YouTubeВ КонтактеTwitterFacebookGoogle +

Spartakworld.ru - Новости «Спартак» Москва. Сайт болельщиков

Показать меню

Сергей Хусаинов: Мутко спрашивал, как работать с судьями

Новости футбола

Комментировать
Сергей Хусаинов

Бывший арбитр ФИФА и глава Коллегии футбольных судей Сергей Хусаинов знает столько историй, что рассказывать их может часами. Герои – сплошь известные люди: Виталий Мутко и Николай Толстых, Анатолий Бышовец и Станислав Черчесов, Олег Романцев и Валентин Иванов. И каждый раскрывается с неожиданной стороны.

«МУТКО СПРАШИВАЛ, КАК РАБОТАТЬ С СУДЬЯМИ»

– Вы с 1999 года вне большого футбола. Почему?

– Насчет меня дана команда – не подпускать. Кем? Виталием Леонтьевичем Мутко.

– ?!

– Рассказываю предысторию. У меня были хорошие отношения с Евгением Шейниным, он при Садырине работал в «Зените» администратором. Мутко становится президентом клуба, «Зенит» прилетает в Москву – и Женя в манеже «Спартака» нас знакомит. «Это мой друг, Хусаинов. Это Виталий Леонтьевич, президент клуба, он хотел у тебя кое-что спросить». Мутко в открытую: «Как работать с судьями?». Говорю: «Смотря какие цели вы преследуете. Если хотите подкупить арбитра, имейте в виду, что на выездном матче против вашей команды все будет с точностью до наоборот. Если хотите хорошее, уважительное отношение, нужны другие методы – не давить на арбитра, расположить его, чтобы в домашнем матче он к вам отнесся с симпатией и на выезде не «убил».

Через какое-то время из «Зенита» выгоняют Садырина. А я два раза в неделю играл в «Лужниках» в футбол с Лужковым. Там же и Папа был – Бышовец: тогда ходили разговоры, что он «Торпедо» возглавит. Я ему: «Анатолий Федорович, вас можно поздравить?» – «Да нет, Алешин все думает». – «А если я вас Питеру порекомендую?» – «Это очень интересно».

Звоню Женьке: «Вам нужна равнозначная замена Садырину?» – «А есть такая?» – «Бышовец». – «А он к нам пойдет?» – «Только сегодня с ним разговаривал».

Через три-четыре дня встречаемся в «Балчуге» – Бышовец и Мутко подписывают контракт.

– Пока все гладко.

– Слушайте дальше. 1998 год, в Питере игра «Зенита» с «Балтикой». Нас, судей, размещают в гостинице и сообщают: «Сейчас Виталий Леонтьевич подъедет. А вам, Сергей, Анатолий Федорович просил передать, что после игры приглашает на ужин». Объясняю ребятам из бригады, Шипко и Миронову, что поеду один. Они знают – если что и будет, поделим на всех.

Приезжает Мутко. Я вижу его в третий раз в жизни. Показывает город: «Сереж, я столько всего делаю!». Везет на матч.

А что такое для меня «Балтика» и Калининград? Это город, где я служил в армии, в одной спортроте с Леней Ткаченко, который в 1998 году был… главным тренером «Балтики». Армейская дружба – святое! Но Леня никогда себе не позволял звонить и о чем-то меня просить.

Приезжаем на стадион. Администратор «Зенита» повторяет предложение: «Ужин с Бышовцем».

Идет игра. Со стороны Васи Шипко Герасимец забивает гол. «Вне игры» – отменяю взятие ворот. С трибун полетели бутылки. Останавливаю секундомер. Пока бутылки собирали, пока трибуны успокоились, то да се – в итоге добавил семь с половиной минут!

– Чем закончилось?

– На последней минуте гости сравняли счет. Навес, Березовский пошел на выход. Я еще думаю: «Куда ты?!». Когда куча игроков в штрафной, ясно же, что вратарь до мяча не доберется. Так и случилось, удар головой – 2:2.

