Александру Мирзояну, ветерану «Спартака» - 60 лет!

К комментариям
Александр Мирзоян
Мирзоян Александр Багратович

Защитник. Мастер спорта. Заслуженный работник физической культуры России.

Родился 20 апреля 1951 г. в г. Баку.

Выступал за команды "Нефтчи" Баку (1969 – 1974), "Арарат" Ереван (1975 – 1978), "Торпедо" Москва (1978), "Спартак" Москва (1979 – 1983).

Чемпион СССР 1979 г. Обладетель Кубка СССР 1975 г.

За сборную СССР сыграл 2 матча.

Главный тренер команды "Спартак" Кострома (1986). Главный тренер команды "Локомотив" Горький (1987). С 1994 г. президент Союза ветеранов футбола России.

Награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством".

ДВАЖДЫ РОЖДЕННЫЙ (2001 г.)

Отправляясь на встречу с одним из лучших защитников нашего футбола конца 70-х - начала 80-х, не думал, что добуду маленькую сенсацию. Впрочем с точки зрения тех, кто серьезно относится к футбольной статистике, не такую уж и маленькую.

 О том, что у Мирзояна в этом году юбилей - 50 лет (2001 г.), - я помнил. "Не забыть бы поздравить", мелькнула мысль. Чтобы уточнить, когда именно экс-спартаковец отмечает день рождения, открыл энциклопедию российского футбола и прочитал: "Родился 20 октября 1951 года в Баку". Каково же было мое удивление, когда Мирзоян признался, что юбилей у него 20 апреля! Долгие годы это было тайной, о которой знали только его родные и близкие друзья.

- Получается, справочники надо переписывать?

- Справочники-то переписать можно, а вот мой паспорт уже не перепишешь, - улыбается Мирзоян. - На эту маленькую хитрость я пошел ради того, чтобы лишний цикл провести за юношескую сборную. Для этого надо было "родиться" после августа. В Баку у нас была знакомая девочка-паспортистка. С ней и договорились. Дату она поставила произвольно - 20 октября, искусственно омолодив меня на полгода. Но самое интересное, что в итоге наша хитрость так и не пригодилась: команда того созыва не прошла через сито отборочного турнира. Недавно был на юбилее у Лядина Евгения Ивановича - тренера юношеской сборной, которая в конце 60-х добилась больших успехов. И узнал от него, что я, оказывается, рекордсмен: провел больше всех международных официальных игр за различные юношеские сборные СССР - 50.

- День рождения празднуете два раза в год?

- Один. Всегда отмечали только 20 апреля, а 20 октября у нас в семье было нечто вроде 1 апреля Дня смеха. Мой друг и одноклубник по "Нефтчи" Рафик Кулиев как-то в шутку спросил: "А в октябре кто стол накрывает?" "Ты, конечно", - отвечаю.

НА ГОЛУБЯТНЕ С БАНИШЕВСКИМ

- В Баку вы были обречены стать футболистом?

- Пожалуй, да. Район, где я вырос, назывался Арменкенд (Армянский). Он был расположен неподалеку от Республиканского стадиона, и у нас во дворах царил футбол. Моим соседом был знаменитый нападающий сборной СССР Анатолий Банишевский. Я жил на Пятой Нагорной улице, он - на Шестой, а наши дворы располагались через стенку друг от друга. Толя держал голубей, и мы частенько проводили время не только на футбольных полях, но и на крышах. В футбольную секцию меня повел записывать товарищ, предварительно дав очень дельный совет: "Понимаешь, Саша, ты полненький и высокий. Поэтому когда тренер спросит, кем хочешь играть, скажи, что защитником". Когда всех ребят построили и стали спрашивать, на каких позициях они играют, все, как обычно, оказались нападающими. " А ты кто?" - спросили меня. "Я защитник". Тренер Евгений Иванович Жариков, сам в прошлом защитник, тут же взял меня в команду.

