Андрей Тихонов: Состав «Спартака» 1997/98 годов сейчас боролся бы за золотые медали

К комментариям

Андрей ТихоновАндрей Тихонов

Андрей Тихонов – про уход из «Спартака», общение с Романцевым и слова про Карреру.

В нашу редакцию пришёл Андрей Тихонов. Он провёл жеребьевку Кубка Легенд, но отпускать его без интервью было бы странно. После карьеры футболиста и тренера Тихонов взял паузу и уже 15 месяцев не связан ни с одним клубом. Показалось, что за это время он много переосмыслил.

– Я играл до 40 лет, потом тренировал – то в Самаре, то в Красноярске. Просто не получалось жить дома. Теперь провожу время с семьёй и получаю огромное удовольствие. Плюс задействован во многих активностях: на телевидении, в поддержке сборной России. Ездим на матчи, перед ними играем в футбол на коробке с простыми болельщиками, участвуем в автограф-сессиях.

– Неужели за последние 15 месяцев не было предложений от клубов?

– Были: и в ФНЛ, и за границей – Белоруссия, Эстония. Но они не соответствовали моим интересам. Я бы хотел работать в клубе, в котором будут определённые задачи от руководства.

– С руководством «Енисея», помнится, вы расстались с противоречиями.

– Не то чтобы противоречия. Просто команда собиралась по ходу сезона. Брали ребят, которые хоть где-то играли. Потом ещё полгода добирали футболистов. Несмотря ни на что, заняли третье место при довольно хорошей игре и попали в переходные матчи – это был успешный результат для Красноярска. До этого команда боролась за выживание.

– Обещанное за результат не выплатили ни вам, ни остальным, кто ушёл?

– Сейчас всё должно фиксироваться на бумаге. Только тогда ты защищён. То, что обещали и часть моментов не выполнили, – я это даже не беру. Ерунда. Просто не всё устраивало. Были разногласия с руководством по некоторым игрокам. И я принял решение не продлевать контракт.

– И вы оказались в «Крыльях», где после ухода Циклаури вас отодвинули от трансферов?

– Ситуация была следующей. При Циклаури была договорённость с 3-4 футболистами, которые усилили бы команду. Потом в клуб пришло новое руководство. Сказали: «Эти варианты – до свидания. Сейчас мы будем заниматься трансферами». Я попросил, чтобы игроки на определённые позиции были перед сборами. Ждал около месяца – мне никого не давали. Первый сбор, второй, а у меня ни одного новичка. При этом всем понятна разница в уровне футболистов ФНЛ и РПЛ.

– Представляем.

– В ФНЛ в пяти моментах тебе забивают один гол, а в Премьер-Лиге – три. Я объяснял, какие позиции необходимо усиливать. В результате трансферы случились только перед самым стартом чемпионата и когда он уже начался. Приходилось встраивать игроков по ходу сезона – без сборов. А все новички приходили в разной готовности. Некоторые из них вообще не проходили сборы, а отдыхали дома.

– Тигиев пришёл вообще за минуты до закрытия трансферного окна.

– Тут могу честно сказать. Я не был за этот переход, но один из руководителей несколько дней просил взять его в команду. Было сказано так: «Посмотрим его до зимы: подойдёт – оставим, нет – отправим обратно». Всё-таки человек после травмы и долго не играл. Плюс, на мой взгляд, у нас были футболисты сильнее на его позицию.

– Насколько является проблемой для тренера, если какой-то клуб привязывается к работе с одним агентом и его клиентами?

– Тренер это или принимает, или нет. Или тебя выдавят и поставят своего тренера. Тот же Божович. Когда начался сезон, мне пять разных футбольных людей позвонили и сказали, что он уже на чемоданах сидит и ждёт. Я с себя ответственности не снимаю. Говорю только о том, что трансферы делали не под сборы, а после старта чемпионата. Хотя я просил.

– Выглядит, будто так происходило намеренно, чтобы привести Божовича.

