YouTubeВ КонтактеTwitterFacebookGoogle +

Spartakworld.ru - Новости «Спартак» Москва. Сайт болельщиков

Показать меню

Игорь Болдин: Блеснуло лезвие - и нос отрезан

Новости ХК «Спартак» Москва

Комментировать

Игорь Болдин: Блеснуло лезвие - и нос отрезан

Олимпийского чемпиона Альбервилля Игоря Болдина, 17 сезонов отыгравшего за "Спартак", мы встретили в Сочи. На большом приеме. Вспомнили, что не читали его интервью давным-давно. Предложили устранить пробел – нельзя забывать таких людей. Наш довод показался Болдину железным. Готов был приступить к устранению хоть немедленно, хоть в Москве, где тренирует в спартаковской школе. Мы выбрали Москву и Сокольники.

ТРЕНЕР

– Первая команда "Спартака" сидит без зарплаты. Школа вообще забыла, как деньги выглядят?

– Нам легче!

– Это еще почему?

– Объясняю. Школа не относится к клубу, нас финансирует государство. А в госучреждениях платят день в день. Плюс за ветеранов играю. Пенсия хорошая, как олимпийскому чемпиону – 32 тысячи. Какая у меня зарплата в школе, говорить не стану. Нечего народ пугать.

– Завтра кто-то из нас придет тренировать – сколько ему положат?

– Здесь разряды. Если одиннадцатый, самый низкий, будете получать 10-12 тысяч рублей. В зависимости от стажа, звания.

– В московских футбольных школах ситуация иная.

– Потому что там деньги дает клуб. А не Москомспорт.

– Вы успели и с основой "Спартака" поработать.

– Жаль, недолго. Сезон ассистировал Валере Брагину, на второй команду распустили. В июле 2006-го самый главный человек в проекте возрождения "Спартака" – Вадим Мельков – разбился в авиакатастрофе. Остался бы жив – все было бы нормально. Не представляю, как он оказался на этом рейсе. Собирался в Германию. Кто-то его уговорил слетать к друзьям в Иркутск.

– Все дела "Спартака" были завязаны на одного человека?

– Да. После гибели Мелькова какое-то время нам еще платили. Затем пришел Ржига, прежний штаб "подвинули". Я побыл в фарм-клубе и вернулся в школу.

– Родители юных хоккеистов, говорят, даже дерутся между собой. Прямо на трибуне.

– Могут. Обычная история. И между собой, и с чужими…

– На вас, тренера, никто с кулаками не лез?

– Нет, слава богу. Бывает другое. Заявляется папаша: "Не с теми мой сын играет. Если не переведешь вон в то звено, уйдем из команды". К Пачкалину, директору школы, ходят жаловаться на тренеров. Вот он наслушался всякого. В Москомспорт письма пишут. Не понимают, что хорошего игрока тренер зажимать не станет.

– У сына, Игоря Болдина-младшего, как дела?

– 19 лет, играет за "Спартак" в МХЛ. Ждем, что будет дальше с командой.

– Отправили бы парня в Штаты.

– Только не это!

– Почему?

– Там очень много лиг. В сильнейшую – Онтарио – попасть сложно. Играют за команду лишь два иностранца, а слетаются туда со всего мира. Надо быть на голову выше канадца, чтоб тебя выпускали на лед. Остальные лиги такие, что платишь деньги и играешь. Уровень слабенький. Уж лучше в МХЛ.

– Игорь родился в Финляндии?

– Да, в городке Хямеэнлинна, где я играл за ХПК. Но финского паспорта нет, это не Америка. Место рождения ничего не дает.

– Александр Барков прижился там, сын за финскую сборную играет.

– Не для меня страна. Народ сонный, чудной. Муж с женой приходят в ресторан – так каждый платит за себя! Вот природа потрясающая. Леса сухие, грибные. Я за час белыми и подберезовиками два пакета набивал. Черники, земляники тоже навалом.

