«Понял, что превращаюсь в «Спартаке» в обычного клерка». Газизов впервые заговорил после увольнения

К комментариям

Шамиль ГазизовШамиль Газизов

Шамиль Газизов – об увольнении из «Спартака», трансферной кампании клуба, Остоне Урунове, возможном возвращении в «Уфу».

Отставка бывшего гендиректора «Спартака» Шамиля Газизова из клуба — одна из самых неожиданных и противоречивых в этом году в РПЛ. На своем посту топ-менеджер продержался всего лишь 153 дня: казалось бы, что такого можно успеть натворить за пять месяцев?

«Спартак» разглашать причину увольнения не стал, поэтому она сразу же обросла слухами и домыслами. Одна из самых популярных версий — Газизов слишком много позволил себе в интервью с комментатором «Матч ТВ» Нобелем Арустамяном.

Но что же случилось на самом деле? Мы связались с Шамилем Газизовым и наконец узнали подробности увольнения из первых уст. Заодно Шамиль Камилович рассказал о своем отношении к прощальному мему «Спартака» и почему не считает летнюю трансферную кампанию провальной.

Увольнение, разговоры с Федуном, назначение Попова

— Многие в шоке от того, как быстро закончилась ваша работа в «Спартаке». Какие у вас остались эмоции от такого финала?

— С приходом в «Спартак» говорил всем, что я, как футбольный менеджер, живу на чемоданах. Многие не придали этому значения. Я понимаю, что это не на всю жизнь и отношусь к профессии с пониманием. Для меня время, проведенное в «Спартаке», было прекрасным. Я делал все, что мог. Надеюсь, болельщики оценят это. Хотел бы поблагодарить их за то, что везде меня тепло встречали, где бы я ни был. Это большое внутреннее достижение для меня. Это был большой этап и опыт для меня. Я стал только сильнее. По поводу того, что все так быстро закончилось, — иногда для достижения результата не нужны годы.

— «Спартак» объяснил это решение тем, что у вас был «разный взгляд на развитие клуба». Что за этим стоит?

— Мы все двигаемся в одном направлении, но есть разница в частностях. На определенном этапе мне показалось, что разночтений быть не должно. Для меня футбол и игра изначальны. Если есть разночтения здесь, надо расходиться.

— Что вы подразумеваете под частностями?

— Возможно, еще слишком рано выплескивать это наружу.

— Когда поняли, что ваша история в «Спартаке» близка к завершению?

— Это произошло не одним днем. Назвать конкретный момент было бы неправильно. Это зрело, к этому все шло. Я пытался абстрагироваться и честно продолжать работать на сто и больше процентов. Ничем не выдавал это. Но понял, что дальше сложно и надо отойти.

— Как клуб преподнес вам желание расстаться?

— Это наше дело с владельцем клуба. Были разговоры, встречи. Дело не одного часа. Все к этому шло. Надо просто сказать спасибо всем действующим лицам, кто был рядом и кто руководил.

— Была версия: вам предъявили за видео у Нобеля. Вымысел?

— Это вымысел. Вокруг «Спартака» всегда много слухов. Из того, что я слышал, 95% — вымысел.

— Вы действительно отказались подписать документы о приеме на работу Дмитрия Попова?

— Я промолчу.

— Как вам преподнесли его возвращение в клуб?

— Как данность. Сказали, что так будет, и все. Владелец имеет право на все.

— Объяснили, как будет дальше выстраиваться работа?

— В этом и были разночтения. На мой взгляд, генеральный менеджер отвечает за все процессы и несет личную ответственность. Появляются другие люди — ответственность перед болельщиками и владельцем размывается. Когда это происходит, спрашивать уже не с кого. Мне такая позиция была не нужна.

— Изначально предполагалось, что вы доработаете до зимней паузы. Это так?

— Такой разговор был.

— Из-за чего ситуация изменилась?

— Я сам попросил. Понял, что превращаюсь в обычного клерка, чего не хотел бы. Считаю, что надо быть личностью, плохой или хорошей, и оставаться профессионалом до конца. Надеюсь, люди, которые это понимают, оценили.

— Многие процессы в «Спартаке» связывают с именем Заремы Салиховой.

— Я это не комментирую.

— Сообщалось, что у вас был заключен защищенный контракт со «Спартаком». Это так?

— В детали контракта вдаваться не могу, так как есть определенные договоренности. Но в целом, да, у меня был менеджерский контракт, и это я считаю прорывом в отрасли. Наверное, это первый подобный случай в нашей футбольной индустрии, когда заключено такое соглашение, а не трудовой договор. Мне кажется, что я один из тех, кто показывает, как должен работать генеральный менеджер. Один из тех, что пробивает это направление. Очень надеюсь, что мой случай не останется частным, а также даст возможность молодым специалистам увереннее себя чувствовать и не бояться работать в этой отрасли.

— Сумма компенсации в 400 млн рублей близка к действительности?

— Не хочу обсуждать суммы.

Трансферы, фраза про перчатку

— Многие болельщики и эксперты называют летнюю трансферную кампанию клуба провальной: от Урунова, Кокорина и Мозеса пользы пока мало. Как вы сами ее оцените?

— Это была самая незатратная кампания за последнее время. По мне, все прошло на приличном уровне. В период пандемии было непросто. Кроме того, оценка трансфера проходит не по тому, играет ли сейчас футболист или нет. Он может заиграть завтра. Важнее, что эти футболисты сейчас в таком виде на рынке нужны, на них есть спрос. Считаю, это главная оценка работы. Это лучше, чем футболист, который куплен за десятки миллионов и никому не нужен. Это для компьютерных игр. Настоящий футбол — это жизнь. Больше, чем просто картинки на компьютере.

