YouTubeВ КонтактеTwitterFacebookGoogle +

Spartakworld.ru - Новости «Спартак» Москва. Сайт болельщиков

Показать меню

Валерий Клейменов: Президент «Луча» из-за ворот угрожал пистолетом и требовал пропустить гол

Новости ФК «Спартак» Москва

Комментировать

Валерий Клейменов: Президент «Луча» из-за ворот угрожал пистолетом и требовал пропустить гол

Тренерская карьера Валерия Клейменова по звучности клубов, кажется, складывается гораздо успешнее игровой. «Локомотив», «Спартак», теперь и «Рубин», для которого он открыл Сергея Рыжикова… – против статуса запасного в московском «Динамо» 1990-х и экзотических поездок в Израиль и Китай.

«У Карпина была четкая позиция: в воротах должен играть россиянин»

– Вы работали с голкиперами «Спартака» в самое беспокойное для них время. Что у Карпина в команде происходило с вратарями?

– Я Валере Карпину от души желаю тренерского роста. Он поначалу к этой деятельности вообще пренебрежительно относился, потом осознал, и все видят, что он прогрессирует и растет. Другой вопрос, что на вратарской позиции должен быть четкий первый номер. И два голкипера, которые будут составлять ему конкуренцию. Нельзя из-за каких-то ошибок все валить на вратарей, ошибаются все.

– Как проходил выбор голкипера на каждую игру?

– Ну, допустим, сегодня суббота, завтра игра. Мы в 23 часа собирались и решали по составу. У каждого тренера – свой состав, но последнее слово всегда за Карпиным. Хотя всегда шло нормальное обсуждение.

– Джанаев в «Спартаке» поплыл психологически после матчей против ЦСКА и «Крыльев»?

– Да, немножко не справился с тем гнетом, который на него пошел. У «Спартака» все-таки болельщики своеобразные. Ошибку простить могут, но когда идет череда их… Повесили, что чемпионство не выиграли из-за него, – ну, это глупо!

– Когда Плетикосу убирали в 2009 году из команды…

– Так, сразу: про эту ситуацию я ничего говорить не могу, потому что в первую команду пришел только в 2010-м, а тогда работал с «молодежкой». Помню только, что Стипе перед отъездом в «Тоттенхэм», когда на него все бумаги уже подготовили, на тренировке в простейшей ситуации порвал кресты.

Знаю, что на то время у Карпина была четкая позиция, которую я поддерживаю: в воротах должен играть россиянин. Ребят, я еще раз говорю: у нас замечательная вратарская школа. Но в какой-то момент в Премьер-лиге играло 12 иностранных голкиперов. Это абсурд, ребят, как можно самих себя так унижать? Не надо ориентироваться на этот Запад. Наконец-то сейчас у нас появилось хоть какое-то чувство патриотизма, я этому очень рад, правда. Это должно быть везде: в футболе, хоккее, баскетболе.

– А вам не кажется, что если мы будем делать типично российскими позициями вратарей, крайних защитников, то в какой-то момент будет переизбыток одних игроков и дефицит других? Для сборной сейчас вратарей можно солить. А центральных защитников практически нет.

– Все нужно делать в комплексе, не надо воспитывать конкретные позиции для сборной. Нужна конкуренция в каждой линии. Для этого необходимы футбольные школы, академии. Не в одном городе, а везде. Раньше во дворах в футбол играли, даже зимой. А сейчас – одна академия при команде мастеров. Она не покроет все необходимое пространство. И чем приглашать какого-то иностранца и платить огромные деньги, лучше сделать шаг назад, чтобы потом три вперед. Мы, русские, быстро учимся. Топ-тренер ничего не сделает без хороших игроков. А тренеры у нас тоже всегда были хорошие. Но у нас когда российский тренер где-то ошибся, на него сразу клеймо. Такой-сякой, лучше иностранца. Приходит иностранец, у него тоже не получилось – ну, ладно, бывает. В работу иностранного тренера никто не лезет, а у россиянина советчиков чуть ли не вся губерния.

