Олег Романцев: Расстроен отставкой Карпина. Надеюсь на Черчесова!

К комментариям
Олег Романцев

Из огромного количества интервью, данных Олегом Романцевым, это, пожалуй, самое необычное. Оно взято его внучкой Алиной, которая вместе с нестареющим дедушкой участвует в программе о "Спартаке" на "СЭ-TВ". Так что в футбольной журналистике она уже не новичок.

На этой неделе первые полосы спортивных изданий пестрели заголовками о расставании "Спартака" с Валерием Карпиным. Теперь он, уже экс-тренер красно-белых, стал частичкой истории клуба, цвета которого столь успешно защищал в начале 90-х. Так что первый вопрос напрашивался:

– Как прокомментируешь отставку Карпина?

– Именно сейчас импульсивность кадровых решений – самое, наверное, плохое для команды. Если тренер выбрал свою линию, то, уверен, необходимо гнуть ее дальше – и результат придет. Надо не дергаться, успокоиться и не шарахаться. Но все определяет результат. Если его нет – указывают на дверь. Таковы реалии футбольной жизни. Решение принято, и оно больше не обсуждается.

– А что скажешь о возможном появлении у руля "Спартака" Станислава Черчесова?

– Буду этому только рад. Во-первых, потому, что работать с командой будет российский тренер. Во-вторых, еще по совместной работе со Станиславом знаю, что он исключительно амбициозный человек, максималист по натуре. Такие качества в нашем деле очень важны.

– Ну а как же тогда пословица, утверждающая, что дважды входить в одну реку не стоит?

– Ну сейчас река уже не та, что была когда-то. Да и Стас за это время многому научился, успел набить синяков и шишек. К тому же помощники у него – спартаковцы: Мирослав Ромащенко и Гинтарас Стауче. Эти не подведут.

– Какой период в твоей тренерской карьере был самым сложным?

– Скажу так: легких периодов у меня не было. А сложные, пожалуй, сам себе создавал. Когда уставал до такой степени, что чувствовал: уже нет сил дать команде что-то еще. Понимал: нужна какая-то пауза, требуется перевести дух, переосмыслить происходящее.

– И что делать в такой ситуации?

– Приходилось пересиливать себя. Пересиливать через кровь, пот и слезы – и дорабатывать до конца. Если уж я требовал от футболистов, чтобы они выкладывались на все сто, то позволить расслабиться самому себе просто не имел права.

– Видишь ли в сегодняшнем "Спартаке" игровой стиль времен Романцева?

– Стиль у каждого тренера свой. Мой отличался только тем, что "Спартак" чаще выигрывал. Тренеру-эстету очень важно, чтобы победы были красивые, а игру для этих побед он выбирает сам. Что отличает мой "Спартак" от сегодняшнего? Прежде всего, наверное, то, что он стал 9-кратным чемпионом России.

– По иронии судьбы как в разгар всех этих событий в манеже Сокольников пройдет турнир в твою честь – Кубок 60-летия Олега Романцева. Кому принадлежит его идея?

– Месяца полтора назад мне рассказали, что болельщики разных регионов России хотели бы поздравить меня и побороться за Кубок Романцева. Вообще-то я не сторонник шумно отмечать даты личного календаря. Но здесь посчитал, что отказать тем, кто искренне любит игру, лишить их возможности пообщаться друг с другом было бы неправильно. За главный приз поборются 16 команд из Москвы, Подмосковья, Брянской и Нижегородской областей, а также Объединение болельщиков "Спартака".

– Кого из гостей ждешь в субботу в Сокольниках?

– Легендарных спартаковцев – Никиту Павловича Симоняна, Анатолия Константиновича Исаева и Алексея Александровича Парамонова. С удовольствием повидаюсь с Александром Мирзояном, Сергеем Шавло, Валерием Шмаровым, Борисом Поздняковым и всеми, кто заглянет на турнир. Жаль, что не придут близкие друзья – Георгий Ярцев и Александр Тарханов. Клуб Георгия Александровича "Милсами" в этот день играет в чемпионате Молдавии. А "Урал" Александра Федоровича будет биться в Черкизове с "Локомотивом". Да и большинство моих футболистов повидать не получится. Но этому не огорчусь. Напротив, счастлив, что они востребованы и нашли себя в тренерском деле. Стас Черчесов, Дима Аленичев, Юра Ковтун, Дима Парфенов, Андрей Тихонов, Игорь Ледяхов, Рашид Рахимов, Дима Ананко, Витя Булатов, Мирослав Ромащенко, Гинтарас Стауче, Витя Онопко… Всех и не перечислишь. Удачи вам, ребята! Ну а тем, кто сможет найти время и придет, буду несказанно рад.

– Какие у тебя сейчас отношения с бывшими воспитанниками? Ведь наверняка с некоторыми случались конфликты.

– Какие-то нестыковки в работе действительно бывали. Но серьезных конфликтов не припомню. Конечно, когда кто-то не выкладывался на тренировке, вынужден был проявлять жесткость. Иногда приходилось и Титова подстегивать, и Тихонова. Но это рабочие моменты. На одного достаточно было лишь прикрикнуть, чтобы он начал работать, а другого, чтобы за ум взялся, и на скамейку усаживал.

