Шалимов против Романцева. Кто устроил бунт в сборной России на Евро-96

К комментариям

Олег Романцев и Игорь ШалимовОлег Романцев и Игорь Шалимов

Вспоминаем фиаско одного из самых талантливых поколений российских футболистов, одним из виновников которого стал Игорь Шалимов.

Чемпионат Европы-1996 ознаменовался не только неудачным выступлением сборной России, но и серьезным конфликтом, который возник между рядом игроков и главным тренером Олегом Романцевым. Позже он назвал случившееся внутри команды на турнире в Англии настоящим бунтом.

«Шалимова и Кирьякова не должно быть ни в одной команде!»

Напомним, Россия тогда не смогла выйти из группы. В первом матче мы уступили итальянцам (1:2). В самом дебюте Станислав Черчесов неудачно выбил мяч, который прилетел к Ди Ливио, а тот сделал результативный пас на Казираги. Впрочем, наша делегация утверждала, что гол забит из офсайда. Россияне достойно смотрелись в первом тайме против немцев, создали два отличных момента. Но после перерыва рассыпались — 0:3. Во встрече с чехами наши выдали настоящий спектакль, поведя после 0:2, но все же упустили победу — 3:3.

После крупного поражения от Германии Романцев отчислил из сборной Сергея Кирьякова, отказавшегося выходить на замену. После завершения ЧЕ выяснится, что противоречия у главного тренера возникли не только с ним.

В июле 1996 года тогдашний президент РФС Вячеслав Колосков так начал свое выступление на пресс-конференции по итогам исполкома футбольного союза, посвященного неудачному выступлению сборной России на только что закончившемся чемпионате Европы:

— Заседание началось с 30-минутного доклада Романцева... Главная ошибка, по его словам, заключалась в том, что он взял в команду футболистов, которые создали в ней нездоровый ажиотаж, пытаясь решить в первую очередь свои личные проблемы... Морально-нравственный климат в сборной оставлял желать много лучшего. Романцев назвал этих игроков: Шалимов, главный зачинщик, и Кирьяков с Хариным.

По словам Олег Ивановича, это трио накануне первенства потребовало увеличения суммы премиальных за участие в турнире.

Кстати, о главном зачинщике Шалимове тот же Романцев тремя с половиной годами ранее, в декабре 1992-го, говорил в интервью газете «Футбол-экспресс» следующее: «У меня на памяти было всего два уникальных игрока, с которыми легко работать любому тренеру. Это Родионов и Шалимов. В Игоре все скроено так, что не может не нравиться. Его обаятельная улыбка, доброта и открытость характера, чувство юмора способны обезоружить даже самого злого и угрюмого человека».

— Чемпионат получился обидным для всех. Для вас, для игроков... Может быть, вы все-таки поспешили, когда решили «отцепить» Кирьякова от сборной? — спросили Романцева в одном из телеинтервью после турнира.

— Нет. Считаю, что как раз здесь я опоздал. Такие футболисты, как Шалимов, Кирьяков не должны появляться ни в какой команде! Не только в сборной. Если бы изначально вместо них были бы менее классные исполнители, но душой и телом преданные футболу, микроклимат мог бы и не нарушиться. Так что здесь я, повторяю, не поспешил, а наоборот, опоздал...

Футболисты сказали: «На матч с Италией не выйдем»

Всегда острый на язык Шалимов не мог стерпеть обвинений в свой адрес и летом 1996 года дал обстоятельное интервью «СЭ».

— Зачинщик чего? Бунта, о котором говорили после чемпионата? На самом деле никакого бунта не было! Мне кажется, разговоры о нем — удобный для кого-то способ оправдаться за провал в Англии, — возмущался полузащитник «Удинезе».

Отвечая на претензии в том, что футболисты сборной требовали увеличить сумму премиальных, Шалимов не менее эмоционально заметил:

— И разговора о деньгах, которые мы якобы тянули с федерации, не было. В сборной собрались люди, выступающие за границей по пять-шесть лет, поэтому говорить о суммах 5-10 тысяч долларов — просто смешно. Ну представьте себе, что игроки, имеющие контракты на сотни тысяч, приезжают на главное для них соревнование для того, чтобы вести споры о пяти тысячах?! Нелепость! Но именно об этом говорят народу, как о причине неудачного выступления! Деньги, как обычно, — это единственное, за что они могут зацепиться, чтобы найти оправдание... Почему ни Романцев, ни Колосков нигде не сказали, что мы сами предлагали прекратить разговоры о деньгах? За один-два месяца до чемпионата вопрос о премиальных не был еще решен. А нужно было только назвать конкретную сумму — за приезд, за выход в ту или иную стадию, и после этого уже никто бы ничего не говорил. Но почему-то все затягивалось. Специально или по каким-то другим причинам — не знаю, но, как и в прежние времена, — до последнего момента. Мы приезжаем в Англию, надо готовиться к чемпионату, и вдруг опять начинаются разговоры о деньгах..