– Финны косились с изумлением?

– Ну да, у них-то нет традиции грибы-ягоды собирать. А для меня в Хямеэнлинне это была отдушина. И на финнов внимания не обращал.

– Что еще любите?

– На дачу ездить. Помогаю теще с тестем огород вскопать. Участок большой, 30 соток.

– Нормально.

– Тестю при царе Горохе дали землю. Уплатили, помню, 62 рубля.

– За сотку?

– За весь участок! Вот ведь были времена…

– Охота, рыбалка – ваше?

– Совершенно не мое. Лучше на кассетах старые советские фильмы посмотрю. "Весна на Заречной улице", "Девчата", "Запасной игрок"…

– Почему на кассетах?

– У меня видеодвойка осталась – и куча кассет, которые еще в Финляндию с собой возил. Не выкидывать же. Если по телевизору ничего интересного нет, включаю кино, какое хочется.

– Компьютер освоили?

– О чем вы говорите, какой компьютер? Я до сих пор бумажные газеты покупаю! У меня и телефон самый простенький. Хотя тут воспользовался "ВКонтакте".

– Это что ж заставило?

– Сын там пишет. Через него отыскал меня Андрей Чистяков, играл за "Спартак" в 80-е. Теперь в Норвегии живет. Он специально прилетел на Олимпиаду в Сочи.

– И как встреча прошла?

– Тоже седой. Вспоминали спартаковскую базу в Серебряном Бору, где жили в одном номере. Андрей три дня пробыл в Сочи.

– Кто-то из спартаковцев вашего поколения и сейчас на виду, но о многих не слышно. Где Павел Агарков, например?

– Работает тренером в Переделкине. Вот с Жорой Евтюхиным давно не пересекался. Вроде на "Локомотиве" любителей тренирует. А Леха Саломатин – в Швеции.

– В порту трудится?

– Про порт не знаю. Как-то на соревнования в Москву приезжал в качестве репортера. Интервью у меня брал.

– Кого-то в живых уже нет.

– Да, с Сергеем Бушмелевым играли в одной тройке. Сам уфимский, у них 1966-й год классный. И все укатили в Москву. Саша Семак в "Динамо", Игорь Кравчук – в ЦСКА, Бушмелев – в "Спартак".

– Его, кажется, зарезали?

– Застрелили в центре Уфы. Поехал домой в отпуск. Что-то случилось в ресторане. Номер Бушмелева отошел к Диме Рожкову, который тоже время спустя погиб. Еще одна темная история.

БЛИНЫ

– Ваша дружба с Владимиром Тюриковым сохранилась?

– Да, он с Вадимом Епанчинцевым в молодежном "Спартаке" помогает Олегу Браташу. Я баню обожаю. А Тюриков – парильщик номер один. До посинения. С ним высидеть нереально. Еще десантниками мы с Володей были.

– Боже.

– Отправили на военные сборы в Рязань, там знаменитое десантное училище. Стоит вышка с десятиэтажный дом, с нее прыгали.

– Много у вас прыжков?

– Три. Борцы с нами служили, вот им трудно пришлось. Вес за сто кило, камнем вниз уходили. Только крик угасал внизу где-то.

– А вы?

– Я 72 кило весил. Летал как птица. Футболист Сережа Родионов с нами был, Илья Бякин, Юра Хмылев. Неделю маршировали. Четыре ведра картошки своими руками начистил. Главное, чему меня армия научила, – правильно портянки наматывать. Каждое утро пробежка. Кое-как накрутишь – все ноги до крови собьешь.

– В ЦСКА был шанс очутиться?

– Нас с Тюриковым уговаривал Борис Шагас. Мы в институте учились, просто замести в ЦСКА нас не могли. Но никогда не было желания там играть.

– Почему?

– А в "Спартаке" все устраивало.

– Вам же про сборную наверняка говорили. В нее дорога из ЦСКА была короче.