– Реброву сейчас 32 года, что ему мешало до 30 доказать то, что он лучший кандидат в ворота «Спартака»?

– Изначально ему мешали травмы: у него то плечо, то «кресты». Мы с Карпиным искали исключительно российского вратаря. Позиция клуба заключалась в том, чтобы голкипер имел российское гражданство. В поле иностранцев хватало – как правило, дорогих. И Ребров сразу после прихода заиграл нормально. А потом опять «кресты». Когда избавился от травм, вернулся в основной состав.

– Карпин действительно никак не пытался через игроков ускорить уход Эмери из «Спартака»?

– Нет. Возможно, у него внутри что-то сидело. Тем более я допускаю, что он очень обиделся, когда его после второго места сняли с должности. Это вообще выглядело не очень красиво. Мы выиграли в гостях у «Локомотива», гарантировали Лигу чемпионов – у всех эйфория. Тут заходят и говорят, что со следующего года будет главный тренер. И если даже у нас остался осадок, то у него, думаю, вдвойне. Да не думаю, уверен. Зная его эмоциональный характер. Но «плавить» Эмери – это абсурд. Как он мог это делать? Игроков подговаривать? Я в это не верю.

«В армии три месяца провел в лесах и бункере»

– Щекинский «Корд», тульские ТОЗ и «Арсенал»… В середине 1980-х в Тульской области было реально играть в футбол?

– Спортивные залы с деревянными полами. Стелили для вратарей маты и тренировались. Били по нарисованным на стене воротам. Иногда мяч каверзно в стенку попадал и отлетал неожиданно в голову или в спину. За счастье считали сыграть на газонах где-то на сборах. Помню, в Пицунду приехали на три недели. Там поле вперемешку с камнями – это уже замечательно. Как-то проснулись, а на газоне после вечернего выгона коров их следы. И перед тренировкой администратор с лопатой коровьи художества убирал.

– Как вас занесло в кулинарное училище?

– В 1982 году играл за юношей, причем и в хоккей, и в футбол. И тогда получил травму. А раньше все лечили практически топором: рассекли – и выздоравливай. И у меня колено три месяца не гнулось. А я как раз школу закончил. Ну и родители сказали: «Что ты мучаешься, давай в кулинарное поступай». И я туда похромал. Год целый отучился. Трое ребят и 17 девчат в группе – главный плюс той учебы.

– Из-за чего из Тулы уехали играть не в Москву, а в Смоленск?

– А я не выбирал – меня туда в армию забрали. В 1984 году попал в молодежную сборную на турнир «Переправа», который мы выиграли. И меня внесли в разнарядку ЦСКА вместе с парой своих ребят. Не знаю, как там и что получилось, но я по повестке оказался на одном пересылочном пункте, а меня там никто не ждет. Ну, вернулся домой, спокойно еще месяц побыл там. Пришли из военкомата и спрашивают: «Чего не в армии?» Отвечаю им, что меня там не ждали и домой отправили, потому и не в армии. После этого сказали, что надо в Смоленск, – я на следующий день купил билет и сам поехал туда.

– То есть фактически не служили – в футбол играли?

– Не-е-е, ничего подобного! Три месяца учебки провел в Даугавпилсе. Ракетные войска стратегического назначения, в лесах. В бункере сидел и сломал им аппарат. Там в подземельях они проверяют всех на реакцию. Посадили за эту машину, и нужно нажимать на кнопки, когда загорались цифры или буквы нужные. Я нажимал-нажимал, и тут все потухло. Капитан спрашивает: «Ты чего с ней сделал?! Я тут 12 лет сижу и впервые вижу, чтобы аппарат вот так загнали». Уговаривали остаться там дальше служить, но через три месяца меня забрали в смоленскую «Искру».

– В «Ротор» ехали по приглашению лично Горюнова?