Романцев спустя много лет в своей книге «Правда обо мне и «Спартаке» утверждает, что из-за споров по премиальным игроки вообще могли бойкотировать матч с Италией:

— Ситуация. Которая случилась в Англии, стала для меня шоком. До турнира у меня была какая-то внутренняя уверенность: этот чемпионат Европы может стать нашим. Отборочный цикл мы пролетели на одном дыхании. Финляндию на ее поле разгромили — 6:0! Я действительно тогда считал своим сильным качеством знание психологии футболистов. Оказывается, я заблуждался...

— За день до игры с Италией, на утренней тренировке, зарядке футболисты сказали: на предстоящий матч они не выйдут, — вспоминал Романцев. — Я не поверил в услышанное. Представляю, что было бы, если бы так все произошло. Мы бы до сих пор не отмылись от позора...

Бывший защитник сборной Виктор Онопко в той же книге несколько подробнее описал случившееся:

— За выступление на турнире и за набранные очки федерация получает определенную сумму. Мы ждали, что РФС четко все распишет — сколько мы получили за победу, за выход из группы. Но это затянули до последнего момента. Суммы предлагались смехотворные. При этом прописали условия, которые были очень не выгодны для команды и выгодны для РФС. Иваныч (Романцев — Прим. «СЭ») оказался между двух огней. Все эти разборки — по бутсам, по деньгам — это не его. У него голова болела о футболе, а тут его загрузили другими проблемами. У игроков и до этого были вопросы к федерации. И по форме, и по гостиницам, и по перелетам. Авиабилеты для нас покупались в эконом-класс...

Сборная России образца 1992 года

«Ребят, денег сейчас нет. Сыграйте, а потом мы рассчитаемся...»

— Все было как обычно, — вздыхает Александр Мостовой. — Наше поколение застало время выбивания, пробивания, дележки денег. И все такое. Понимаете, когда тебе за день до игры объявляют «Ребят, денег сейчас нет. Сыграйте, а потом мы рассчитаемся»... Футболисты, особенно легионеры, которые уже познали другую жизнь в Европе, хотели и в сборной получать все в срок.

— Правда, что могли не выйти на матч с Италией?

— Честно, деталей не помню. Но ситуация была действительно напряженная. Когда говорят, что условно заплатят 100 тысяч, а дают 10, у вас же возникнут вопросы? Разве нет? И такие ситуации возникали не только в 96-м. Вспомните, какой скандал разразился в 94-м? Да и в 92-м. Наше поколение только этим и занималось, что доказывало свое право на честно заработанные деньги. А кто-то на этом наживался.

— Ряд футболистов выражал недовольство тем, что сборная тренируется в Тарасовке. Перед матчем с Ирландией в Дублине наша команда занималась на поле, которое было приспособлено только для игры в регби. То футболки не из хлопка, то премиальные не вовремя выплачены. Справедливые претензии? — задали вопрос Романцеву после турнира.

— Вот такая психология футболистов... Они, видимо, заранее приехали в Англию, не веря в свои силы. Если бы в Ирландии не было регбийного поля, нашли бы другие причины. Если бы форма была другой, у них возникли бы новые претензии. Понимаете, они заранее искали для себя пути к отступлению. Со всеми рассчитались за отборочный цикл. Да, с большим опозданием. Но им дали гораздо больше, чем было обещано по контракту. Многие игроки, которые приезжают в сборную, не прониклись главной мыслью. Что нужно решать эпохальные задачи, нести ответственность перед страной, футболом. Перед зрителями. Нет, не прониклись... И вряд ли с такой пустой душой они могли бы выиграть чемпионат...

«Игроки сборной пошли на шантаж. В УЕФА были в шоке, но перевели нам деньги авансом»

Шалимов заявил после турнира следующее: «Многие игроки приезжали на матчи сборной за свой счет, и им не оплачивали билеты. Мне до сих пор должны 17 или 18 тысяч долларов за прошлый отборочный цикл, но я об этом не вспоминаю».

— Это наговор, неправда, — парирует бывший вице-президент РФС Александр Тукманов. — Всем футболистам всегда в первую очередь оплачивался проезд. Это закон, который выполнялся неукоснительно! Вообще странно было от Шалимова слышать обвинения в адрес Романцева. Вот он сейчас сам тренирует. Можно сделать выводы, как готовит игроков. Где сейчас находится его команда? Как тренер Шалимов пока из себя ничего не представляет. Полузащитником был, бесспорно, хорошим, а как наставник еще не состоялся. Не стоило ему тогда критиковать Олега Иваныча — не имел на этого никакого морального права.

А что за бойкот возник в сборной накануне матча с Италией?

