YouTubeВ КонтактеTwitterFacebookGoogle +

Spartakworld.ru - Новости «Спартак» Москва. Сайт болельщиков

Показать меню

Алексей Жамнов: Есть материал, из которого можно строить «Спартак»

Новости ХК «Спартак» Москва

Комментировать
Алексей Жамнов

Возрождение «Спартака», состав и планы на сезон – в интервью с генеральным менеджером «Спартака» Алексеем Жамновым.

Очередным гостем редакции стал генеральный менеджер возрождённого хоккейного «Спартака» Алексей Жамнов. Разговор состоялся на следующий день после официального объявления о возвращении клуба в КХЛ. Помимо многочисленных вопросов о планах, составе и задачах красно-белых на сезон, Жамнов рассказал про печальную судьбу «Атланта», а также поделился впечатлениями относительного чемпионата мира в Чехии. Напомним, что Алексей Юрьевич возглавляет селекционную службу национальной команды.

«Есть материал, из которого можно строить «Спартак»

— Почему так долго тянули с объявлением о возрождении «Спартака»?

— Ждали-ждали и объявили — это самое главное. Почему так долго, не могу сказать. Я не знаю. Но уже оттягивать нельзя было, потому что много вопросов. 4 июля у нас ознакомительное собрание, 5-6-го — медицинская комиссия, а 7-го ребята уезжают на сборы в Финляндию на две недели, до 21-го числа. Поедет 38 человек. Там есть и просмотровые ребята, и молодёжь. Из этой обоймы уже будем выбирать. После сборов останется 30 человек. И потом у нас два турнира. Это Кубок «Динамо» с 6 по 9 августа и Кубок Мэра с 16 по 19 августа. Вот такая будет подготовка.

— Недавно у нас в гостях был известный хоккейный агент Юрий Николаев, он вас очень расхваливал. Сказал также, что Радулов будет в «Спартаке».

— Радулов какой?

— Игорь, конечно.

— Да, будет.

— Расскажите о составе.

— Будут те игроки, которые перешли в СКА, когда была та «шумовая» сделка. Надо отдать должное СКА — благодаря ему «Атлант» дожил до конца сезона. Эти игроки сейчас перейдут уже в «Спартак». И все права на них будут у «Спартака». Сохранили костяк, и есть материал, из которого можно строить команду. Фамилии вы все знаете.

— Включая Шмелёва и Дыбленко?

— Да.

— Энгрен?

— Тоже.

— Есть новые фамилии?

— Новые есть, да. Если смотреть по российским игрокам, я пока не готов сказать. У меня просто с собой списков нет. В последние дни было много работы, голова чуть-чуть устала от этих фамилий. (Улыбается).

По иностранцам могу сказать, что Гилрой возвращается, его подписали. Договорились и в ближайшее время подпишем контракт с защитником Дженовеем из рижского «Динамо». Договорились с Лукашем Радилом. Это молодой чех, нападающий. И Уэллман из фарм-клуба «Вашингтон Кэпиталз», праворукий центральный. Энгрен пятый. Вот по иностранцам такая картина.

За Кейси Уилменом я очень долго следил, в течение пяти лет пытался привезти его сюда, в Россию. Только сейчас это получилось.

— А кто будет вторым вратарём?

— Второго вратаря озвучим в ближайшие две недели. Но это будет игрок КХЛ.

— Защитников можете назвать?

— Те ребята, которые были у нас в обойме, в «Атланте». Не все, но в основном: Новопашин, Коробов, Дыбленко, молодые ребята, которые играли в конце сезона.

— По Кадейкину со СКА не разговаривали?

— Думаю, он им самим нужен. У СКА ушло много игроков, но у них состав, вроде, укомплектован. По Кадейкину разговоров не было. И считаю, это будет неэтично. Если будет интерес у СКА, то будем разговаривать. У нас диалог со СКА всегда нормальный.

— Была информация, что Шмелёва пытался подписать «Салават».

— Пытались подписать, да. Но, конечно, эти все предложения, которые делают другие клубы… смешные, если честно говорить. Понимаете, я не осуждаю никого, но надо собираться и разговаривать на эти темы. Потому что я вот не понимаю, как человек может получать такие бонусы: за одно очко – 20 млн. С другой стороны, на эти действия есть методы за счёт человеческих отношений – всегда можно договориться с игроком и с агентом.

— А вот про Энгквиста тоже говорили, что, вроде бы, пытались взять.

— Нет. Мы его отдали в ЦСКА, была такая договорённость. Когда его забрал ЦСКА, тут была и денежная компенсация. В этой ситуации наглеть не очень красиво.

— У вас было не так много времени, чтобы собрать команду. Составом довольны?

— Времени было немного, но мы планировали это давно. Полтора месяца назад уже начали думать. Просто тут надо исходить из того, что мы можем себе позволить, понимать, какой у нас бюджет.

— Какой он, кстати?

— Средний. Думаю, схожий с тем, что был у «Атланта». Мы и ориентировались на этот бюджет. Конечно, если сейчас сравнивать курс доллара и это… Но у нас сейчас все зарплаты в рублях, поэтому исходим из рублёвого эквивалента. Думаю, бюджет средний и нормальный. И мы уложились.

— Основной источник бюджета?

— Нефтебуровая компания ERIELL.

— Не будет такого, что в середине сезона начнутся какие-то проблемы?

— Нет, здесь не будет точно. Компания серьёзная. Диалог шёл давно, на протяжении двух месяцев. Определялись по бюджету.

— Из-за курса валют не было проблем с иностранцами?

— Скажу честно, что подписание контракта с иностранцем в два раза легче, чем подписание контракта с российским игроком. Те понимают, что курс скачет, а наши сразу хотят в два раза больше. (Улыбается). Есть, конечно, диалог с агентами. Многие адекватные и всё прекрасно понимают. У меня бюджет в рублях, поэтому я из этого исхожу. Я не смотрю, какой рынок на бирже будет. Есть контракт на сегодняшний день, он в рублях и таким будет в течение сезона. А какой будет доллар – я не знаю.

У меня тоже зарплата в рублях, и я не знаю, что будет завтра. Я в такой же ситуации, как и игроки. Конечно, я смотрю новости про курс доллара и евро, но по отношению зарплат — это я уже контролировать не могу. Подписал контракт – всё, тут уже никуда не денешься.

«Инициатива по тренерскому штабу – моя и Валеры Каменского»

— Вы лично с какого момента участвуете в возрождении «Спартака»?

— Разговор шёл давно. В прессе появлялись всякие интервью — не мои, а журналистов. Единственное, что у меня был контракт и я его должен был доработать. Оправдываться ни перед кем не собираюсь. Что произошло с «Атлантом», то произошло. Это жизнь. Мы делали всё, чтобы клуб дожил до конца сезона и доиграл нормально без всяких проблем. А когда уже по «Атланту» всё было ясно, мне сделали предложение от «Спартака».

— Тренерский штаб — Титов, Уланов, Козлов?

— И Голошумов, тренер вратарей.

— Не пытались продолжить сотрудничество с Алексеем Кудашовым? Или просто ему поступило более выгодное предложение из Ярославля?

— Во-первых, у нас с ним до сих пор нормальные отношения, созваниваемся часто. В тот момент, когда ситуация со «Спартаком» ещё была непонятна, Ярославль ему сделал достойное предложение. И большой плюс для Алексея в том, что весь его штаб перешёл в «Локомотив».

Надо отдать должное, это рост для него. За сезон у нас было три разных состава, и всё равно команда боролась. Ну а конкретно, когда речь пошла по «Спартаку», рассматривалось несколько кандидатур. В итоге остановились на Титове.

— Про Титова давно говорили. Вы пригласили его из-за схожих взглядов? Он человек больше североамериканский. Говорили, что внедряет прогрессивные технологии тренировочного процесса.

— Он ездит на семинары в Америку. Недавно был в Аризоне. У нас было интервью с тренером, и после этого приняли решение, что его концепция и наша – схожи. Команда будет строиться, поэтому мы и делали ставку на тренеров, что это будет не на один год.