– Да, причем он еще в 1984 году меня заметил. И после этой «Переправы» поступало много предложений: «Днепр» звал, «Черноморец», ну и «Ротор». Никаких подъемных в долларах тогда еще не было – тот легендарный волгоградский клуб только формировался. Мне там платили 180–200 рублей. И 50 рублей премиальные.

– Ту команду делал Прокопенко. Свою историю о нем сохранили?

–Такого юмориста и настолько позитивного во всех отношениях человека, но в то же время в меру строгого я не встречал. Вот только рассказать о его шутках даже не просите. Не могу я это передать. Вот эту его одесскую вальяжность, когда у него на любую ситуацию свой прикол. Это надо было видеть и ощущать.

– Чем не угодил Шубин, который пришел в «Ротор» после Прокопенко, но даже начать сезон не успел?

– Я в эти разборки не влезал никогда. Может, после Прокопенко новый тренер не смог проникнуться менталитетом команды с периферии. Шубин же из Москвы приехал, из «Спартака». Там требования Бескова, которые на тот момент в «Роторе» не прижились. С Прокопенко команда играла длинными передачами, игроки соответствующие, а тут от них требуют короткий и средний пас. И все эти причины в совокупности привели к тому, что не получилось у Шубина.

– «Ротор» в те годы вообще был своенравной командой. В 1991 году после выхода в высшую лигу команду покинули почти все футболисты. Бунт?

– Там случилась очень неприятная ситуация с финансированием. Тогда уже начинался распад СССР. Второй раз вышли в высшую лигу, но начались проблемы. Как обычно, пообещали премиальные за выход, но не заплатили. И в конце концов ребята разошлись кто куда. Когда мы с Юрой Калитвинцевым уходили в московское «Динамо», в «Роторе» оставалось пять человек.

«Газзаев в «Динамо» штрафовал на 100 долларов»

– Ваш уход на сезон из «Динамо» в 1994 году как-то связан с назначением в клуб Константина Бескова?

– Нет, я раньше ушел. Он, кстати, мне звонил в Израиль и говорил, что хочет меня вернуть. Мы познакомились еще раньше: в 1986 году он звал меня в «Спартак». Сидели у него дома, поил меня чаем. Рассказывал обо всем, а я сижу и не верю: в Москве, у Бескова дома, меня еще и на такси сюда привезли!

– Так и почему не перешли?

– Играть хотел. В Волгограде давали гарантии, а в «Спартаке» тогда играл Дасаев, за ним сидеть не хотелось.

– В Израиле вы играли за «Маккаби» из города Герцлия – туристическое место. Чувствовали себя так, как в отпуске?

– Первые два месяца, пока привыкал. А потом уже рабочая обстановка. Это вдали от моря хочется на него, а когда живешь рядом, даже не замечаешь. В команде тогда очень много русских было, и вообще из бывшего СССР человек 15, наверное. И мы после каждой игры с женами и детьми ехали на шашлыки, традицией стало.

– А такое количество русскоязычных игроков с чем было связано?

– Ну, что греха таить: школа советского футбола котировалась выше израильской. Но и не только ведь туда уезжали – и в Италию, в Испанию, в Австрию, в Португалию.

– Вы в «Динамо» провели пять лет, но не отыграли даже ста матчей. Дважды уходили в аренду. Почему возвращались?

– На меня рассчитывали в «Динамо». Газзаев постоянно говорил, что мы с Андреем Сметаниным для него два равнозначных вратаря. Да и коллектив хороший. Калитвинцев, Симутенков, Тимофеев – мы до сих пор дружим. Валерий Георгиевич собрал тогда отличную команду.

– Молодой тренер Газзаев жестил?

– Да, он был жесткий, вспыльчивый очень. Но очень быстро отходил. Он вообще по своей натуре очень добрый. Во всем, что касалось работы, проявлял строгость, но за пределами поля с ним любую тему могли обсудить. И все, что обещал, если это в его силах, выполнял всегда.

– После чьих тренировок ноги подкашивались сильнее: Газзаева или Голодца?