После игры администратор «Зенита» кричит Шипко: «Вася, ну я же тебя просил!». Я: «Что ты просил?» – «Помогите!» – «И ты хочешь сказать, что твоя помощь в ответ будет на всю оставшуюся жизнь? Ты так сделаешь, что он тебе сегодня поможет и дальше будет спокойно судить?» – «Анатолий Федорович сказал, что ужина не будет». – «Естественно».

Повезли на обычный ужин, после которого нас ждала группа болельщиков «Зенита», человек пять-шесть. Разгоряченные ребята хотели поговорить. «Почему не засчитали гол?» – «Вне игры». – «Почему так много добавили?» Тоже объяснил. Проводили до вагона, обнялись, все нормально.

– Что дальше?

– За матч мне ставят 7,5. Это положительная оценка, но у меня свой критерий, ниже 8,5 у меня никогда не было. Подал апелляцию, ее удовлетворили. Через некоторое время заседание Совета лиги, тогда после первого круга анонимным анкетированием определяли 10 судей, которых нужно отстранить. Голосовали 150 клубов: высшая лига, первая, вторая. Мне говорят: «Григорьич, тебя убрали». – «Как? Я же первую и вторую не сужу!». После заседания заходим в туалет, тренер Ковалев из Читы говорит: «Сереж, нам дали команду».

– Кто?

– Толстых. На следующий день после «Балтики» Виталий Леонтьевич звонил Толстых и сказал, что Хусаинов добавил ровно столько, чтобы гости сравняли счет, ему за это заплатили.

– Больше с Мутко не пересекались?

– Звонил, чтоб поздравить его, когда Виталий Леонтьевич пришел в РФС. Он: «Ты бы еще через год позвонил». – «У меня есть желание встретиться». – «Хорошо». Дает мне помощника по работе в Совете Федерации. Встречаемся, говорю: «В сборной лучше сделать так и так». А он мне несколько раз: «Кем бы вы хотели быть?» – «Вопрос не в этом. Не сделайте ошибок, нужно развиваться, идти вперед». – «Хорошо, передам Виталию Леонтьевичу. Скоро с вами встретимся». Тишина…

Я и Толстых звонил. Была у меня надежда, что с его приходом начнутся перемены к лучшему. Говорю: «Готов помочь. Могу в детско-юношеском футболе или еще где». – «Денег нет!» – «Я не денег прошу, а статус. Деньги я сам найду, знаю, как спонсоров привлечь». – «Нет!»

Когда он объявил, что будет делать ставку на прежнюю команду – Левников, Зуев, для меня все стало понятно. Валя Иванов один ничего не сделает, это же система!

– Вы и Толстых дорогу перешли?

– Помню, как у меня на кухне пили. Он советовался: «Серень, а как с этим вопросом? А с этим что делать?». Все было нормально, пока не случился известный эпизод с Чеботаревым – публичное избиение (в 1996 году после матча «Динамо» – «Алания» (1:1) и пенальти в ворота хозяев президент динамовцев Николай Толстых предложил судье Чеботареву «посмотреть в глаза ребятам»; из раздевалки арбитр вышел с окровавленной губой). Юрка рассказывал, что кто-то нанес удар сзади и сбоку, позже выяснилось – врач Багдасарян.

Я после матча перехватил Юрку, они в «Советской» останавливались: «Тебе нельзя здесь оставаться, сваливаем». Потом мне рассказывали – только мы ушли, за Чеботаревым пришел наряд милиции.

На следующий день решили, что это дело так оставлять нельзя – сняли побои, поехали на «Футбольное обозрение» к Перетурину, сделали интервью. И с этого момента началось!

Последней каплей для моих недоброжелателей стал случай на матче «Локомотив» – «Динамо». Юра Ковтун грубо сыграл. Я позволил себе похулиганить, подбегаю, достаю обе карточки: «Юр, выбирай любую». – «Григорьич, только желтую!» Даю желтую. Ну и наверху, в ВИПе, прозвучало: «Он у нас дошутится!». Как приговор…

«ЗАКРЫВАЮ ГОЛОВУ ПОРТФЕЛЕМ, А НАВСТРЕЧУ БЕЙСБОЛЬНАЯ БИТА…»

– Судить вы закончили в 1999‑м. Заработанного за время судейской карьеры и работы в РФС (Хусаинов был администратором сборной при Бышовце и Романцеве) надолго хватило?