— Уже в первый сезон будут какие-то задачи?

— Ясно, что задача — попасть в плей-офф. Постараться сделать всё возможное для этого. Но всё будет зависеть от самих игроков и тренерского штаба. Главное, чтобы тренеры нашли взаимопонимание с игроками. Хотя все эти приобретения шли с согласования тренерского штаба, поэтому здесь нет такого, чтобы я брал, а он не знал.

— Получается, у Титова будет время, чтобы построить команду?

— Договор со всем тренерским штабом рассчитан на два года. Поэтому пусть ребята работают, а мы будем только помогать. Все вместе должны работать. Это не значит, что всё свалили на тренеров и вперёд, правильно? Это и моя, и Валеры Каменского инициатива по тренерскому штабу. Руководство приняло это предложение. И работать всем вместе надо будет. Подписали контракты на два года, а там будем смотреть. Но хотелось бы, чтобы и дальше всё было нормально, и мы шли вместе.

— Умение Титова работать с молодыми, его атакующий стиль — это сыграло решающую роль?

— Думаю, да. Во-первых, «Спартак» всегда играл в атакующий хоккей. Это ещё когда я в «Динамо» играл, говорили, что «анархия – мать порядка». То есть они играли по бразильской системе. Против них всегда было тяжело играть, но с другой стороны — интересно, потому что они играли в красивый, комбинационный хоккей. В принципе, мы тоже исходили из этого. Надеемся, что всё получится.

— Вячеслав Козлов официально завершил карьеру? Он готов к тренерской работе?

— После сезона я с ним на эту тему общался. И то он просил время подумать. У него в голове был вариант, чтобы ещё поиграть сезон. Но в итоге, да, завершил.

«Играть будем в «Лужниках» или на «Ходынке». «Сокольники» – база»

— Где будет играть «Спартак»?

— На этот вопрос отвечу на следующей неделе точно. Рассматриваются два варианта — это «Лужники» и «Ходынка». «Сокольники» станут базой – там будет тренировочный процесс, «молодёжка» будет играть. А первая команда рассматривает два варианта – «Лужники» и «Ходынка». Может, начнём в «Лужниках», а потом продолжим на «Ходынке». На следующей неделе будет встреча, на которой уже точно поймём.

— В «Сокольниках» играть не разрешила лига?

— КХЛ здесь ни при чём. «Сокольники» — исконно спартаковское место, но «Спартак» — это бренд, и мы хотим развиваться, идти вперёд. Поэтому нужна новая инфраструктура, маркетинг будет совсем другой. Бренд будем раскручивать. Нужно больше посадочных мест, чтобы болельщиков больше ходило. «Сокольники» — устаревшая арена для КХЛ, для трансляций. Мы смотрим вперёд. Так что ждём ответа на следующей неделе, где будем играть.

— Вопрос в том, когда «Ходынку» откроют?..

— Там много нюансов. Есть договорённость. На следующей неделе будет совещание с Москвой, где и определимся. Конечно, нам бы интереснее была «Ходынка».

— У «Ходынки» неудобное расположение, метро довольно далеко, с парковкой сложности. Не думаете, что будет пустовать?

— Для этого надо раскручивать проект. Поймите, за один год это всё не сделаешь. Нужно два-три года. В Москве новых стадионов сейчас нет. Только «Ходынка», и то она на реконструкции. Вот открыли «Арену Легенд», а все остальные дворцы старые. У нас есть показатель – стадион в Санкт-Петербурге, который народ полностью на каждый матч заполняет. Но там люди тоже не сразу пошли, верно? Помню, приезжали в Питер играть – там первый ярус был забит, а верхний — свободен. Сейчас зато в Питере билеты не достанешь. Грамотный маркетинг, сотрудники работают в правильном направлении. Мы попытаемся сделать то же самое.

— А строительство своего стадиона?

— Не обговаривается. Есть «Ходынка», она неплохая.

— ЦСКА сейчас активно привлекает к работе Бориса Михайлова и Владимира Петрова. Вы ветеранов спартаковских сейчас тоже трудоустроили. Это целенаправленно?

— Я думаю, что это правильно. Люди столько лет отдали «Спартаку», делали имя клубу. Руководство с пониманием отнеслось – это большой плюс. У людей большой опыт, нельзя забывать их. Старшинов, можно сказать, живая легенда, как тот же Якушев и Майоров. Поэтому они все будут принимать активное участие в работе клуба. У каждого есть своя должность. Старшинов – президент клуба, Якушев – в попечительском совете, а у Майорова – сектор ветеранов.

— Такая тенденция пошла и у «Динамо», и у ЦСКА.

— Это же хорошо. Был этап, когда ветеранов забыли и ничего не было. Правильно, что сейчас мы всё это ценим.

«Про «Атлант» можно писать мемуары»

— Как получилось, что «Атлант» сразу всем стал безразличен? С чего началась эта ситуация, из-за которой клуб исчез?

— Если всё расскажу, можно мемуары писать. Я бы не сказал, что клуб бросили. Ещё при первой встрече с Зингаревичем и Воробьёвым было понятно, какой бюджет и задачи. Через год губернатор конкретно сказал, что таких денег на финансирование нет. Сумма серьёзно сократилась. Все всё понимали, в том числе и Зингаревич. Знали, что входим в сезон с долгами, и я был вынужден сделать продажи игроков, чтобы рассчитаться и чтобы у нас была хоть какая-то денежная сумма в банке, чтобы начать сборы, войти в сезон. В дальнейшем нам предоставили гарантии, но случившаяся финансовая ситуация… я не знаю, что там произошло.

— Финансирование было «50 на 50»? Между Зингаревичем и областью?

— Нет, последний сезон должен был финансировать Зингаревич. Область все обязательства – там было несколько миллионов рублей – к концу сезона закрыла. Клуб должен был спонсировать Зингаревич, но у него начались финансовые проблемы. Из-за этого возникли проблемы и у нас. Но ещё раз повторюсь, что мы встречались и губернатор ещё до начала сезона сказал, что денег на финансирование команды нет, будем искать спонсора. Но не получилось.

«Некоторые говорили, что Жамнов распродавал игроков, а деньги в кубышку»

— По сути, команда повторила судьбу «Спартака».

— Получается так, да. Все эти продажи игроков были вынужденными. И тех игроков, которые за три года из команды ушли, я ведь продавал не для того, чтобы кубышку свою наполнить, как некоторые говорят. Мол, бизнес у меня…

— Да, бытует такое мнение у болельщиков, что Жамнов всех распродал, всё развалил…

— Ну да. В кубышку, да. Я всё это знаю. Но как говорят, «отрицательная реклама – это тоже реклама». Как я уже сказал, всё это были вынужденные меры. У нас возникали такие вопросы, когда не было денег на перелёт ближайший. Компания, которая занималась нашими перевозками, говорит: «Мы вам самолёт не дадим, у вас такая задолженность, что необходима какая-то предоплата». Понимаете до чего доходило?.. А люди думают, что если мы игрока продали, я там наварил что-то.

Мы всех продали никак не от хорошей жизни. Согласитесь, какой генеральный менеджер будет продавать столько перспективных хоккеистов? Он идиот, что ли? Они ведь все на ведущих ролях в новых клубах. У Кадейкина в нынешнем сезоне травма, да. Но парень он перспективный, я бы никогда его не отдал. Мы продали Галимова, Кольцова, Вишневского, Рукавишникова, Кадейкина, Немеца, Энгквиста, Врану… Если бы удалось сохранить всех этих хоккеистов, команда билась бы за высокие места в КХЛ. Даже с тем бюджетом, который у нас был. А я ведь прошлым летом спрашивал: надо ли снова всё это делать, если опять будут задолженности? Мне ответили: надо. Надо, так надо. А потом газеты перестаёшь читать, Интернет не открываешь — столько нового о себе узнаёшь…(Смеётся)

— Были разговоры, что для Подмосковья накладно иметь две команды – «Атлант» и «Витязь».

