Даниил Марков: Тафгай Тай Доми бежал от меня с отчаянным криком: «Дэнни нас всех убьет!»

К комментариям

Даниил МарковДаниил Марков

Мы поговорили с известным хоккеистом Даниилом Марковым, который славился отважным характером на льду, побеждал на чемпионате мира в Квебеке, строил карьеру в НХЛ и работал тренером московского «Спартака».

I. О нынешней жизни в Америке

— Мы с семьей приняли решение и теперь живем в штате Флорида. Дети там учатся в спортивной академии. Поэтому большую часть времени мы проводим в Америке.

Почему мы сделали такой выбор? Да как-то так сложилось. Мы с 2004 года приезжали в Майами отдыхать. Потом приобрели там недвижимость. И однажды решили: это хорошее место, чтобы не летать никуда из Европы, а после сезона или когда есть перерывы, приезжать к океану на солнце. Отдыхать, и уже потом лететь в Москву домой.

Когда я закончил играть, появилось больше свободного времени. Мы по-прежнему там отдыхали. Сын занимается футболом, и в Америке в академии IMG был самый простой летний лагерь. Отвели его туда, все понравилось. Потом Ваню пригласили в команду. А мы семьей подумали и приняли решение пожить в Америке.

II. Об охоте

— Это мое серьезное увлечение. Даже семья улетает в августе в Америку, а я еще на полтора месяца в России остаюсь, чтобы поохотиться, — это самый сезон.

Хожу на кабана, на медведя. Да, на медведя — подходил близко, тихо-тихо. Он вставал на задние лапы, смотрел. Адреналина мне, видать, не хватает после хоккея. Ну так интересно, природа. У меня в загородном доме есть стена, где развешаны головы, шкуры, чучела убитых животных. Их специально так можно обработать. Так вот, у меня почти полная коллекция. Тетерев, глухарь, олень, большой кабан с огромными клыками…

Того же кабана, не хвастаясь, я положил одним выстрелом с 210 метров за ухо. Кого мне не хватает? Лося с ветвистыми рогами, да и все. Больше места на террасе у меня нет.

Я охочусь по определенным правилам. Все законно. Например, нельзя убивать самок. Нельзя бить не в сезон. Я этому учился и не стреляю просто так.

III. О работе тренером «Спартака»

— Когда я закончил играть, мне всегда было интересно — как я сам себя буду воспринимать в роли тренера? Что у меня вспыхнет внутри? Как я буду видеть хоккей не со льда, а с лавочки? Мне было важно поймать этот импульс в первой же игре.

И как только шайбу вбросили, как пролетели 10 секунд, то я понял — это мое. Когда у тебя изнутри все сводит, когда захватывает игра. Мне очень нравилось работать тренером. Я хотел бы и дальше этим заниматься, если будет шанс.

Ты иначе видишь игру. Подмечаешь какие-то моменты, которые не видны на льду. Хоккеист спрашивает у тренера, отвечающего за видео: «Покажи мне такой-то момент». А я ему сразу объясняю, без видео, что там было.

Почему не получилось долго тренировать в «Спартаке»? Я понял, что, если ты хочешь реализовывать себя так, как ты видишь хоккей, то нужно работать или главным тренером, или помощником у тренеров с опытом, с которыми ты находишься на одной волне. Быть единомышленниками. Вот как Быков и Захаркин.

Я нормально объяснил Алексею Жамнову свою позицию сразу после сезона. А еще — летом. Я готовил список кандидатов среди защитников. Анализировал, просматривал, мы общались. Когда был озвучен первоначальный тренерский штаб, я сразу дал согласие в нем работать. Потом ситуация изменилась. И я изложил Жамнову, что думаю. И мне пришлось принять решение, что я отказался.

IV. О лошадях на ферме КуДжо

— Вратарь «Торонто» Кертис Джозеф имел ферму за городом. И он устроил там рождественскую вечеринку для команды. Ну, а КуДжо и его первая жена любили лошадей. У них был большой манеж, закрытый ангар.

И вот проходит вечеринка, все с женами и детьми. И дали клич: «Пошли кататься на лошадях!» Девчонки потихоньку, рысью, начали скакать. Те, кто умеет.

А я с детства рос в деревне. Лошади — моя страсть. Меня в малом возрасте еще дед учил кататься, я всегда на скотном дворе играл. Пастухи в лесочке прилягут, а я на лошадях скакал.

И вот я говорю КуДжо: «Я тоже умею». А мы на вечеринке выпивали. Вот ребята из «Торонто» и подумали, что Маркова занесло и он начал бахвалиться на характере.

Ну, разрешили. Я катаюсь пешочком, потом рысью по кругу. Затем дал в галоп. И вот решил шугануть ребят. Перепрыгнул через бревно, резко развернул лошадь. Вы бы видели, как все перепугались! Тафгай Тай Доми с отчаянным криком «Он нас всех убьет!» ломанулся в дверь, а за ним — остальные.

