Мартин Иранек: Когда удар получался, все кричали «Куман!»

К комментариям
Мартин Иранек
Мартин Иранек

Корреспондент встретился в турецком Белеке с защитником «Томи» Мартином Иранеком и расспросил его о рыжем шотландце, сибирских морозах, спартаковском ромбе и прозвище «Куман».

— В «Локомотиве» играл в свое время такой рыжий шотландский парень по фамилии О’Коннор. Помните его?

- Конечно. Я его не только в «Локомотиве» помню, мы вместе в «Бирмингеме» были.

— Я к чему? О’Коннор поиграл немного в «Локомотиве», потом уехал к себе в Британию, все про него в России забыли, а он взял и вернулся. Причем в Томск. Продержался недолго, где-то полгода, разорвал контракт и заявил, что в Томске нельзя играть в футбол — это край света, в Томске можно только мучиться и умирать.

- Понял-понял, что вы хотите узнать. Я тоже могу сравнивать, поэтому спрашиваете, да? Вот что скажу. Я два года провел в «Тереке», а «Терек» живет в Кисловодске и ездит на домашние игры на автобусе. Кисловодск — это Кавказ, это курорт, но жить футболистам там очень сложно. Жизнь в Кисловодске остановилась много лет назад. Ничего не происходит, некуда пойти, нечего смотреть, никого нельзя встретить. Это проблема. Если сравнить Томск с Кисловодском, Томск будет как мегаполис: огромный город, но уютный, приятный. Там все другое. Мне в Томске нравится. Я очень доволен собой.

— Знаете, какая там будет температура в марте-месяце?

- Два-три тура придется бегать в минус, ну и что? Это Россия. Я не первый год играю в России, вы меня морозами не пугайте. Сначала немножко тяжело было, а потом я стал сибиряк.

— Я знаю, почему вы к Томску позитивно относитесь. У вас здесь маленькая Чехословакия образовалась — Иранек, Вашек, Голенда, Салата…

- Все так, но это было для меня очень важно десять лет назад, когда я только приехал и нужна была поддержка. В первый-второй год. Но я уже так давно приехал, что нет никаких проблем общаться с русскими. Последние лет пять я играл в командах, где вообще не было чехов. Конечно, всегда приятно поговорить на родном языке, но я ушел из дома в 20 лет. Полжизни за границей. Поэтому — не проблема.

— Вы приехали в Томск в сентябре 2013-го, встали в основу и провели десять матчей без замен, 900 минут. Это о чем говорит? У вас нет конкурентов?

- Как нет? У нас каждый пост сдвоенный — крайние, центральные, два опорника. Но я сам себя обсуждать не могу. Есть тренер, есть руководство, и если они довольны моей игрой, то я тоже доволен. Но еще вот что можно сказать. Я пришел в команду, которая после семи туров была без очков. От одного человека ничего не зависит, это понятно, но мы все равно осенью начали побеждать, и команда поднялась с нуля туда, где находится сейчас. Зачем тогда менять? Все хорошо. Защитников тренеры вообще стараются не трогать, если нет большой причины.

— Знающие люди говорят, что бороться за выживание сложнее, чем за чемпионство. Вы все это проходили, правильно? Что скажете?

- Проходил еще в Италии. Конечно, это сложнее. Если ты проиграешь золото и получишь серебро, ты все равно попадешь в еврокубки и быстро успокоишься. Если ты проиграешь выживание — попадешь в первую лигу, а туда кому хочется? Но вообще мне всегда было интересно не просто играть, а играть за что-то, когда есть задача, цель. Висеть посередине таблицы без мотивации скучно. Внизу интереснее, чем в середине, но вверху лучше, чем внизу. Опять же: я шел в Томск и знал, что здесь ноль очков. Это был хороший вызов для меня — помочь команде остаться в премьер-лиге. Если получится, это вообще бомба! Не помню, чтобы я играл в команде, у которой не было конкретной задачи. По-любому была.

— Знаете, как эту середину у нас называют?

- Нет.

— Болото.

- А, точно. Очень похоже.

— Со стороны видится, что команды из подвала таблицы всегда играют в примитивный футбол. Фантазии, полета мысли, выдумки — самый минимум…

- Не в примитивный, а в простой. Потому что нужны очки, а за красивую игру очки не дают. Два-три раза сыграешь красиво, все очки увезут соперники, а ты голый. Поэтому все сначала думают, как не пропустить.

— Значит, вы согласны с поговоркой «Самое красивое в футболе — счет на табло»?

- После игры — да. Кто помнит красивые игры, когда закончился чемпионат? Все смотрят в таблицу и видят цифры. И если тот, кто красиво играл, вылетел в первую лигу, — кому это надо?

— Вы проехали с остановками всю футбольную Россию — от столицы через Кавказ до Сибири. Можете сказать, что знаете о российском футболе все?

- Чтобы узнать все, здесь нужно поиграть больше, чем десять лет. Но узнал много, да. Могу сказать, что раньше футбольная Россия была совсем другая.

— Она вам нравится?

- Конечно. Это яркая страна.

— В ней много негатива.

- На самом деле негатив есть везде — где-то больше, где-то меньше, но везде. Просто русские любят вытаскивать его на первый план и ругать самих себя. А остальные прячут. Скоро в России будет чемпионат мира, появятся новые стадионы — и футбол станет еще лучше, я уверен. Жалко, что у меня уже не будет возможности поиграть…

— Это почему?