— Хотели соединить, но что-то не срослось. Просто два разных клуба. Продали мы игроков, закрыли долги за четыре месяца, вошли в сезон с деньгами. Настал сентябрь, а денег нет. Пришлось снова выходить на рынок торговцу чёрным деревом. (Улыбается). Пошла одна продажа, потом вторая, и стало понятно, что денег нет и не будет. Мы доложили ситуацию губернатору, он под контролем всё держал, знал о каждом нашем шаге.

— Кроме вас, ещё кто-то бился за «Атлант»?

— Спонсоров искали, но на тот момент это никому не было интересно. Тут ведь большие вложения. Не придёшь так просто в офис какого-нибудь банка и не скажешь: «А проспонсируйте наш хоккейный клуб». Тебе скажут: «Хочешь счёт открыть — открывай, а нет — иди отсюда».

— Получается, вы пошли по стопам Леонида Вайсфельда и стали антикризисным менеджером. Он за ту же «Кузню» в одиночку бился.

— Я не в одиночку бился за команду. Бились все. И бились, как могли. Да, я договаривался по всем сделкам по продаже игроков. Суммы я называл. Может, кому-то казалось, что они не совсем адекватные. Но тут было просто: или так, или никак. Мне нужны были деньги, чтобы клуб дальше играл. Говорю честно, как есть.

— Болельщикам «Атланта» что-то хотите сказать?

— Болельщиков хочу поблагодарить за поддержку. Есть адекватные люди, которые понимают, какие у нас возникали проблемы. И понимают, что не я их создал. Оправдываться не буду. И переубеждать никого не собираюсь. Я делал то, что должен был. Очень жалко, что «Атланта» нет. Кто-то сейчас скажет: чего ему-то жалеть? он теперь сидит в «Спартаке», а «Атланта» нет, развалил, мол, один клуб и пошёл другой разваливать. Это нормально. «Доброжелателей» много. Я повторюсь, в тот момент мы делали всё, чтобы сохранить клуб до конца сезона.

— А «Арена-Мытищи» кому принадлежит? Будет пустовать теперь?

— Городу принадлежит. Думаю, там «молодёжка» будет играть, и команда, скорее всего, будет в структуре «Витязя».

«В отличие от СКА, другие клубы раздербанили бы весь «Атлант»

— На «Спартак» в «Сокольники» не сильно много ходили, а сейчас арена будет более вместительная…

— Надо работать над этим. Приходит очень сильная команда в маркетинге, которая будет раскручивать бренд «Спартака». Есть гарантия, договор с компанией.

— У СКА, допустим, другие возможности и деньги, но и то клуб раскрутили не за один год.

— Задача есть, с генеральным спонсором в том числе и по этому вопросу встречались, взаимопонимание полное. Им самим интересно, чтобы «Спартак» играл на большой арене. Значит, есть идеи. Главное — начать это всё, процесс большой. В любом случае эта маркетинговая группа знает, что сделать, чтобы вывести бренд «Спартака» на уровень СКА.

— Болельщики есть, бренд есть.

— Это вы правильно говорите, но надо всё заново начинать и по-другому.

— Футбольный «Спартак» сейчас все ругают, если хоккейный начнёт давать результат, то и болельщики подтянутся. Вы рассчитываете, что с первых матчей люди начнут ходить?

— Надеемся. Посмотрим, как московские турниры пойдут. Летом, правда, публику тяжело собрать. Думаю, в сезоне пойдёт народ.

— Дерби братьев Радуловых теперь будет. «Спартак» — ЦСКА.

— Главное, чтобы он забивал. Старший. А младший пускай не забивает. (Улыбается). Старший может, должно у него получиться. Надеюсь, заиграет, как раньше играл. Мы его брали, исходя из того, что найдём подход.

— А из ветеранов кто-то будет?

— Ну, Козлов закончил. (Смеётся). Таких возрастных – нет. Там есть несколько ребята по 30 лет, а так все молодые. Молодой может и капитаном быть. По капитану будет принимать решение тренерский штаб с игроками. Будет российский вратарь из КХЛ, это станет понятно в ближайшие недели две. Там много фамилий.

— Шестёркин?

— Не знаю. (Смеётся).

— Иван Касутин за «Спартак» играл, сейчас в «Ладу» перешёл. Вы с ним не общались?

— Общался. Мог подписать, скажу честно. Но у меня Энгрен, и второй вратарь будет российский, взвешивали все «за» и «против». Будем брать сильного вратаря и с перспективой на будущее.

— То есть моложе?

— Да. У нас несколько вариантов, все они в проработке. Вратари все с контрактами, но мы определимся, как это сделать.

— СКА очень сильно вам помог, выкупил игроков. Сложились хорошие взаимоотношения?

— Да, у меня с клубом хорошие партнёрские отношения.

— С кем конкретно?

— Со всеми.

— Прямо гармония такая. Говорят, «Атлант» был под СКА, теперь «Спартак» под СКА будет…

— Нет, «Спартак» под СКА не будет. Просто у меня нормальные отношения с ними, человеческие. Есть определённые вещи.

— Вы благодарны руководству СКА за помощь?

— Да. Другие клубы раздербанили бы, дай боже. Только дай было отмашку «можно», порвали бы всю команду. Я встречался с руководством СКА, мы обсудили все детали. Я считаю, правильно, что если «Атланта» не будет, а будет «Спартак», но костяк сохранился, ребята не разбежались. Нужно, чтобы команда входила в лигу сильной. И я благодарен руководству СКА во многих вещах, по этим ребятам.

— Главное, чтобы потом не последовали манипуляции: мы тебе помогли, теперь ты нам давай.

— Я думаю, такого не будет. Есть такая простая вещь, как спортивная этика. Люди всё прекрасно понимают.

— У вас получился непростой сезон: «Атлант», сборная России, «Спартак». Как вам удавалось все эти вопросы решать?

— В принципе, удавалось. У меня есть команда — мой помощник, ребята в клубе. Все работали в одной обойме, без нареканий.

«Серебро для сборной – достойный результат. Канада была сильнее»

— В сборной вы продолжите работу? У владельцев «Спартака» не было вопросов, что это может как-то помешать?

— Нет, всё нормально, понимают. Продолжу работать, потому что мне это интересно. И другой уровень, опыта больше, общение. Приезжаешь на чемпионат мира и встречаешь тех, с кем играл раньше, — из НХЛ и Европы. Многие работают в федерациях. Ну и сам процесс, работа представлять национальную команду – очень интересно. Хотя и большая ответственность.

— Поехал кто-то из штаба сборной или из службы селекционной на финал Кубка Стэнли? Там четыре наших хоккеиста играют.

— Нет. Всё по телевизору будет ясно.

— Ваш отдел будет расширяться в следующем сезоне?

— 9 июня будет исполком ФХР, планируем поднять этот вопрос. Хотелось бы расшириться. Так было бы попроще, могли бы трёх-четырёх людей отправлять в разные направления, чтобы информации больше собирать. Всё не обхватить, конечно. Будем разговаривать.

— Какие-то конкретные имена есть?

— Пока не буду говорить. Узнаете попозже. Главное, чтобы утвердили эти предложения.

— Давайте вернёмся к чемпионату мира. Последнее место в заявке, на которое ждали Овечкина, — это была принципиальная позиция Сафронова со Знарком? Вы как-то пытались свои идеи протолкнуть, что, может быть, защитника надо взять? Или вы тоже были на их стороне?

— Например, Овечкин сыграл матч, прилетел ночью, а вылетел утром. Емелин бы вылетел через два дня. Разница есть? Это реальный факт. Просто Овечкин сразу договорился с руководством, что вылетает. А Емелин не знал, надо было бы ждать два дня. Смысла не было. С адаптацией не всё так просто. Почему держали место под Овечкина? Саша же сказал, что если «Вашингтон» вылетает, он сразу приезжает в сборную. Ну и была непростая ситуация с травмами. Тут уж никуда не денешься, это спорт.

— Локтионов и Григорьев были со сборной.