– Да что я там заработал? Что заработал, то и потратил. Накопительством никогда не занимался, а расходы всегда были – то одна жена, то вторая, дети… У меня же две дочери.

– После окончания судейской карьеры вы занялись футбольным бизнесом.

– Создал футбольный колледж. Открывал его параллельно с академией Кости Сарсания – он со мной советовался, но конкурентами мы не были.

Я нашел место, где можно жить, питаться, тренироваться, – в Щелковском районе, школа-интернат МИД. Показал родителям. До 2004 года мы там проработали. Пока депутат, который инициировал создание колледжа, не передумал. Почему – не знаю. Но мне потом рассказывали, что он со многими так поступал.

Хотел в Одинцове подобие такой академии создать, но в последний момент глава администрации района сказал: «Извини, сейчас питерские пришли». В Краснознаменске, в Щелкове пытался, тоже не получилось…

Недавно встречался с отцом Всеволодом Чаплиным (председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата). Предложил под эгидой РПЦ и с благословения Патриарха создать систему интернатов для детей, у которых нет возможности заниматься футболом. Это образовательная профессиональная футбольная структура, дающая не только футбольное образование, но и достойное среднее. Есть люди, которые могут дать деньги, есть те, кто вхож к Президенту. Моя роль – организационная, создать структуру и наполнить ее квалифицированными тренерами. Чаплин заинтересовался.

– Вы столько лет без работы. На что живете?

– Друзья помогали, родственники. Есть люди, которым можно доверять. Иногда звонят: «Сереж, ты вхож туда-то, помоги. Мы тебя не забудем».

– Ходили слухи, что у вас много долгов.

– Так и есть. Но они уменьшаются – было 250 тысяч долларов, сейчас 150. Брал на колледж.

– Еще писали, что скрываетесь – то ли от кредиторов, то ли от следствия.

– Никогда и ни от кого не скрывался.

– В прошлом году Егор Титов в интервью «ССФ» заявил, что с 1999 года вы должны ему 10 тысяч долларов.

– Рассказываю, как дело было. Прихожу к Романцеву: «Давайте откроем футбольный колледж». Он говорит: «А мы как раз ищем директора футбольной школы «Спартака». – «Нет, я о колледже, это более элитное подразделение для детей с 14 лет». Разговор был при Заварзине (генеральный директор «Спартака» с 1997 по 2001 гг.), он сразу взял листок, ручку: «Какую зарплату хочешь?» – «Погодите, Юрий Владимирович, мы еще ничего не решили». – «Ладно, приходи с проектом».

Через пару месяцев встречаю Егора, он мне: «Поздравляю! Олег Иваныч сегодня объявил, что вы директор футбольной школы «Спартака».

Но со «Спартаком» в итоге не срослось. Через какое-то время звоню Титову: «Егор, если есть возможность, нужна десятка на колледж». – «Хорошо!» Приехал в Тарасовку, он мне в машине отсчитал деньги. «Как будет возможность, сразу верну». А потом раз – и все обрубилось.

Когда вы год назад напечатали слова Титова, я сразу ему позвонил: «Егор, что-то произошло?» – «Серень, да все нормально. Как вернешь, так и вернешь». Он-то знает, что случилось, – в 2002‑м открыл футбольный колледж, а в 2004‑м, после покушения, инвесторы ушли.

– Заказчиков покушения так и не нашли?

– Нет. Быстро нашли источник, ведь до покушения мне звонили. Я подключил ребят из группы «Альфа-антитеррор», и они договорились, что такого больше не будет. А исполнителей никто и не искал.

– Ваши предположения – кто это мог быть?

