«Все молча смотрели в пол и ничего не понимали». Как убивали «Спартак» 27 лет назад (Видео)

К комментариям

ФК "Спартак" Москва 1993 годФК "Спартак" Москва 1993 год

22 апреля 1993 года считается одним из самых черных дней в истории «Спартака». Португальский судья Жорже Короаду «выкинул» тогда команду Олега Романцева из, казалось, неминуемого первого в истории клуба финала еврокубка.

«Корадо»

Речь о печально памятном полуфинале Кубка кубков. Команда Романцева по праву считалась фаворитом в противостоянии с «Антверпеном». За два года до этого красно-белые добрались до аналогичной стадии Кубка чемпионов, убрав с пути «Наполи» Диего Марадоны и «Реал». Теперь в третьем по рангу евротурнире российский гегемон катком прошелся по «Ливерпулю» (4:2, 2:0) и «Фейенорду» (1:0, 3:1) и, как казалось, был обязан делать то же самое со скромными бельгийцами, но…

В финал на «Уэмбли» спартаковцев не пустил мужчина в черном, имя которого «Коррадо» на долгие годы стало нарицательным, пусть правильнее было бы называть этого португальского судью не Корадо, а Короаду (так произносится его фамилия). В ответной полуфинальной встрече в Антверпене он сделал все, чтобы отложить первый для России еврокубковый финал до лучших времен. Как выяснилось впоследствии – до 2005 года, когда ЦСКА завоевал Кубок УЕФА.

Ну а 22 апреля 1993 года случилось следующее. «Спартак» прибыл в Антверпен, имея в запасе комфортную домашнюю победу 1:0. Более того, уже на 10-й минуте Дмитрий Радченко удвоил преимущество москвичей по сумме двух встреч. Хозяевам теперь надо было забивать трижды. Иначе говоря, совершать невозможное.

И все же «Антверпену» это удалось, потому что этого очень хотел «Корадо». После перерыва португалец свистел исключительно в одну сторону, не фиксируя нарушения хозяев и выдумывая фолы у гостей. «Спартак» он убивал с хладнокровием маньяка, столкнувшегося с одинокой женщиной в Битцевском лесопарке. А апофеоз наступил на 77-й минуте, когда наш герой ни с того ни с сего… назначил пенальти в ворота Станислава Черчесова и показал красную карточку Виктору Онопко, когда мяч… находился далеко за пределами штрафной площади москвичей, на половине поля «Антверпена»…

«Самая большая трагедия»

После точного удара Ханса-Петера Ленхоффа с «точки» счет стал 3:1 в пользу бельгийцев. Играть оставалось 12 минут, но деморализованный «Спартак» был уже не в состоянии вдесятером организовать финальный штурм. Это был коллективный шок вперемешку с истерикой. Великолепная команда Черчесова, Онопко, Радченко, Игоря Ледяхова, Дмитрия Хлестова, Валерия Карпина, Николая Писарева, Андрея Пятницкого, Дмитрия Попова, Андрея Чернышова и дисквалифицированных за перебор карточек Федора Черенкова и Владимира Бесчастных пропустила самый болезненный удар за всю романцевскую эпоху.

- Что можете сказать спустя 27 лет после «кошмара Антверпена»? – вопрос одному из лидеров «Спартака»-1992/93 (6 голов в Кубке кубков) Пятницкому, который сейчас входит в тренерский штаб фарм-клуба тульского «Арсенала».

- Это самая большая трагедия в моей карьере. Мы ведь потом должны были играть на «Уэмбли». Но - не случилось. Помню, в Бельгию приехали с пафосом. Мол, что такое «Антверпен»? В Москве победили эту команду довольно легко. Теперь быстро повели 1:0. Честно, не было даже минимального сомнения в том, что выйдем в финал. Однако не очень корректное судейство все разрушило.

- Перед игрой главный тренер «Антверпена» Вальтер Меувс назвал вас самым опасным игроком «Спартака».