— Поймите правильно. Все решения принимались не за один час. Мы всем штабом сидели, взвешивали все «за» и «против», ночью, утром и днём. Такие решения на самом деле не так легко принять. Взвешиваешь и сочетания, и тот момент, что если ещё какая-то травма будет. Это не гадание на кофейной гуще. На тот момент мы понимали, что осталось шесть защитников. И ставку делали на атаку. Плюс само присутствие Овечкина сказывается на сопернике. Когда Овечкин выходит на лёд, он может забить. Тут и психологический момент.

— То есть один защитник роли не играл?

— Нет. В этой ситуации оставалось два матча, и мы всё прекрасно понимали.

— Как вам вообще игра в обороне нашей сборной? После чемпионата мира проблемы игры в защите много обсуждали.

— Если честно, я думаю, что все ребята сыграли достойно. Но во-первых, сказались травмы. Никто из ЦСКА не смог поехать на чемпионат мира из-за травм. А там были защитники, которые помогли бы сборной. И их, конечно, не хватало. Не могу высказать кому-то претензии по чемпионату мира. Поначалу были вопросы по нюансам, а потом ребята все и под шайбу ложились, и самоотдача была очень приличная. Выжали всё, что могли. Я считаю, что серебро – это достойный результат для сборной. Конечно, если сравнивать с канадцами… Канадцы были сильнее всех. Они весь турнир шли ровно, все их четыре звена – играющие.

— По составу, понятно, канадцы были сильнее. У нас насколько оптимальный был состав?

— Тут нельзя говорить из-за травм. Конечно, хотелось, чтобы тот игрок поехал и другой. Но травмы. Много нюансов. Три кандидата было, например, на одно место. Выбирали, кого брать, кого не брать. Взвешивали все «за» и «против», а после принимали решение. На кофейной гуще никто не гадал. На тот момент взяли всех сильнейших, кто был в обойме. Никто не ожидал, что так резко травмы пойдут. В Минске тоже были травмы, но там чуть по-другому было. А здесь и сборные были посильнее, чем в Минске. Шведская команда, канадцы. У американцев хоть и приехало много ребят из колледжа, но всё равно играли очень прилично.

— Радулову тоже травмы помешали…

— С ним Андрей Николаевич Сафронов встречался. Мы прилетели из Швейцарии или Германии, и он сразу из аэропорта поехал встречаться с Радуловым.

— Он ведь переломанный весь.

— Саша на самом деле переломанный. Такая же ситуация была с Пашей Дацюком. Я общался с ним на следующий день после игры, и он сказал, что у него травма. Готов был приехать, но считал, что он не помощник в сложившейся ситуации. Мы нормально отнеслись к этому. Приехал бы Дацюк, были бы чуть другие сочетания звеньев. Это был бы большой плюс для нас, потому что когда осталось шесть защитников, ставка делалась только на атаку.

— В России вообще дефицит центральных нападающих. Опять на чемпионате мира это проявилось.

— Да у нас не поймёшь. То дефицит центральных, то защитники сломались — и тоже дефицит.

— У нас просто реально на всех качественных игроков уровня сборной дефицит.

— Правильно сказать, что у нас нет такого выбора, как у канадцев. Вот и всё. В 90-х можно было сделать две сборные России из игроков, выступающих в НХЛ. Сейчас не такое большое представительство россиян за океаном. В юниорских лигах – очень много, а на взрослом уровне раз-два и обчёлся. Я в Сочи разговаривал со скаутами сборной Канады, мы обсуждали оборону команд Канады и России на Олимпиаде. У Канады есть шесть защитников, которые проводят в НХЛ по 25 минут в среднем за матч. И они в шесть защитников этих играли всю Олимпиаду. Они мобильны, готовы к этому. А мы, в свою очередь, всегда играем в четыре пары. Наши защитники не готовы играть в три пары на таком уровне. Я ни в коем случае не хочу принизить достоинство наших защитников, надо отдать им должное, что боролись и играли так, как могут.

— А правильно дозаявлять молодого Миронова и выпускать его против сборной Канады? Опыта ему явно недоставало.

— Миронов был в обойме. Он поехал, потому что прошёл все сборы и тренерский штаб был им доволен. Давайте не будем забывать, что это его дебют на чемпионате мира. Матч против сборной Канады? Ну, ошибся он, да, наверное, был мандраж. Уровень-то совсем другой. Ничего страшного. Для него это большой плюс, Андрей будет прогрессировать.

— То, что на чемпионате мира у сборной России была очень молодая оборона, это шаг сознательный или вынужденный?

— Это сознательный шаг и обстоятельства, которые были связаны с травмами других защитников. Если оглянуться на сезон, то мы через сборную пропустили около 60 игроков. Работали с перспективой на будущее. Мы должны понимать, на кого можем рассчитывать в будущем, а на кого нет. В ком-то мы разочаровались, а от кого-то не ожидали, что человек сыграет так хорошо. В дальнейшем мы не отступим от этой стратегии. Будем следить за всеми. Если молодой парень появится, нельзя ему закрывать дорогу в сборную. Видно, что молодые ребята, приезжая на Евротур, в первых играх теряются, столкнувшись с другим уровнем. Даже в играх с немцами и швейцарцами, которые собирают оптимальные составы, идёт совсем другой хоккей.

— За Марченко из «Детройта» следили? Праворукий защитник, а их дефицит в сборной.

— Мы следим за всеми. У нас большой список кандидатов. Как говорится, есть «ранние» игроки, есть «поздние». Просто надо давать шансы. Да, многие ребята приезжают, а уровень чуть другой. КХЛ – это хорошо, но хоккей на уровне сборной намного быстрее. Кто-то не успевает уже. Ребята сами понимают, что им есть над чем работать и к чему стремиться. В клубе он может быть на ведущих ролях, а в сборной теряется. Тут тоже человеческий фактор, адаптация. Надо проверить ребят на этом уровне, чтобы понять, что они из себя представляют.

— Что скажете о тройке Шипачёва на ЧМ? Они блистали весь сезон, об этом сочетании много говорили...

— Ребята играли достойно. Потом пошли микротравмы, сказывалась усталость. Одно дело — регулярный сезон закончить, другое дело — приехать после победы в Кубке Гагарина на чемпионат мира и продолжать играть на таком уровне. Я согласен, что в НХЛ тоже нагрузка серьёзная и парни прилетают после 80 матчей. Но наши ребята приехали после финала, где оставили очень много сил, эмоций, и, наверное, от этого пошли травмы на чемпионате мира.

— Евгений Дадонов на церемонии закрытия сезона КХЛ признался, что всё звено играло на чемпионате мира с травмами.

— Это правда, все ребята играли на уколах в плей-офф. Больше добавить нечего.

«После матча с Канадой Панарин понял, что в НХЛ будет тяжело»

— Вы одобряете решение Панарина уехать в «Чикаго»?

— Почему нет? Конечно, может быть, было бы лучше для клуба, чтобы он остался. С другой стороны, раз парень решил — пусть едет. Важно, что он попал не в самый плохой клуб. Речь даже не об условиях, а о самой игре. По стилю он «Чикаго» подойдёт. Ему намного проще будет адаптироваться, чем в «Нью-Джерси» или «Торонто». Правда, сейчас в «Торонто» пришёл новый тренер, там должно всё измениться в лучшую сторону.

— В «Чикаго» нет российских игроков.

— Россиян там нет, но я наблюдаю до сих пор за «Чикаго» и могу сказать, что эта игровая команда, не «бей-беги». Конкуренция там очень высокая, но я думаю, что Панарин её выдержит.

— Он созрел для этого?

— Я думаю, что да. Единственное, он понял, что будет очень тяжело в НХЛ, после финального матча с Канадой. (Улыбается).

— Никита Сошников, в отличие от Панарина, ещё не созрел для НХЛ?

— Не ожидал, что он уедет. Я с ним лично беседовал, и другие люди разговаривали. Я ему сказал, что готов его подписать, а через год, если он захочет, отпущу в НХЛ без проблем. Я видел, что он ещё не созрел. Надеюсь, что у него в «Торонто» всё сложится. Сошников парень и наглый на льду, и мастеровитый. Он действительно быстро прибавляет. Главное, чтобы его уверенность не сломали там, выпуская на 10 минут в третьем-четвёртом звене.