– Если человек играет – он и так попадет в сборную! Из "Спартака" на чемпионат мира постоянно кого-то приглашали.

– Мы поняли. Тренировок ЦСКА вы боялись.

– Нагрузок тяжелее, чем в "Спартаке" у Бориса Палыча Кулагина, я вообще нигде не встречал! 1981-й год. Дал нам 25 кружочков по 400 метров вокруг футбольного поля. Потом еще 25 – в обратную сторону. Час сорок адской работы.

– До финиша все дотянули?

– В первый раз – 8 человек. На следующий год добегали уже все. Даже вратари. Это сейчас их от кроссов освобождают.

– Вы падали в кровать и засыпали?

– Если бы! Когда переработаешь, ни сна, ни аппетита, ни эмоций. Ты как робот.

– Вы уже сами тренер. Понимаете, что такое никому не нужно?

– Почему это не нужно? Если б Кулагин не закалил, не факт, что доиграл бы я до сорока лет! После таких упражнений был ко всему готов.

– Теперь по 50 кругов никто не бегает.

– Да, велосипед крутят. 70-летний дедушка на него сядет и будет крутить точно так же. Можно газетку перед собой положить. Когда человек бежит, у него работают все мышцы. А на велосипеде – только ноги. Кулагин тебя, 20-летнего, мог двухкомнатной квартирой в Москве обеспечить. Телефон поставить, ребенка в садик устроить. Ты бежал 50 кругов – и все это помнил.

– Был в "Спартаке" человек, поражавший вас мощью?

– Сергей Капустин. В тренажерном зале что угодно делал! Хоть тренажеров-то не было – четыре штанги да блины…

– Четырех штанг хватало на команду?

– У каждой пятерки – своя. Тогда тренеры с выдумкой были. Хорошо, если ограничивалась она бадминтоном на льду. Могли заставить выкатиться на площадку и жонглировать чугунными блинами. На асфальте кувыркались регулярно. Так вот, придумали нам забаву: с этими блинами в руках в Сокольниках прыгать вверх по узкой и крутой лестнице.

– В блине – 20 кг?

– Если хочешь играть в хоккей – возьмешь двадцать. А не хочешь – бери десять. Дальше по той же лестнице бежишь на руках. Сзади тебя кто-то за ноги держит. Капустину все эти упражнения были в радость. Затем его ко мне на спину посадили – и вверх. Вот это мука! Следом он должен был то же повторить.

– И что?

– Он меня под мышку взял и, смеясь, пошел. Бараний вес. Капустин был с юмором, очень позитивный. Меня почему-то Профессором прозвал. В 1986-м перед чемпионатом мира подсаживается к нему на скамеечку еще один спартаковец. Тепло, светит солнышко. Тот, второй, мечтает: "Серег, как считаешь, если чемпионат выиграем, дадут мне "заслуженного мастера"?" Капустин отвечает: "А за что тебе "заслуженного" давать? За то, что на лавке со мной рядом сидишь?"

– Забавно.

– Раньше коллектив был, люди общались, подтравливали друг друга. Придешь, посмеешься. А сегодняшние, по-моему, даже не разговаривают между собой. Все набыченные, уткнутся в компьютер или телефон. Вот о чем они думают? Что у них в наушниках?

– Ну уж не Анна Герман. А Капустина молодое поколение и не знает.

– Капустина не знают?! Кого ж тогда знают?

– Ларионова – максимум.

– Да Капустин сильнее любого, кто сегодня играет. И по уму, и по катанию – на порядок! В Советском Союзе ни у кого такого катания не было! Два шага сделает – и все, не догонишь.

ЖАБА

– Таскали вы Капустина на спине. Представляем, что с ней от таких фокусов.

– Да у меня сроду спина не болела. До 28 лет вообще отыграл без травм. Это потом посыпались.

– У Андрея Хомутова за карьеру не было ни одной травмы.

– Илюха Бякин такой же. Никаких операций. Здоровья столько, что хоть сейчас выходи да играй.