– Газзаева. При нем вратари почти всю беговую работу делали вместе с командой, что, конечно, сильно раздражало. Он от нас требовал укладываться в нормативы полузащитников. Ну, может, плюс пару секунд допускал. А это физически невозможно. И он нас со Сметаниным штрафовал за отставания на 100 долларов – большие деньги для того времени. Но со временем он стал мудрее, и мы полчаса с командой занимались, а потом шли к Николаю Павловичу Гонтарю и делали вратарские упражнения.

– Гонтарь стал первым профессиональным тренером вратарей в карьере?

– Да, мне 27 лет исполнилось, когда впервые начал работать с профильным специалистом. В Волгограде как: 15 минут разминки, а потом половина команды бьет по воротам, другая половина играет. Потом меняются. Со мной или второй тренер позанимается, или с другим вратарем какие-то упражнения сами придумаем. В «Динамо» у Гонтаря совсем другой подход, я многое у него почерпнул.

– Голодец выматывал не «физикой», а установками?

– Они у него очень долго длились – в районе часа, а то и больше. Начиналась установка с того, что мы разбирали прошлый матч. А через полчаса начинали говорить непосредственно про сегодняшний матч. И это нервировало: установка должна быть не больше 20 минут. А тут сидишь, места не находишь. Кто-то не выдерживал: «Адамас Соломонович, нам через 10 минут выезжать!», а он в ответ ехидно: «А я в курсе!»

– Вратарям на теории меньше всех интересно, как играет соперник, и они засыпают первыми?

– Ага… у Бескова заснешь. По 2,5 часа разбирали 20 минут игры. Мы могли один тайм разбирать 3 часа, а игру – два дня. Он мог каждые 30 секунд делать паузы и конкретно объяснять по каждому. У Голодца дольше все, но куда более пространно.

«Из Казахстана в Читу летели 8 часов в самолете для ВДВ»

– Вас в сборную СНГ Анатолий Бышовец вызвал, когда вы даже в высшей лиге не выступали. Что чувствовали?

– Да, я в первой лиге играл. В шоке был! Мне когда в Волгограде сказали, что пришел вызов, думал, пошутили. А потом… пришлось ехать, ха-ха.

– На Евро-1992 рассчитывали поехать?

– Были надежды, но перед товарищеской встречей со сборной Румынии мы с «Ротором» играли в Душанбе, и Мухсин Мухамадиев мне «удружил». Прострел, я пошел на перехват. А поле скользкое, и он в меня коленом въехал, на полгода я остался вне игры. Перелом носа со смещением, сотрясение. В итоге пропустил отборочный турнир на чемпионат Европы – шесть месяцев вообще не играл.

– В Тулу в 1999 году осознанно вернулись закончить карьеру?

– Вот не поверите: еще в 18 лет случился в голове какой-то щелчок, что закончу в 2000 году. И, в принципе, да: я возвращался уже за этим. С 2001 года в «Арсенале» числился формально играющим тренером, но по факту только тренировал. Тогда уже спина побаливала, колено. И мне Владимир Григорьевич Федотов сказал, что хватит мучиться. Вот, говорит, шанс тебе – какой-то переходный период заодно от игрока к тренеру.

– На чем тогда учились работать? Программы специальные, литература?

– Ничего не существовало. Все по ходу дела, на опыте составлялось. Придумывал упражнения исходя из того, что вратарь делает во время игры. Естественно, просматривал какие-то диски, кассеты.

– Футбол 1990-х запомнился ужасными полями?

– Да, они везде были ужасные. Но история другая есть. В 1992 году с «Динамо» приехали во Владивосток. Выигрываем 1:0, а за мной стоит какой-то мужик и орет: «Пропусти, *** [блин]». Я оборачиваюсь и шлю его подальше. А он показывает пистолет и орет: «Пристрелю!» В итоге закончили 1:0, мне за матч выставили 8,0 – вытащил игру. И ко мне после матча в раздевалке подходят и говорят: «Ты знаешь, кто это за воротами стоял? Президент «Луча»! Он потом, кстати, зашел, извинился – эмоции в игре, это понятно.