— Может быть, это на него агент надавил?

— Честно говоря, я не знаю, кто на него надавил. Это он решил. С ним и я разговаривал, и Сафронов. Никто не против, чтобы ребята уезжали, но уезжать они должны хотя бы более-менее подготовленными. А тут парня только начали привлекать в сборную, он не сыграл ещё ни одного чемпионата мира. Нет школы, которую он бы прошёл. Артемий вот сыграл на чемпионате мира, понял, что его ждёт в НХЛ. Панарин техничный и один в один обыгрывал и финнов, и шведов, а канадцев уже тяжеловато так обыграть.

— Юрий Николаев отмечал, что это вы сделали Панарина.

— Я думаю, что Артемий всё-таки сам себя сделал. От меня там какая-то 10-я часть, которая заключается в том, что я постоянно говорил Майку Крушельницки, чтобы ставил Панарина. На тот момент Артемий был действительно «сырой», из-за удочки его было не видно. (Улыбается). Но уже тогда было очевидно, что он талантливый и у него есть потенциал. Панарин — поздний, это надо учитывать, как и Сошников. У нас часто говорят про 22-летних «перспективный, перспективный», а в советские времена в этом возрасте уже вовсю в сборной играли или отправляли заканчивать. Но, повторюсь, есть разные случаи. Что касается Сошникова, то хотелось бы, чтобы он в России ещё год поиграл и совершил переход из молодёжного хоккея на новый уровень. Единственно, что мы, штаб сборной России, переживаем, чтобы он там не сломался. Но это от него будет зависеть.

Если говорить о Панарине, то во времена совместной работы в «Витязе» я его часто к себе вызывал поговорить. Он, бывает, 10 матчей играет великолепно, а потом 10 матчей ездит и курит. (Улыбается). Бывало, что Артемий успокаивался, хотя в его возрасте нужно каждый день прогрессировать.

— Он, вроде бы, такой простой парень…

— Деревенский парень? С удочкой и червячками? (Смеётся). Он созрел уже. В этом сезоне очень здорово сыграл, надеюсь, что и дальше будет прогрессировать. Это большой плюс, что он сейчас там сезон сыграет, повзрослеет.

— Для сборной России отъезд Панарина, Плотникова, Медведева и Калинина — это плюс? Всё-таки в НХЛ и скорости другие.

— Почему бы и нет? Думаю, что Плотников отлично впишется в североамериканский хоккей. Какой объём работы он на чемпионате мира выполнял — с таким объёмом далеко не каждый справится. От него я никогда не слышал, чтобы он ныл и был чем-то недоволен. Адекватный человек. Он работает, умеет играть, забивать и создавать моменты. В НХЛ таких игроков ценят. К тому же с тем стилем борьбы, который ведёт Плотников, ему будет комфортно на маленьких площадках. Думаю, что он адаптируется.

— С чем вы связываете такой стремительный взлёт Никиты Кучерова?

— По тем матчам, что мы смотрели, могу его сравнить с Сашкой Могильным. Молодец парень. Добавил очень прилично, почувствовал уверенность. Главное, чтобы эта уверенность сохранилась. Мы на него рассчитываем.

— Наверняка большую роль сыграло то, что он попал в «Тампу». Стив Айзерман любит русских игроков, Джон Купер знал Кучерова со времён фарм-клуба.

— Конечно, это очень важно — попасть в свою команду. Кто знает, может быть, он бы не заиграл также ярко в другом коллективе? От тренера многое зависит, от генерального менеджера. Если тебя подписывают — это значит, что на тебя рассчитывают. Айзерман был талантливым хоккеистом и стал талантливым генеральным менеджером. Наместникова я видел. Пока ему не хватает «физики», но он тоже очень талантливый. Мы за ним смотрим постоянно.

— Александр Хаванов нахваливал Никиту Нестерова. Как вам этот молодой защитник «Тампы»?

— Поначалу, в первом раунде, он вообще много очков набирал, выступая как бомбардир. Я смотрел несколько игр с участием Нестерова, мне он очень понравился.

«Ни о каком конфликте между Давыдовым и Худобиным не знаю»

— Что на чемпионате мира произошло у Антона Худобина и Рашида Давыдова? Конфликта не было? Худобина, наверное, можно понять. Человека вызывают в сборную на второй чемпионат мира, но при этом он сидит на лавке.

— Этот вопрос, наверное, лучше адресовать к Рашиду Давыдову. Он в сборной занимается с вратарями.

— Зачем тогда было человека тащить из Северной Америки?

— Чтобы в сборной было три вратаря.

— А в итоге видно было, что обиделся парень.

— Пускай обижается. Но вопрос: кто сильнее Худобин или Бобровский?

— Понятно, что Бобровский. Но выбор ведь стоял между Худобиным и Барулиным, а все видели, какой сезон в Омске провёл Барулин.

— Повторюсь, за вратарей в сборной отвечает Давыдов. Он сказал, что Барулин сильнее Худобина? Вы поймите, он ведь смотрел на вратарей не только в клубном сезоне, но и в тренировочном процессе в Чехии. Ни о каком конфликте между Давыдовым и Худобиным я не знаю. Не было в сборной никаких конфликтов. А по выбору вратарей? Если есть уверенность в первом вратаре, надо его ставить.

— Как принимается решение о том, кто должен в конкретном матче занять место в воротах?

— Решает весь тренерский штаб. Они выслушивают Рашида, который ведёт вратарей, и потом принимается совместное решение. Так что определение состава на игру — исключительно прерогатива тренерского штаба, а мы подключаемся уже в более глобальных вопросах.

— Что за ситуация возникла с Семёном Варламовым, который был свободен, но не приехал на чемпионат мира?

— Я переговорил с его агентом, и он описал ситуацию, что на тот момент ничего не было ясно по суду над Варламовым. Будет он или не будет? Обязан ли он там присутствовать?

— А он вторым бы поехал?

— Я от него не слышал этой темы: поеду – не поеду. Всё упёрлось в ситуацию с судом, а не в решение игрока или тренерского штаба.

— Решили не дёргать его?

— И его не дёргать, и нам так спокойнее. Он ведь мог находиться в сборной, а головой быть в своих проблемах. То же самое и по Жене Кузнецову. У него жена была беременна, ждали первого ребёнка. Человеческий фактор тоже немаловажен. Решили, что дёргать его не будем.

«Таких защитников-самородков, как Фетисов и Татаринов, сейчас нет»

— На чемпионате мира вы попробовали себя в качестве тренера, помогая ребятам отрабатывать вбрасывания. С чем связано то, что мы постоянно проигрываем «точку» финнами и североамериканцам?

— Не знаю, честно говоря. Проблема, наверное, в том, что у нас нет такой ответственности. Я сам, когда играл в СССР, не концентрировался на вбрасываниях. Только в НХЛ понял, что от этого компонента зависит 50% игры, особенно в зоне атаки и в зоне обороны. Эту ситуацию нужно понимать. Меня в Северной Америке учили игре на «точке», я не был сильнейшим в этом. Нужно подстраиваться под праворукого или леворукого игрока, у каждого есть своя специфика. В своё время я общался по этому поводу с отличным центральным нападающим Дугом Гилмором. Но за пару дней все проблемы не исправишь.

— Вы сами вызвались помогать тренерскому штабу?

— Мы вместе это решили. Знарок попросил. Знаете в чём ещё проблема? Порой игра на вбрасываниях складывается 50 на 50, а подбор постоянно за соперником. Это большая проблема. Много было голов забито, когда мы проигрывали вбрасывания в своей зоне. Надо работать. Причём в своих клубах. Центральные сами должны оставаться после тренировок и отрабатывать, если они хотят расти.

— Много на сборную свалилось на этом чемпионате мира: травмы, плохая игра на вбрасываниях, другие проблемы. Как на иголках, наверное, сидели в Чехии? Давление чувствовалось?