– Тут уже каждый сам догадывается, намеренно или нет.

– После таких историй меньше хочется работать тренером в РПЛ?

– Чем меньше работаешь, тем хуже для тебя самого. Тренеров – много, а клубов – мало. А кто-то провалился, но тут же появляется в другой команде, потом сразу в третьей.

Галицкий, Торбинский

– Вы работали помощником Кононова в «Краснодаре». Этот клуб считается одним из немногих, где руководство думает именно о футболе, а не о побочных заработках. При этом иногда кажется, что Галицкий сам чуть ли не один из тренеров. Думаете, он мог бы тренировать?

– Ему не до этого. Он много внимания удивляет академии, где знает по имени едва ли не всех детей. Понятно, что принимает большое участие в жизни главной команды. При мне он минимум три раза в неделю был на тренировках и смотрел, как занимаются футболисты. Ещё он рассказывал, что Маурисио Перейру присмотрел, занимаясь на беговой дорожке. Значит, он понимает в футболе. Команда столько лет держится наверху.

– Мало сомнений, что Галицкий искренне любит футбол. Вопрос в том, насколько он вмешивается в работу тренера. Синицын рассказывал, что спорил с Галицким, нужно ли при пенальти падать заранее или реагировать. Шалимов дискутировал с ним о расстановке игроков при угловом. Петров говорил, что именно благодаря Галицкому превратился из опорника в правого защитника.

– Ну а я до 25 лет был только нападающим. Играл и с Родионовым, и со Шмаровым. В 1995 году под Лигу чемпионов взяли Юрана. Тогда Ярцев попробовал меня левым полузащитником – там и остался. Получалось, что у нас в команде все могли забить. Так и Петров. После опыта игры в центре поля он стал классным крайним защитником. Скорость у него была. У нас ведь как с крайними защитниками… Просто держат свое и бегают по бровке, чтобы сделать подачу. А тут человек ещё умеет играть в футбол – как раз из-за навыков игры в центре.

– При этом вас переставил именно Ярцев, тренер. А не условные Червиченко или Федун.

– «Краснодар» – клуб Галицкого. Не могло быть так, что он создал и бросил на самотёк. Мол, я плачу деньги, а вы делайте что угодно. Сергей Николаевич изначально внутри коллектива. Да, он может что-то посоветовать, может предложить кого-то поставить в товарищеском матче на другое место. Но решение всё равно за главным тренером.

– Например?

– При мне был случай с Торбинским. Он ведь тоже игрок центра поля, но его в какой-то момент ставили левым защитником.

– Это была идея Галицкого?

– Да. У Торбинского есть всё: левая нога, подключения и умение сыграть в атаке именно как полузащитник. Универсальность очень важна, потому что позволяет менять схему и футболистов. Надо пробовать. Уверен, Галицкий участвует во всех тренерских совещаниях. Ему важно услышать объяснения. Помню, он говорил: «Мне нужен тренер, который объяснит, что он делает и как это может воплотиться в игре. Если не может объяснить и сомневается, то он не будет здесь работать».

– А если говорить в целом: где находятся границы, насколько в тренерские дела может заходить руководитель клуба?

– Везде президенты разные. Сейчас все знают футбол.

– Или думают, что знают?

– Или так. Бывает, лезут внутрь. Отсюда и конфликты с руководством. Тут нужно либо доверять тренеру, либо увольнять. В Самаре ко мне никто не лез со словами, кого надо ставить. А что касается границ того, куда заходит руководство… Я бы ещё разделил руководителей. Одно дело, когда это номинальный президент, а другое – владелец, который тратит свои деньги. Но даже во втором случае — выслушать можно, но решения нужно принимать только самому. А то так по чьему-то совету поставишь троих в состав, уступишь и виноватым в поражении останешься только ты сам. Потом трибуны, журналисты и все болельщики начинают кричать о смене тренера. Все же уверены, что решение шло от тренера. Пресса пишет: «Плохой, слабый тренер».