– Помимо полей еще и перелеты жуткие?

– Нет. И с самолетами везде все было нормально: в «Динамо», в «Роторе». Хотя… в Смоленске! Из Казахстана в Читу на военном самолете для десантников летели. И мы 8 часов по бокам сидели, трусились. Холодина! Бушлаты выдали какие-то. Выходили из самолета, как Вицин, Никулин и Моргунов в «Бриллиантовой руке» из рефрижератора.

«Китайцы ходили за мной и повторяли: «Валели-Валели»

– Вы уезжали в Китай в 1997 году, когда про местный чемпионат почти никто не знал. Как туда занесло?

– Довольно неожиданно вышло все. Я травму колена получил в 1996 году, мне в январе сделали операцию – колено разрабатывалось тяжело. Команда на сборе, а я в манеже за тренировкой дубля смотрел. И встретил товарища, который пришел с советником Китая по спорту, работавший в посольстве. Мы разговорились, даже пару раз ходили семьями в ресторан. А потом он предложил попробовать поехать в Китай. Для меня дико, говорю: «Я же с травмой». Но они настояли, я через несколько недель восстановился и поехал туда. Десять дней тренировался, сыграл в паре игр – они остались довольны. Вернулся в Москву, они вместе со мной и контрактом.

– Как Китай выглядел тогда?

– Во-первых, шикарнейшие стадионы. 80% вмещают от 60 до 80 тысяч зрителей. Я думал, там будут домики маленькие, воробьи, грязь кругом. А оказалось, что другой мир. И поразило в Шанхае, что уже тогда были хайвеи с севера на юг и с запада на восток – прямо над городом. И в любую точку можно добраться за полчаса.

– Азия уже тогда поражала технологиями?

– Да. Банкоматы, карточки. Но меня впечатляло строительство. Я там ездил на такси, потому что на своей машине там нереально ездить – главный всегда велосипедист. И от дома, где жил, до базы – 15 минут езды. Вечером едешь – стоит дом. Спустя сутки дома нет, на его месте котлован. Еще через два дня – уже фундамент, а еще через две недели стоит новый дом. Они как муравьи работают. Хотя после 8–9 вечера могут себе и местной водочки позволить, расслабиться.

– К местному чаю или кухне не пристрастились?

– Нет, хотя там пил и зеленый, и с жасмином. Но не было такого, чтобы конкретный сорт предпочитал. Нравились настойки местные, которые со змеями. Они советовали их в чай каждое утро по ложке добавлять – бодрило всегда. Кухня тоже очень нравилась: лягушек ел, черепах, змей – короче, всего по чуть-чуть.

– И как змеи по вкусовым качествам?

– Хорошие. Не как курятина, что-то своеобразное есть. Там есть обычай: сидишь за столом, при тебе разделывают змею. И сердце кладут в рюмку с водкой. Добавляют еще немного змеиной крови и дают самому дорогому гостю. Это очень полезно для желудка – выпиваешь и на год забываешь о болях.

– Иголками вас там тоже лечили?

– Я там потянул бедро за три дня до матча. У нас на восстановление от такой травмы отводят 21 день. Меня успели вылечить к игре. Иглоукалывание и массаж использовали, я по 8 часов каждый день проводил у докторов. И в итоге играл. Нога чуть-чуть потягивала, но все позволяла делать – только с земли не выбивал.

– Язык местный даже не пытались учить?

– Здрасьте. Все, что касается фраз на футбольном поле, я выучил. «Вперед», «назад», «стенка», «вышли», «голова», «взяли» – все знал. Мало того – у меня защитники на русском заговорили. Они только «р» не выговаривали и ходили за мной: «Валели, Валели».

– Как Китай готовился к участию в ЧМ-2002?