– Футбольный клуб «Локомотив», то есть люди, которые в нем работали. Они были уверены, что я переманиваю молодых футболистов. Однажды приехал из Орла, с просмотра, мне звонит директор локомотивской школы Линьков: «Ты чего? Орел – наша зона!». С Филатовым (бывший президент «Локомотива») как-то разговаривали: «Линьков говорит, ты ребят воруешь». – «Валерий Николаевич, бог с вами!» Другие люди претензии предъявляли: «Ну чего, всех своровал? Мы знаем, что переманиваешь и по 50 тысяч долларов платишь». – «Какие 50 тысяч? Откуда такие деньги? За что?» Появилось письмо, инициатором которого выступил Олег Лапшин, он тогда ФШМ возглавлял, понесли его в РФС к Симоняну, но Колосков остановил, не дал бумаге ход. Сказал: «Сделайте лучше, чем у Хусаинова».

– Вы говорили, что подозревали бывшую жену, будто она тоже причастна к покушению.

– Подозревал. Она имела информацию. Еду домой, на 4‑ю Парковую улицу. Звонит: «Ты где?» – «Через пять минут буду». Ставлю машину, идут два пацана. Я к ним спиной, закрываю ворота стоянки и чувствую – сейчас что-то будет. Поворачиваюсь лицом, закрывая голову портфелем с документами, навстречу летит бейсбольная бита. Гнали меня до подъезда! По ногам били, один раз по голове прилично попали.

– Заявление на заказчиков подавали?

– На «Локомотив»? У меня не было оснований. Были только распечатки телефонных разговоров. Пришел в местный УБОП. Начальник, думаю, понял, откуда ноги растут, но сам: «Да нет, эти не могли». Глухарь.

«ЗАРЭЖУ!»

– В обычной жизни вам доставалось. А во время матчей под трибунами случались конфликты? Тема актуальная – президент ЦСКА Евгений Гинер после полуфинала Кубка России выступил в судейской.

– 1987 год, «Торпедо» – «Спартак», впервые сужу такой ответственный матч. «Спартак» проиграл, и под трибуной перед уходом с поля один авторитетный спартаковский болельщик громко мне кричит: «Донгыз!». В переводе с татарского – свинья. На следующий день в Федерации футбола администратор сборных Борис Кулачко рассказал об этом Колоскову: «Надо что-то предпринять». Симонян: «Давайте не будем, мы в клубе сами разберемся». Так ничем и не закончилось.

Еще до этого был случай. 1983 год, «Таврия» – «Ротор». Хозяева проиграли 0:1. После матча дверь в судейскую с грохотом открывается, входит мужчина: «Вы судья? Как же вас, такого молодого, могли назначить?». Помощникам моим говорит: «Об отпуске забудьте – сюда, в Крым, можете не приезжать!». Мне: «Вы у нас никогда больше судить не будете!». Все это в присутствии местной просмотровой комиссии, моих коллег. Я говорю: «Вы, извините, кто?». Это меня мой учитель, замечательный педагог и судья Сергей Алимов научил, как себя с такими людьми вести. «Я инструктор Крымского обкома партии Леонид Иванович Грач». – «Спасибо за ваши замечания, Леонид Иванович. Учту. Но у вас, наверное, и без футбола хватает проблем и задач, которые перед вами ставят ЦК КПСС, правительство. Может, в первую очередь надо ими заниматься?» Местные онемели. Он развернулся и молча ушел.

Потом в «Правде» выходит: «Есть такой арбитр – очень низкого качества. Как он может судить?».

Но это еще не все. В 1988 году корейцы, чтобы перед Олимпиадой обкатать свои арены, пригласили нас на Кубок президента. Основная сборная готовилась, поехали другие. Меня взяли судить. И угадайте, с кем я там жил в одном номере? С Леонидом Ивановичем Грачом! «Политруком» послали. «Сереженька, ты извини, я тогда был не прав».

– Судейская комната – особое помещение?

– Конечно! Никто не имеет права туда заходить, кроме самих судей, инспектора и представителей команд, которые после матча заполняют протокол. Часто это правило нарушается, тем более что хозяйская раздевалка с судейской порой буквально через стеночку.

– Главные тренеры к вам заходили?