– А как нам узнавать, что на тренера повлияли в плане состава?

– Никак не узнаете.

– Один раз узнали. Федун сам сказал: «По просьбе зрителей, то есть по моей, выпустили сверхатакующий состав».

– Ну, это исключение. Если только сам руководитель скажет. А так ни один тренер не признается в том, что ему говорит президент кого-то ставить. Ты это либо принимаешь, либо создаётся конфликт. Обычно конфликт приводит к тому, что убирают именно тренера.

– Босс клуба на тренерской скамейке – это вмешательство в работу тренера?

– Понимаю, о ком вы говорите. Это там происходит десятилетиями и воспринимается уже нормально. Григорий Викторович Иванов делал и делает для футбольного клуба «Урал» очень многое. Всё, что происходит в раздевалке и на поле, он переживает через себя. Возможно, для европейского тренера был бы шок. Да, но мы же не знаем, что и как там происходит внутри. Видим только скамейку и эмоции. Я с Дмитрием Парфёновым иногда общаюсь, но никогда не спрашивал на эту тему.

– Неужели вам не интересно, влияет ли президент «Урала» на замены?

– Нет. Зачем мне лезть? Я уверен, что Парфёнов сам принимает все решения. Он точно не поставит в состав более слабого игрока, на его взгляд. Парфёнов сам был футболистом, в том числе сборной.

Комличенко, Каррера

– Вы в «Краснодаре» застали Комличенко. Насколько он был похож на человека, который будет играть в РПЛ?

– На тот момент было ещё непонятно. Да, Комличенко – высокий футболист с хорошим ударом. Если мяч летел в голову, он практически всегда забивал. Всегда выделялся фактурой, но не было видно, что человек может сыграть нестандартно. Скорее, где-то продавить, где-то пробить. Определённая скорость присутствовала. Комличенко – человек штрафной. Сейчас же он набрался определённого опыта, футбольных мозгов. Хотя, конечно, он выступал последнее время в чемпионате, который уступает РПЛ. Надеюсь, у Комличенко получится в «Динамо».

– А почему у него не получилось в «Краснодаре»?

– Смотрите: кто тогда был в нападении? Вандерсон, Смолов, Ари. Кто из них сильнее Комличенко? В атаке играли латиносы. Уровень мастерства у них на тот момент был гораздо выше, чем у Комличенко. Отсюда и аренда.

– Вы были помощником и Кононова, и Карпина, двух абсолютно разных тренеров. Особенно в плане эмоций.

– Мы сейчас видим Тедеско, который бегает по бровке, и это нравится болельщикам. Он выбрасывает свои эмоции. Каррера был таким же. Спартаковские болельщики ещё живут Каррерой, надеясь на то, что Тедеско сможет показать то же самое. Эти эмоции, которые перешли с одного тренера на другого, видны. Кононов поработал между ними, и да, был менее эмоциональным.

– Ожидали, что ваши слова про Карреру вызовут такую реакцию?

– А что я такого сказал? Моя мысль была только в том, что команду собирал Аленичев – Зобнин, Зе Луиш, Фернандо.

– Неочевидно, насколько от Аленичева зависело, кто придёт. Он не до конца даже купленными игроками управлял. Например, он хотел использовать Широкова, но ему не позволяли в какой-то момент из-за контракта.

– Бывают разные ситуации. Есть руководство, которое платит деньги. Возможно, «Спартак» не хотел продлевать контракт с Широковым. Я же говорил лишь о том, что команду собирал Аленичев. Мы же все знали, что хотели поставить Бердыева, а в последний момент его приход сорвался. Тогда руководство приняло решение сделать Карреру главным тренером. Он добавил энергетики, эмоций. Плюс Каррера работал с Конте и привил своё, итальянское. А футболисты в «Спартаке» и так были высокого уровня.

– И всё же – почему Аленичева уволили?

