Михаил Вартапетов: Власти боятся, что люди будут выходить бесконтрольно

К комментариям

Михаил ВартапетовМихаил Вартапетов

Как и когда закончится кризис? Интервью с Михаилом Вартапетовым — об опасности рестарта РПЛ, зрителях на стадионе и борьбе с вирусом.

Кризис коронавируса начинает сходить на нет. Европа начинает возвращаться к нормальной жизни, Россия движется в этом направлении чуть медленнее, но и у нас работа в этом направлении ведётся – в конце июня возобновится розыгрыш РПЛ. К рестарту чемпионата многие отнеслись со скепсисом, против высказывались и некоторые тренеры РПЛ – Леонид Слуцкий, Валерий Карпин и Игорь Черевченко. Мы пообщались с экс-врачом московского «Спартака» Михаилом Вартапетовым, который сейчас отвечает за медицину в армянском «Урарту», и узнал:

  • насколько опасно возобновлять РПЛ,
  • когда на стадионы вернутся зрители,
  • почему людей не выпускают гулять на улицу,
  • логичны ли штрафы за отсутствие масок,
  • справилась ли Россия с вирусом и нужно ли было идти по пути Беларуси,
  • что помогает в борьбе с вирусом.

«Если люди ходят на завод, почему не могут тренироваться и играть на открытом воздухе?»

– Возобновление РПЛ – очень важный психологический шаг. Мы ведь не первые возвращаем футбол. Надо учиться жить с этим вирусом и возвращаться к нормальной жизни. Да, играть будут без зрителей – это немного другой вид спорта по эмоциональному накалу, но футболисты ведь тоже соскучились по игре. Условия для всех будут равными.

– При этом игроки тесно контактируют друг с другом, есть персонал, тренерский штаб. Это ведь реально грозит опасностью вспышек вируса в команде.

– Если бы это была особо опасная инфекция, которая вызывала огромную летальность, то рисковать было бы неразумно. Но мы видим, что большинство людей переносит этот вирус либо легко, либо бессимптомно. Поэтому я и говорю, что надо возвращаться к нормальной жизни. Разрешена деятельность различных предприятий, учреждений, строек. Футбольный клуб — это такое же учреждение. Если люди приходят работать на заводе, то почему они не могут приходить тренироваться и играть на открытом воздухе? Здесь рисков ни больше, ни меньше, чем на любом другом предприятии.

– Ещё один риск – возможное увеличение количества травм у футболистов из-за длительного периода без полноценных тренировок.

– Перед возобновлением игр футболисты обязательно пройдут углублённое обследование. Конечно, все игроки старались тренироваться, кто-то мог во дворе собственного дома выполнять упражнения, а кто-то на паркете или на асфальте. Риск травм и недостаточной функциональной подготовки есть, но после углублённого обследования его можно снизить.

— Когда можно ждать зрителей на трибунах?

— Надеюсь, что это будет где-то в конце лета. Один из критериев, по которому всё будет понятно, – отсутствие роста количества заражённых на протяжении пары недель.

– Но в официальную статистику у нас верят не все.

– Есть ложь, большая ложь и статистика. Надо находить что-то между этими понятиями. Количество заболевших и официальные данные не связаны между собой. Связано количество протестированных – чем больше тестов, тем больше заболевших. Есть понятие «причина смерти», есть понятие «доминирующее заболевание», есть понятие «сопутствующие заболевание». Главное – не смешивать это в одну кучу. Поэтому трудно различать умерших от коронавируса и умерших с коронавирусом.

«Если бы такой вирус был в 70-80-е годы, вспышка прошла бы незамеченной»

– Вы писали, что людей пора выпускать на улицу. Но в Москве этого не происходит. Почему?

– Власти перестраховываются. Они боятся, что люди будут бесконтрольно выходить из дома, объясняя это необходимостью занятий на свежем воздухе. Вторая причина – у властей, возможно, нет личного опыта оздоровления. Может, они никогда не бегали трусцой в парке, не ездили на велосипеде, а сейчас не понимают, насколько это важно. Но старшему поколению сидеть дома противопоказано. Если пожилого человека, у которого нет никаких хронических заболеваний, просто посадить дома, у него могут развиться всякие осложнения. Прежде всего с дыхательной системой, вплоть до застойной пневмонии. Человек должен двигаться, дышать. Неразрешение занятий спортом на открытом воздухе – большая ошибка. В большинстве европейских стран и в США этот вопрос решён в пользу людей, которые хотят проявлять какую-то активность на воздухе.

– Но мы приближаемся к нормальной жизни?

– Есть такое ощущение. Знаю, что есть резерв коечного фонда, достаточное количество аппаратов ИВЛ. Они, к счастью, не все задействованы. Это вопрос философский, вопрос отношения. Есть люди, которым достаточно незначительного повода, чтобы впасть в депрессию, в панику, начать обсуждать, верить каким-то слухам.