– Романцев однажды обиделся после ничьей с «Локомотивом». «Спартак» до этого в Киеве «Динамо» грохнул 4:1, а тут вдруг ничья. Мы в ворота «Локо» гол не засчитали – Черенков передачу сделал, Шмаров забил, но мой помощник поднял флажок. Романцев потом: «Мы посмотрели пленку, «вне игры» не было». – «Олег Иванович, у нас такой возможности нет – пленки смотреть». – «Между прочим, когда я узнал, что вы нас будете судить, сказал ребятам: «Пипец». – «Каждый может думать что угодно, в меру своего воспитания».

Еще случай. В Кутаиси помощник в первом тайме отменяет гол хозяев. В перерыве заходит начальник команды Дуглас Петрович Кавтелашвили, кричит: «Ти што дэлаешь?!», берет стул и разбивает его об пол. Потом уже – в спокойной обстановке: «Запомните – в Грузии «вне игры» нет!».

– Угрозы в ваш адрес были?

– «Алания» – «КАМАЗ» во Владикавказе. В конце первого тайма даю пенальти в ворота хозяев – и к перерыву 0:1. Боря Тропанец из «КАМАЗа»: «Григорьич, мы где играем? Здесь такого никогда не было!». Иду под трибуны, там стоит двухметровый мордоворот, кричит мне: «Зарэжу!». Я в сердцах по мячу так дал, что он аж на трибуну улетел. Иду в судейскую, снимаю бутсы. Инспектор: «Сережа, что случилось?» – «Ничего. Я больше судить не буду. Пусть этот «зарэжу» судит». Батраз (гендиректор «Алании» Батраз Битаров. – Прим. ред.) прибежал: «Сережа, выходи судить, все будет хорошо!».

– Вам повезло, вас не били. А кого били?

– Серегу Лапочкина, прямо возле дома. Он какой-то матч в Раменском не так отсудил. Сашу Колобаева.

«КОЛЯ» – КОНЬЯК, «ВОЛОДЯ» – ВОДКА»

– Вы одновременно работали администратором сборной и судьей. Уникальная история!

– Для тех, кто точил на меня зуб, это был дополнительный козырь. Когда в Госкомспорте утверждали мою кандидатуру, Колоскову задали вопрос: «Не боитесь, что он скомпрометирует себя в судействе и это ударит по имиджу федерации?». – «Нет, мы ему верим». Поэтому, когда выходил на поле, понимал, что представляю не только себя, но и тех людей, которые мне доверяют. Дополнительная ответственность!

– Сложно было на двух работах?

– Сложно – когда сборная играет, чемпионат приостанавливается. А я либо в сборной, либо на судействе. 280 дней в году в командировках! По два-три загранпаспорта за год менял!

– Рассказывают: когда вас взяли в сборную Романцева, вы позвонили администратору «Спартака» Александру Хаджи, чтоб посоветоваться, и тот сказал: «Сереж, только водка».

– Было такое.

– Романцев предпочитал какую-то особую водку?

– «Столичную» калужского разлива, красный дизайн, пробочка-дозатор. Буль-буль-буль. Лобановский любил «Хеннеси», Константин Иванович Бесков тоже коньячок. В 1988‑м, в конце года Колосков созвал тренерский совет: Лобановский, Прокопенко, Малофеев, все остальные. После совета поехали в кафешку на Лужнецкой набережной. Симонян дал мне ключ от шкафчика в кабинете, где у него коньяк стоял. Сидели до самого вечера, я к шкафчику три ходки сделал. Киевляне заранее предупредили: «Только «Коля»!».

– Это что значит?

– Код, который в Киеве придумали. В 1990 году сборная в Новогорске готовилась к чемпионату мира. Вечером ребята сидят на ужине, а тренерский состав в малом корпусе делает пару заходов в баню и идет на второй этаж в 14‑й номер к Валерию Васильевичу на «итоги дня». Каждого спрашивают: «Коля»? «Володя»?» «Коля» – коньяк, «Володя» – водка. «Коля с приятелем» – две бутылки коньяка. Оттуда и пошло.