– Возможно, были завышенные требования со стороны руководства. Образно говоря, сказали в 10 играх набрать 27 очков. Поставьте Семаку такую задачу, выполнит он её? В «Спартаке» нет права на ошибку. Конечно, болельщики любят Карреру, до него чемпионства не было 16 лет. И мы все его уважаем и помним, что он сделал для «Спартака». Я лишь сказал, что команду собирал Аленичев, но именно Каррера привёл к чемпионству. Какая может быть реакция болельщиков на правду?

– Любая.

– Мне в «Инстаграме» написал один товарищ: «Хватит обливать грязью «Спартак». Я ответил ему: «Во-первых, я «Спартак» никогда не обливал грязью. Во-вторых, я говорю лишь о футболистах и игре, но не про клуб в целом». После этого он извинился, сказал, что погорячился. Не надо реагировать на слова, не обдумав их. Если бы вы мне не сказали, что была какая-то реакция на мои слова, то я даже бы не узнал.

– Реакция была, потому что Каррера среди большой части болельщиков «Спартака» причислен к лику святых.

– Вопросов нет. А нас тогда к кому причислять? Нас, кто выигрывал по семь-восемь чемпионств? Кто звёздочки «Спартаку» приносил? А футболисты, которые были до нас? Некоторые в интернете сидят, им лишь бы что-то сказать. Мы же звёздочки приносили. Каррера принёс звездочку? Он всего лишь выиграл одно чемпионство. За это мы все говорим ему спасибо. И я был удивлён, когда его уволили. Я тоже хотел, чтобы он работал дальше.

– Долгое отсутствие чемпионства было для вас личной болью?

– Конечно да. Куда бы ни приехал, болельщики «Спартака» спрашивали меня, почему такие результаты?

– Кстати, почему?

– Потому что в команде постоянно перемены. И Черчесова, и Карпина увольняли за второе место. Почему мы в 90-х годах выигрывали? Потому что у нас был плюс-минус стабильный состав. На тренировках делали то, что и в играх. А когда происходит постоянная смена игроков, тренеров, схем, то результата не будет. Нужна стабильность.

– Насколько сложно было работать помощником Карпина?

– Мне очень нравилось, здорово работали. Да, он авторитарный, может прогнуть любого футболиста. Этого умения сейчас многим тренерам не хватает. Посмотрите, в «Ростове» игроки пашут как лошади. И Ерёменко, и остальные звёзды. Карпин своим авторитетом заставил работать от и до, поэтому «Ростов» на таком месте. А есть тренеры, которые прогибаются под некоторыми футболистами, и те не полностью выкладываются на поле.

— В 2009 году Карпин назвал ваши слова про Веллитона и 11-й номер бредом сумасшедшего. Поэтому было немного удивительно, когда вы стали работать вместе.

— Ну, Валера – он такой. Не может молчать, вы же знаете (улыбается). Я сам обожаю смотреть его флеш-интервью. За это его и болельщики любят: за его нестандартность, за то, как он ведёт себя. Влюбить в себя людей – это умение.

Романцев, Горлукович

– Если ваш состав «Спартака» перенести в нынешний чемпионат России, боролись бы за чемпионство?

– Если взять состав 1997–98 годов, конкуренцию в борьбе за золото, конечно бы, составляли. Как минимум были бы выше нынешнего. Сейчас-то ниже уже некуда. В «Спартаке» мы многое вытаскивали на характере, а не только на мастерстве. Бывало, выходишь на разминку в матче Лиги чемпионов и чувствуешь: сил нет. Тренировки были тяжёлыми, график – предельно плотным. И как играть? Доставали как-то внутренние резервы. Я уверен, что футбол Романцева был бы жизнеспособен и в сегодняшних реалиях. Мы после каждой тренировки уползали с поля. Зато это помогало нам держать интенсивность и по ходу игры.

– Романцев никогда не говорил, что совершил ошибку, убрав вас?

– Нет. Если бы он посчитал, что был неправ, то сказал бы, наверное, это на широкую аудиторию. Если не говорит, значит, так и должно быть.

– Когда в последний раз общались с Романцевым?