— Давление есть всегда. Наверное, всем хочется лучшего, но нужно исходить из того, какой был состав. Нужно реально понимать ситуацию. Не стоит оправдываться и рассуждать, что было бы, получи мы на чемпионате мира другой состав. Выступили достойно. И упрёка в адрес игроков быть не может. Все ребята, которые защищали цвета сборной России, выложились на 100 процентов. Шесть защитников, которые остались, — это то, что у нас было. Давайте реально понимать ситуацию, что другого выбора не было.

Дмитрий Юшкевич считает , что в России большие проблемы с институтом подготовки защитников. Вы согласны, что сейчас в нашем хоккее практически нет топовых защитников? Даже на чемпионате мира: есть первая пара Белов — Чудинов и есть все остальные.

— Я, наверное, не соглашусь. Топовые защитники у нас есть, они растут и прогрессируют. Просто на тот момент, когда проходил чемпионат мира, мы получили ограниченный выбор. А слова Юшкевича… Ему, наверное, виднее как защитнику. Конечно, таких самородков как Слава Фетисов или Михаил Татаринов, сейчас нет. Да и в НХЛ в 90-х годах наши защитники выходили в первой-второй паре своих команд. Взять ту же Олимпиаду в Сочи, на которую поехали защитники, выступающие в третьих парах команд НХЛ.

— Марков играет в первой паре.

— Марков играет в первой паре, да. Он ещё и в большинстве выходит. Остальные у нас – третья пара. Они играют в среднем по 19-20 минут. И приезжают канадские защитники, которые в три пары играют всю жизнь и проводят на льду по 30 минут. Поэтому тут можно долго дискутировать, но нужно спуститься с небес к реальной ситуации и понять всё.

— Какое-то время Никулин был лидером сборной, а сейчас…

— Сейчас молодёжь наступает на пятки. Они моложе, шустрее. Вы посмотрите, все защитники, которые были у нас на чемпионате мира, небольшого роста, мобильные, атакующего плана. Поддержать атаку могут. С другой стороны, мы исходили из того, что четыре пары будет, а сложилось так, что пришлось ещё и дозаявлять. Мы когда брали Миронова, исходили из того, что вдруг одна травма, а тут так сложилось. Но это не оправдание. Был ещё Григорьев, но мы всё взвесили и сделали выбор. Нам нужен был габаритный защитник, у нас их не осталось.

— Вы Егором Яковлевым довольны?

— Я думаю, он был на чемпионате мира одним из лучших. Потенциал у парня очень большой.

— Его звали в НХЛ, но он решил повременить.

— Я бы на его месте также поступил.

— Как Медведев в 32 года?..

— Я не Медведев, не знаю. Это его выбор, решил попробовать. Он прекрасно всё понимает, куда и зачем едет. Надо поддержать парня. Молодец, пускай попробует.

«В НХЛ разное было, я там три забастовки пережил»

— Вам понятны причины такого массового отъезда наших игроков в НХЛ этим летом?

— Нет. Наверное, просто ребята хотят попробовать себя на другом уровне. Почему-то, да, решили все сразу. Почему нет? Все игроки, которые уезжают, – состоявшиеся. Кроме Сошникова. Но что о нём говорить? Дай бог, чтобы у него всё получилось. Многое будет зависеть от него самого. Тренеру «Торонто» он должен понравиться.

— Калинин, считаете, тоже созрел?

— Знаете, когда можно будет судить — созрел он или нет? После сезона, проведённого в НХЛ.

— Панарин высказался, что сделаете лучшую лигу и хоккеисты не будут уезжать, будут стремиться играть не в НХЛ, а в КХЛ.

— Он имел ввиду: сделать лигу, как в НХЛ. Но ведь НХЛ не семь лет, как КХЛ, правильно? Давайте будем стремиться к тому, чтобы наша лига была такой, как НХЛ. Но это не так быстро. В НХЛ, кстати, не всё было гладко. Я когда там играл, три забастовки застал. Три локаута было! У нас до этого пока не дошло, слава богу.

— Как вам работается с новым руководством КХЛ?

— Нормально. Пока все друг к другу притираются. Новое руководство, новое видение. Надеюсь, изменения в лучшую сторону будут. Как можно судить по двум месяцам? Все те вопросы, которые на повестке дня встают, решаются. И решаются в положительную сторону. Новый президент прекрасно понимает, что лигу нужно делать сильнее и развивать её во всех направлениях. В том числе и маркетинг. Я думаю, лига будет сильнее.

— Дмитрий Чернышенко в день закрытия сезона собирал генеральных менеджеров клубов. На чём были расставлены акценты?

— Были подведены итоги сезона. Серьёзные вопросы будут обсуждаться в середине июня на совете директоров.

«Главное, чтобы не получилось так: покричали и разошлись»

— Разница между НХЛ и КХЛ в том, что там во главе угла стоит бизнес, а у нас – сборная. Как вы к этому относитесь?

— У нас с НХЛ два разных лагеря. У нас тут сборная, которая играет Евротуры, другой календарь, другие схемы работы. А там федерации к НХЛ никакого отношения не имеют, что канадская, что американская. С ними контакт идёт тогда, когда сборные набирают. У нас совершенно разная структура. У нас и перерывы есть из-за сборной, циклы подготовки к чемпионатам мира и Олимпиаде. А там иначе происходит. Как вот к чемпионату мира канадцы собрали сборную, не самую слабую (смеётся), из тех, кто в плей-офф не попал. А сколько они могут таких сборных собрать?

— А мы почему так не можем?

— Пока не можем. К этому нужно стремиться, делать выводы. Не так, чтобы покричали и разбежались. Один что-то в газете сказал, потом другой. Пришло время, когда нужно собираться и решать уже эти проблемы. Всем вместе. Нужно думать о том, как усилить наши позиции. Понятно, что это дело не пяти минут, тут длительный процесс. Нужно главное понимать, что канадцы нас опережают. Они взяли всё лучшее у нас и сохранили своё. А мы на своей волне живём, словно у нас сейчас 70-80-90-е годы. Это время прошло. Нужно реально понимать, какой идёт разрыв. Если канадцы сейчас такую сборную собрали на чемпионат мира…

— Получается, когда они захотели чемпионат мира выиграть, они его выиграли?

— Получается так. Я не унижаю достоинства наших ребят. Но они были сильнее. Это нужно реально понимать. И это показатель ситуации в нашем хоккее. Нам что-то нужно предпринимать, чтобы изменить ситуацию. Понятно, что собери мы всех, кто был нужен, результат мог быть другой.

«Кому-то выгодно раздувать историю с гимном»

— Что случилось в истории с канадским гимном? Эмоции или техническая недоработка?

— Честно говоря, я не знаю. Я находился в раздевалке, помню, слишком всё затянулось. Нам перед игрой бумажку принесли, где было много всего написано. На все расклады. Стоять и ждать, пока трёх игроков не наградят. Что там на самом деле произошло, я не знаю. Не могу этого объяснить. Я сидел в раздевалке и ждал, когда всё закончится. Пришёл министр спорта, мы с ним общались. Что некрасиво вышло, это ясно. Что тут говорить? Но я могу точно сказать, что ни у кого в подсознании не было, чтобы специально уйти. Что там разжёвывают через газеты, мол, специально ушли — это всё бред. Открыли калитку, наши подумали, что пора идти. Эта шумиха на фоне сегодняшней обстановки в мире никому была не нужна. Может, кому-то просто это выгодно было так подать. Нужно разобраться в этом, а потом говорить.

— На исполкоме ФХР этот вопрос тоже будет обсуждаться?

— Конечно, а когда ещё это обсуждать?

— И все проблемы нашего хоккея, о которых вы говорите?

— Проблем много, думаю, будем всё обсуждать. Но вопросов так много, что за один исполком не решить. Нужно понять главное: что нужно сделать, чтобы наша сборная была намного сильнее и хоккей двигался в нужном направлении. Как не совершать те ошибки, которые мы допускали раньше. Что нужно делать, чтобы ситуацию выправить. Что сделать, чтобы быть сильнее. У нас на чемпионате мира были хорошие матчи, были нервные, но не было той стабильности, с которой турнир прошли канадцы. На одном дыхании.