Главное – ребята знали: просто так повышать голос или наказывать не буду. А к тем, кому больше остальных дано, требования вообще были повышенные. Ведь если игрок считает, что всего достиг и сбросил обороты, то незаметно для себя превращается в серость. Про таких Николай Петрович Старостин говорил: "Это дисциплинированная серость". С ними больших побед не добьешься.

– Кого из своих игроков ты считаешь самым проблемным, а к кому относился с особой симпатией?

– Непросто было со всеми без исключения. Пусть и не каждый день, но, бывало, жестко с ними разговаривал. Причем даже на сборах – после неудачно проведенных контрольных матчей. Считал и считаю: вышел на поле – побеждай! И не важно, какого ранга матч – официальный или тренировочный. Только так воспитывается психология победителя.

Именно это и отличало наш "Спартак". И мне все равно было, с кем именно вести такие беседы – с ведущим игроком, капитаном или с запасным. Требовал я со всех одинаково. А с любимчиков, может быть, даже и больше.

– Такого рода "диктатура Романцева" не ломала игроков?

– Это были не мои требования, а футбола. Либо ты отдаешь ему себя на все сто процентов, либо тебе в нем делать нечего. Частенько повторял: "Если не хотите работать в полную силу – меняйте профессию". Футбол половинчатости не любит. Кто это понимал – достигали больших высот. Остальные оставались на обочине.

Вообще-то слухи о "диктатуре Романцева" сильно преувеличены. Перед тренировкой, играя в квадрате, ребята надо мной частенько подшучивали. Особенно у Илюшки Цымбаларя это лихо получалось. Ну а когда начиналась серьезная работа, то здесь уже не до смеха. В ней ни брата, ни свата, ни любимчиков не было.

– Рассказывают, что у Бескова были очень длинные установки. А как ты настраивал футболистов на матч?

– На каждую игру по-разному. Все зависело от особенностей соперника, турнирного расклада, моментами даже от того, кто судит встречу. Были случаи, когда я просто читал ребятам заметку из газеты, где о "Спартаке" писали какую-нибудь пакость, называл состав и уходил. И это срабатывало.

– К каким жестким мерам ты прибегал, наказывая команду после поражений?

– Не распускал по домам, а увозил на сборы в Тарасовку. Помнится, в 2000 году мы проиграли в Воронеже. Конечно, "Факел" был не сильнее нас. Но в том матче он оказался собраннее, крепче характером, выше настроем. И "Спартак" отправился на базу – причем не только футболисты, но и весь тренерский штаб. Я посчитал: в провале мы виноваты даже больше, поскольку не смогли убедить ребят в том, что сегодня нужно играть лучше, чем вчера.

Вот так. Хотя я понимал, что это действительно суровое наказание. Достаточно было после неудачной игры увидеть лица родственников футболистов, их жен, детей, девушек. Но, поверь, поступить иначе не имел права.

– Какое тренерское качество выделил бы особо?

– Прежде всего хочу предупредить тех, кто собирается посвятить себя нашей профессии: то, что ты был хорошим игроком, вовсе не гарантия того, что непременно станешь успешным тренером.

Наша работа складывается из многих компонентов. Один из самых важных – тренерское чутье. Бывало, берешь из второй лиги неизвестного игрока, а тот затем раскроется и дорастет до сборной. Так было у Бескова, в 29 лет приметившего в Костроме Георгия Ярцева, да и у меня с Мостовым в "Красной Пресне". А можно пригласить игрока сборной Бразилии с именем, который не впишется в состав. Такое было когда-то с чемпионом мира Диди, севшим в "Реале" на лавку. В умении не ошибаться и состоит истинное тренерское чутье, которое можно считать настоящим искусством.

– Будь такая возможность, стал бы что-нибудь менять в своем прошлом?

– Идеально прожитых жизней не бывает. Я не исключение. Как игроку мне не позволило добиться большего здоровье. Хотя и в "Спартаке", и в сборной я был капитаном.

Если же говорить о тренерской карьере, то она сложилась очень счастливо. Повезло с игроками, искренне преданными футболу, "Спартаку" и сборной, где легко работалось со всеми. У меня были прекрасные помощники, которые любили игроков, как родных детей. Наконец, повезло с болельщиками – понимающими, поддерживавшими в трудные времена. Так что в тренерской своей карьере я ничего менять бы не стал. Всё получилось так, как получилось.

– Можно ли сказать, что ты тренер одной команды?

– Даже и не знаю, что ответить. Конечно, "Спартак" мне ближе и по стилю, и по духу. Это родной клуб по сей день. И в мое время он играл в тот футбол, который мне был ближе, понятней. Если сумеешь убедить, что твой стиль не только красивый, но еще и победный, то и футболистам будет интересно. Так что тут все только от тренера зависит.

А вот в "Динамо" у меня не сложилось, хотя спасти команду от вылета удалось. Но потом, что бы я ни предпринимал, не находил понимания. В итоге пришел к выводу: хозяевам клуба тренер вовсе не нужен. Они считали, что сами во всем разбираются. Потому и не смог там работать.

– Какой совет ты дал бы молодым игрокам?

– Перефразирую Станиславского: любите футбол, а не себя в футболе. Эта истина всегда была, есть и будет актуальной.

Алина Романцева

Станислав Черчесов, Олег Романцев и Валерий Карпин

  • 100
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.