— Хорошо, Урунова готов забрать «Рубин»…

— И не только. На футбольном рынке это все знают. Это актив, за который готовы биться.

— Почему тогда в «Спартаке» у него недостаточно игрового времени? Недооценивает тренерский штаб?

— В «Спартаке» всегда сложно. Очень мало игроков, которые приходят и сразу показывают результат. Один из них — Мозес, который пришел и уже что-то делает, дает определенные баллы и коэффициенты, показывает свой уровень. Даже Саше Кокорину тяжело, а он, в моем понимании, один из сильнейших футболистов России. Что касается Остона, он молодой парень и ему нужно время адаптироваться. Нужно спрашивать тренера, как он этих игроков оценивает. И, насколько мне известно, Тедеско оценивает их высоко.

Трансферная кампания — это не только я. Другие игроки тоже являлись определенным фактором. Я с ними работал. Кого-то — имена называть не буду — мне удалось удержать в команде, кого-то отдать в аренду и уменьшить нагрузку. Работа генерального менеджера не так видна, но была проделана очень хорошо. Мы не потратили много денег и оказались на первом месте. Это цифры, и это важно. Остальное — частности и домыслы.

— Кто еще мог перейти этим летом в «Спартак»?

— Это мои наработки, они остаются со мной. Все еще может произойти. Я же футбольный менеджер и не могу всем все рассказать. Все видят только общую картинку.

— «Спартак» навязал борьбу за чемпионство, потому что стал сильнее?

— Надо видеть внутренний резерв. Я его вижу — это моя работа. Кому-то нужно постоянно покупать игроков, а я вижу, с кем можно работать в имеющихся условиях. Это было возможно в «Спартаке», я это показал. Кому-то, может, это не понравилось. Кто-то из болельщиков критикует, кто-то видит, что происходит на самом деле. Футбол тем и увлекателен, что рождает множество мнений.

— «Спартак» обвиняли в том, что он делает из «Химок» свой фарм-клуб.

— Это простое вранье. Кому-то был нужен этот хайп. Для чего? Не знаю.

— Фразу с «перчаткой «Зениту» припоминают вам до сих пор. Предполагали, что она так разойдется?

— Нет. В эти слова был вложен другой смысл. По итогам прошлого сезона между «Спартаком» и «Зенитом» была разница в 33 очка, всем мои слова казались смешными. На сегодняшний день смех пропал, значит, я был прав. Время нас рассудит.

— Акавов действительно покинул «Спартак» по собственному желанию?

— Это лучше спрашивать у него. Думаю, он почувствовал, что больше не может работать. И решил уйти сам.

— Руководство не оказывало давления на него?

— Нет.

Гифка в твиттере «Спартака», открытость к СМИ, будущее

— До появления слухов о вашем уходе вы после каждого матча основательно общались с журналистами. Это была ваша инициатива?

— Да. Считаю, что так надо общаться, и меня поддерживали. Чем больше ты говоришь и отвечаешь на вопросы, тем меньше слухов. Всю кухню раскрывать нельзя, но на какие-то животрепещущие вопросы надо отвечать.

— Поддерживало руководство?

— По крайне мере, мне никто не запрещал. Это мой метод — не каждый так сможет. Я выходил к прессе после каждой игры. Некоторые матчи были и сложными, и не очень удачными. Надо было держать удар и общаться не только тогда, когда все хорошо. Нужно было своим посылом успокаивать болельщиков, команду и всех остальных.

— Но после первых слухов об уходе это закончилось. Не хотели их подогревать?

— На определенном этапе понял, что следует взять паузу. Иначе это было бы повторение. Перед этим было многое сказано у Нобеля и в большом интервью.

— «Спартак» попрощался с вами, опубликовав стебный гиф в твиттере. Как вы на это отреагировали?

— Кто-то хотел меня задеть, но задел сам себя. Я честен перед болельщиками и клубом. Я сделал все возможное. Мою работу оценит время.

— Вас это не задело?

— Глупости меня никогда не задевают.

— Может ли себе позволять подобное клуб масштаба «Спартака»?

— Скажем так: «Спартак» — это в большей степени его армия болельщиков, которая двигает вперед, а не только люди, которые там работают.

— Накануне объявления о вашем уходе из «Спартака» Илья Казаков сказал, что клуб поменял служебные машины вам и Тедеско. Что это было?

— Скажем так: я благодарен «Спартаку» за это время, а остальное — частности. Меня не задевают такие вещи. Я человек, который борется за результат. Если мелочи будут меня задевать, грош мне цена.

— Если бы у вас была возможность вернуться назад и сделать по-другому, что бы вы изменили?

— Ничего в своей жизни я не хотел бы менять. Я все делаю обдуманно и без эмоций. Даже если эмоции и присутствуют, все свои шаги я все равно обдумываю.

— У вас уже есть понимание, чем будете заниматься дальше?

— Сначала надо отдохнуть, время было непростое. Надо посмотреть, что было вокруг, оценить это. Дальше время покажет. Вызовы принимать я люблю!

— Есть вероятность, что увидим вас в Европе?

— Никогда не говори никогда! Уже не раз моя жизнь преподносила мне возможности.

— Стоит ли ждать вашего возвращения в «Уфу»?

— Ребята в «Уфе» сегодня и сами работают хорошо, но я всегда буду стараться наблюдать за клубом, это моя родная команда.

Алина Матинян

sport24.ru

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг – зло.

    Гостевая форма

Комментарии 1

#1 EversoR | 11 декабря 2020 23:24
Многое Газизов недоговаривает, еще компенсацию с клуба не получил...

Но вот это...
«Спартак» — это в большей степени его армия болельщиков, которая двигает вперед, а не только люди, которые там работают.
...действительно так.