Не подставят ли себя боссы «Спартака» словами о «чемпионстве к столетию клуба позарез»?

К комментариям

Не подставят ли себя боссы «Спартака» словами о «чемпионстве к столетию клуба позарез»?

Обозреватель анализирует программное интервью Евгения Мележикова и Дмитрия Попова.

По отношению к Тедеско — ни одного прокола

Так называемые программные интервью приходится давать любым руководителям серьезных футбольных клубов с большим числом болельщиков. Вечно молчать они себе позволить не могут. Более или менее дальновидные люди выходят под журналистский обстрел не сразу, как, допустим, Ольга Смородская (она, помню, начала учить Юрия Семина тренировать через газеты на второй неделе работы в «Локомотиве»), а спустя пару-тройку месяцев, когда им уже абсолютно ясно, куда они попали.

Управляющий директор «Спартака» Евгений Мележиков и спортивный директор красно-белых Дмитрий Попов в этом смысле спешить, а значит, и людей смешить не стали — как, допустим, и Владимир Леонченко в «Локомотиве». Интересно понять, почему они после закрытия трансферного окна решили взять паузу на два первых матча, завершившихся для «Спартака» неудачно. Само интервью «Чемпионату» ответов на этот вопрос не дало, поскольку по отношению к Доменико Тедеско их слова выглядят предельно корректно — ни одного прокола.

Они вообще находятся в достаточно выигрышном положении после двух триумфальных сделок — продажи (да еще и за 3,5 миллиона евро, хотя впору было доплачивать самим!) Александра Кокорина в «Фиорентину» и покупки у «Аякса» Квинси Промеса. Объяснения по голландцу — по-моему, самая четкая и не вызывающая вопросов часть интервью. За исключением фразы «И на выход и на вход — мы все реализовали». Но, мне кажется, тут не стоит особо придираться и напоминать, допустим, про заявленного за «Спартак-2» Педро Рошу. Бразильца нельзя было никуда продавать, пока не купили Промеса, а решение по нему затянулось до последнего дня трансферного окна. А скоро уже Роша сможет отчалить на родину.

Ждать от таких бесед каких-то мегаоткровений и широковещательных заявлений обычно не стоит. В особенности если предшественник погорел на слишком большой медийной активности, как это произошло с Шамилем Газизовым, или на неосторожных обещаниях, как Олег Кононов. Кроме того, никогда нельзя исключать, что в силу еще не набранного аппаратного веса даже прорвавшиеся под диктофоны сенсационные заявления будут вымараны при сверке клубными пиарщиками. Не говорю, что это обязательно произошло теперь, но слишком длительное знакомство с подобной практикой позволяет думать, что так, по крайней мере, могло быть.

Так что, если кто-то ожидает огня от каждой строчки подобных интервью, — тот очень наивен. 80 процентов, а то и больше, будут предсказуемы, и неизвестная прежде конкретика коснется прежде всего критики тех, кто работал на этих местах раньше, и ушедших игроков — в данном случае Шамиля Газизова, Александра Кокорина, Остона Урунова.

Вся соль будет заключаться в оставшихся 20 процентах. И прозвучит несколько ключевых фраз, по которым и будут потом помнить это интервью. А если что пойдет не так — и предъявлять за него спикерам.

Одно такое заявление из уст Мележикова прозвучало, и не обратить на него внимание просто невозможно. Тем более что оно вынесено в заголовок, а он в нынешние времена, когда дело касается интервью такого уровня, всегда заверяется пресс-службами и самими интервьюируемыми.

Что значит — «позарез»?

«Нам позарез нужно чемпионство на столетие клуба!»

Так не бывает, господа! Не делается ничего в футболе по заказу! А даже если такая цель и ставится (в чем нет ничего дурного), то она точно не должна выноситься на публику, да еще и в таком виде. «Позарез»!

Вы хоть понимаете, до какой степени увеличиваете давление на команду такими словами? Одно дело, если об этом знает только она. Другое — все. Особенно если речь о «Спартаке». И тем более — с учетом того, что гипотетически чемпионский сезон команда начнет с новым главным тренером.