– Первая ваша операция?

– В игре за сборную какой-то финн засадил плечом – и челюсть повисла. Перелом. Через трубочку соки пил, жена бульоны носила. Колбасу же не засунешь.

Вторая беда приключилась в ХПК. Двусторонка, чех Капуста едет к воротам, я за ним. Он старался защитника обыграть, попал под силовой – и полетел кувырком. У меня лезвие конька перед глазами блеснуло. Понять ничего не успел – а нос отрезан.

– Кошмар. Сознание потеряли?

– Нет. Выскочил доктор, полотенце наложил на лицо. Кровищи море. Сразу на "Скорой" в клинику. 34 шва под общим наркозом. Но пришили так ловко, что ничего не видно.

– Это правда. В старые времена вас на третий день играть заставили бы.

– А я и играл на третий. Ничего героического, в маске вышел. Смешная фотография сохранилась. Капуста приезжал в больницу, каялся – хотя он-то ни при чем. Меня не видел. Я за всю карьеру так не летал, как он в том эпизоде.

– Шайбой в лицо попадали?

– Сильно – нет. Зато на моих глазах досталось спартаковскому защитнику Сашке Лысенко. Лег под шайбу, а шлемы еще дохленькие были. Все ухо раздробили.

– С подачи Капустина вы в "Спартаке" были Профессором. А кто прозвал вас Слоном?

– Коля Борщевский. Это позже. У меня после шведского "Брюнеса" отпуск растянулся месяца на три. Дурака валял, вес набрал под сто кило. Коля увидел в Сокольниках: "О, привет, Слон!" А мы Борщевского звали Ежик. Виталика Прохорова – Прошка. Вратаря Леху Марьина – Жаба. Но не спрашивайте почему, все равно не отвечу.

– Мы читали, что Сергей Голошумов, другой спартаковский вратарь, ушел в тапочках выносить мусор, загулял – и вернулся домой через две недели.

– Загадка, почему к Голошумову это прилипло. На самом-то деле история была не с ним, а с защитником Игорем Мартыновым. Эх, веселое время! Нынешнему поколению не понять. Вот, например, случай. Приезжаем в Америку. Наш главный тренер купил по дешевке магнитофончик. Решил похвастаться. Ему говорят: "Он же на 110 вольт, а в Союзе напряжение – 220…"

– Огорчился?

– Ха! По расписанию тренировка, команда – в автобусе, а он кричит: "Какая тренировка?! Разворачивайся, едем магнитофон менять!" Или такой эпизод. 80-е, тотальный дефицит. Игрокам по-тихому сообщили, что будет возможность отовариться. Молодому поручили обойти хоккеистов, записать размеры меховых шапок и дубленок. Кто-то пошутил: "Не забудь к главному тренеру подойти". Тот все принял за чистую монету. Дождался его в коридоре: "Скажите, пожалуйста, ваш размер ондатровой шапки?" Тренер от неожиданности впал в ступор. Потом растерянно произнес: "У меня нет ондатры". А парень радостно в ответ: "Не переживайте! Будет! Ребята сказали, нас всех отоварят…"

– Вы были в "Спартаке", когда перед командой выступал Юрий Антонов? Слышали мы, и там не обошлось без "истории".

– Не обошлось. После окончания сезона был банкет в "Метрополе". Пригласили Антонова, он спел три песенки – и за стол к ребятам. В какой-то момент они вдруг завелись и организовали турнирчик по армрестлингу.

– И вы поучаствовали?

– Я молодой еще был, кто меня подпустит. Антонов могучим мужиком оказался, на руках положил всех наших ветеранов, кроме Кожевникова. Сашка – тоже крепкий, жилистый. А может, народный артист уже уморился.

СОЧИ

– Однажды в ветеранском матче Прохоров накинулся с кулаками на Петра Природина. Кому на площадке особенно удалось разозлить вас?

