Александр Мирзоян: Сколько можно ждать, когда «Спартак» воспрянет из пепла?

К комментариям

Александр МирзоянАлександр Мирзоян

Александр Мирзоян уже более четверти века возглавляет ветеранский футбол в России — и точно на своем месте. Бывшие футболисты — и те, кому за 40, и те, кому за 80, знают: если тебя стали забывать, если хочешь погонять мяч со старыми друзьями или, не дай Бог, беда — звони Багратычу, обязательно поможет.

68-летний Мирзоян — один из немногих, кому нынешнее служение футболу интереснее, чем футбол его молодости, при том что он в составе «Спартака» был и чемпионом СССР, и обладателем Кубка.

— Как поживаете, Александр Багратович?

— Как говорится, живем, как можем. (Смеется.)

— Судя по тому, сколько у вас должностей, слова из песни «Старость меня дома не застанет…» — про вас.

— Знаете, она ведь не спрашивает. Но стараюсь с ней меньше встречаться.

— Я имею в виду даже не возраст, а то, что вы продолжаете полноценно трудиться, много где востребованы. Это так?

— Да. Мне моя работа интересна. Она вдохновляет меня на подвиги, поэтому стараюсь выполнять ее ответственно.

«Мы с Никитой Павловичем 15 лет в одном кабинете»

— Какой участок работы вы считаете самым важным?

— Тот, что я взял лично на себя. 26 лет назад мы создали Союз ветеранов футбола, с того момента эта организация действует постоянно. Уже 15 лет мы работаем при Российском футбольном союзе. Там есть комитет ветеранов, который я и возглавляю.

Мне это дело нравится. Наша деятельность, конечно, могла бы быть и более объемной, но все зависит от материальной составляющей. Организация эта общественная, бизнесом мы не занимаемся, а добиваться своих целей стараемся за счет личных отношений. Надо сказать, руководство РФС всячески нам помогает.

— Вы уже давно служите в РФС. Скажите, пожалуйста, многое меняется в этой организации с приходом очередного начальника?

— Когда в РФС пришел Виталий Леонтьевич Мутко, надо было организовать какое-то мероприятие, посвященное Дню победы. Обратились ко мне — и я все устроил на должном уровне. Тогда Мутко и предложил мне работу в футбольном союзе. Поначалу я отказывался, мотивируя это тем, что у меня самостоятельная организация. А потом подумал-подумал и решил: по сути мы делаем одно и то же дело. И согласился.

Но у меня и прежде, когда еще сам играл за ветеранов, были хорошие отношения с руководителями РФС — и с Александром Тукмановым, и с Вячеславом Ивановичем Колосковым, и с другими.

— Вас частенько можно наблюдать в компании Никиты Павловича Симоняна. Давно дружите?

— Раньше командой ветеранов в РФС занимался Саша Прохоров. Когда он скончался в 2005 году, Никита Павлович позвонил мне и сказал: «Слушай, чтобы команда не распалась, займись и этим». Только я приступил к делу, как в РФС поменялась власть.

С тех пор мы с Никитой Павловичем 15 лет в одном кабинете сидим! При Колоскове он был советником, у него была общественная должность первого вице-президента, а с приходом Мутко его официально сделали первым вице-президентом РФС. А был у Виталия Леонтьевича советником. Да и не только у него, но и у его преемников — Толстых, Фурсенко, Дюкова.

— Как думаете, в чем секрет творческого долголетия Симоняна?

— В том, что он любит эту работу, предан футболу. Отсюда у него и берутся силы, энергия, мобильность. Сейчас ему немножко сложнее выезжать: с супругой плохо, оставлять ее одну не может. А так он участвует во всех мероприятиях, востребован, возможно, больше всех нас.

— Вы допускаете, что сами в 90 с лишним лет тоже будете ездить на службу?

— Я бы не отказался! (Смеется.) Думаю, никто не откажется работать, да еще быть в таком тонусе и здравом уме, как Никита Павлович.

«На поле меня теперь хватает на 5-7 минут»

— Как вообще устроен ваш день?

— По понедельникам мы планируем все наши мероприятия на неделю. Утром я приезжаю в офис РФС. Если намечены какие-то встречи, провожу их, говорю с людьми. Мне не нравится слово «спонсор», я больше доверяю друзьям, вот они и помогают нашей организации. Хотите или не хотите, средства на нашу деятельность всегда нужны.

Не обязательно что-то просить, иногда достаточно просто прийти, потому что ты нужен людям. Ты публичный человек, тебя приглашают, поэтому на такие просьбы нужно непременно откликаться. Я имею в виду и детские турниры, и соревнования среди домов-интернатов, да многое.