Слишком многое должно совпасть, чтобы клуб стал чемпионом и на собственное столетие (факт которого при этом выяснился лишь с десяток лет назад, а всю жизнь считалось, что «Спартак» родился в 1935-м), и в первый же сезон с новым тренером. У которого еще и времени на постановку игры не будет, если его назначат в межсезонье.

И какая же уверенность (или пофигизм) должна быть у этого тренера, чтобы пойти под такую расстрельную задачу! Расстрельную именно из-за такой вот категоричной формулировки: «Позарез». Сожрут ведь без соли, если не выполнит.

Интересно, кстати, окажется ли эта задача прописана в контракте. И что будет в случае невыполнения. И пойдет ли кто-то под такой пункт.

Впрочем, удивляться тут нечему, поскольку Леонид Федун еще в Катаре в январе 2019-го сказал ровно то же самое, только без «позарез». У него это идея фикс.

Болельщики, комментировавшие мой пост в Telegram-канале «РабиНерв» на эту тему, высказали еще одно предположение, но о нем, честно говоря, и думать не хочется. Дескать, слова Мележикова завуалированно означают: «Чемпионство любой ценой». Что под этим в России подразумевается — объяснять не надо.

Абсолютно в это не верю. Все-таки боссы «Спартака» — не дураки, чтобы так откровенно «палиться», если действительно планировалось бы использовать подковерные методы. Такие вещи всегда делаются в тишине.

Нет, мы же видим, что Федун говорил в 2019-м и что почти дословно повторил Мележиков в 2021-м. Просто оба они — люди военные. Первый приказал, второй взял под козырек.

Другое дело, что из этого абсолютно необязательно было делать такое же реалити-шоу, как и из декабрьской озвучки Тедеско факта его ухода через полгода.

«Спартак» и его людей часто подводит страсть к публичности.

Тедеско, Бакаев, Джикия: ответы на ряд вопросов не убедили

Кстати, о Тедеско. Я обратил внимание, что, как только Попову задавались неудобные вопросы, он в стиле Валерия Карпина (недаром много играли, а потом работали вместе, пускай потом и разошлись) переходил в контратаку, отвечая вопросом на вопрос. Так было и про Зелимхана Бакаева, и про главного тренера. «А почему мы должны его увольнять?», — сказал Попов, но дальше — надо отдать им должное — они с Мележиковым довольно подробно разложили пасьянс, и прозвучало это довольно убедительно. В теории, потому что на практике мы видим другое.

Мележиков, сказав, что первоначально решение Тедеско стало для руководство неожиданным, добавил важную деталь: «когда еще не было публичным». Оказалось, лишь после разговора с руководством он сказал команде, а затем и журналистам на пресс-конференции, о своем решении.

Тогда тем более актуален вопрос, которым я задавался не раз. Только если раньше вопрос был к главному тренеру, то теперь — к руководителям: почему они, узнав обо всем заранее, не отговорили итало-немца от обнародования этого решения? Зачем было говорить обо всем игрокам и невольно демотивировать их? Что бы потом Попов с Мележиковым об их мотивации работать с Доменико дальше ни говорили — мы все видим на поле. И слова, что «в футболе такое бывает», убедительным объяснением назвать не могу.

Важны обозначенные, но не категорично, сроки нахождения нового главного тренера (начиная уже со следующего сезона) — конец марта — начало апреля, а также фраза о поисках сменщика Тедеско: «В списке больше представителей из европейских чемпионатов». Раньше до прессы доходили слухи, что ищут ТОЛЬКО иностранца. А «больше» — это уже не столь категорично.

Про Бакаева же я не увидел внятного объяснения, почему «в планах на лето стояло начать переговоры», а не на завершившуюся только что зиму, например. «Он же наш воспитанник», — это не объяснение. И «если мы предложим ему те же деньги, что и конкурент», — тоже. Элементарно потому, что конкурент может предложить больше, да еще и подъемных насыпать, которые в своем клубе платить логично не захотят.

Также не убедил ответ по Джикии. «Все нормально, все под контролем», — хотелось бы верить. Да не особо верится, особенно с учетом недавних атак на капитана «Спартака» в ряде подконтрольных клубу Telegram-каналов. Знающие люди, правда, клятвенно убеждают меня в том, что к этой конкретной истории Антон Фетисов никакого отношения не имеет. Возможно, но это сильно напоминает мне историю про девочку, которая кричала: «Волк!», а никакого волка не было. Когда же зверь действительно пришел, ее крику никто уже не поверил и на помощь не пришел.