– Случалось, что игроки просили достать выпивку?

– В том же 1990 году сборная Бышовца готовилась к матчу с итальянцами. Жили в Бари. Коля (Колыванов) и Барсик (Юран): «Григорьич, давай сообразим чего-нибудь. Ты же можешь». – «Какого?» – «Красненького». Коробку красного я им принес, в выходной день вместе сели. Когда такие нагрузки, надо расслабиться. На следующий день к утренней тренировке я не смог встать. А они вышли!

– Молодые!

– Но я-то тоже удар держал!

– Практика?

– Только практика! Когда начинал в судейском корпусе на первом юношеском турнире в Камышине, ехал из Москвы в купе со своими преподавателями из Института физкультуры Иваном Ивановичем Лукьяновым и Сан Санычем Кирилловым. В поезде мужик-попутчик достает бутылку, ставит на стол. Говорю: «Я пас». Сан Саныч: «Судить не будешь».

– Кто не пьет, тот не судит?

– Не знаю ни одного из известных судей, который бы не пил.

– Случалось, что коллеги перебирали?

– Приехали в Вену судить «Адмиру Ваккер». Накануне матча на берегу озера – ужин. С нами сопровождающий, солидный такой бюргер, их назначали из числа бывших или действующих судей. Сидим – кушаем, этот бюргер предлагает спор – кто больше вина выпьет. Серега Анохин, четвертый арбитр, говорит: «Серень, переведи ему, сколько я могу водки выпить». – «Ты не путай, вина можно выпить много, но потом не встать». – «Да фигня!»

– И как выступил?

– Поражение! Приезжаем после ужина в гостиницу, расходимся по одноместным номерам. Через пять минут стук в дверь, помощники шепотом: «Серень, иди сюда». Картина – дверь в номер Анохина открыта, он сидит на кровати и… свистит. Собаку подзывает! Аноха дома собаку держал! Сюжет? На следующий день на завтраке спрашиваем у него: «Собаку-то нашел?» – «Да ладно! Травите, что ли?»

Другой случай. Летим в Венгрию на матч «Ференцвароша». В 9 утра рейс, заходим в самолет: я, Игорь Синер, Валя Иванов и Валя Будогосский, он был четвертым. Лететь чуть больше часа. Тележка с алкоголем, которую стюардессы в салоне возят, – в пух и прах! Когда выходить стали, я Иванова на себе нес…

Встречают президент клуба и девушка-переводчица. Заселяемся в отель. Мы с Синером на обед спустились, ребята – нет. На ужине Валя спрашивает: «Это кто?» – «Президент клуба, он нас утром у трапа встречал». – «Не помню». Отсудили нормально, «Ференцварош» очень прилично выглядел, но проиграли какой-то испанской команде. Переводчица приходит: «Мальчики, дайте я вас расцелую! Я видела вас вчера утром и сегодня на матче – как вам это удалось?» – «Так мы же русские люди!».

– Бывало, что прикрывали футболистов перед тренерами?

– Такого не было, было другое. Пришел Садырин в сборную, взял Ледяхова. Играем в Москве, у Игоря дебют. Подходит: «Григорьич, меня всего трясет. Волнуюсь! Мне бы стакан. Придумай что-нибудь». А в «Лужниках» на выходе из тоннеля – склад. Там во время матчей обычно – «поляна». Спартачи, ветераны. Заглянул туда: «Сейчас приведу одного товарища, приготовьте стакан, огурчик». Взял в руки трусы, иду к раздевалке, говорю погромче, для тренеров: «Игорь, я не могу тебе трусы подобрать. Иди лучше сам примерь!». Завожу на склад – Ледях как дал этот стакан! Ему протягивают огурчик, он: «Не надо». Успокоился, пошел и отыграл первый тайм.

«ГДЕ Я ТЕБЕ БУДУ БАБУ ИСКАТЬ?»

– С допингом в командах не сталкивались?