– Там школы открывались повсюду. Стадионы строили, опять же. В 1997 году в Шанхае открыли стадион на 80 тысяч зрителей. На футбол ходили, трибуны битком были. При этом такого беспредела, как у нас, нет. Орут – да. Но если хорошо сыграл, даже болельщики чужой команды аплодируют.

– С экологией проблем тогда еще не было?

– Это Пекина больше касается, в Шанхае все лучше. Один раз летом дня три какой-то циклон дул, жара и песок в воздухе. А так запомнились больше тропические ливни, которые на месяц заряжали. Едешь на велосипеде, а колеса наполовину в воде.

«На тренировках Рыжиков на всех орет»

– Габулов, Акинфеев и Ребров были самые талантливые в молодежной сборной, когда вы там работали в 2003 году?

– Тогда чаще всех Габулов играл. Хотя пара матчей и у Акинфеева была. Но его уже в то время Газзаев вызывал в первую сборную. А по остальным… Жизнь все расставила по местам: Габулов в «Динамо», Ребров – в «Спартаке», Акинфеев – в ЦСКА.

– В «Локомотиве» в 2007 году вратарей числилось чуть меньше, чем полевых игроков. Как в такой ситуации работать?

– До семи вратарей доходило иной раз. Двое в воротах играют, остальные на запасном поле со мной. С Рыжиковым мы полгода вообще в индивидуальном режиме 2–3 тренировки каждый день практически устраивали, после чего я ему сказал, что на «Локомотиве» жизнь не заканчивается. Пелиццоли еще, но про него и Якуповича скажу только, что это политпроекты. В то время иностранцы толпами ехали к нам. И ладно хорошие, но брать посредственность? Тем более когда в Советском Союзе имелась хорошая школа вратарей. И похерить ее из-за того, что лучше взять иностранца и сделать свои дела… Но если берешь, то он же играть должен. При этом Якупович на тренировках хорошо работал. Это Пелиццоли надо было в модельный бизнес идти – все при нем: рост, прическа…

– Гилерме тоже поначалу выглядел посредственно?

– Не, Гиля в первое время выделялся другим. Он после каждого удара ловил мяч и тут же падал на колени. Я посмотрел на это, потом спрашиваю: что это такое? А мне отвечают, что, вот, молодой, такая школа. Ну, и он с нами немного совсем тренировался, дня два или три, потом травму получил тяжелую, «кресты» порвал.

– Сергей Рыжиков кажется нетипичным вратарем – всегда позитивный, веселый.

– А какие вратари? Угрюмые?

– Акинфеев, Габулов – да.

– Да это они на поле такие. В жизни – другие. Рыжикова вы на тренировке не видели, когда он орет на всех.

– Но он в команде главный по атмосфере?

– Да, он может собрать и накричать, но, когда надо, разряжает атмосферу.

Вы работали и с Дзюбой, и с Рыжиковым – кто шутит чаще?

– Они разноплановые очень юмористы. Артем иной раз может и чересчур где-то пошутить, злой юморок, который не все понимают. Серега старается больше по-доброму. Он ведь и постарше.

– Проясните, кто такой Алиреза Хагиги? Приехал человек в «Рубин», рассказал о проблемах с визой и уехал.

– Ой, у него постоянно были какие-то проблемы. То с визой, то с характером своим, то с тренерами. «Я вратарь сборной Ирана и должен играть». На основании чего ты играть должен? Тренировался нормально, но по мне, у него слишком завышенная самооценка. Нам что, Рыжикова на лавку посадить? Хагиги не сильнее!

– Карлос Эдуардо тоже слишком много думает о себе и деньгах?

– По потенциалу он очень сильный, но если он мотивирован. Если мотивации нет – сосиска сосиской. Какая мотивация? Наверное, финансовая только. Какая еще? Еще и лень человеческая мешала, видимо. Скорее это даже главная причина. Человек не может заставить себя через не могу. Когда идет – отлично. А надо перебороть – этого у него не было.

– Карадениз за годы в «Рубине» хотя бы немного выучил русский?