Одна конкретная фраза про новый контракт Джикии от Попова все-таки прозвучала: «Все проговорено с руководством, но еще не с игроком». С учетом дефицита российских центральных защитников и тоже уже чуть более чем года до конца контракта, болельщиков это должно начать напрягать.

А вот то, что сам Попов без подсказок журналистов добавил, что контракт летом 2021 года заканчивается и у Самюэля Жиго, косвенно дает понять о положительном ходе переговоров с французом. Иначе спортивный директор вряд ли по собственной инициативе затронул эту тему.

Интересна также фактура с ценами, которые «Ростов» выставлял «Спартаку» за Норманна — 18 миллионов евро, и «Рубин» за Хвичу — «более 20». Ростовчане уже опровергли историю о 18 миллионах, интересно теперь выслушать казанскую сторону. В любом случае есть ощущение, что в случае с норвежским и грузинским футболистом используется такой же подход «цены ради цены», а не ради продажи, который сам «Спартак» применил в виде 12 (по другой информации — 8) миллионов евро за Зелимхана Бакаева в переговорах с «Динамо».

«Чрезмерно самостоятельный» Газизов

В отрывке про Газизова встретилась очень симптоматичная фраза Мележикова об экс-гендиректоре: «Вел себя чрезмерно самостоятельно».

А чего, собственно, ждали не от исполнителя, а, по сути, от владельца «Уфы», который целиком управлял процессом в башкирском клубе и поднял его с абсолютного нуля в середняки премьер-лиги? По-моему, его и брали (по крайней мере, должны были) для того, чтобы он снял с Леонида Федуна максимум головной боли и не шел советоваться по каждому вопросу. И не нужно было наводить слишком много справок, чтобы узнать, что Газизов любые вопросы стремится решать сам. Что он — антиперестраховщик.

Проблема в том, что Федуну такой стиль управления быстро надоедает, и ему снова требуются более покладистые люди — как это уже было, например, при смене Юрия Первака на Сергея Шавло. Нет, с такими тоже можно выигрывать — не забудем, что в чемпионский год гендиректором был спокойный и не склонный ни к каким несогласованным ходам Сергей Родионов. Но нужно, чтобы сам владелец клуба вдолгую понимал, чего и кого он хочет. В случае же с Газизовым — при всех ошибках последнего, включая трансферные — история получилась трагикомичная. То, что вначале считалось достоинством менеджера, теперь выставляется его же недостатком.

Ну да ладно. Думаю, что и Попов, и Мележиков хорошо знают, с кем имеют дело, поскольку уже работали в «Спартаке» и уходили из него. Уходили, чтобы вернуться — с другим уровнем полномочий, что подчеркнул спортивный директор, который вроде бы возвратился на прежнюю должность.

Его язвительная реакция на фразу Романа Асхабадзе о работе в «Спартаке» как на минном поле: «Мне кажется, минного поля там не было, если самому мины не ставить», — скорее защитная реакция, чем истинное положение дел. Безо всякой симпатии отношусь к периоду деятельности Асхабадзе у красно-белых, но хотя бы истории Томаса Цорна и Газизова за каких-то два последних года показывают, как быстро все может меняться в этом клубе.

Я обратил внимание на то, что на тему Заремы Салиховой говорил только Мележиков. Даже отвечая на вопрос о ней, Попов ушел в сторону системы, которая выстраивается в клубе, и ни разу не произнес ее имени. Что это значит — остается только догадываться. Возможно, спортивный директор перестраховался, чтобы не сказать ничего лишнего и не вызвать ее недовольства. Потому что всем в клубе понятно, чем оно может закончиться для абсолютно любого сотрудника «Спартака».

Само по себе решение объединить Попова с Мележиковым для общего интервью говорит о намерении красно-белых показать единство, которое вроде как появилось в клубе после ухода Газизова. Ход интересный, но насколько правдивый — узнаем позже.

Игорь Рабинер

sport-express.ru

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Комментарии 1

#1 EversoR | 5 марта 2021 09:46
Что ж, боссам Спартака за свой базар придется отвечать конкретными делами...