– Ездили в Питер играть ветеранами, возвращались на «Сапсане», там разговаривали.

– О чём?

– Общие вещи. Копаться в неприятных моментах из прошлого точно смысла нет. Когда начинаешь что-то обсуждать, то одно цепляется за другое. А старое зачем вспоминать, если оно в каких-то моментах сложное?

– Романцев считает, что помог вашей карьере, устроив встряску.

– Любой тренер так утверждал бы. Расскажу о забавном случае, но без имён. Я собирался пойти играть в одну команду, но там тренер не захотел. В итоге я оказался в более сильном клубе, и тот тренер сказал, что это благодаря ему. Мол, он меня не взял к себе и благодаря ему я ушёл в более сильную команду. Вы бы смеялись, узнав его фамилию.

— В 2000 году был момент, когда перед командой были задержки по зарплате. И вы решили уточнить этот вопрос у Романцева. Сейчас не считаете, что ошиблись, решившись? Романцев ведь очень не любил, когда его спрашивали про деньги.

— Наверное, это был один из моментов, который подтолкнул ситуацию к тому, чтобы меня убрали из команды. Но таким тогда было мнение многих ребят из коллектива: что нужно идти и спрашивать. А кто должен спрашивать? Капитан команды. Со мной было ещё 2-3 человека. Но говорил я. Это сегодня попробуй задержи игроку зарплату. А раньше нам запросто могли не платить, если мы начинали плохо играть. И зарплату, и премиальные.

— Какой была реакция Романцева?

— Предельно жёсткой. Я услышал слова, которые помню до сих пор. И понял, что конструктивного разговора не получится.

— Без мата?

— Матом он никогда не ругался. Но если плохо посмотрит, мы уже всё понимали. А если ещё и начнёт кричать – на него уже никто не смотрел. Мы понимали: всё, труба. В 1992 году мы выиграли чемпионство, и Романцев в раздевалке даже не поздравил нас, а начал пихать. Потому что мы сыграли дома вничью с «Океаном» из Находки.

– В одном интервью вы назвали себя самым нелюбимым футболистом Романцева. Преувеличили?

– Может быть, и не самым. Мы же прекрасно понимаем: когда тебя любят болельщики, у другого человека может возникнуть какая-то ревность. Не то чтобы он меня не любил, но у него были футболисты, к которым он относился по-другому, более лояльно. Я нормально это воспринимал. Выходил на поле – и делал своё дело. Ну не захотел видеть меня в команде – ничего страшного, ушёл в Самару и отыграл там четыре года. У нас всегда так: пока человек даёт результат, он нужен. Если перестаёт, не нужен.

– Отголоски советского времени?

– В прошлых поколениях было принято, что игроки заканчивали в 29-30 лет. В 28 уже называли стариком и ветераном. Это наше поколение немного подняло планку – я, например, играл долго, Семак, Семшов, Лоськов, Горлукович… Видно было, что люди могут играть и давать результат, зачем их списывать раньше времени?

– Горлукович – персонаж ещё тот. Аленичев рассказывал, как он отбирал у него мобильник и говорил по нему часами.

– У нас с Сергеем нас были отличные отношения. И мы смеялись над ним, и он над нами ржал. Специфический дедуля, конечно. Он же старше нас, поэтому, когда проигрывал в карты, деньги отдавал с трудом. Хотя там было-то по копеечке. А когда ты ему проиграл, он за тобой ходил и говорил: «Отдай пять рублей». Но это всё было по-доброму.

– Говорят, в парилке с ним было нереально?

– Да, он как сядет наверх и всё поддаёт, поддаёт жару – пока все не уйдут. Ну любил попариться Серёжа, что поделаешь.

"Спартак" - чемпион России 1996 года"Спартак" - чемпион России 1996 года

– Насколько велика заслуга Романцева в тех чемпионских титулах «Спартака» – 50%?