В 1968 году меня пригласили в "Нефтчи", где я успел поиграть с такими футболистами, как Банишевский, Туаев, Маркаров, Семиглазов, Брухтий. С Эдиком Маркаровым мы потом породнились, женившись на сестрах. Поначалу все складывалось неплохо, но в 1972 году "Нефтчи" вылетел в первую лигу. Играть там, откровенно говоря, было неинтересно. К тому же в команде сложилась нездоровая обстановка. Пришли люди, далекие от футбола. Начальником команды был, например, тракторист. Я категорически отказывался играть, и в итоге знакомые перевезли меня в Ереван. Все-таки фамилия у меня армянская (хотя мама - украинка из Донецка). Однако в 1975 году у "Арарата" была уже сложившаяся команда, и мне пришлось отвоевывать место в основном составе. Поначалу знаменитый тренер Маслов придерживал меня в запасе: "Подожди немного, твое время придет. Я тебя обязательно поставлю на матч, и ты отыграешь так, что не возникнет никаких вопросов относительно твоего места в основе". Великий был тренер и педагог. К каждому игроку умел найти подход. Но требования у него были высочайшие. В "Нефтчи" меня никто на весы не ставил, а у Виктора Александровича я сразу 6 килограммов сбросил и почувствовал себя по-другому.

В 1975 году мы взяли Кубок СССР, через год - серебряные медали чемпионата. Меня начали привлекать в олимпийскую сборную. Но затем "Арарат" покатился вниз. К руководству тоже пришли нефутбольные люди, начались интриги, тренеру не давали спокойно работать, строили козни. Даже вспоминать не хочется... Вдобавок на полтора месяца залетел в больницу: в ногу попала какая-то инфекция, чуть не ампутировали.

В 1978 году поступило предложение из "Торпедо", где о моем состоянии не знали. Приехал в Москву, а вместо приглашавшего меня Иванова автозаводцев уже возглавил Сальков. Он сказал: "Тренироваться можешь, но я тебя в команду не приглашал". Квартиру в Ереване я к тому времени уже сдал, а в столице поселился в общежитии на улице Трофимова. Помню, зима в тот год была жутко холодная. Пока доходил до Автозаводской, ужасно замерзал. В "Торпедо" меня все-таки заявили, но в чемпионате я так и не сыграл - не проходил в состав с формулировкой "не годишься". Не гожусь, говорю, так отпустите. Сальков сказал: "Возвращайся либо в Баку, либо в Ереван. В московские клубы мы тебя не отпустим".

ЗОЛОТОЙ ГОЛ В РОСТОВЕ

- Я взял паузу, сделав вид, что уехал на юг, а сам позвонил тренеру Николаю Яковлевичу Глебову, который в свое время звал меня в "Арарат". Тот перезвонил Бескову, и через полчаса я уже разговаривал с Константином Ивановичем по телефону. Он пригласил меня на двустороннюю игру в спартаковский манеж в Сокольниках. Я сыграл за дубль против основы и, видимо, приглянулся. После двусторонки Бесков спросил: "Можешь принести из "Торпедо" заявление о том, что они тебя отпускают?" - "Попробую". Пришел к Салькову: "Уезжаю от вас, только пока не решил куда - в Баку или Ереван. Подпишите, пожалуйста, заявление об уходе в другую команду". Формулировку "другая команда" придумал сам. Сальков без всяких задних мыслей подписал.

- Вновь, значит, пошли на хитрость?

- Да. Но, может быть, это не хитрость, а мудрость. Меня и в "Спартаке" Бесков со Старостиным, когда узнали об истории с заявлением, мудрым прозвали. Там был дружный, молодой коллектив. Атмосферу в нем очень трудно описать словами. Это была такая команда, в которую ты однажды приходишь, проникаешься ее духом и становишься спартаковцем навсегда. Конечно, переход к Бескову - это переход на качественно иной уровень. Его требования заставляли игроков относиться к делу в высшей степени профессионально. Его футбол - целая наука. Когда против тебя выходили играть в "квадрат" такие мастера, как Гаврилов, Черенков, Шавло, можно было умереть на поле, но мяча так и не коснуться.

Спартаковскую игру я поймал почти сразу. В первом матче начинал атаку средним пасом. Но мне дали понять, что Константин Иванович такие передачи не одобряет, и я быстренько перестроился на короткий пас. После ухода из "Арарата" очень хотел доказать, что как футболист чего-то стою. И в 1979 году наша команда выиграла золото. Поначалу о чемпионстве мы не задумывались просто выходили на поле и играли. Но туров за пять-шесть до конца почувствовали, что можем стать первыми. Переломным стал матч в Киеве, где мы одолели "Динамо" - 2:0. В последнем туре в Ростове нас устраивала только победа. Мы выиграли - 3:2, а я забил с пенальти золотой гол. Об этом, кстати, сейчас мало кто вспоминает.