- Да у всех нас был тогда расцвет. И у меня – тоже. Претендовал на звание лучшего бомбардира Кубка кубков. У нас с нападающим «Антверпена» Алексом Чернятински было по шесть мячей. Хотя, я с ним и не думал соревноваться. Он все-таки форвард, я – полузащитник. Разные функции. Просто хотелось победить и побороться за первый в истории «Спартака» евротрофей.

- Как вам удалось тогда столько забить? От вас и «Антверпен» в Москве пострадал, и «Фейенорд» в Роттердаме, и «Ливерпулья» - в обоих матчах.

- Открою вам секрет: самое большое удовольствие для опорного хавбека или центрального полузащитника – это начать атаку, что-то задумать и потом ее же завершить. Это идеал, совершенство. В том Кубке кубков я много атак начинал, и много завершал.

И в том, антверпенском матче при счете 1:1 у меня был прекрасный момент, который я сам себе создал. Обокрал защитника, вышел практически один на один с вратарем и - промахнулся. Потом вспоминал этот эпизод, до сих пор – как ножом по сердцу… Если бы забил, бельгийцы уже не спаслись бы. Впрочем, они и без этого не должны были спасаться. Им помогли это сделать.

«ФИФА дала установку не пускать наши клубы дальше полуфиналов»

- Можно сказать, что «Спартак» тогда засудили?

- Ну а как это еще назвать? Через много лет узнал, что на уровне ФИФА было дано указание УЕФА – не пускать бывшие советские и российские клубы дальше полуфинала. Так и произошло.

- Насколько реально тогда было выиграть Кубок кубков? В финале сыграли бы с «Пармой» Невио Скалы.

- Думаю, нам по силам было победить итальянцев. Тогда команда у «Спартака» была разноплановая. Все футболисты индивидуально сильные. Каждый играл, как положено, на своем инструменте - и складывался хороший оркестр. Правда, в том матче травму получил Радченко. Были и дисквалификации. Но все равно в сравнении с «Антверпеном» мы были намного сильнее. Это и соперник понимал.

«Спижонили, чего уж там говорить»

- Что творилось с удаленным Онопко в раздевалке?

- Да то же, что и с каждым из нас. Пришли в раздевалку, все сели и просто никто ничего не говорил. Слов не было. Смотрели в пол и не понимали, как такое произошло.

Но знаете, нельзя всех собак только на судью вешать. Мы тоже – «молодцы». Вели себя по-пижонски.

- Это почему?

- В день игры поехали с женами по магазинам. Походили, посмотрели Антверпен. Полная расслабуха, пижонство, по-другому и не скажешь. Надо было более серьезно отнестись. Все-таки полуфинал еврокубка… При этом на поле большую часть матча все выкладывались по полной. Но в голове все равно сидело: через месяц выйдем на поле «Уэмбли». Этот финал должен был стать последним для легендарного стадиона перед закрытием на реконструкцию. Все предвкушали участие «Спартака» в таком историческом событии. А об «Антверпене» забыли. Стояли в финале даже не одной ногой, а одной ногой и двумя руками.

- Карпин рассказывал, что не смог тогда сдержать слез. После этого он испытал такие чувства лишь однажды – в 1999-м, когда Александр Филимонов пропустил знаменитый мяч от Андрея Шевченко…

- Я в Антверпене не плакал, но было опустошение. Больно все это вспоминать. Вот вы говорите «Парма» Скалы. Да тогда эта команда только зарождалась. Если б вышли в финал, нам было чем ее побеждать.

- Так что же все-таки причудилось португальскому судье в том злосчастном эпизоде? Был угловой, «Спартак» отбился, перевел мяч на половину бельгийцев – и тут арбитр побежал через пол-поля к своему помощнику, о чем-то с ним переговорил и наказал вашу команду пенальти и удалением Онопко.

- Да сколько уже говорено-переговорено на эту тему. Онопко был не при чем. Вроде судья посчитал, что кого-то из бельгийцев толкнули. Э-эх. Не вижу смысла все это опять повторять. У арбитра была четкая установка не пустить «Спартак» в финал. Он ее выполнил. Ну и мы, конечно, тоже виноваты. Чего уж там…

Юлия Григорьевская

sovsport.ru

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг – зло.

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63