Алексей Жамнов: «Спартак» стал сильнее, постараемся побороться за Кубок Гагарина

К комментариям

Алексей ЖамновАлексей Жамнов

Московский "Спартак" в первый сезон под руководством Олега Знарка повторил свой лучший результат в истории регулярных чемпионатов Континентальной хоккейной лиги (КХЛ), но в первом раунде плей-офф в шести матчах уступил московскому "Динамо". Генеральный менеджер красно-белых Алексей Жамнов рассказал о задачах команды на следующий сезон, изменениях в составе, бюджете клуба, а также высказал мнение о введении жесткого потолка зарплат со следующего сезона.

— Алексей Юрьевич, "Спартак" довольно активен на трансферном рынке, уже известно о переходах в команду Йори Лехтеря, Лукаша Радила, Мартина Бакоша, Романа Любимова, Андрей Зубарева и Эмиля Джуса, будут ли еще новички?

— У тех игроков, которые пришли, есть за плечами солидный опыт. Многие поиграли за океаном. Думаю, что те изменения, которые у нас произошли, только усилят команду. Сплав опыта и молодости должен дать положительный результат. Думаю, что сейчас мы готовы войти в сезон. Пока мы приостановимся и будем готовиться к сезону. А там будем смотреть по необходимости. Могут появиться еще один-два человека. Пока на 99 процентов мы готовы к старту. Позиция центрального нападающего — очень значима. По большому счету от него зависит все. У нас не хватает хороших российских центральных, надо воспитывать. Хочется, чтобы те ребята, которые зарекомендовали себя в молодежной сборной, прогрессировали. То, что мы приобрели Лехтеря — это большой плюс для команды, очень хороший игрок. Думаю, что у нас с центральными все нормально.

— Молодые игроки "Спартака" в начале сезона отмечали доверие к ним со стороны Знарка, будете ли давать им больше игрового времени в следующем сезоне?

— Конечно. Это наши ребята, они растут, прогрессируют. Может им пока не хватает немного опыта и игровой дисциплины, но они прибавляют. У нас на подходе есть еще молодые ребята, будем давать им шанс. Есть понимание, что своим игрокам надо давать шанс, чтобы они росли.

— Затрудняла ли переговоры прежде всего с легионерами ситуация с пандемией?

— Нет, никак не повлияла. Я еще до пандемии летал в Германию, смотрел игроков там. Два игрока были на заметке — североамериканец и игрок сборной Германии. Хотелось бы еще раз слетать посмотреть, но не получилось, границу уже закрыли. Считаю, что на выбор игроков это никак не повлияло. Команда стала сильнее, постараемся побороться за Кубок Гагарина.

— Что сейчас из себя представляет Лукаш Радил, отыгравший два сезона в Северной Америке?

— Лукаш сам захотел вернуться. Разговор у нас был короткий. Он изъявил желание вернуться именно в "Спартак".

— В воскресенье вы обменяли Александра Хохлачева на Сергея Широкова. В чем новичок поможет команде прибавить?

— Мы смотрим, что нам необходимо для усиления команды. Считаю, что и для "Авангарда", и для нас это хороший обмен. "Авангард" приобрел в лице Хохлачева хорошего нападающего, я надеюсь, что у Саши все получится. Что касается Сергея Широкова, то нам нужен был именно такой нападающий для баланса сочетаний. Плюс его опыт нам пригодится в дальнейшем. Мы взвесили все за и против, так что обмен хороший.

— Были ли другие варианты обмена Хохлачева?

— Мы разговаривали со СКА по поводу обмена на Александра Дергачева. Но у нас не получилось. С другими командами не разговаривали. У меня был диалог только со СКА и "Авангардом".

— Хохлачев очень здорово провел первый из трех сезонов в "Спартаке", а потом играл не так ярко, с чем это связываете?

— Не знаю. Может быть, ему нужен новый вызов. Зачастую хоккеист начинает немножко по-другому играть, когда переходит в другую команду. Обычно это работает в положительную сторону.

— Ходили слухи о переходе в "Спартак" Вячеслава Войнова, насколько заинтересованы в этом игроке?

— Это не от нас зависит. Я прекрасно понимаю Войнова, у него, наверное, последний шанс вернуться в НХЛ. Я только один раз говорил с его агентом, и то по другому игроку. А потом мы уже перешли в дискуссию по поводу Войнова, но никаких контрактов не обсуждали. Он довольно опытный игрок и у него еще много сил. Думаю, что он может проявить себя в НХЛ, а как все сложится, уже зависит только от него.