– Это Виталик в игре заводится с пол-оборота. А я не вспомню, когда последний раз дрался. И вообще был в состоянии ярости. Это касается не только хоккея. Если на дороге кто-то подрежет или в магазине без очереди влезет, стараюсь не реагировать. Да и черт с ним, думаю. Зачем себе нервы трепать?

Хотя в "Спартаке" ребята всегда за себя постоять умели. К примеру, в 1985-м на Кубке Шпенглера дрались с канадцами минут 15! Пять на пять. Из наших на льду были Герман Волгин, Вася Каменев, еще кто-то. Всех после до конца турнира дисквалифицировали. Но выиграть Кубок это нам не помешало.

– Как отреагировали, когда Прохоров на два года поселился в монастыре на Валааме и бороду до пояса отпустил?

– Такой поворот не меня одного удивил. О причинах Виталика я не расспрашивал. И с бородой даже на фотографиях его не видел. Но сейчас он снова в хоккее, тренирует юношескую сборную России. Вместе за "Легенд" играем.

– С "Легендами" мотаетесь по всей стране?

– Из-за работы в школе от некоторых выездов вынужден отказываться. Жалко, в Питер не вырвался, кого-то там чествовали. Зато прошлой осенью побывал в Ереване на дне города.

– Неужели в хоккей играли?

– С местной молодежью. Дворец на 8 тысяч мест был битком! Я и не думал, что в Армении так любят хоккей.

– Ради сочинской Олимпиады из школы отпрашиваться пришлось?

– Да, оформил отпуск за свой счет. Вот вам бы разрешили улететь просто так на десять дней? Если б сказали: "Поеду Олимпиаду смотреть. Поработайте за меня, а зарплату пришлите"?

– Есть объяснение, что произошло в Сочи с хоккейной сборной?

– Сборной как таковой не было, каждый играл за себя. С первого матча. Вроде старались – а игры-то нет. Но я бы все равно Билялетдинова из сборной не убирал. Не из-за него в Сочи проиграли.

– Веханен в этом плей-офф показывает, насколько важен вратарь.

– Не преувеличивайте. Вот вам история: сборная СССР ездила играть с австрийцами. Им в ворота ставили Третьяка. Ничего не менялось – забивали те же пятнадцать или семнадцать. Если вратарь с двух метров все ловит, играй через паузу. Хитрее.

– Мозякин действительно не доехал бы до ворот?

– Это, конечно, неправильно, что тренер так оскорбляет игрока. Ладно бы, в один сезон Мозякин выстрелил, а потом его не видно. Но ведь из года в год больше всех забивает. Главный наш бомбардир. Что мне еще непонятно – почему в сборной в первую очередь смотрят на способность игрока обороняться?

– В Знарка верите?

– Да не в Знарке дело. Он знает игроков. Но кто сегодня скажет, как эти хоккеисты будут выглядеть на мировом уровне?

– Вы же хорошо знакомы?

– Сколько друг против друга играли! Знарок злой был уже в юношах. Сталкивались начиная с молодежных команд – он за "Трактор", я за "Спартак". На каком-то турнире мы бились, а нас всех Свердловск обошел с Бякиным и Мартемьяновым.

ПРЕМИЯ

– В какой момент поняли, что в Альбервилле сборная способна на многое?

– Сразу – потому что команду там всерьез не воспринимали. Называли "детским садом". Никто от нас медалей не требовал. Вот в Сочи от наших ждали, заранее готовились к битве с канадцами. И к чему привело?

– Победную шайбу в финале забили вы. Юрзинов вам, кажется, что-то напророчил?

– Шепнул в третьем периоде: "Лови отскок. Жди добивание. Чувствую, вот-вот случится". Она взяла да отскочила. Центрфорвард и должен быть чуть сзади, в этом его игра.

– Владимир Владимирович мастер формулировать.

– Это точно. Я появился в сборной – слышу от него: "Пост номер один!", "пост номер два!" До сих пор не в курсе, что это такое. Постеснялся спросить.