– Нет, есть другая история. В Новогорске грузимся, чтоб лететь на чемпионат мира. Врач-травник Малюта дает мне картонные коробки с трехлитровыми банками. «Сережа, только не разбить! Как приедем, аккуратненько в мою комнату». Потом увидел, что это такое. Отвар, по виду немного похож на мумие, жидкий, темно-коричневый. Перед игрой ребята из раздевалки выходят, чтобы на поле идти, и он каждому дает по чуть-чуть, с наперсточек, буквально по 30 грамм. Перед второй игрой против Аргентины я подхожу: «Док, а мне можно?» – «Отойди, Сережа. У них сейчас на поле с нагрузкой все выйдет, а тебе где я потом буду бабу искать?»

Черную икру с собой брали. В день игры футболисты ели. Как биодобавка энергетическая. Брали с собой и на торговлю, но в Италии так и не продали – там не понимали, что это такое. В Турции – да, можно было сбыть, в Скандинавии.

– Что обратно везли?

– Перед Евро-1992 поехали на товарищескую игру с «Шальке» в Гельзенкирхен. Днем летим обратно. Приехали в аэропорт, вещи сдали в багаж, ждем. Рейс наш, аэрофлотовский. Подходят ко мне Стас (Черчесов), Харек (Харин) и Лесик (Михайличенко). «Григорьич, мы газовики купили (газовые пистолеты). Провезем?» – «Да вы что?!» – «Ну, ты же все можешь…»

А у немцев насчет этого строго – они не изымают, но сообщают нашим, что на борту стволы. Прилетаем. Ждем багаж. Осталась только эта троица. Наконец едут три сумки, и тут же появляются ребята в штатском из особого отдела: «Ваше? Пройдемте». Газовики изымают на хранение. Будешь вылетать обратно, заберешь, а ввести в нашу страну нельзя.

Это было в воскресенье. В понедельник утром Драганов (он тогда в таможенном комитете работал) звонит в РФС Колоскову. В 9 утра планерка, Тукманов мне: «Я тебя прошу, чтобы никакой огласки и чтобы нигде не фигурировал РФС!».

Ребята интересуются: «Нам про газовики забыть?» – «Спокойно!» Договорился и в назначенный день поехал в аэропорт. Пошли на склад, я написал, что вылетаю рейсом таким-то, получил пистолеты, встал в очередь на вылет, а у самого ни билета, ничего! Через полчаса приходит парень: «Вы Сергей Григорьевич? Пойдемте со мной». Проводил меня из аэропорта: «Все, до свидания!».

– Футболисты-хитрецы – кто вспоминается?

– «Спартак» зимой любил ездить на мини-футбольные турниры в Европу. Лучшему футболисту давали денежный приз – 10 тысяч долларов. Ребята договаривались – кто бы ни получил, делят на всех. И вот лучшим объявляют Мостового. «Санек, деньги!» – «Не, ребят, я не договаривался!»

В Италии сборная Бышовца на сборах. У Моста разболелся зуб, Зураб (Орджоникидзе, врач команды) отвез в больницу. Вернулись, на следующий день во время тренировки опять нужно ехать. И тут Бышовец объявляет – завтра выходной. Все – ура, по магазинам! Мостовой узнал, бежит к доктору: «Гивиевич, ты слышал, завтра – выходной!» – «Саш, но нам-то к зубному». – «Зачем? У меня ничего не болит!»

– Много рассказали про алкоголь. А расскажите, как бросили.

– В 1999 году – после памятного выезда в Израиль, когда нашу бригаду отстранили от судейства, а я вообще закончил. Возвращаюсь в Москву, звонит мать, вся в слезах: «Сынок, я тебя прошу, не пей!» – «Мам, обещаю». С тех пор уже 15 лет – ни капли…

+5
Теги: Хусаинов Сергей, ЧР по футболу, российский футбол
Комментарии: 9 4-мая-2014, 09:41
Судье сказали: «Наши должны выиграть»
Судье сказали: «Наши должны выиграть»

Судейство в футболе Спорные пенальти – вечная тема. Вспомним ошибочно назначенные одиннадцатиметровые. В этом нам помогли…
Николай Толстых - новый президент РФС
Николай Толстых - новый президент РФС