— Система премирования сборной утверждалась на исполкоме РФС. Там оговаривались все нюансы: сколько футболисты должны получить за отборочный цикл, сколько — за участие в финальном турнире, сколько стоило каждое очко. Но мы всегда предупреждали об одном условии. Все эти деньги выплатят после того, как РФС получит их от УЕФА (или ФИФА в случае чемпионата мира) уже после окончания турнира. Как правило, это происходило в течение двух месяцев. С командой подписывался договор, который, конечно, предварительно присылался игрокам для ознакомления.

— Кто его подписывал от имени сборной?

— Главный тренер и капитан. Мне казалось, что перед чемпионатом Европы в Англии никаких вопросов по премиальным у футболистов не возникнет. Но почему-то почти всегда в национальной команде (уж не знаю, кто выступал инициатором) появлялись какие-то сомнения... Мол, вы заплатите нам сейчас, иначе не выйдем на игру. Это ведь своего рода шантаж!

— Такая ситуация возникла перед Италией?

— Кажется, да. Хотя, возможно, и перед встречей с немцами. Не помню точно. Я никак не мог понять, почему люди так думали, так поступали. Не исключаю, что зачинщиками этих протестных настроений стали легионеры. Но здесь могу только догадываться. Игроки, которые уже выступали в Европе, с позиции своего авторитета, своих контрактов могли заводить остальных ребят. Сейчас не хочу конкретно ни на кого наговаривать, а просто предполагаю.

— Как удалось разрешить ситуацию перед встречей со «Скуадрой адзуррой»?

— Пришлось срочно связываться с УЕФА, объяснять случившееся. Чиновников европейского футбольного союза услышанное шокировало. Ни в одной команде Европы такого не происходило! Мы могли спорить на берегу, договариваться, еще перед финальным турниром. Но в Англии, на мой взгляд, все должны были думать только об игре и о результате. А у нас почему-то у футболистов сидела мысль: а вдруг обманут, а вдруг не заплатят.

— Разве безосновательно?

— Да такого ни разу не происходило! Все всегда получали всё до копейки. Как только РФС получал спонсорские средства или деньги от УЕФА или ФИФА, то часть из них мы сразу в обязательном порядке переводили игрокам в виде премиальных.

— УЕФА пошел вам навстречу накануне игры с итальянцами?

— Да. Как уже говорил, там все пребывали в недоумении. УЕФА выдал нам деньги авансом. Это просто беспрецедентный случай! Вот мы и выплатили те средства футболистам. Такая вот история...

— Игроки действительно могли бойкотировать матч с Италией?

— Считаю, они все равно вышли бы на поле. Но это, повторю, был шантаж. Игра на грани риска... Убеждения ни к чему не приводили, поэтому мы пошли на такой шаг.

— У меня в памяти отложилось, что на телевидении появлялись сюжеты, где показывались носки футболистов сборной — причем маленьких размеров, демонстрировали какую-то невзрачную форму, — вспоминает бывший президент РФС Вячеслав Колосков. — Мол, как же так? Как можно в таких условиях тренироваться и играть? Кто-то пытался раскачать лодку, нагнетал обстановку... Меня это до сих возмущает! Да у нас на каждого было по пять пар, включая даже маленькие — для их детей. Но надо почему-то показать эту коробку, что РФС пренебрежительно относится к своим футболистам.

«Тренировки Романцева включали в себя только два упражнения — игру в квадрат и удары по воротам»

Одна из главных претензий Шалимова к Романцеву заключалась в том, что тренер не смог подготовить команду к турниру функционально:

— На мой взгляд, команда, которая рассчитывает успешно выступить на чемпионате Европы, должна быть готова физически так же хорошо, как немцы и итальянцы. С начала сборов мы ждали, когда же начнутся нагрузки, когда пойдут тяжелые тренировки. Чтобы физически подготовиться, нужно дней десять напряженной работы. В это время закладывается фундамент на весь чемпионат. Я объясняю вам прописные истины. Но первенство в Англии длилось три недели, и к этим трем неделям нужно было подойти в оптимальном физическом состоянии. Мы же в основном занимались игровыми упражнениями. Все, конечно, приехали в разном состоянии, но за три недели можно любого довести до хорошей физической формы.

Романцев в телеинтервью после турнира возразил Шалимову, приведя свои аргументы:

— Вот сейчас появляются разговоры о неважном физическом состоянии команды в Англии. А как же тогда Омари Тетрадзе? (Многие специалисты признали игрока «Динамо» наряду с Мостовым лучшим в составе сборной России на Евро-96. — Прим. «СЭ»). Он же не по отдельности тренировался, а вместе со всеми. И был в порядке. Кто-то недоволен тем, что он не попадал в состав. И поэтому, когда его выпускали на замену, он не мог толком себя проявить. Но я вам могу привести пример Бесчастных. Володя отсидел две с половиной игры на лавке, серьезно готовился, настраивался. И за тайм против чехов сделал больше, чем некоторые за три матча.

