Маурисио: Хочу спросить у Карреры, почему он от меня отказался

К комментариям

Маурисио: Хочу спросить у Карреры, почему он от меня отказался

Бразильский защитник Маурисио покидает «Спартак», но так и не понял, из-за чего.

– Это был важный сезон, – начинает Маурисио. – Я попробовал новый для меня чемпионат. Быстро адаптировался к тренировкам, холоду, пробкам. Такой опыт уже пригодился. Я вырос как профессионал и человек. Ну и главное, что спустя 16 лет «Спартак» снова взял чемпионат. Это уже вошло в историю клуба.

– Где и как вы попрощались командой?

– После матча «Арсенал» – «Спартак». Я ненавижу прощания. У меня ведь появилось столько друзей: Боккетти, Фернандо, Зе Луиш, Квинси, Ребров, Денис Глушаков и все-все остальные – отличные ребята! Я попрощался быстро, чтобы обойтись без слез и переживаний. Потом ещё встретился с самыми близкими. Надеюсь, что оставил о себе хорошее впечатление как игрок и человек.

Роман Зобнин предположил, что вашей машинкой побрили тренера Нойю в самолёте. Это так?

– Нет. Это была бритва Фернандо. Нойя обещал побриться в случае чемпионства и сдержал слово в самолёте.

– Как вы узнали о чемпионстве?

– Я находился дома. Ужинал с семьёй и Зе Луишем. Смотрели матч «Зенита», а потом пошли праздновать.

– Вас не придавили фанаты при вручении трофея после матча «Спартак» – «Терек»?

– Меня – нет. Я за родных беспокоился, они тоже были на поле. Настоящее сумасшествие, но получилось здорово. Представляю эмоции фанатов после стольких лет без чемпионства. Это было чистое счастье.

«Внезапно меня выводят из состава – это было ненормально»

– Для вас матчи с «Тереком» точно стали особенными.

– Ещё бы. Я забил в Грозном, и мы победили со счётом 1:0. Здорово, что мне удалось помочь в той игре. Конечно, я мог помочь и существеннее. Ожидал, что мне дадут больше возможностей. Я не понимаю, почему покидаю «Спартак». Не знаю, из-за чего тренер от меня отказался. На мой взгляд я отлично выглядел, когда мне давали играть. Уверен, что болельщикам и всем остальным понравилось. Мне было непросто прийти и сразу играть в основном составе, но я адаптировался. Меня переодически ставили не на мою позицию – правого защитника, хотя я центральный защитник. Я играл там, где мне скажет тренер, старался максимально помочь команде. Верю, что бог всё видит и подарит мне какую-то новую возможность.

– У вас совсем нет понимания, почему Массимо Каррера от вас отказался?

– Я этого не понял. Я помогал команде во всех матчах, где меня использовали. Не знаю, расстались ли со мной по решению тренера или директоров. Мой агент сказал, что президент и директоры «Спартака» хотели меня сохранить, но Каррера захотел иначе. Думаю, что так оно и было. Уважаю решение тренера, но ухожу с поднятой головой. Я делал всё, чтобы «Спартак» стал чемпионом.

– В какой момент поняли, что покидаете «Спартак»?

– Меня заменили по ходу матча с «Анжи» в 22-м туре. В следующей встрече я не появился. В этот момент понял: что-то происходит. Я играл не на своей позиции, но выглядел хорошо. И внезапно меня выводят из состава – это было ненормально. Я оставался расстроен. К концу чемпионата мне стало очень грустно. Уже понимал, что не останусь в «Спартаке», и проблема не в том, как я играю или как себя веду. Вероятно, дело в других ситуациях, которые оказались в голове у тренера.

– О каких ситуациях вы говорите?

– Вообще не представляю. Я каждый день тренировался больше других: первым появлялся на поле, последним уходил. Я посвящал себя футболу, поддерживал партнёров, всячески помогал. Честно говоря, я бы сам очень хотел спросить у Карреры, почему он отказался от меня.

– Главное, чему вы научились в «Спартаке»?

– Я тренировался каждый день в мороз, бегал при минус 20 градусах. Такого у меня еще не было в карьере. Мои друзья до сих пор не верят, что я участвовал в матчах при минус 20 градусах. Бывало, что тело мёрзло, а в ногах – лёд. Спасало термобельё. К таким вещам нужно быть готовым, когда подписываешь контракт с клубом. Если я продолжу карьеру в России, то уже буду знать эти моменты.

«Ко мне стоило проявить чуть больше уважения»

– Поначалу казалось, что Каррера возглавил «Спартак» лишь на несколько матчей. В какой момент поняли, что Каррера задержится надолго?

– Когда я пришёл в «Спартак», то Каррера уже несколько матчей являлся главным тренером. Я понимал, что он идеальный человек для того, чтобы привести «Спартак» к чемпионству.