Николай Толстых стал новым президентом РФС, победив во втором туре голосования. Толстых получил 148 голосов. Сергей Прядкин…
Олег Романцев: Мутко занимается футболом спустя рукава
Олег Романцев: Мутко занимается футболом спустя рукава

Легендарный тренер "Спартака" Олег Романцев поддержал Валерия Газзаева, который намерен стать президентом Российского футбольного…

Купер

#1 Купер (4 мая 2014 10:12)

Это интервью читал в СС, там коммент интересен одного питерского тролля. Мол, Хусаинов в 1997 году вывел зенит из борьбы с мясом за чемпионство, не засчитав чистый гол Герасимца в Калининграде и тащил мясо наверх. Об этом матче с Балтикой Хусаинов и говорит в интервью. Итоговые показатели сезона 1997 года - ФКСМ - 73 очка, 67 голов, 1 место, зенит - 49 очков, 28 голов, середина таблицы.
Вот так ОНИ намеренно лгут, они очерняют нашу историю, наши победы. Целый сонм создан в инете этих лживых ников, которые создают вот такой фон.
Интересно, что в сезоне 1997 года Спартак из 34 игр чемпионата 10 раз судили питерские арбитры - Н.Иванов, Безубяк и Левников.
Хусаинов судил Спартак в 1997 году 1 раз - в матче с Торпедо, который Спартак проиграл 0:1.
Вот такая гнусная питерская ложь. А отец лжи - дьявол, как известно.
  • 0
BORMAN

#2 BORMAN (4 мая 2014 10:14)

Вот такие люди у нас занимались судейством - алкаши и взяточники.
  • 0
Купер

#3 Купер (4 мая 2014 10:24)

Цитата: BORMAN
алкаши и взяточники.

А нынешние безбородовы-карасёвы-казьменки, видимо, папы из Рима все. Ценник на важный матч уже обнародовался - 300 000 в валюте, так что, думаю, нынешние даже не пьют - копят.
  • 0
BORMAN

#4 BORMAN (4 мая 2014 10:32)

Купер, а про нынешних я даже говорить не хочу. Тем более одного из четырёх обиженных недавно очень хорошо знаю. За одну команду на всяких турнирах выступали до недавнего времени.
  • 0
кто_мы

#5 кто_мы (4 мая 2014 14:23)

Весьма интересно было читать. Весьма откровенное интервью. О многих подковёрных интригах не знал, хотя догадывался что не всё чисто в футбольном хозяйстве. Мне Сергей Хусаинов запомнился качественной работой на поле.
Смотрю сейчас лохов с бомжами. Качество игры не в какое сравнение со вчерашним матчем СПАРТАКа. Жаль если проводницы проиграют или сыграют вничью. Из лидирующей тройки пусть они выиграют золото, но только не Питер и не кони.
  • 0
Eusebius

#6 Eusebius (4 мая 2014 18:10)

А помнится как Хусаинов газзаеву свисток протягивал, когда тот недовольство своё выражал.
  • 0
nuub

#7 nuub (4 мая 2014 19:49)

Спартак упёрся только с одной командой - Локомотив. Теперь Зенит на одно очко опережает. Совпадение?
  • 0
кто_мы

#8 кто_мы (4 мая 2014 20:12)

nuub,
Мне жаль что СПАРТАК с Локо сыграл тогда вничью. Лучше бы проиграл, всё равно нам это ничего не даёт, а вот бомжам или коням помогли. Пусть и ненароком.
  • 0
futurama

#9 futurama (4 мая 2014 20:32)

После таких вью - футбол смотреть не хочется.
  • 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Премьер-лига 17-й тур
5 декабрь 2016
19:30 (мск) Москва
ФК Спартак МоскваVSФК Рубин Казань

Премьер-лига 16-й тур
1 декабрь 2016 Самара
ФК Крылья Советов Самара4:0ФК Спартак Москва


Пользователи:
- отсутствуют
Гостей: 6
Последние пользователи:
Yoch
alex87
Kestas
Obidin
edjan
f.bol