Виктор Онопко: Разговоров со «Спартаком» не было, но рассмотрю любые варианты

К комментариям

Виктор ОнопкоВиктор Онопко

Экс-тренер ЦСКА Виктор Онопко прокомментировал информацию о возможном возвращении в «Спартак».

— Слухи о возвращении в «Спартак» 2020-х имеют под собой хоть какую-то почву?

— Мне лично никто не звонил, я ни с кем не общался. Пока это только разговоры. Но я вот что хочу сказать: для меня никогда не было принципиальным, где играть или работать – в ЦСКА, «Спартаке», «Алании» или другой команде. А ведь были ещё киевское «Динамо» и «Шахтёр». В мою бытность спартаковцем у нас самые тяжёлые игры происходили с «Аланией», «Ротором», потому что они тогда наверху были. Для меня главным всегда было играть, тренироваться, приносить пользу той команде, в которой находишься, и не обманывать, не предавать тех людей, с кем ты работаешь.

— Что вы имеете в виду?

— Когда заканчиваешь играть, всплывают какие-то тёмные истории. Некоторые футболисты и тренеры (не в «Спартаке», конечно) продавали игры. В моём понимании это предательство – партнёров, футбола, самого себя. Я всегда старался быть честным и чистым перед всеми.

— Вы в принципе допускаете для себя вариант со «Спартаком»?

— Я любой вариант буду рассматривать. Любой. И за границей тоже. У меня нет врагов в футболе. В том числе среди болельщиков – я всем им благодарен. За годы работы в ЦСКА я не услышал ни одного плохого слова от поклонников «Спартака» — ни на улице, ни на трибуне, ни во время игры. Ни одного! Ко мне подходили и спартаковские ДПСники, и «армейские», и милиционеры простые, и учителя. Один говорит: «Я болею за «Спартак», отвечаю: «Молодец, болей». Другой: «А я – за «Динамо». Говорю: «Отлично, болей за «Динамо». Но они ко мне подходят, фотографируются, и им неважно, где я сейчас работаю – в ЦСКА, «Динамо» или «Спартаке». Вот и для меня нет такой принципиальности, честно. Потому что футбол – это игра, которая объединяет. У болельщиков есть эмоции, которые им надо выплеснуть. Раньше они дрались между собой, специально организовывали бои. 30 на 30 или 50 на 50, но по-честному. Чего я никогда не признавал и не признаю, так это оскорбления – тренеров, футболистов или родственников, как это было с бывшей женой Радимова. Это неприемлемо. Но без болельщиков нам тяжело и скучно. Они все люди, и они всё понимают.

— Какие у вас отношения с бывшим одноклубником, а ныне спортивным директором «Спартака» Поповым?

— Нормальные. Мы с ним прошли школу «Спартака» и сборной, в Испании пересекались и сталкивались. Тут вообще много было русских и, в частности, спартаковцев – Карпин, Попов, Никифоров, Писарев. Иногда зарубы вспыхивали такие!.. На поле я кого угодно мог загрызть, убить – в переносном смысле, конечно. Но помылись, остыли – можем пивка выпить, поговорить. Это жизнь, всё было честно.

— Общения с Поповым насчет работы не было?

— Нет, мне никто не звонил, не писал. Вообще никто – ни в Испании, ни в России. И из других стран тоже. Не было ничего.

— Не сожалеете сейчас о поцелуе шарфа ЦСКА?

— Да нет. Понимаете, я находился под безумным давлением, и оно только нарастало. Тогда было одно желание – ослабить его, снять напряжённость. Оно и вылилось в этот жест. Да, был такой эпизод в карьере, но я уже давно его прожил и успокоился. Сегодня о нём напоминают единицы. Я же не поцеловал эмблему фашистов. Это шарф, просто шарф.

Олег Лысенко

championat.com

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг – зло.

    Гостевая форма

Комментарии 2

#2 bulrum | 9 января 2021 14:31
Да нет уж, спасибо. Куда угодно, но только не в Спартак. Ветеран Овьедо нам не нужен совсем.
#1 EversoR | 9 января 2021 11:00
Вылитый Кощей...