В то же время с Шалимовым солидарен Андрей Канчельскис. Вот что он, в частности, писал в своей книге «Моя география»:

— Мы опять столкнулись с тем, что тренеры не смогли подготовить команду к финальному турниру. В отборочных матчах наша сборная выглядела вполне солидно, но одно дело собираться на несколько дней перед каждой игрой, когда сезон в разгаре и футболисты находятся в хорошей форме, и совсем другое — целенаправленно готовиться к продолжительному турниру, когда сезон закончен и тренировки — это все, что у тебя есть. Тренировки Олега Романцева включали в себя, по сути, лишь два упражнения: игру в квадрат и удары по воротам. Такие занятия помогают поддерживать тонус, чувствовать мяч, но для того, чтобы быть готовым в течение недели провести на пределе своих возможностей три игры с соперниками высочайшего класса, их явно не хватает. Мы просто оказались не готовы физически, и наших сил хватило, по существу, только на первый тайм стартового матча с Италией. Мы сыграли его на равных — 1:1, но после перерыва пропустили еще один гол и не нашли в себе сил отыграться. А следующая встреча с Германией показала, что в тогдашнем физическом состоянии нам было нечего делать на таком турнире. Мы снова смогли продержаться первые 45 минут (0:0), после чего немцы, дождавшись, когда мы выдохлись, могли делать на поле все, что хотели.

25 декабря 1993 года. Москва. Александр Мостовой, Игорь Шалимов и Сергей Юран на пресс-конференции, посвященной их отказу играть за сборную России

«На Евро-96 судьи к нам относились как к людям второго сорта!»

Здесь с экс-полузащитником «Эвертона» можно все-таки подискутировать. Во всяком в случае в стартовой встрече россияне не уступили итальянцам в движении, во втором тайме даже больше владели мячом. Но вот по важнейшему показателю проиграли по всем статьям. Наши за весь матч попали в створ ворот всего один раз (это и был гол Цымбаларя), а итальянцы — 11! Как уже отмечалось российская делегация заявила, что арбитру не следовало засчитывать первый гол «Скуадры адзурры» .

— В Англии судьи нас не любят. Итальянцы забивают гол из офсайда — его засчитывают, — недоумевал Онопко. — Дель Пьеро наносит тяжелую травму Бушманову (защитник ЦСКА был заменен в перерыве на Игоря Яновского. — Прим. «СЭ»). Это происходит в полуметре от лайнсмена. Того самого, который не фиксирует офсайд у Казираги. Но тот не обращает внимания на фол. А Бушманов выбывает из турнира...

Второй тайм игры с немцами, безусловно, лучше забыть как страшный сон. При этом надо вспомнить и про убойный момент у Колыванова в первой 45-минутке, когда нападающий головой пробил точно в руки Кепке, и, конечно, про запоротый Мостовым выход один на один с голкипером. Хотя по видеоповтору складывается ощущение, что полузащитника все-таки зацепили.

— В том эпизоде я крикнул Саше два раза «Оставь»! — рассказывал Колыванов. — Но, вероятно, он не слышал. Тем более сам был в отличной позиции. Вратарь его снес. Но по тому, как нас судят в Англии, я сразу понял, что на пенальти здесь можно не рассчитывать.

— Там однозначно был пенальти! — уверен Мостовой. — Просто 100 процентов. Мы потом пересматривали момент. Другое дело — я сам был виноват...

— В чем?

— Слишком затянул. Считаю, когда получил пас от Хохлова, сразу пробивать следовало. А я прокинул зачем-то... В итоге в том эпизоде немного растерялся, что для меня в принципе несвойственно. Вроде, находился в хорошей позиции. Бей — не хочу! Там еще Колыванов находился рядом, кричал мне: «Мост, откинь мне!». Но я был на 100 процентов уверен в своих силах.

И в какой-то момент вижу, что Кепке выпрыгивает вперед. Пытается забрать мяч руками. Я прокидываю, и он меня сбивает. Пенальти, так? Правда, мяч катится к Колыванову, и он бьет с острого угла — не попадает. Может быть, поэтому арбитр не свистнул? И тут мы друг на друга с Колываном начинаем орать, пихать. Такой рабочий момент. Но если бы судья захотел, то он указал бы на «точку». Хотя с себя вины тоже не снимаю. Нужно было использовать тот шанс, а у меня возникло в голове сразу несколько решений.

А во втором тайме уже при счете 0:1 удалили Юрия Ковтуна.