– Больше, конечно. Когда в 90-х ушли Карпин и остальные, в команде было много молодёжи. Поэтому года с 96-го практически никого не продавали. Егора Титова могли, «Бавария» предлагала за него 15 миллионов. Клуб захотел чуть больше. Мне тоже звонили напрямую. Говорили, что в Голландии мной интересуются. Это было после матча с «Виллемом».

– Кто интересовался?

– «Аякс». Звонил посредник, которому дали авторизацию на переговоры. Я сказал ему, чтобы он позвонил в «Спартак». Он набрал. А там ему ответили: «Больше сюда не звоните». Знаю, что по мне и из Германии обращались. Но нам, игрокам, ничего не говорили. Потому что первый уйдёт, второй, третий – началась бы чехарда.

– Удивительно, как Аленичева отпустили.

– Он просто пришёл с готовым контрактом от «Ромы».

– У Аленичева до сих пор есть мечта быть тренером «Спартака». У вас есть что-то подобное?

– Нет. Кто-то, может, об этом думает, но молчит.

– Мостовой?

– Давайте без фамилий. Многие мечтают тренировать «Спартак», но только единицам выпадает такая честь. Если тебя пригласили один раз и ты не дал результата, не думаю, что будет второй. А может, и заблуждаюсь. Писарев возвращался в «Спартак» четыре или пять раз, пока мы играли. И Черчесов тоже.

— Играя в «Спартаке», он тоже ходил с высоко поднятой головой?

– Да, никогда не опускал. Это его стиль. Может, он и помог ему достигнуть определённых результатов. И как вратарю, и как тренеру.

– Правда, что в «Спартаке» Черчесов держался немного особняком?

– Нет, как и всех остальных, могли его немножко подтравить, когда ему забивали. Но линию никто не переходил. Тем более он старше, а наше поколение воспитывали так, что старших надо уважать. Это сейчас от молодых можно наслушаться.

– У вас бывало такое?

– Один раз. Я в «Спартаке» сказал что-то молодому, а он потом мне в ответку. Потом в душе леща схватил и больше ничего не говорил. Потому что есть субординация. Когда тебе старшие говорят что-то по делу, зачем отвечать?

— Вы поиграли не только в высшей лиге, но и в первой, за «Химки». Что вспоминается из того периода?

— Я сейчас вспомнил лето, когда в Подмосковье горели торфяники. В Москве стоял невообразимый смог. В Премьер-Лиге тогда отменили все матчи, а первая лига играла — их за людей не считали. Когда бегаешь полтора часа и дышишь угарным газом, это, конечно, вредно для здоровья. В такие моменты прикрываешься майкой и хотя бы через неё пытаешься дышать. Своеобразные ощущения.

Кубок Легенд, ТВ

– Скоро Кубок Легенд. Готовитесь?

– Обычно играем в футбол пару раз в неделю. А когда на носу такой турнир – защищаешь цвета своего флага – нужно тренироваться чуть больше. Сейчас поеду в Катар на сборы: бег, тренажёрный зал, тренировочные матчи… К такой группе, которую я достал (Тихонов принимал участие в жеребьёвке «Кубка Легенд»), нужно готовиться (улыбается).

– Еще не надоело побеждать в этом турнире?

– Мы всё-таки в России играем, перед своими болельщиками. Возможно, кому-то уже хочется видеть нового победителя, но мы тоже выходим играть и побеждать.

– Как часто вы вообще играете в футбол?

– С Риерой играли в четверг в «Лужниках», а до этого – во вторник. По этим двум дням обычно играем. Мы играем вместе с Егором Титовым, Дмитрием Аленичевым. Также приходят Широков, Павленко, Билялетдинов, Булыкин, Каряка…

– Это закрытые игры или любой может прийти посмотреть?

– Всё за сеткой. Конечно, можно посмотреть.

– Сейчас вы ещё часто бываете на «Матч ТВ» в качестве эксперта. Насколько удаётся быть там искренним?