– Да он на тренировках что-то злое вечно бурчит. На русском понимает все и разговаривает, но в быту. А так Гек молодец, профи, пример для молодежи.

– После тренировок полевые с вратарями соревнования устраивают?

– На отжимания или что-то такое. На деньги – исключено. Хотя я когда в Китае играл, нас тренировал поляк. И он прививал команде стремление зарабатывать премиальные. Каждую тренировку заканчивали тем, что собирали по 5 юаней с человека и играли на деньги двусторонку. Зарубы были похлеще, чем потом в игре. Но это на любителя.

– А кто из полевых лучше всех играет в воротах?

– Кисляк! Часто становится в ворота и потом мне говорит: «Семеныч, возьмите меня третьим!» Я ему отвечаю, что у нас три вратаря уже есть. А он сразу: «Тогда хотя бы четвертым!» Говорю, что подумаю.

Павел Пучков

Теги: ФК Спартак Москва, Клейменов Валерий, ЧР по футболу
Комментарии: 1 9-мая-2016, 14:56
Валерий Клейменов: Переход Рыжикова в «Спартак» - это моя идея
Валерий Клейменов: Переход Рыжикова в «Спартак» - это моя идея

Корреспондент после неё задал несколько вопросов новому тренеру вратарей «рубиновых» Валерию Клеймёнову. Последние
Валерий Клейменов пополнил тренерский штаб «Рубина»
Валерий Клейменов пополнил тренерский штаб «Рубина»

Состав тренерского штаба «Рубина» пополнил Валерий Клеймёнов. В «Рубине» 48-летний специалист будет
Андрей Сметанин: С «Анжи» сыграет Дикань. Потом придет черед Песьякова
Андрей Сметанин: С «Анжи» сыграет Дикань. Потом придет черед Песьякова

Андрей Сметанин Известный в прошлом голкипер Андрей Сметанин поддерживает Валерия Карпина во всем, что касается выбора основного

Купер

#1 Купер (10 мая 2016 08:47)

Несмотря на то, что и сам Эмери в интервью, и все кто работал в штабе Карпина, в том числе Клеймёнов, а также игроки, называют абсурдом вбросы и домыслы о том, что Карпин якобы мешал и подсиживал баска, эта тема широко раскручена на "кб-сайтах" и 80% фанатья в это истово верит. Какие ругательства в адрес Карпина до сих пор льются потоком на этих самых "кб-сайтах" - уши заворачиваются. Впрочем, и в адрес Аленичева то же самое сейчас делается.
Система дискредитации спартаковских людей запущена и работает, как мотор. Откровенная клевета и наветы в ход идут, причём агрессивно и настойчиво всё это делается, изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год.
  • 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
М  КОМАНДА И В Н П М О
1  Спартак 17 13 1 3 26 - 13 40
2  Зенит 17 10 5 2 33 - 13 35
3  ЦСКА 17 9 5 3 21 - 11 32
4  Терек 17 8 4 5 21 - 21 28
5  Краснодар 17 7 7 3 24 - 14 28
6  Амкар 17 7 6 4 16 - 12 27
7  Ростов 17 7 4 6 19 - 12 25
8  Уфа 17 7 4 6 12 - 13 25
9  Рубин 17 6 5 6 20 - 19 23
10  Локомотив 17 5 8 4 21 - 13 23
11  Анжи 17 5 5 7 13 - 18 20
12  Кр. Советов 17 3 6 8 17 - 20 15
13  Урал 17 3 5 9 11 - 25 14
14  Оренбург 17 2 6 9 11 - 21 12
15  Арсенал 17 2 6 9 6 - 23 12
16  Томь 17 2 3 12 8 - 31 9

Контрольный матч
31 январь 2017
Абу-Даби
ФК Спартак МоскваVSФК Копенгаген

Премьер-лига 17-й тур
5 декабрь 2016 Москва
ФК Спартак Москва2:1ФК Рубин Казань


Пользователи:

Гостей: 21
Последние пользователи:
Yoch
f.bol