– Общались с ним после вашего расставания?

– Очень мало. Тогда, в 2009-м он вызвал меня к себе в тренерскую и сказал, что я лучший футболист "Спартака", но играть не буду из-за лимита. Я разозлился, потому что если так – то почему меня не продали в зимнее трансферное окно? С другой стороны, тогда еще тренировал Лаудруп. Он меня, кстати, предупреждал о подобном развитии событий. Карпин постоянно советовал ему убрать меня из состава. Вот история. Когда сборная Хорватии обыграла Англию и помогла России выйти на Euro, мне оформили подписку на свежий "Спорт-Экспресс". Я читал каждый номер. И однажды, уже в 2009 году после матча с "Зенитом" прочитал интервью гендиректора Карпина – он публично предъявил мне претензии за пропущенный гол от Погребняка. Все стало понятно.

Акинфеев не заслужил насмешек

– Вы с Карпиным никак не конфликтовали?

– Нет! У меня за всю карьеру никогда не было конфликтов.

– В то время получила распространение версия, что Карпин, мол, хотел, чтобы слушали только его, и что ему был неудобен Плетикоса, которого футболисты также слушали.

– Может быть, это тоже послужило причиной. Везде, где довелось играть, я делал все от меня зависящее для команды. Авторитет можно завоевать только при таком отношении к работе. Чтобы тебя уважали партнеры, и тренироваться нужно с максимальной отдачей. Я это давно понял. Тогда же случился один из редких эпизодов в моей карьере, о котором сожалею. Очень грустно, что так вышло.

– Джанаев был еще сырой?

– Нет, он уже здорово играл, как и команда в целом. К сожалению, в конце чемпионата Джанаев наделал ошибок. Возможно, на него, молодого парня, повлияло напряжение чемпионской гонки. Но он молодец, что впоследствии показал, что может стабильно играть на высоком уровне.

– Это заслуга Джанаева или все-таки Бердыева и тренера вратарей Кафанова, которые его реанимировали в "Ростове"?

– Прежде всего, это заслуга его самого. Ведь он проявил характер. Вместе с тем команду Бекиевича можно сравнить с "Атлетико" во главе с Диего Симеоне. Игроки не теряют концентрацию, тактически грамотно располагаются на поле, страхуют друг друга и не позволяют соперникам бить по воротам из самой опасной центральной зоны. В таких командах вратарям значительно легче. Сужу по себе. Когда в 20 лет начал играть за сборную Хорватии, мне помогло то, что рядом находились Игор Тудор, который был одним из лидеров в "Ювентусе", Дарио Шимич, который играл за "Интер" и "Милан", Йосип Шимунич, один из лучших в то время защитников в германской бундеслиге, Роберт Ковач, который был одним из лучших в "Баварии". Когда они располагались передо мной, я мог просто курить. Когда же ты проводишь два-три матча "на ноль", то, конечно, обретаешь уверенность и растешь как футболист. Буффон – один из лучших, если не лучший вратарь за всю историю, но ведь и ему очень помогает то, что у "Ювентуса" и сборной Италии отличная оборона. В мадридском "Атлетико" блестяще играли и Де Хеа, и Куртуа, а сейчас играет Облак. Словом, некоторые тренеры так строят игру, что вратарь чувствует себя очень комфортно.

– Никите Медведеву 22 года, он только в этом сезоне дебютировал в премьер-лиге и сразу установил рекорд непробиваемости в России. Как это объяснить? Получается, кого ни поставь в ворота "Ростова"...

– Нет, конечно. От вратаря тоже требуются мастерство и психологическая устойчивость, чтобы своими ошибками он не подводил команду. Понятно, что с Медведевым поработал Виталий Кафанов, фантастический специалист, который следит за современными тенденциями в тренерском деле и психологически правильно настраивает вратарей. А партнеры и общее командное построение помогают играть еще лучше.

– Когда Джанаев восстановится от травмы, как ему ужиться в одной берлоге с Медведевым?

– Это решать тренерам, которые каждый день видят, как люди тренируются и играют.

– Согласны с тем, что в России при общих проблемах с подготовкой футболистов у вратарей дело обстоит хорошо?

– Да. И в данном случае лимит помогает. Ты знаешь, что тебя не уберут после первого же промаха, и в психологическом плане это важно.

– Кто, на ваш взгляд, лучший на сегодняшний день вратарь России?