— По ходу сезона Илья Ковальчук какое-то время был без команды в НХЛ, контактировали ли с ним о возвращении в "Спартак"?

— Я переписываюсь с ним. Поздравил с днем рождения. Но о возвращении в КХЛ я с ним не разговаривал. Я думаю, что он подпишет новый контракт в НХЛ.

— Как член совета директоров КХЛ, вы голосовали за введение жесткого потолка зарплат в размере 900 млн рублей, почему?

— Я считаю, что сезон должен быть интересным, будет больше борьбы. Очень большая разница, когда у одних команд зарплатная ведомость 600 млн рублей, а у других — 1,3 млрд рублей. Все топовые игроки все-равно будут получать свои гонорары. Это больше скажется на тех игроках, у которых зарплата будет завышенной. Если посмотреть по рынку, то зарплаты стали уменьшаться.

— В перспективе стоит ли ужесточать или наоборот смягчать потолок зарплат?

— Думаю, что пока 900 млн рублей — оптимальная цифра. Дальше мы пока не обсуждали.

— Многие считают, что "Спартак" получил наибольшую выгоду от введения потолка зарплат в 900 млн рублей, что думаете об этом суждении?

— У нас есть определенный бюджет на сезон, мы из него и исходим. Когда занимаемся комплектацией команды, у нас есть определенный потолок для нее. У нас никогда не было такого бюджета, как 900 млн рублей, потому мы спокойно реагируем на потолок. У нас еще есть большая подушка до потолка. Бюджет "Спартака" на следующий сезон останется на прежнем уровне.

— В последние пару лет много молодых игроков из КХЛ, еще проявивших себя, уезжают в Северную Америку, изменится ли ситуация с введением потолка зарплат?

— В первую очередь это зависит от игрока и агента. Есть игроки, которые готовы к НХЛ, а есть, которые просто так едут туда, но не готовы. Идет большой отплыв молодых игроков в юниорские лиги. Конечно, хотелось бы чтобы ребята прогрессировали и росли здесь. Но им надо давать шанс, чтобы они играли.

— Почему решили поменять в тренерском штабе Игоря Уланова на Владимира Федосова?

— Мы обсуждали эту кандидатуру. В тренерском штабе всегда должна существовать химия. Если штабу удобнее работать в этой команде, то я не вижу никаких проблем. Федосов, как и всегда, будет отвечать за защитников. У него большой опыт, он долго работал со Знарком. Думаю, что это тоже поможет команде.

— Себя в роли тренера пока не видите?

— У нас есть тренерский штаб, я ему полностью доверяю. А как сложится дальше — жизнь покажет.

— Как отмена чемпионата мира и сдвиг календаря матчей сборных повлияет на подготовку к Олимпиаде?

— До Олимпиады еще время есть. Надо понимать, будут игроки НХЛ участвовать или нет. Подготовка идет нормально. Я не знаю, какое решение примет НХЛ. Могу сказать только, что все игроки очень хотят играть на Олимпиаде.

— В связи с последними слухами о возможном уходе со своего поста главного тренера сборной России Алексея Кудашова не могу не спросить, продолжите ли вы работу в штабе национальной команды?

— Пока ничего не могу сказать. У меня контракт заканчивается 30 мая.

— "Спартак" повторил наивысший результат по итогам регулярного чемпионата в КХЛ (9-е место), но вылетел в первом раунде плей-офф, как оцените сезон в целом и работу Олега Валерьевича Знарка?

— Всегда хочется большего. Как говорят хоккеисты, последнюю игру в этом сезоне мы проиграли. Конечно, хотелось пройти дальше, но это спорт. Надо сделать правильные выводы и двигаться дальше. С точки зрения перспектив этот сезон можно оценить как положительный. Знарок продолжит работу. Команда и в турнирной таблице была выше, чем в прошлом чемпионате, и игра была более стабильной. Были хорошие матчи, игры, которые команда вытаскивала на зубах, проигрывая с разницей в три шайбы. Большой плюс в том, что мы побили рекорд посещаемости. Надо отдать должное и сказать большое спасибо нашим болельщикам за то, что они помогали нам добиваться результата.

— Насколько их не хватало в последней игре сезона?

— Именно в последнем матче плей-офф нам их не хватило. Это был большой минус для нас. Но тут уже ничего не поделаешь. Мы двигаемся дальше и сделаем определенные выводы.