У нас номер никто не отбывал. Никакого безразличия у ребят я не видел. Они и сами собирались, разговаривали. Там никакого давления не было ни от тренерского штаба, ни от генерального менеджера. Была очень хорошая атмосфера. Те же травмированные ребята остались. Данис Зарипов. Все общались. Все понимали, зачем приехали. Ну не выиграли мы, канадцы оказались сильнее. Нужно разобраться в причинах, почему они настолько сильнее, и сделать выводы, чтобы нам дойти до такого уровня.

— Ребята чуть не плакали от досады после финала с Канадой. Тот же Тарасенко говорил о том, что тяжело осознавать, насколько они нас сильнее.

— Так это хорошо. Всегда есть шанс отыграться. Всегда. Просто нужно к этому стремиться.

— Как оцените Илью Ковальчука в роли капитана? На прошлом чемпионате мира был Александр Овечкин.

— Нормально. Ребята и так всё понимали. А Илья парень авторитетный, к нему все с уважением относятся. Он достойно справился.

«Выжали всё из сборной на этом чемпионате мира»

— Хотелось бы вернуться к теме проблем в хоккее накануне Исполкома. Быков, Билялетдинов, когда уходили, говорили, что игроков уровня сборной очень мало, надо что-то решать. Вы это тоже признаёте. Может, стоит уже какие-то программы разрабатывать, решать проблемы?

— На данный момент в обойме были сильнейшие. Ясно, что если бы ребята из ЦСКА были не травмированы, поехали бы на чемпионат мира, кто-то бы не поехал. С другой стороны, та молодая оборонительная линия сейчас школу прошла, они дошли до финала и обыграли в 1/4 шведов – шведы после канадцев самые сильные были. Это была очень большая школа, приличная.

Да, у нас нет такого, как у Канады, которая может три сборные привезти. Мы не можем. Тут не надо ничего скрывать, ничего придумывать. Мы не можем. Мы можем собрать только одну сборную. Надо понимать, что это правда. Сейчас совсем другое время, и мы имеем то, что имеем. Надо подумать, как выйти из этой ситуации. Раньше, я помню, в Нагано, например, выбор был большой. В 92-м на Олимпиаду молодые все поехали, но там смена поколения прошла, Тихонов сделал ставку на молодое поколение. А в 98-м могу выбор был большой, четыре пары набирали – не знали, кого вызывать, и в Солт-Лейк-Сити у Фетисова была возможность выбирать. А сейчас-то выбираешь из тех, кто не попал в плей-офф, куча травмированных, кто сможет на этом уровне, кто не сможет. То, что он в КХЛ хорошо играет – не факт, что он и за сборную будет хорошо играть. Некоторые в сборную приезжают, и их вообще не видно.

— Как Мозякин, например? Который только в этом году выстрелил в сборной.

— Все рады за Серёгу, что он здорово провёл чемпионат мира. Это плюс для него самого, что он доказал, что может на этом уровне играть.

— Доехал до ворот…

— Не буду комментировать, а то напишите там… (Смеётся). Проблема в чём: есть Евротур, а чемпионат мира – совсем другой уровень.

— Это всё очевидно, а как из этого выбираться? Тренерский штаб вообще это обсуждает?

— Конечно, обсуждаем. Например, с Олегом Валерьевичем побеседовали после чемпионата мира. На следующий год будем больше в Северную Америку летать, ребят серьёзнее посмотреть.

— Хорошая у вас работа. Возьмёте с собой в командировку?

— Ничего хорошего, я вам могу сказать. За 10 дней 8 игр посмотреть не так и легко. Плюс перелёты, переезды. Один раз вылететь не могли из-за погоды – на поезд пошли, чтобы на матч успеть. Надо смотреть более тщательно. Нюансов много: большие площадки и маленькие, как он там смотрится, как на большой. Чемпионат мира на европейской площадке, а Кубок мира – в Торонто, на маленькой. Канадцы на Олимпийские игры брали игроков атакующих, забивных, которые могут противостоять тому же Овечкину, ведущим звеньям других сборных, они всё это учитывают. Так и у нас сейчас, стараемся всё нюансы учитывать. Но есть такой фактор, как травмы, который иногда всё перебивает.

— В итоге же готовимся к Олимпиаде?

— Да, это олимпийский цикл для игроков, тренерского штаба, селекционной службы. Хочется подготовиться к Олимпиаде, достойно выступить и выиграть. Но на других турнирах тоже надо достойно выступать, дома — тем более. В Москве будет давление, дай боже. Как было в Питере в своё время. (Улыбается).

— Главное, чтобы результата такого же не было.

— Я говорил с ребятами, главное, чтобы они не совершали наших ошибок. Хочется, чтобы всё было нормально, в хорошем смысле.

— Какие ещё вопросы о будущем обсуждали со Знарком?

— Вопросов-то много. Могу сказать честно: тренерский штаб всё, что мог, из этой сборной выжал. Я много раз взвешивал — всё, что могли, выжали. Думаю, и Знарок, и Сафронов, и все игроки, и федерация согласятся. Игроки сами всё отдали. Федерация создала все условия, которые нужны были для сборной.

Результат хороший. А в финале мы были объективно слабее, что тут спорить? Тут, правильно вы говорите, надо выводы делать. Выводы такие, чтобы не воздух сотрясать, а чтобы эти вопросы в рабочем режиме решались.

«Сафронов – эмоциональный человек, не показушник»

— Когда Знарок приходил в сборную, они с Сафроновым заявляли, что есть программа развития, подготовки, то есть они, вроде, не жаловались на нехватку игроков.

— Все околохоккейные люди прекрасно всё понимают. Просто есть люди, которые пишут позитив, а есть пишущие негатив. Золотой середины не видят, и вот её нам всем надо найти. Есть вопросы, просто надо их решать.

— Кто должен быть локомотивом в решении этих проблем?

— Федерация и КХЛ. Все вместе. Сейчас я хотя бы диалог вижу. То есть точки соприкосновения появились. Раньше-то КХЛ и ФХР как кошка с собакой жили. Сейчас все общаются нормально. А проблемы всегда были и будут.

— Даже Виталий Мутко ничего сделать не мог, а сейчас он, вроде бы, доволен, что все в хоккее работают на результат.

— Общались с Мутко в Праге, он тоже прекрасно понимает, что сильнее были канадцы. Что тут говорить? Надо выводы делать. Все мы адекватные люди. Конечно, хочется выиграть у канадцев в финале 6:1. Раньше обыгрывали, а на данный момент они сильнее были. Но как сказал Ковальчук, матч-реванш всегда существует, будем ждать его. Может быть, в Москве в финале встретимся. Было бы здорово.

— Критика была перед чемпионатом мира, что много игроков в сборную вызывали весь сезон, а поехал очевидный состав.

— Тут всем не угодишь. Что бы ты ни делал, кто-то будет недоволен. Это я уже понял за год работы со сборной очень чётко. У вас это неправильно, там неправильно. С ума сойдёшь. Даже человек, который хоккей по телевизору знает, но очень к нему привязан, всё время говорит: «Вы это не так делаете, надо вот так было сделать». Ещё не слышал, чтобы кто-то доволен был.(Улыбается). Хорошо, что у людей есть своё мнение. Но ситуацию внутри они не знают. Экспертов сейчас очень много, некоторых читаешь, прямо жить хочется после таких интервью. Просыпаешься утром в плохом настроении и бабах — тебе статья очередная.

— Кожевникова, например?..

— Кожевников то некоторые вещи очень правильно говорит. Просто, может, в этом и дело, что он их настолько правильно говорит, что не стоит так. (Смеётся). Но он такой человек.

— Говорят, непросто работать с Сафроновым…

— Он нормальный, адекватный человек, который переживает за результат и за каждого игрока в сборной.

— Сафронов за сборную так переживал, что даже расплакался во «Внуково-3», когда прилетели с чемпионата мира.

— Он эмоциональный очень. Честно говорю. Он не показушник. И когда собрания проводили, это было. От такой подборки сюжетов, которую делают у нас на собрания, у любого могут слёзы выступить.