РОКОВОЙ ПЕНАЛЬТИ

Зато другой пенальти, не реализованный в финале Кубка СССР 1981 года в ворота ростовского СКА, помнят все. Сам Мирзоян не любит о нем вспоминать. Но из песни, как говорится, слова не выкинешь.

- Почему человеческая память так устроена, что мой золотой гол Ростову в чемпионате почти никто не вспоминает, а промах в финале Кубка помнят все? У меня даже шутка есть по этому поводу: если бы я тогда забил, сейчас бы обо мне вообще забыли! (Смеется.) Кстати, в мае ростовчане празднуют 20-летний юбилей этой победы. И меня на торжества пригласили! Может, звание почетного гражданина Ростова присвоят? Приеду, опять в штангу попаду. (Улыбается.)

- Что произошло в том эпизоде 20-летней давности? Ведь до него вы пенальти исполняли безупречно.

- Я изменил самому себе. При разбеге всегда замечал, в какую сторону двинется вратарь, и бил ему в противоход. А здесь решил пробить впритирку со штангой, причем видел, что в тот же угол прыгает Радаев. Однако чуть-чуть не рассчитал. Видимо, не мой был день.

- Этот пенальти сыграл в вашей карьере роковую роль.

- Да. Тогда я казнил себя и, признав свою вину, попросил дать мне паузу. Молодой был, горячий. Сейчас поступил бы по-другому. Это футбол, в котором никто не застрахован от ошибок, а результат зависит не от одного человека, а от команды в целом. В том финале мы не использовали массу моментов, да и гол пропустили не слишком логичный. К тому же мало кто знает, что до этого злополучного пенальти я пять игр подряд провел на уколах...

Но, как бы то ни было, после того матча отношение ко мне со стороны руководящего штаба "Спартака" изменилось. Я это почувствовал и хотел уйти. Звали в "Днепр" и "Нистру". Однако Бесков меня не отпускал, говорил: "Мирзоян - мое тайное оружие, он молодежь на истинный путь наставляет, в узде держит". Два года играл за дубль, одно время даже тренировал его. До 1984 года протянул, а потом Бесков помог мне поступить в ВШТ.

СПАСИБО АНДРЕЮ ТИХОНОВУ

- Когда закончил ВШТ, год работал старшим тренером в Костроме. Понял, что это дело не для меня. Но вскоре судьба свела меня с Омари Шарадзе, и этот человек настолько мне понравился, что я ввязался с ним в авантюру под названием город Горький. Там уже три года не было футбола. Пришлось создавать команду с нуля. Проблем тысяча: то человек пятьдесят на тренировку придет, а то трое. В конце концов собрали команду. Масляев, Кураев, Горелов, Румянцев, Щукин все под моим руководством начинали.

Но долго в Горьком я не задержался - на второй год сломал ключицу. Перенес четыре операции и с тренерской деятельностью закончил. Занялся ветеранскими делами. Многие бизнесмены любят футбол, а мы, ветераны, можем с их помощью организовывать коммерческие матчи и турниры, зарабатывая себе на жизнь. Но нужна была организация. В 1994 году мы создали Союз ветеранов футбола России, ставший действительным членом РФС. У истоков стояли такие люди, как Нетто, Парамонов, Симонян, Полевой, Ярцев, Бубукин. Солидную поддержку мы нашли в обществе "Спартак", которое возглавляет Анна Алешина.

- Чем занимается союз?

- Прежде всего проводим матчи и турниры ветеранов. В финансовом плане огромную помощь оказывает капитан нашей футбольной команды Андрей Тихонов - полный тезка бывшего спартаковца, а ныне игрока "Крыльев Советов". Один турнир позволяет материально помочь примерно ста ветеранам. Деньги, по нынешним меркам, выходят, возможно, и не очень большие, но вы бы видели, как эти люди рады встрече друг с другом и с любимой игрой! Кроме того, мы учредители детского футбольного клуба "Спартак" в Нефтеюганске. Содержим и свою детскую футбольную школу, в которой занимается около 250 ребятишек и которая выступает в чемпионате Москвы. А день моего рождения мы с Тихоновым хотим отметить, учредив Фонд содействия ветеранам отечественного футбола.

Алексей Матвеев (21.04.2001 г.)

www.sport-express.ru

  • 100

Комментарии 2

#1 berendey57 | 20 апреля 2011 12:52
Всего доброго,тезка! bully
А я вот наоборот, помню золотой пеналь, а про кубок - забыл начисто fellow
#2 EversoR | 20 апреля 2011 12:54
Доброго, Александр Багратович!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.