– Не выяснили, какой пост – центральный нападающий?

– Без поста. Центральный – главная фигура в пятерке.

– Вот как?

– Если он в порядке – значит, и пятерка играющая. Прежде я в сборной был один. Не знал, куда себя приткнуть. А тут на Олимпиаду Тихонов взял всю тройку из "Спартака" – с Борщевским и Прохоровым. Игру не ломал, сказал: как играете у себя, так и здесь жмите. Обстановка была замечательная, жили втроем в одном номере. Это отличная штука – брать тройками. И у самих слаженность, и сопернику подстроиться под сборную тяжелее. Каждая тройка играет по-своему. А сейчас придумывают какие-то "атакующие", "оборонительные"… В голове не укладывается! Или я чего-то не понимаю?

– В Альбервилле одним из самых молодых в команде был Алексей Ковалев.

– Да, 19 лет ему исполнилось на следующий день после финала. Ковалев поражал трудолюбием. Про него говорят – "золотые руки". Потому что с утра до вечера возился с шайбой. После тренировок подолгу оставался на льду, оттачивал технику.

– Почему Хабибулину, который на той Олимпиаде был третьим вратарем, не отдали золотую медаль?

– Если он с кем-то из руководства обсуждал эту тему, нас в подробности не посвящал. О том, что Коля медаль не получил, я вообще узнал годы спустя. Когда он не поехал на Олимпиаду в Нагано, мотивируя это обидой за 1992 год. Кстати, сама медаль Альбервилля – необычная.

– В чем?

– Сверху и снизу позолота, в середине – прозрачная хрустальная вставка. Никогда таких не видел. А запись финала у меня есть на кассете, но не с русскими комментариями. Наша трансляция, говорят, не сохранилась. Как и игры суперсерии-1972. Все стерли. Мы ж американскую трансляцию смотрим.

– Сколько заплатили за победу?

– По сравнению с нынешними премиями и подарками олимпийцам – даже говорить неудобно. 8 тысяч франков. Если в долларах – около 5 тысяч. Я на них "Жигули" купил, "семерку".

– До этого на чем ездили?

– На праворульном "Ниссане", который мне пригнали из Японии. Стоил он смешные 500 долларов. Плюс перевозка столько же.

– В "Спартаке" союзных времен хорошо платили?

– У меня была максимальная ставка – 250 рублей. А с премиальными интересная история вышла в 1982-м, когда "Спартак" занял второе место. Я был на подходе к основному составу, провел считаное количество матчей, но мне выдали 3 тысячи рублей! Трояками – целую гору!

– Ведущие игроки получили больше?

– Разумеется! И уж явно не трояками. Я голову ломал, как эту пачку денег домой нести. Завернул в газету, на столе перед родителями высыпал – у них глаза на лоб.

– Лучший контракт в вашей карьере?

– В ХПК – 10 тысяч долларов в месяц. В "Брюнесе" зарабатывал чуть меньше – 100 тысяч долларов в год. На эти сбережения и жил, когда в конце 90-х вернулся в "Спартак". У клуба уже тогда возникали перебои с финансами. В каком-то сезоне девять месяцев кантовались без зарплаты!

– И вы подались в Хабаровск?

– Летом 2000-го "Амур" принял наш, спартаковец, Сергей Борисов. Позвал из "Спартака" группу хоккеистов, в том числе Тюрикова и меня. Но официальных матчей за "Амур" я не сыграл.

– Почему?

– На предсезонном турнире порвал паховую мышцу. При такой травме ни гипс, ни уколы не спасают – только покой. Месяца три восстанавливался. За это время Борисова уволили, москвичей из "Амура" вычищали. Ну я и уехал в Москву.

– В "Спартаке" вы застали юного Ковальчука. Чем удивлял?

– Кто-то говорил о нем – "борзый парень". Я другое слово подберу – агрессивный. Много брал игру на себя, старался забить сам. Сейчас-то Илья охотнее играет в пас.