— Ковтун с Айльтсом бросаются друг другу навстречу в борьбе за мяч. Немец, как ошарашенный, падает на траву и кричит, словно домохозяйка во время ссоры в коммунальной квартире, — возмущался после игры Онопко. — И судья тут же показывает Ковтуну красную. Все даже решили, что у Юры до этого была желтая. Еще пример. Заммер в центре поля срывает нашу атаку — умышленно рукой. Судья хотел уже свистнуть, но потом понял, что это Заммер и сделал вид, что нарушений правил не было. Конечно, и итальянцы, и немцы играют хорошо. Но к нам судьи здесь относятся как к людям второго сорта. Да и не только здесь. А разве «Спартак» не засудили в Москве в игре с «Нантом»?

— Сборную Россию действительно плохо судили в Англии? — спрашиваю Мостового.

— Да, было такое. Ведь мы туда ехали в ранге очень сильной сборной. В рейтинге УЕФА занимали второе место после Германии. Отборочный цикл прошли лучше всех. Больше всех набрали очков и так далее. Так что некоторые специалисты нас чуть ли не с немцами сравнивали, которые в итоге и стали чемпионами. Ясно, что нас там все боялись. Арбитры поддушивали. С Германией в первом тайме бились на равных. У Цыли был момент, у Колывана, у меня... А после перерыва удалили Ковтуна. Жаль.

Отыгрались бы, останься Юра на поле? Приходится только гадать. Но многие до сих вспоминают, как в эпизоде со вторым голом Клинсманн на рывке спокойно убежал от Юрия Никифорова, продемонстрировав разницу в классе.

— До красной карточки Ковтуна все шло нормально. А потом начались разрывы и провалы, — признал Никифоров. — Хотелось отыграть один мяч, все бросились в атаку, будучи уверенными, что терять нам уже нечего. Ну а при контрударах немцев с Клинсманном и Бирхоффом справиться было тяжело. А если мяч посылался в свободную зону и Клинсманн, например, стартовал на мгновение раньше, то отобрать у него мяч было практически невозможно. Особенно, если мы действовали с ним на противоходе. В этом случае форвард прокидывал мяч в свободную зону, выходил на ударную позицию, остальное вы видели сами.

— В перерыве вы могли предположить, что счет будет крупным и не в нашу пользу?

— Конечно, нет. Потому что в первом тайме немцы ничего реального не создали. Один удар головой Бирхоффа, который Харин парировал, да еще Клинсманн бил с разворота, но мимо. Разве эти моменты можно сравнить с теми, что имели Колыванов и Мостовой до перерыва?

Романцев: «По морально-волевым качествам мы — одни из худших на турнире»

— Давайте разберем голы досконально, — предложил журналистам Дмитрий Харин после финального свистка. — Первый удар Заммера я парировал, хотя немец находился в семи-восьми метрах от меня. Думаю, немецкие защитники костьми бы легли, но добить мяч ни за что бы не дали! Второй мяч Клинсманн послал в «девятку», а третий немцы разыграли до верного, и Клинсманн уложил его в незащищенный угол. Что сейчас ощущаю? Беспомощность. С другой стороны, если команда сама себе не помогает, кто ее спасет? Возьмите матч англичан с шотландцами. Симэн тащит пенальти, а через минуту Гаскойн сам создает себе голевой момент и забивает. Вот такие эпизоды и решают судьбу матчей. А мы транжирим голевые моменты. Сначала Колыванов добивал головой мяч, отскочивший от штанги после удара Цымбаларя, и попал в Кепке. А потом Мостовой не использовал свой выход один на один...

Согласитесь, из этой тирады вратаря следует, что в нашем коллективе далеко не все было гладко.

Подводя итог двум поражениям на турнире, Романцев посетовал на невысокий уровень бойцовских качеств своих футболистов.

— Чтобы на равных играть с немецкой командой, надо проявлять отменные бойцовские качества. К сожалению, наша сборная, на мой взгляд, в двух встречах их не показала, и поэтому все ключевые единоборства проиграны.

— Вас расстроил столь крупный проигрыш?

— Дело не в самом результате, а в беззубой игре во вторых таймах обоих матчей. Я считаю, что по морально-волевым качествам наша команда — одна из худших на чемпионате, а поскольку в этом вина и тренеров, то чувствую себя, конечно, не очень хорошо.

Итак, наш тренер не признал, что команда не должным образом готова физически, многое списав на психологию и настрой.

— Романцев не подготовил сборную функционально? — переспрашивает Колосков. — Во-первых, я в эти тонкости никогда не влезал. Всегда предоставлял тренерам самостоятельность. Но надо понимать, что у Олега Ивановича всю жизнь тренировки построены через работу с мячом. Как он работал в «Спартаке», так и в сборной. Стандартные занятия. Просто не надо все валить на тренера. Если ты сильный футболист — выходи и играй, доказывай. Спрашивай, прежде всего, с себя.