V. О разбитом мотоцикле

— В конце 90-х в Торонто проходил турнир по роликовому хоккею «3 на 3». Победители получали по «Харлей Дэвидсону», и КуДжо его выиграл.

В другой раз я приезжаю к Джозефу на ферму. Смотрю на его мотоцикл: «Ты этот выиграл?» И черт дернул Кертиса сказать: «Хочешь прокатиться?»

Ну, а что я, отказываться буду? Не вопрос! Прыгаю на «Харлей». Еду по территории на низкой скорости, все шикарно. Выезжаю за забор и пошел по трассе. Накатался, почувствовал скорость. Еду обратно. А там у ворот был поворот змейкой. И прямо посажены сосны. Хорошо, что рядами.

А ведь хоккеистам нельзя ездить на мотоцикле. И я не рассчитал скорость. Если бы положил мотоцикл вправо, то зацепил бы ногой асфальт и сломал бы голеностоп.

В общем, я нажал на газ и полетел в сосны. Хорошо, что они росли рядами. Мчу через кусты, ветки в лицо, потом — зеленая травка, пролетаю между деревьев. И передо мной бревенчатая стена, на которой написано «Welcome на ранчо».

В последний момент я принял решение катапультироваться. Кубарем, через шею, вылетаю из седла. А мотик на полной скорости шарахнулся в стену дома, в котором жили родители КуДжо.

Когда я прикатил покореженный мотоцикл, Кертис все понял. Я ему сказал: «Кудж, пусть ребята с дилерской приедут, я оплачу ремонт». Эта поездка обошлась мне в восемь тысяч канадских долларов. Это был мой чек за две недели в «Мэйпл Лифс».

VI. О конфликте с тренером Лавиолеттом

— У меня был неприятный эпизод с Питером Лавиолеттом в «Каролине». У нас не сложились отношения, не сошлись характерами. Мне лучше сказать правду в лицо, чем шушукаться за спиной.

Я вскипел еще на лавочке. Прихожу в раздевалку, направляюсь в тренерскую. И говорю игрокам: «Ребята, сейчас будет драка». А за мной идут ветераны — Рон Фрэнсис и Глен Уэсли. Они говорят: «Даня, не надо этого делать».

Только из уважения к ним я смог отщелкнуть обратно свой внутренний выключатель. А так он уже был в состоянии «On». И назад дороги нет.

Тот матч мы доиграли. На следующий день была тренировка. Понятно, что вся ситуация дошла до руководства. Я им благодарен, что они правильно и тихо все разрулили, обменяв меня в «Филадельфию».

VII. О детском тренере, бьющем ребенка по голове

— Будь я родителем этого ребенка, через 15 секунд от этого тренера ничего бы уже не осталось. Когда я рос, мы в детстве дрались. На тренировке, на улице — всякое бывало. Это разборки между пацанами. Но чтобы тренер… И не просто шлепнуть клюшкой по попе, а врезать клюшкой по шлему. Да еще ввести в эту традицию. Что он вообще творит?

VIII. О дружбе с Бастой

— Мы сейчас с Бастой очень редко видимся. Вася занят — концерты, все остальное. Мы в том году виделись. Был шанс недавно, когда он приезжал с концертами в Майами. Меня звали общие друзья, но у меня не получалось по времени.

Лет 10 назад у Васи и тексты были немного другие. Я получал оригиналы на болванке, с автографом. Слушал эти треки, приносил в раздевалку сборной. Мы под Басту завоевали золото чемпионата мира в Квебеке — его песня про Россию.

IX. О финале чемпионата мира

— Я пытался подкупить красным вином и стейками врачей сборной России, чтобы они разрешили мне сыграть на чемпионате мира в Квебеке, хотя у меня была травма. Даже две. Во втором периоде финала против Канады я сломал руку. А вот с коленом выходило не все так плохо. У меня была проблема с боковыми связками. Но доктор Валерий Конов меня знал еще по «Динамо» — я с этой травмой могу играть.

Мне канадская фирма сделала жесткий наколенник. Но не было времени к нему привыкнуть. Играл без него, потом травма усугубилась. Я мог закончить с хоккеем, если бы стало хуже. А мог и не закончить. В общем, прошел по лезвию бритвы. Но у меня притуплено чувство страха, и я в игре ничего не боялся.

А ключевую роль сыграли Быков с Захаркиным. Был трудный матч с белорусами, где мы победили по буллитам. Тренеры позвали к себе в комнату и спросили: «Ты сможешь играть?» Я ответил: «Конечно, смогу. А что я сюда приехал?» — «Ну все, завтра играешь». — «Вот мне фартануло!»

X. О конце карьеры в сборной России

— Вячеслав Быков потом рассказывал, что после победы в Квебеке я встал в автобусе и объявил всем, что моя карьера в сборной России теперь закончена. Да, я такое говорил. Но тот сезон, мой первый в КХЛ, был для меня психологически очень тяжелым. Мне казалось тогда, что это правильно — я свою миссию выполнил. Теперь думаю, что выступил сгоряча. Но пацан сказал — пацан сделал.

Павел Лысенков

matchtv.ru

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63