– В команде ворчали?

– Да нет. Если человек забивает – какие вопросы? При этом Ковальчук от природы физически мощный, на площадке никого не боялся. Если надо постоять за себя – Илье абсолютно по барабану, кто перед ним. Уже играя за "Химик" во время локаута, умудрился подраться с Андреем Козыревым, очень приличным бойцом.

– Понятно, что гол в финале Олимпиады для вас – самый-самый. А номер два?

– Первое, что приходит в голову, – 1983 год, победа над московским "Динамо" – 5:1. Я играл в тройке с Шалимовым и Капустиным, забросил две шайбы. Интересно, где-нибудь есть видеозапись этого матча? С удовольствием пересмотрел бы. Но вообще, если говорить о голах, то "подледные" я не забивал.

– ???

– Я так шальные голы называю. Некоторые хоккеисты бросают черти откуда – и все залетает! В "Спартаке" по этой части главными специалистами были Леха Ткачук и Игорь Мишуков.

СТОЛБ

– Летом 1992-го вы попали в жуткую автокатастрофу. Если б не это – могли бы зацепиться за НХЛ?

– Кто ж теперь знает… В тот год уехали в НХЛ и Прохоров, и Борщевский. Я тоже был на драфте в "Сент-Луисе", но после аварии клуб обо мне уже не вспоминал.

– Как все случилось?

– Возвращался с тренировки по набережной Яузы. Скорость километров 60, но шел дождь, и меня занесло на повороте. Боком врезался в столб. Повезло.

– Вы полагаете?

– Если б не столб, я бы пробил ограждение, улетел в Яузу – и привет. Дверью-то правую ногу зажало крепко. Причем сначала мне казалось, что ничего страшного. Ну, прижата она и прижата. Боли особой не чувствовал. Наверное, из-за шока. Но когда мужики подогнали "КАМАЗ", дернули дверь, я вытащил ногу и увидел, во что она превратилась, стало не по себе. Я ее просто на заднее сиденье положил – чтоб совсем не отвалилась. Еле-еле на коже держалась.

– Сколько вы просидели в искореженной машине с зажатой ногой?

– Час или полтора. Все это время был в сознании. "Скорую" долго ждали. Крови много потерял. Отвезли в ЦИТО, где озвучили диагноз – двойной оскольчатый перелом голени. Начали к операции готовить, ногу брить. Вот тогда уже болело сильно.

– Что дальше?

– Всего операций было две, неделю на вытяжке лежал. Потом на три месяца, пока кость не срослась, установили аппарат Илизарова. И вручили гаечные ключи на "тринадцать".

– Это еще зачем?

– Подкручивать аппарат – чтоб нога держалась плотно. Гайки-то при ходьбе разбалтываются. А врачи советуют ходить как можно больше. И не на костылях. Я с этим аппаратом машину водил. Хотя правой ногой нажимать педаль газа было неудобно.

– Директор ЦИТО Сергей Миронов рассказывал нам: "Спортсмены в те годы по десять месяцев торчали на сборах. Не имея ничего, кроме нагрузок и ответственности. И вдруг травма, не слишком тяжелая. Начинали керосинить. Приходилось из клиники выгонять…"

– Мне в ЦИТО было не до выпивки, хотя там этого добра хватало. Насмотрелся всякого. Как-то сосед по палате весь вечер из бутылки колу потягивал. Точнее, я думал, что это кола, а друзья туда водку намешали. Напился, утром просыпается – и в крик: "Ой, у меня в кровати три ноги!" Оказалось, гипс во сне соскочил. А он спьяну не сориентировался.

– То, что вы после такого перелома вернулись в хоккей, – чудо?

– Да. Я же год пропустил. В катании, наверное, что-то утратил, но все-таки восстановился. И сразу поехал в Финляндию.

– Финны знали про аварию?