Мысль Романцева развил после турнира его помощник Александр Тарханов:

— Бывший главный тренер «Баварии» Отто Рейхагель верно заметил, что мы ставку делаем на легионеров. Они набрались опыта. Немножко мастерства, но при этом потеряли русский дух! Только во втором тайме матча с чехами мы показали, что этим духом еще владеем. Может быть, сказалось то, что на поле находилось семь футболистов из российских клубов. Плюс Бесчастных вышел после перерыва, заразил всех своими активными действиями, борьбой. И мы вдруг тоже начали бороться, двигаться. Нужно опираться на тех легионеров, кто выступает в хороших клубах. В России как только появляется сильный футболист, то сразу уезжает... Естественно, надо предпринимать меры, даже на правительственном уровне, чтобы таких исполнителей у нас сохранять. Поднять уровень финансирования наших клубов — чтобы ребята не думали об отъезде за рубеж, если только их не зовут «Милан», «Реал». Я клоню к тому, чтобы ребята не переходили в посредственные команды, где они теряют мастерство. Кроме того, теряют очень важное наше качество — заряженность на борьбу.

В Англию Романцев взял 11 легионеров: Харин («Челси»), Черчесов («Тироль»), Онопко («Овьедо»), Карпин («Реал Сосьедад»), Мостовой («Страсбур»), Канчельскис («Эвертон»), Шалимов («Удинезе»), Колыванов («Фоджа»), Кирьяков («Карлсруэ»), Симутенков («Реджана»), Бесчастных («Вердер»).

Шалимов: «В сборной России звезды не нужны. Наш идеал — команда глухонемых»

Вернемся к интервью Шалимова. Пожалуй, главная претензия игрока к главному тренеру — ошибки с выбором состава. Здесь, надо признать, оказались затронуты и личные интересы полузащитника. На турнире в Англии он провел на поле всего 23 минуты, выйдя на замену в заключительной встрече с чехами.

— Выбор состава — особый разговор, — говорил Шалимов. — Я пока ничего не слышал об анализе ошибок, которые были при этом допущены. Пока что главная причина провала — приезд на чемпионат Кирьякова и Шалимова. Можно говорить о том, что Шалимов — не тот, еще кто-то не тот. Но за три недели, повторяю, можно было подготовить любого игрока. Когда рядом с Мостовым играют Кирьяков, Колыванов или Шалимов, команда становится в два раза сильнее. Мы прекрасно знаем друг друга и готовы друг за друга лечь костьми. Плюс ко всему у нас есть опыт. Мы прошли через крупные соревнования.

Что же получилось в Англии? В составе оказалось шесть-семь человек, которые играли в важных матчах редко или совсем не играли. Конечно, Хохлов дал все, что мог дать команде, но в 20 лет на таком уровне выиграть очень тяжело. Тем более, когда выступаешь против такой команды, как Германия.

На чемпионате Европы чудес не бывает. Наш провал — закономерен, и не стоит вину за него возлагать на тех, кто был в запасе. Трудно было поверить в то, что команда, в которой шесть человек ни разу не проводили матчей на столь высоком уровне, сумеет обыграть немцев, которые уже по десять лет в сборной. Я думал, что Романцев вспомнит о том, что в его распоряжении группа игроков, выступающих в Италии, Испании и Германии, которые имеют опыт участия в ответственных матчах и прекрасно знают соперника, с которым предстояло встретиться...

— Доводилось слышать мнение, что в сборной России звезд нет. А вы что думаете по этому поводу?

— Канчельскис, которого в Англии разрывают на части, разве не звезда? А Карпин, который сделал в Испании головокружительную карьеру? У кого еще восьмимиллионный контракт на пять дет? Если они не звезды, кто в таком случае подпадает под это понятие? Иногда мне, правда, кажется, что в нашем футболе звезды никому не нужны, потому что звезды — личности и потому что с ними — проблемы. На Западе звезд делают, у нас — стираются погасить. Нас всегда приучали к тому, чтобы мы помалкивали. Наверное, наш идеал — команда глухонемых.

— Вы хорошо знаете Романцева, играли под его руководством, а он вас считает своим воспитанником.

— За то, что он сделал для меня, я ему благодарен. Но, получив власть, люди меняются.

Канчельскис в своей книге поддержал Шалимова:

— По возвращении домой Романцев объявил, что при подготовке к чемпионату Европы допустил одну-единственную ошибку: взял не тех игроков. А ведь в отборочном турнире мы были «теми»: из девяти матчей, которые наша команда провела первым составом, Кирьяков участвовал в восьми и забил несколько голов. Мы с Шалимовым провели по шесть игр, пропуская матчи только из-за травм. И все вроде бы было нормально. Но в итоге — опять «не те». Романцев никак не мог сделать выбор между двумя правыми полузащитниками, имевшимися в его распоряжении — Валерием Карпиным и мною. Вместо того, чтобы отдать предпочтение кому-то из нас или дать обоим шанс играть по очереди, он выпускал нас на поле вместе, и нам очень трудно было поделить на двоих один фланг . В итоге Валера брал на себя больше атакующих функций, а я — оборонительных.