– Сейчас этого очень много.

– Интернет добавляет психологической нагрузки. Я не верю в теории заговора, все эти слова про то, что нас пересчитывают и чипируют, вызывают смех! 5G ещё обвиняют – это полный бред. Если бы такой вирус был в 70-80-е годы, когда не было интернета, моментальных коммуникаций между людьми, то подобная вспышка вирусной инфекции просто прошла бы незамеченной.

– Ситуация с вирусом в принципе преувеличена?

– Нужно задать себе вопрос – изменилась ли общая смертность в период с января по май по сравнению с прошлыми годами? Так вот, в целом она не изменилась. Все ужасы, которые приписывают коронавирусу, не оправданы. Да, стали выявлять вирус у людей, у которых есть серьёзные хронические заболевания. К сожалению, они умирают по разным причинам, при этом будучи инфицированными коронавирусом. На первый взгляд, получается ужасающая статистика. Но если разобраться в этом с холодной головой, то никакой катастрофы нет.

«Была бы моя воля, всем странам рекомендовал перенять опыт Беларуси и Швеции»

– Как относитесь к штрафам за отсутствие масок и перчаток в общественных местах?

– Если власти хотят штрафовать за отсутствие масок, то сначала этими масками людей нужно обеспечить. Но когда вам перед входом в магазин или на предприятие будут бесплатно выдавать маску, а вы откажетесь её надеть, то можно и оштрафовать. Если вы покупаете за собственные деньги, то у вас должно быть право выбора. В Армении, где я сейчас нахожусь, шаг за шагом снимают ограничения, мы возвращаемся к нормальной жизни. Но вероятность заражения по-прежнему высока, поэтому носить маску необходимо.

– Но люди на штрафы жалуются.

– Ограничений, связанных с чрезвычайной ситуацией, много. Но в России ЧС так и не объявили?

– Нет. У нас даже шутили: не карантин, а самоизоляция, не ЧС, а выходные.

– Почему-то стесняемся называть вещи своими именами. Армения пошла по другому пути. Да, это, конечно, другое экономическое бремя. При объявлении ЧС государство берёт на себя обязанности по содержанию большой категории граждан, которые временно не работают. Но им обязательно нужно помогать! Многие объявят себя банкротами — и кому от этого будет лучше? Стране от этого точно лучше не будет, она недополучит налоги.

– При этом эпидемиологический кризис принёс ещё и финансовый.

– Урон экономике несопоставим с теми опасностями, которые влечёт за собой заболевание. Крайне положительно отношусь к пути Швеции и Беларуси, которые оставили всё, как есть. Была бы моя воля, я бы всем странам порекомендовал перенять этот опыт. России тоже надо было пойти этим путём. Но сейчас необходимости в этом уже нет.

«Чтобы перестроиться для борьбы с эпидемий, понадобилось время, но Россия справилась»

– Российское здравоохранение хорошо было готово к эпидемии?

– Советская система здравоохранения, которая подвергалась критике, дала свои плоды. Россия неплохо справилась с ситуацией, сумела быстро перестроиться, принять меры для того, чтобы не произошёл коллапс здравоохранения. Сейчас весь мир идёт по этому пути: не госпитализировать человека при каждом кашле (даже с положительным тестом), а направлять в стационары тех больных, которых невозможно лечить в домашних условиях. Для этого должен быть резерв коек, которые в обычное время держать неразумно. Понадобилось некоторое время, чтобы перестроиться для борьбы с эпидемией, но Россия с этим справилась. Мне непонятно другое: почему некоторые люди, в том числе политики и публичные персоны, пытаются продемонстрировать то, что они заражены?

– Чтобы показать серьёзность заболевания?

– Это не работает. Что серьёзного? Диагностировали положительный тест, изолировали в стационар, в отдельную палату, в хороших условиях. Человек полежал, выписался. То есть в 99% случаев никакого урона здоровью не произошло. Год назад человек бы вряд ли выкладывал во всех социальных сетях информацию о том, что у него грипп.

– Люди давно поняли, что нужно мыть руки. А помогают ли в борьбе с вирусом препараты для иммунитета?

– Их помощь не доказана. Главный препарат для иммунитета – это отношение к своему здоровью: здоровый образ жизни, элементы закаливания, психологический комфорт. Человеку объяснить это трудно, потому что звучит всё достаточно банально. Но это работает, если вы будете правильно жить – у вас всё будет нормально.

– Как думаете, когда мы вернёмся к нормальной жизни?

– Где-то к концу лета. Обычно Армения догоняет Россию по многим показателям, но сейчас наоборот хочу, чтобы Россия скорее догнала Армению.

Максим Пахомов

championat.com

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63