— На тот момент действовал указ мэра Москвы о том, что нельзя пускать на трибуны больше пяти тысяч. Возможно ли было пустить хотя бы часть болельщиков, например, фанатский сектор?

— Это было бы неправильно. Арена вмещает 12 тысяч, ты пропускаешь пять — это неправильно по отношению к остальным. Что ты им объяснишь? Было реализовано в районе десяти тысяч билетов. Плюс КХЛ решила, что проводить матч лучше без болельщиков по причине безопасности. Я считаю, что это было правильным решением.

— "Спартак" потерял много очков в матчах с командами из нижней части таблицы, с чем это связываете?

— Не знаю. Наверное, это надо спрашивать у игроков. И год назад, когда я стоял на лавке, мы тоже сталкивались с этой же проблемой. Мы играем намного лучше и концентрирование с теми командами, которые идут выше нас в таблице. Это болезненный вопрос. Плюс команды Знарка всегда тяжело входят в сезон после нагрузок на сборах. Пришел новый тренер, игроки и тренерский штаб притирались друг к другу, искали сочетания. Все это в совокупности сказалось на старте сезона. Но сборы были тяжелыми и мы понимали, что команда будет входить в чемпионат тяжеловато и спокойно к этому отнеслись.

— Если бы добрали эти очки, у "Спартака" было бы преимущество своей площадки и не пришлось бы проводить этот домашний матч без зрителей…

— Преимущества своей площадки у нас бы не было. Потому что мы — вторая команда, которая играет на "ЦСКА-Арене". Первая команда — ЦСКА, и у них всегда будет преимущество поля. Даже если бы мы заняли четвертое место, нам бы все-равно пришлось первые два матча играть на выезде. Тут такая ситуация, что ничего не изменилось бы.

— Как обстоят дела со строительством арены в Сокольниках и планируется ли переезд с "ЦСКА-Арены" в ближайшем будущем?

— Следующий сезон мы будем играть на той же арене. У нас есть определенные договоренности, но пока рано это озвучивать. Давайте подождем, когда закончится процесс пандемии, а после этого будем конкретно разговаривать. У нас есть планы по будущему "Спартака", где он будет играть, но озвучивать их еще рано. Эти договоренности не с Сокольниками.

— Как проводите время на самоизоляции в столь непростой период?

— Как и все, нахожусь дома, в Москве. Тяжело, не хватает общения в первую очередь. Но ничего не поделаешь.

— Как развлекаете себя, какие фильмы смотрите, книжки читаете?

— В основном смотрю то, что показывают по телевизору. Обычно новости или кино. Месяц был рабочий, в основном сидел на телефонах. Занимался комплектованием команды на следующий сезон.

— Пересматривали ли какие-то матчи сезона, чтобы с холодной головой сделать анализ?

— Честно говоря, мне хоккея хватает по телефону. Мы много разговаривали с тренерами — Олегом Валерьевичем Знарком, Харийсом Витолиньшем. Хоккейная тематика у меня была только по игрокам. Обсуждали сочетания, кто нам нужен, кто нет. Олег Валерьевич сейчас находится в Латвии.

— Ваша дочь работает в больнице с зараженными коронавирусом, наверняка у вас сложилось более полное мнение о картине, чем у обывателей. Что она вам рассказывает?

— То, что мое отношение поменялось — это однозначно. Одно дело, когда ты смотришь новости по телевизору, а совсем другое, когда человек находится там и рассказывает, что происходит изнутри. Это совсем другие впечатления. На самом деле все очень серьезно. Есть люди, которые не до конца понимают серьезность этого вируса. Есть разные люди. Некоторые легко переносят болезнь, а есть те, кто тяжело. У меня дочка находится именно в том месте, где тяжело переносят заболевания. На самом деле все серьезно.

— Какие чувства испытываете по отношению к дочери?

— Ну есть гордость. Но она — врач. Она выбрала эту профессию. Конечно, приятно, что ребенок выбрал профессию, которая нужна людям. То, что мы сейчас видим, дает понять, насколько это важная и серьезная профессия. Я думаю, что люди сейчас переоценят многие вещи после коронавируса и будут по-другому относиться к врачам. Конечно, я горжусь, но и переживаю тоже.

— Не хотела ли дочка связать свою жизнь со спортом, может быть стать спортивным врачом?

— Нет. На нее никогда никакого давления не было. Она хотела учиться именно на доктора. Не всем быть спортсменами. Она поступила туда, куда хотела (в Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Пирогова).

Артем Крук

tass.ru

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг – зло.

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63