– Акинфеев, который очень редко ошибается и всегда выступает на очень высоком уровне. У всех случаются кризисы, но Игорь очень быстро их преодолевает.

– В чем секрет Акинфеева?

– Ему помогает то, что он давно играет в чемпионате России. Когда я выступал за "Хайдук", то знал, кто из футболистов как бьет, как следует подготовиться к тому или иному сопернику. В "Тоттенхэме" и "Депортиво" тренеры вратарей нам всегда перед матчем показывали, как игроки чужой команды исполняют пенальти или навесы. Кроме того, у Акинфеева сильный характер, который помог ему вернуться на прежний уровень после двух серьезных травм. Игорь – молодец!

– А что вы думаете о его серии в Лиге чемпионов, над которой даже посмеиваются?

– Не понимаю этого. Акинфеев такого отношения не заслужил. Он многое дал и ЦСКА, и сборной. А пропущенные голы – следствие игры не одного человека, а всей команды.

Матчи с ЦСКА были принципиальными и в "Ростове"

– Самый обидный гол в карьере вы, наверное, пропустили в сентябре 2007 года от армейца Янчика?

– Может быть. Тем более, что, оглядываясь назад, приходишь к выводу, что, возможно, гол, позволивший ЦСКА сделать ничью, лишил нас в том году чемпионства. Никогда не забуду тот момент. Это одно из самых печальных моих воспоминаний.

– Мяч тогда издевательски медленно залетел в ворота…

– Вот именно. Я уже готовился отразить удар головой Игнашевича, когда Янчик подставил ногу, изменил направление полета мяча, и тот, будто в замедленной съемке, "парашютиком" залетел в ворота. Не должны мы были доводить до штрафного, после подачи которого ЦСКА сравнял счет. Могли спокойно выбить мяч куда-нибудь за боковую, а не отдать его в руки вратарю.

– Когда вы оказались в "Ростове", встречи с ЦСКА остались для вас принципиальными?

– Конечно. Прекрасно помню полуфинал Кубка с армейцами четыре года назад на своем поле, проигранный нами в дополнительное время – 0:2. Мы потерпели поражение, но та игра стала переломной в сознании команды. Она поняла, что в следующем сезоне способна добиться чего-то значительного. И через год "Ростов" взял Кубок. Надо сказать, что этот клуб всегда хорошо настраивался на домашние матчи с грандами, в том числе "Спартаком". Для меня же пребывание в "Ростове" стало новым опытом. При этом хотелось изменить менталитет, не думать только о том, как остаться в премьер-лиге, а стремиться идти дальше, пробиваться в еврокубки. И мне кажется, что я успел внести посильный вклад в то, что сегодня "Ростов", несмотря на все свои проблемы, стал крепким клубом премьер-лиги.

– Удивлены прогрессом Калачева за последние два года?

– Очень! Футболисты, которые старше 35, обычно играют от центра поля до чужой штрафной. А Тимофей – резво бегает по всей бровке! И как он играл в этом году, это просто нереально. У Калачева тоже очень сильный характер. Он любит и умеет отдавать голевые передачи, большой молодец. Как и Гацкан. Эти два футболиста дольше всех в "Ростове", они показали, что еще два-три года стопроцентно могут играть на самом высоком уровне. Я иногда общаюсь с Гацканом, поздравляю всех ребят через него.

Отказался от машин Федуна за всю команду

– С кем из "Спартака" общаетесь?

– Иногда с Селиховым. С Леонидом Трахтенбергом связь держу. И, пожалуй, все. Все-таки люди в команде новые, футболисты почти все изменились.

– Остался, кажется, лишь Макеев.

– Да. И тот в "Спартаке-2".

– С Леонидом Федуном?

– Нет.

– Все мы помним обещание Федуна – подарить хорватам машины за победу над Англией, благодаря которой Россия смогла попасть на Euro-2008. В Москве у вас будет возможность увидеть его и напомнить об этом!

– Так мы не раз виделись после этого! Разговаривали на эту тему сразу, когда я вернулся после игры на "Уэмбли" в клуб. Леонид Арнольдович подтвердил, что подарит машину, хотел сдержать слово. Но я ответил, что не нужно, пусть это и выглядит красивым поступком, но может сложиться неприятная ситуация как для нас, так и для него. Вы же сами знаете, что происходит в ФИФА, и УЕФА, в Европе могли расценить подарок как взятку и так далее. Все-таки мы выступаем за сборную. Так что я поблагодарил его, и на этом все закончилось.