– Конечно. Поэтому пригласили на просмотр. Сыграл несколько матчей – и подписал контракт.

– На месте аварии с тех пор бывали?

– Ежедневно проезжаю по дороге из Сокольников домой. Между прочим, за сломанный столб мне в ГАИ выписали штраф – 52 рубля!

– В феврале вам исполнилось 50 лет. Пышно отметили?

– Да никак не отметил. Ни времени не было на праздники, ни желания. На спартаковском сайте меня поздравляли. Борщевский дозвонился, Прохоров, Якушев…

– Что-то дарили?

– Именной перстень. Но я золото не ношу, у меня и обручального кольца, как видите, нет. Вот если сын пробьется в хоккее – это будет подарок так подарок!

Игорь БОЛДИН

Родился 2 февраля 1964 года в Москве.

Нападающий.

Заслуженный мастер спорта.

Выступал за команды "Спартак" (Москва) – 1981-1992, 1995-1996, 1997-2002, ХПК (Финляндия) – 1993-1995, "ТуТо" (Финляндия) – 1995-1996, "Брюнес" (Швеция) – 1996-1997, ТХК (Тверь) – 2002-2003.

В чемпионатах СССР и России сыграл 617 матчей, забросил 151 шайбу.

Чемпион Олимпийских игр 1992 года.

Александр Кружков, Юрий Голышак

Теги: ХК Спартак Москва, Болдин Игорь, ветераны ХК Спартак
Комментарии: 2 25-апр-2014, 08:30
«Спартак» поздравляет Игоря Болдина и Илью Бякина
«Спартак» поздравляет Игоря Болдина и Илью Бякина

Хоккейный клуб «Спартак» поздравляет ветеранов Игоря Болдина и Илью Бякина.
Игорю Болдину - 50!
Игорю Болдину - 50!

Сегодня отмечает свой пятидесятилетний юбилей спартаковский воспитанник, Чемпион Олимпийских игр Игорь Петрович Болдин!
Поздравляем ветерана «Спартака» Игоря Болдина!
Поздравляем ветерана «Спартака» Игоря Болдина!

Свою профессиональную карьеру будущий олимпийский чемпион Игорь Болдин начал в московском «Спартаке», дебютировав в

Spartan-72

#1 Spartan-72 (25 апреля 2014 10:22)

Классное интервью!
Блин, какие фамилии... smile-28
  • 0
EversoR

#2 EversoR (25 апреля 2014 12:27)

Всегда интересно и познавательно читать интервью прославленных спартаковских ветеранов!
Доброго здоровья Игорю Болдину!
  • 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
М КОМАНДА И В ВО ВБ П ПО ПБ Ш О
1  СКА 50 33 2 5 5 2 3 214-87 118
2  ЦСКА 51 34 1 1 7 1 7 146-94 114
3  Торпедо 50 25 2 5 12 4 2 123-96 95
4  Локомотив 51 27 1 3 15 3 2 131-104 94
5  Динамо 52 23 4 5 15 0 5 136-97 92
6  Динамо Мн 48 22 2 4 16 2 2 132-121 82
7  Витязь 51 21 3 3 21 0 3 130-135 78
8  Йокерит 50 18 2 3 16 5 6 118-134 75
9  Сочи 50 20 2 4 22 1 1 117-120 74
10  Слован 51 19 3 2 22 2 3 121-140 72
11  Медвешчак 51 18 2 2 26 1 2 113-143 65
12  Северсталь 50 16 1 2 23 4 4 113-139 62
13  Спартак 51 17 0 2 27 2 3 111-136 60
14  Динамо Р 51 10 1 5 30 1 4 97-140 47

Чемпионат КХЛ
23 январь 2017
19:30 (мск) Москва
ХК Спартак МоскваVSХК ЦСКА

Чемпионат КХЛ
19 январь 2017 Сочи
ХК Сочи4:1ХК Спартак Москва


Пользователи:

Гостей: 24
Последние пользователи:
alex87
kupec