– Почему?

– По тому, насколько Каррера погружён в работу. Серьёзный и требовательный профессионал, который мотивирует футболистов. Когда у тренера есть такие характеристики, то все начинают больше концентрироваться на тренировках. А что происходит там, потом появляется и в игре. На занятиях важно всегда искать лучшую позицию, делать лучший отбор и отдавать лучшие пасы.

– Тренировки Карреры отличались от тех, что были у вас в «Палмейрасе», «Спортинге» и «Лацио»?

– В «Спортинге» нас тренировал Леонарду Жардим, который сейчас возглавляет «Монако». Вот с ним я бы мог сравнить Карреру в плане требовательности и мотивации. Они действительно похожи.

– Каррера – единственный тренер, который при вас в раздевалке бил ногой по доске, чтобы завести футболистов?

– Бывший тренер «Реала» Вандерлей Лушенбургу так делал. Пиоли, который работал в «Интере», так же мог себя вести. Он итальянец, как и Каррера. К такому подходу я был готов. За 28 лет у меня накопился некоторый опыт взаимодействия с тренерами.

– Есть вещи, которые до сих пор остались для вас загадкой в России?

– Каждый день меня чему-то учил, но сейчас уже ничего не удивляет. Любые трудности встречу с улыбкой. Хотя то, что я скажу дальше, очень серьёзно. Я прошёл две Лиги чемпионов и две Лиги Европы. То, как «Спартак» ко мне отнёсся в конце сезона… Стоило проявить чуть больше уважения. Я приехал из Италии, большой страны, чтобы играть в «Спартаке». Тренер и руководители могли бы подойти ко мне и сказать: «Маурисио, мы не рассчитываем больше на тебя» или «Маурисио, нам не нравится, как ты играешь в футбол». Можно было сказать что угодно, но мне никто ничего так и не объяснил.

– Как на это реагировали другие футболисты «Спартака»?

– Россияне, бразильцы и все остальные расстроились. Я был частью коллектива. Ко мне постоянно подходили с вопросом, останусь ли я в «Спартаке», а я не знал, что ответить. Просто грустил. В 28-м туре в Перми на поле вышли все, кроме меня.

– Даже второй голкипер Селихов, чей трансфер Каррера вроде не очень одобрил.

– Именно! В раздевалке я был очень печален и даже плакал. Я абсолютный профессионал, правильно отношусь к делу за пределами поля, провожу свободное время с семьёй, уважаю пространство каждого человека, а со мной обошлись вот так.

– Вы поиграли в Европе. Кто из игроков «Спартака» мог бы играть на уровне топ-клубов?

– Я назову двух человек. Первый – Зобнин. У него восхитительная манера игры, и человек он отличный. Способен выступать в любой команде мира. Он играет правильно на разных позициях в полузащите. Такие футболисты очень ценны.

– А второй человек?

– Конечно Квинси Промес. Нет никаких сомнений, что топ-клубы уже присмотрелись к нему. Увы, «Спартаку» придётся отпустить Квинси.

– Это правда, что в «Спартаке» над вами прикалывался Фернандо?

– Есть такое. Он мой большой друг и сильно помог мне адаптироваться. Фернандо постоянно шутил. Я его спросил, как по-русски будет «добрый день», а он сказал мне «спокойной ночи». И так постоянно – всему учил меня наоборот. Потом я немного освоил русский, и у него уже не получалось меня разыграть. Вообще с адаптацией у меня проблем не возникало.

– У вас недавно украли телефон, но это было не в России?

– В Бразилии. Я в ресторане положил телефон на стол, отошёл ненадолго, а когда вернулся, его уже не было.

– Какие места в Москве вы запомните?

– Никогда не забуду стадион «Спартака» и его болельщиков. В моей голове навсегда останутся фанаты, выбегающие на поле «Открытие Арены».

– Вы можете остаться в чемпионате России?

– Есть такая вероятность. Некоторые клубы РФПЛ интересуются мной. Мой агент ведёт переговоры. Вообще, у меня контракт с «Лацио» ещё на два с половиной года. Я бы не хотел уходить снова в аренду. Если только какой-то клуб выкупит меня, то я перевёз бы семью. Кто знает, может быть, бог оставит меня в России ещё на долгое время.

– Если забьёте «Спартаку», будет праздновать?

– Нет. Это мой первый клуб в России. Я уважаю команду и благодарен ей за всё, что она для меня сделала.

Григорий Телингатер

  • 0

Комментарии 2

К комментариям
EversoR Онлайн
#1 EversoR | 29 мая 2017 21:49
Хм, интересно, Маурисио полагал, что Спартак устроит в его честь прощальный матч?
#2 chutrn | 29 мая 2017 22:08
Наверное, слишком породнились! smile-61
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.