- Мне уже сейчас 34.

— До скольки играл Мальдини? Скоулз? Сколько лет Гиггзу?

- Ну да, да. Может быть, побегаю. Главное, чтобы не было травм. Мне нравится, что в России каждый год становится лучше. Когда будут новые стадионы, приедет еще больше хороших игроков из Европы, и уровень футбола поднимется дальше. Сборная России тоже в последнее время дает хорошие результаты, и при этом в сборной играют футболисты из чемпионата России. Другой такой команды в Европе нет.

— Ну, здесь ведь и обратная сторона имеется: не очень-то нас в последнее время зовут…

- Зачем ехать за границу, если дома все хорошо?

— Все, кто играл за «Спартак», любят говорить о том, что «Спартак» — навсегда. Любят конструировать из пальцев ромб и прикладывать его к сердцу. Вы тоже из этой партии?

- Конечно. «Спартак» всегда возле сердца, а шесть лет — немаленький срок. Это такая команда, которая быстро забирает душу. У нее везде болельщики, их миллионы человек и еще больше.

— Чем так хороши спартаковские болельщики? Кричат, дерутся, жгут файеры, креслами швыряются…

- Это потом. Честно, я нигде не видел таких болельщиков, как у «Спартака». От них сумасшедшая поддержка, они так любят «Спартак», что могут умереть. Да, бывают всякие случаи, вот как в прошлом году в Ярославле. Конечно, это не плюс. Но они все равно самые лучшие. И смотрите: там, где «Спартак», всегда полный стадион. Я играл с одними и теми же командами за «Спартак» и за «Терек» — против «Спартака» они идут как на последний бой, а с «Тереком» мертвые. Вот поэтому «Спартак» особенный.

— Трудно в таком напряжении шесть лет жить?

- Хорошо!

— Со «Спартаком» у вас четыре серебра и ни одного золота. Обидно?

- С одной стороны, обидно, потому что надо хотя бы раз стать чемпионом. А с другой, это была стабильность: каждый год мы стояли наверху и никуда не уходили. Это уровень. Это лучше, чем «выстрелить» и потом где-то там в серединке отдыхать, как «Рубин».

— Вопрос на засыпку: как лечить вот эту старую спартаковскую болячку с центральными защитниками?

- Почему все говорят про центральных защитников? Это стиль игры такой у «Спартака». «Спартак» всегда в атаке. Когда команда пропускает гол — виновата команда, а не защитники. Сейчас все укрепляют оборону и наигрывают контратаки, потому что это гораздо проще, рациональнее, чем весь матч давить. «Спартак» так не умеет, иначе болельщики с ума сойдут. И поэтому часто пропускает глупые голы.

— Скажите честно: что вы скушали в тот день, когда забили «Кубани» свой знаменитый гол с центра поля? Корову? Бочку меда с орехами?

- Кушал как обычно. Там какая ситуация получилась? Был рикошет какой-то, мяч прилетел ко мне. Я его обработал, смотрю — есть пространство, диагональ можно сделать или самому продвинуться. Но внутренний голос сказал: надо бить. Я даже не задумывался про дистанцию. Мне сказали — бей! — я и пробил. Попал как надо.

— Кто, на ваш взгляд, лучший центральный защитник в мировом футболе за все времена?

- Мне очень нравился Неста. Мальдини тоже. Сейчас — Рамос, Пике.

— А я думал, вы назовете Рональда Кумана. Он тоже удивительные голы с 50 метров забивал…

- Куман — да! Мы когда маленькие были, всегда пытались исполнять эти штрафные как Куман. Били на силу, и когда удар получался, все кричали: «Куман!».

— Футбольная жизнь короткая, правда? Вы ведь только что выиграли чемпионат Европы по юниорам…

- Это вчера было, в 2002 году. А сегодня все говорят, что Иранек — ветеран.

— Не подумайте, что тороплю время, но скажите: что после футбола? Какие планы?

- Я всегда понимал, что закончить можно в любой момент. Поэтому думал: что дальше? Точно знаю, что не буду тренером, потому что один стресс тренера — это десять стрессов игрока. Может, попробую стать футбольным агентом. Или в клубе спортивным директором, это было бы интересно. А если не получится — тогда бизнес. Сейчас как раз пытаюсь открыть в Москве ресторан. Может быть, этот бизнес пойдет, посмотрим.

— Чешская кухня?

- Нет-нет, совсем не чешская. Но очень интересно.

Константин Столбовский

Мартин Иранек

  • 100

Комментарии 4

#1 EversoR | 28 января 2014 12:02
Удачи, брутальный Мартин Иранек!
#2 Купер | 28 января 2014 12:31
То, что сказал Мартин, ни для кого не секрет. Со Спартаком играют совершенно на другом уровне самоотдачи, чем с другими командами лиги. Это видно невооружённым взглядом. Почему так - думаю, дело не только в самом имени Спартака, но и в стимулировании наших соперников со стороны одной бездонной бочки.
#3 BORMAN | 28 января 2014 13:09
Надо будет сходить к нему в ресторан, на чешский стриптиз посмотреть smile-03
#4 Eusebius | 28 января 2014 18:23
А ещё Мартин говорит о Спартаке будто он в его структуре работает. Человек уже давно не в команде, а нет даже намёка на недовольство, как часто бывает с бывшими игроками. Удачи Мартину в продолжении карьеры и в любом начинании после её завершения.
Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63