– Если бы мы с вами сидели за кофе, то выражались бы по-другому. В личной беседе, может, и пару ласковых слов сказали бы. А на телевидении нужно себя контролировать. При этом всё, что я говорю, искренне. Но не мне решать, условно, как себя должен вести «Зенит» с Кокориным – это дело клуба.

– А своё мнение у вас есть?

– Семак же дал понять, что Кокорин нужен команде.

– В каком веке мы живём, если чемпион страны объявляет о трансфере футболиста без его ведома? Кокорин хоть и отсидел, но не стал рабом.

– Правильно, футболисты – не крепостные. В соглашении нужна подпись игрока. Я так понимаю, в этой ситуации можно было просто сказать Кокорину: «Мы с тобой продлеваем контракт, но сейчас просим тебя ради игровой практики уйти в аренду». Даже в этом случае он может отказаться. А когда люди узнают всё из прессы, наверное, это неправильно. Я бы позвал тренера и игрока и прояснил бы ситуацию. А то получается, что руководство договорилось, а Кокорин – нет. Так в прессе и начинается выяснение отношений.

***

Вместо P.S.

Тихонов подбирает эмодзи к важным людям в истории «Спартака», с которыми он пересекался.

— Андрей, начнём с Черчесова. С чем ассоциируется?

– Корона. Человек привёл нашу сборную к королевским результатам.

– Хлестов.

– Больница. Плохая, конечно, ассоциация. Но мне очень запал в душу один эпизод. Мы каждый год играли на мини-футбольном турнире в Германии. И там случился очень неприятный стык. Хлестов играл в мяч, а его очень жёстко срубили, сверху, ногой. Случился перелом, у Димки потом даже прут внутри стоял. После этой травмы Романцев сказал, что мы больше не будем ездить на эти турниры из-за поведения соперников.

– Баранов.

– Пиво. Он у нас был любителем этого дела.

– Ширко.

– Классный парень, спокойный, уравновешенный. Когда ему пихали, то в плане эмоций его это никак не затрагивало (Тихонов выбирает смайлик со спящим лицом).

– Филимонов.

– Фил эмоциональный. Выберу картинку с драконом. Когда орал, то выглядел как дракон.

– Титов.

– Кубок. Благодаря этому человеку, «Спартак» выиграл много титулов.

– Карпин.

– Выберу картинку с человеком, который тренируется со штангой. За его силу. В «Спартаке» работать тяжело психологически, морально.

– Аленичев.

– Единственный человек в нашей стране, который выиграл Лигу чемпионов, Кубок УЕФА и забивавший в каждой финальной игре. (Тихонов выбирает смайлик со словом «топ»).

– Горлукович.

– Смайлик с деньгами. В хорошем смысле, конечно. Помню, он говорил капитанскую речь: «Ребят, мы приехали играть за деньги – не просто играем, а ещё и зарабатываем на этом. У всех есть семьи, вы же хотите хорошо жить».

– Олег Романцев.

– Видите, «топ» я отдал Аленичеву. Наверное, смайлик накаченной руки. Олег Иванович – сильный человек, игрок, принёс много чемпионств. На данный момент лучший тренер «Спартака» в истории. Да, можно добавить смайлик с сигаретой.

– Робсон.

– Наш первый иностранец в «Спартаке». Наверное, запомнился всем своим открытым характером. Мы его очень хорошо приняли, всегда веселил команду (Тихонов выбирает картинку клоуна). Думаю, Робсон не обидится.

Арина Лаврова, Максим Пахомов, Павел Прохоров, Григорий Телингатер, Денис Целых

championat.com

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63

Комментарии 2

#2 ариант | 5 февраля 2020 17:49
А я считаю, что тому "Спартаку" в современном чемпионате равных не было бы. Тогда были команды, а сейчас проекты.Вот только правила нужны те, а не нынешние, где всё решают деньги!
#1 EversoR | 5 февраля 2020 09:59
Спартак состава первой половины 90-х тоже находился бы в числе лидеров, правда надо было бы подготовку команды, тренировки и прочая перестроить на современный лад.