«Штаб сборной Канады – как очередь в булочную»

— Кажется со стороны, что ваш штаб не обращает внимания на критику — кто что написал, сказал. Есть у вас своя концепция, и ей следуете.

— Что бы ты хорошее ни сделал – этого не замечают, а за плохое сразу затаптывают. Я спокойно реагирую. Мне интересно, что обо мне думают моя жена и мои дети. Хоккейному специалисту я всегда объясню, почему приняли то или иное решение. И он поймёт. А какому-то журналисту, который про теннис раньше писал, а теперь пишет про хоккей, что я могу объяснить? К критике я отношусь нормально, если она по делу. Я не сбираюсь незнающим людям объяснять тонкости. Я занимаю должность и отвечаю за все свои действия. В тот момент, когда я продавал игроков в «Атланте», это было необходимо. Факт был, никуда не денешься. В «Витязе» у меня тоже были проблемы с финансированием, тоже отдавал игроков на плей-офф за компенсацию, но потом они возвращались. Как только кто-то приходит в сборную, он только врагов себе наживает, кто-то всегда говорит: «На его месте должен быть я».

Надеюсь, в «Спартаке» поменьше будет таких разговоров, потому что продавать не надо будет никого. Тьфу-тьфу-тьфу. Гарантии хорошие, организации солидные, с руководством встречались. Уверенность у меня есть. Главное, чтобы мы вернули этот бренд, болельщиков и команда играла в хороший хоккей. Хочется на самом деле сотворить что-то хорошее. Это, конечно, не за год, не сразу, но должно получиться.

— Как завоюете сейчас Кубок Гагарина...

— Нет, ну мы реально понимаем, что мы можем, чего не можем. Хотя каждый может чего-то достичь, прыгнуть выше потолка один раз. Главное, чтобы ребята это понимали, что все из одного теста и всё зависит от желания, пусть кто-то получает больше, кто-то меньше. Будем стремиться к лучшему. Надеюсь, и в сборной будет лучше.

— Кстати, обсуждали, что в сборной штат раздут.

— А кто там? В принципе, ничего такого нет. Посмотрите штаб канадцев! Они когда на награждение пошли… это как очередь в булочную в советские годы, я там кого только не увидел. В Сочи на Олимпийских играх я пошёл с Хичкоком поздороваться, а у них там две ложи — сидят скауты, записывают, просматривают. Сколько у них человек? И никто не говорит, что раздутый штаб. А у нас сделали селекционную службу — говорят, зачем она нужна? Раньше звонили по телефону, договаривались, и нормально было. Ну, молодцы, что звонили. То есть на должности кто-то сидел, а они по телефону звонили. Поймите, что все назначения в сборной идут через ФХР, через людей, которые сборную курируют. Всех утверждают.

— В своё время Билялетдинов ввёл видеотренера в штабе, это как ноу-хау было.

— То, что я вижу — ничего амбициозного, сверхъестественного в сборной не просят, только то, что полагается. Мы жили на чемпионате мира за городом – так это ещё и дешевле вышло. 30 минут до дворца с сопровождением добирались. Там тишина, ребята гуляют спокойно. База сумасшедшая была. Или можно было жить на базе рядом с ареной, где в 12 часов начинается живая музыка, и ты спишь, как на дискотеке. В принципе, другие команды жили, вроде, нормально. Но мы ребят увезли. Сборной нужно нормальное питание, нормальный перелёт – адекватные вещи. Мы там заселились в одну гостиницу, появился вопрос: а сборную по футболу в такое место селят? Сомневаюсь. Нельзя сравнивать, уровень разный.

И кто-то раздувает из этого, а что мы попросили-то? Чтобы условия получше были и всё. В Финляндии нас поселили в раздевалку – кошмар. В душ идти — как хранилище для шайб. Хорошо, что благодаря Ротенбергу Яри Курри нам отдал раздевалку «Йокерита». Почему нельзя было сборной России дать нормальную раздевалку? Или там на нас санкции хоккейные наложили? Причём чехи, шведы, финны — нормально, а нас не пойми куда загнали. Там рабочие какие-то, элеватор – и мы сидим, переодеваемся. Цирк ведь. В той же Швеции поселили в гостинице – она деревянная, но ты стоишь и достаёшь потолок рукой. А на обед бульон этот, из кубиков, как их?.. «Галина Бланка». Мы попросили сок, а там у нас одна вода в меню. Хотя меню отсылали заранее. И то мы не жаловались, а просто попросили, чтобы больше такого не было.

— Подушки жёсткие, еда невкусная – всё это накладывает отпечаток?

— Есть какой-то уровень, чтобы нормальные были и дворцы для сборных.

— Раньше таких тем в хоккее вообще никто не поднимал. Просто вопрос, когда всё это перерастает в заявления какие-то.

— Раньше молчали просто, а сейчас Сафронов это доносит до публики.

— Вы считаете это правильно?

— А что неправильно? Раньше никто этого просто не знал, а он рассказывает. Он это и на Исполкоме говорит, наживает себе ещё больше врагов. (Смеётся). Но он же просит это не для себя, а для игроков. Мы прилетели из Швейцарии в Женеву, посмотрели две гостиницы, нам сказали, что одну затопило. Но ничего подобного — мы приехали, а там ремонтные работы, сверлят, леса вокруг гостиницы и надо идти километр через залив, и там вторая гостиница, в которой ещё 15 человек<

+5
Михаил Юньков: Гашек никогда не делает ничего лишнего (Видео)
Михаил Юньков: Гашек никогда не делает ничего лишнего (Видео)

Он очень спокойный человек. Который максимально профессионально относится к своему делу. Он, кажется, никогда не делает ничего…
Иван Касутин: Думаю, что победа - хороший подарок для Хоссы
Иван Касутин: Думаю, что победа - хороший подарок для Хоссы

СИБИРЬ vs СПАРТАК 3:4 Перед игрой Хоссу поздравили. Хотелось победить, потому что у него юбилей — 30 лет. У нас это…
Бранко Радивоевич: Футболисты «Спартака» побьются в Барселоне
Бранко Радивоевич: Футболисты «Спартака» побьются в Барселоне

Капитан "Спартака" Бранко Радивоевич дал прогноз на матч футбольных одноклубников в Барселоне и прокомментировал матч с "Сибирью".

Petrovitch

#1 Petrovitch (4 июня 2015 17:35)

кроме Старшинова, Якушева и Голошумова в хоккейном Спартаке все новые лица.
  • 0
WOWANder72

#2 WOWANder72 (6 июня 2015 13:59)

Это будет либо «Мегаспорт», либо «Лужники».
"Мегаспорт"- это круто! Слабо правда вериться.
  • 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
М КОМАНДА И В ВО ВБ П ПО ПБ Ш О
1  СКА 35 25 1 3 2 2 2 155-56 87
2  ЦСКА 37 23 1 1 6 1 5 108-72 79
3  Торпедо 36 19 2 1 11 1 2 85-71 66
4  Локомотив 35 17 1 2 11 3 1 84-72 61
5  Динамо Мн 35 15 2 3 13 2 0 97-95 57
6  Йокерит 35 15 0 2 11 2 5 83-91 56
7  Динамо 36 12 3 5 12 0 4 81-71 56
8  Витязь 36 14 2 3 14 0 3 85-93 55
9  Сочи 36 14 2 3 15 1 1 84-83 54
10  Спартак 34 13 0 2 16 1 2 77-82 46
11  Медвешчак 37 12 2 1 20 0 2 77-107 44
12  Слован 35 11 2 1 18 1 2 77-104 42
13  Северсталь 34 10 1 1 15 3 4 75-99 41
14  Динамо Р 35 6 0 3 21 1 4 61-89 29

Чемпионат КХЛ
10 декабрь 2016
17:00 (мск) Москва
ХК Спартак МоскваVSХК Лада Тольятти

Чемпионат КХЛ
8 декабрь 2016 Москва
ХК Спартак Москва3:1ХК Нефтехимик Нижнекамск


Пользователи:

Гостей: 27
Последние пользователи:
Yoch
4vn
Kestas
Ahim
alex87