12 октября 1994 года. Москва. Россия - Сан-Марино 4:0. Игорь Шалимов

«Колыванов смотрелся предпочтительнее остальных. Представляете, как тогда выглядели остальные?!»

Здесь стоит заметить, что в 1996 году перед чемпионатом Европы наша сборная провела восемь товарищеских матчей. Шалимов принял участие в четырех, в трех из которых выходил на замену. А вот состав последнего спарринга россиян (можно сказать — генеральная репетиция) против поляков за девять дней до поездки в Англию.

Россия: Харин, Радимов (Шалимов, 86), Тетрадзе, Цымбаларь (Добровольский, 58), Ковтун, Карпин, Онопко (к) (Никифоров, 46), Канчельскис, Колыванов (Симутенков, 46), Яновский, Кирьяков (Бесчастных, 46).

Таким образом, небольшое количество игрового времени Шалимова на Евро-96 не стало сюрпризом. Романцев заранее решил сделать ставку на других исполнителей в средней линии.

А вот по Кирьякову действительно возникали вопросы. Накануне ЧЕ главный тренер давал понять, что намерен играть в два нападающих — Кирьяков-Колыванов. Но против Италии на острие вышел только форвард «Фоджи». Кирьяков же на 63-й минуте заменил Карпина и значительно освежил игру нашей сборной на правом фланге.

— Выйдя на замену во встрече с итальянцами, Сергей очень здорово вписался в игру и прекрасно сыграл на правом фланге атаки против самого Паоло Мальдини. После такого выступления он вполне мог рассчитывать на место в составе на второй матч, — считает Кагчельскис.

Но и против Германии форвард «Карлсруэ» остался в запасе, не смог сдержать своих эмоций и пошел на открытый конфликт с тренером. Романцев объяснял свои решения по составу исключительно тактическими соображениями.

— Почему не играл Кирьяков? — вопрос тренеру.

— Он типично фланговый игрок, может обыграть одного-двух соперников, после чего сделать передачу или прострел в штрафную, где их должен замыкать кто-то из наших футболистов. К сожалению, у нас таких, кто умеет это делать, нет, а высокорослые, мощные немецкие защитники, конечно, легко бы эти прострелы прерывали. Поэтому ставку мы делали на хороший розыгрыш мяча.

— Что повлияло на ваш выбор Колыванова в качестве ударного форварда? — Кроме игры есть еще и тренировочный процесс, в ходе которого Колыванов выглядел предпочтительнее других нападающих. Можете себе представить, как тогда выглядели остальные?! Кандидатура Колыванова не вызвала разногласий ни в команде, ни среди тренеров.

«Кирьяков и Шалимов поставили Романцеву условие — Саленко в сборной быть не должно»

Бывший главный тренер сборной России Павел Садырин, рассуждая в те дни о неудачах нашей команды, заметил, что корень проблем нужно искать, прежде всего, в линии атаки.

— Я бы не стал вдаваться в эмоции и огульно охаивать игру нашей команды, — говорил тренер «Зенита». — Нет, фрагментами она очень даже неплохо смотрелась, благодаря контролю мяча, неплохим передачам в центре поля. Чего, считаю, не хватило ей в первую очередь — это ярко выраженного центрального нападающего, способного отвлекать на себя внимание двух защитников. У нас же и Колыванов, и Мостовой играют совсем иначе, предпочитая отходить глубоко назад, чем лишь облегчают задачу обороне противника. А нужен нападающий типа Стоичкова, который бы и убегал, и голы делал из ничего. Мы же, напротив, разбазариваем такие моменты, которые любой футболист, играющий на таком уровне, просто обязан использовать. Ну что можно говорить после того, как стопроцентные мячи не забивали Колыванов и Мостовой. Таких двух эпизодов классной команде обычно хватает для победы.

Возможно, Романцев допустил ошибку еще в начале отборочного цикла, отказавшись от услуг Олега Саленко.

«Спорт-Экпресс», подводя невеселые итоги Евро-1996, одной из причин неудачи назвал именно отсутствие лучшего бомбардира ЧМ-1994: «У нашей сборной не было ярко выраженного нападающего таранного типа — забивалы. Ни Колыванов, ни Кирьяков, ни Симутенков, ни Бесчастных для этой роли явно не подходят. Как бы ни относились к Саленко Шалимов и Добровольский, его надо было привлекать в сборную».

А вот что говорил сам Саленко в разговоре с корреспондентом «СЭ» летом 2019 года:

— Романцев выбрал сторону других футболистов, которые не хотели видеть меня в сборной, так как я отказался тогда от своей подписи в «письме 14-ти». Они не могли мне этого простить. Хотя я был честен перед всеми. Я голосовал за материальные условия, но никак не за снятие Садырина. А целая группа игроков хотела, чтобы пришел Бышовец.