– Вы отказались только от своей машины?

– Нет, сразу от лица всей команды! А мне от Федуна хватило денег, которые были положены по контракту.

– Самый памятный разговор с владельцем? Чем он вас удивил?

– Федун очень грамотный и спокойный человек, хорошо общается, искренне любит команду. Я очень рад за него сейчас, потому что знаю, сколько средств он вкладывал все эти годы. Рад, что много денег направляется и на академию, это очень важно для будущего поколения. Плюс Леонид Арнольдович построил замечательный стадион. Возможно, это как раз стало последним шагом к тому, чтобы "Спартак" выиграл чемпионство. Поздравляю его! И спасибо ему как президенту, что он так помогает народной команде.

Конспекты Лаудрупа, Черчесова, Бердыева, Луческу…

– Какие у вас сейчас жизненные планы?

– Точно не буду тренером.

– Говорили, что если Бердыев позовет – придете.

– Немного не так. Я сказал в сослагательном наклонении: "Я бы пришел!" А на самом деле, у меня сейчас три лучших друга работают главными тренерами – Игор Тудор в "Галатасарае", Иван Юрич – в "Дженоа", Иван Леко – в бельгийском "Сент-Трюйдене". Они все меня звали, но – не хочу. Я ведь и закончил с футболом потому, что хочу уделять время семье. У меня четверо маленьких детей, самому старшему – семь лет. Когда ты футболист, у тебя есть гарантия, что три-пять лет ты пробудешь на одном месте. А если ты тренер, можешь проиграть в трех матчах, и тебя уволят. Отдельно жить от семьи мне тоже не хочется. Ведь одна из причин, почему я ушел из "Ростова" – слишком долго лететь до Сплита. Выступал бы в Москве, было бы намного проще. Семья всегда должна быть на первом месте, у меня она как раз на нем. Таскать детей из одной страны в другую тоже не хочется. Пусть растут в окружении, где чувствуют себя комфортно. Наверняка это будет Хорватия. Впрочем, такие мысли у меня сегодня. А что будет дальше…

Тренерская работа – очень серьезный труд. Ты почти с утра до вечера занимаешься делами команды, трансферами, придумываешь план занятий. То есть отбираешь у себя время, которое можешь посвятить жене и детям.

– И сейчас вы занимаетесь только семьей?

– Учусь еще и в двух университетах – спортивного менеджмента в Сплите и в академии тренеров, там получил лицензию B. В следующем году иду на A, потом и на Pro. Они нужны, если хочешь возглавлять команду и даже если хочешь работать в руководстве, быть, к примеру, спортивным директором. Хочу знать тренировочный процесс изнутри, как он построен, почему в каждом упражнении бегают столько-то. Не хочется, чтобы пришел специалист по физподготовке, рассказывал мне какие-то вещи, а я их не понимал. Я ведь еще футболистом конспектировал занятия. Везде, где играл. И у Лаудрупа, и у Саламовича, и у Шустера, и Бекиевича, и у Луческу. Очень хорошо знаю ход тренировок. Но есть еще и подробности – почему одно упражнение делается три минуты, а другое – пять. Вот их я тоже хочу усвоить.

– Конспекты пишете. А автобиографию не хотите?

– Пока не думаю об этом. Возможно, в будущем, но сейчас я еще молодой для книги!

– Каким видите будущее "Спартака"?

– Фундамент уже есть. И главное – есть тренер. Каррера – один из главных факторов, благодаря которому я вижу хорошую перспективу у "Спартака". Сейчас же очень важно усилить требуемые позиции. Предстоит играть в Лиге чемпионов, нужны новые качественные футболисты с хорошими характеристиками и сильным менталитетом, ведь играть нужно будет через два дня на третий, потребуется ротация.

– Можете сказать, что нынешний чемпионский "Спартак" – это всерьез и надолго?

– Думаю, так и есть. Взять те же финансовые вопросы, которые президент способен закрыть. Если Квинси Промесу придет предложение из Европы, то Федун способен предложить новые условия, чтобы голландец остался. Это тоже очень важно. Я думаю, что все самое хорошее для клуба еще впереди. И надеюсь, что сейчас пришла новая эра "Спартака".

  • 100

Комментарии 1

#1 Petrovitch | 18 мая 2017 18:09
Стипе, спасибо за игру в Спартаке!
Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63