— Кто именно ставил условие Романцеву, чтобы вас «отцепили»?

— Кирьяков, Шалимов, Коля — Колыван. Да мы с ними уже разобрались, поговорили. Все нормально. Вместе ездили на турниры. Все признали, что были тогда не правы. Андрей Канчельскис признает, что ошибся... Но уже поздно. Все забыто. Бывает... Просто они не могли мне простить, что я согласился работать с Садыриным. Они-то выступали за Бышовца.

— С Романцевым потом никогда не обсуждали ту историю?

— Говорили. Ветераны «Спартака» приезжали в Киев, кажется, в 2013 году. Он мне сказал: «Олег, я не мог пойти против футболистов, которые составляли костяк сборной». Но все нормально. Никаких обид у меня нет. Так сложилось. Мы все давно общаемся. С Кирьяковым играли вместе на одном турнире.

«Ехали на Евро фаворитами. Никого не боялись. Клинсманн? Думали, Онопко и Никифоров его сожрут»

— Романцев действительно допустил ошибки с составом на чемпионате Европы в Англии? — задаю вопрос Мостовому.

— Считаю, злую шутку с нами сыграло то, что в сборной тогда наблюдался перебор сильных исполнителей. Реально перебор. И тренерам было сложно сделать выбор. Мы, вроде, все дружили, но в подсознании сидела мысль, что кто-то в любом случае останется в запасе. Как говорится, здоровые амбиции. Это накладывало определенный отпечаток на атмосферу. Судите сами, на место в старте в средней линии претендовали Карпин, Канчельскис, Цымбаларь, Шалимов, Добровольский, Мостовой, молодые Хохлов и Радимов... Как их всех уместить на поле?

В итоге на каждый матч у нас выходил другой состав. (Все три игры с первых минут начинали лишь четыре футболиста — Тетрадзе, Цымбаларь, Радимов и Колыванов. — Прим. «СЭ»). У меня в памяти отложилось фото с матча против чехов. Звучит гимн. И на скамейке запасных стоят Мостовой, Шалимов, Добровольский, Канчельскис и Харин... Повторяю, слишком много тогда оказалось в команде ребят, достойных выходить с начала.

— По делу не вышли из группы?

— Нет! Незаслуженно. Считаю сборную-96 чуть ли не самой сильной национальной командой в истории России. По составу, по индивидуальностям очень мощная «банда». Но наслоился ряд обстоятельств. Собственные ошибки в игре с Италией, судейство... Премиальные. Надо было реализовывать свои моменты в первом тайме с немцами. Могли пройти довольно далеко. Да, соперники попались, конечно, непростые. Но мы ехали в Англию уверенными в себе, сами понимали, что являемся фаворитами. Все равно было, с кем играть.

— Никого не боялись?

— Кажется, не хотели попасть на французов.

— А немцы?

— Опасались немного. Да, Клинсманн и компания, все дела... Но, с другой стороны, думали, что Онопко с Никифоровым его «сожрут».

— Не сожрали...

— Клинсманн забил, когда Ковтуна уже удалили. И в первом тайме мы должны были выигрывать — 2:0. Мой момент, шанс у Колыванова. Штрафной опасный еще исполнял, не докрутил... Стечение обстоятельств. Просто у нас на каждую позицию претендовало по два-три человека. И тренеры, наверное, думали: одного не поставишь — другой обидится. Нервозность какая-то чувствовалась. Это не оправдание и не отговорки! Объективные вещи. Справа могли играть Карп и Канчела. А как их совместишь? И вот Иваныч крутился, вертелся, что-то выдумывал.

P. S. «Его испортила власть» или «Я их не распознал»

Но Шалимов все-таки был уверен, что Романцев переоценил свои возможности на Евро, просто-напросто зазнался:

— Власть и успехи испортили Романцева. «Спартак» трижды победил в чемпионате России, неплохо играл в Лиге чемпионов, сборная легко прошла отборочный турнир. Я не слышал после чемпионата Европы, чтобы Романцев сказал: да, у нас были просчеты.

— Какие ошибки вы допустили в ходе подготовки к чемпионату Европы и по ходу самого турнира? — спросили Романцева после неудачи в Англии.

— Если все вернуть назад, я бы делал все то же самое. Кроме одного. Группу из трех-четырех футболистов ни под каким предлогом не пригласил бы в свою команду! Но я не смог их распознать. Кстати, эта группа была и в 94-м. Почему-то они меня убаюкали и заверили, что все будет по-новому. Хотели доказать, что их незаслуженно обижали, притесняли. И я им поверил...

Виталий Айрапетов

sport-express.ru

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг – зло.

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63

Комментарии 1

EversoR Онлайн
#1 EversoR | 7 мая 2020 20:00
Шалимов был отличным игроком, в т.ч. и в Спартаке. А как человек, впоследствии, не очень...