Последний пример — в январе мы со «Спартаком» проводили мероприятия, посвященные памяти Игоря Александровича Нетто. Всю подготовительную работу вели вместе с Шавло.

Или еще пример. Недавно умер Анатолий Крутиков. Полдесятого звонок от его супруги, просит помочь. Приходится включаться в эту работу, всех друзей поднимать, искать кладбище, где можно его захоронить, и так далее… Работаю над этим, естественно, не я один, а несколько человек.

То же самое было, когда хоронили Исаева, Ильина, динамовцев. Здесь клубная принадлежность не имеет значения, Союз ветеранов должен помогать всем. Хотя бы советом.

— В командировки тоже приходится ездить?

— У нас есть действующая команда ветеранов, которая проводит матчи в разных городах. Устраиваем мастер-классы. Приглашают приехать, скажем, наградить кого-то. Недавно с этой целью ездили чествовать женскую команду «Рязань-ВДВ», вручали награды девчонкам. Нормально пообщались!

Сейчас готовим турнир ветеранов, посвященный Дню защитника Отечества. А 8 марта планируем провести матч ветеранской и женской команд.

Я вам скажу интересную вещь, о которой почти никто не знает. Во всех городах, где проходил чемпионат мира 2018 года, оргкомитет распространял бесплатные билеты на игры — от 12 до 25 штук! Так у меня в каждом городе был свой представитель, который раздавал эти пропуска ветеранам, а потом отчитывался за каждый из них, уточняя, какие именно бывшие футболисты ходили на матчи.

Вот смотрите: в Саранске, положа руку на сердце, никогда не было большого футбола. Но там же тоже есть свои, местные кумиры, которые когда-то играли за команды высшей лиги. Им-то мы и предоставили возможность увидеть в игре лучшие сборные мира. Этого никто не ожидал — вы даже не представляете, сколько благодарностей мы потом получили. И такое было во всех городах.

— Кто из наиболее возрастных ветеранов до сих пор в строю?

— Владимир Алексеевич Пономарев, которому скоро исполнится 80 лет. Он член контрольно-дисциплинарного комитета РФС. Туда его рекомендовала наша организация. Анзор Кавазашвили и Владимир Пильгуй входят в состав комитета по этике.

Кстати, еще о нашей работе. Недавно мы провели первый тур традиционного турнира «Негаснущие звезды». А ведь ему уже 19 лет! И он проходит ежемесячно среди ветеранов пяти московских команд и коллектива арбитров. Такого соревнования, по-моему, нет ни в одной стране мира. Представляете, сколько поколений через него прошли почти за два десятка лет!

Это очень важно для ветеранов, даже если они сами уже не играют. Кто-то пришел на награждение или просто пообщаться. В этот раз у нас были Скоков, Ольшанский, Урин, Николаев динамовский…

— Сами-то давно бутсы надевали?

— 9 января, как раз на матче памяти Нетто. Но я долго играть не могу — у меня аллергическая реакция на синтетическое покрытие. Поэтому выхожу на пять-семь минут — и ухожу. Этого достаточно, потому что есть ребята помоложе. А у меня ноги начинают опухать. Видно, я уже отыгрался… (Смеется.)

— Выходите на свою позицию — в центр обороны?

— Не-е-е-т! В защите кого я догоню?! Но действую тактически правильно, не беспокойтесь! Там, где надо, я и оказываюсь. (Хохочет.)

«Характером мне симпатичен Дзюба»

— Что вам нравится и не нравится в современном футболе?

— Радует, что игра пошла более скоростная, владение мячом на скорости и вообще техническая подготовка стали намного лучше.

А не нравится то, что нет импровизации, что больше внимания сейчас уделяется тактическим схемам, которые обедняют игру. И индивидуально сильных игроков мы теперь видим только в зарубежных клубах. У нас же почти все зациклены на коллективных тактических заготовках, но далеко не всегда они себя оправдывают. В любом случае в игре часто встречаются эпизоды, когда ты должен действовать вразрез тренерским установкам, когда ситуация тебе подсказывает, что надо сыграть по-другому.

— У вас, бывшего спартаковца, наверное, излишне спрашивать, кому симпатизируете в чемпионате России?

— Симпатизирую тем, кто красиво играет. Как и многие, жду, что «Спартак» воспрянет из пепла, — но сколько можно ждать?..

— Игра какого российского футболиста вам больше всего импонирует?

— Честно говоря, затрудняюсь ответить. Характером мне симпатичен Дзюба. Футбольная карьера у него была совсем не сладкая, но лидерские качества позволили ему играть на хорошем уровне. Хотя не все получалось.

Вспомните: перед чемпионатом мира в «Зените» его посадили на лавку, он ушел в аренду в Тулу — и там доказал тренерам сборной, что достоин вызова. Не случайно после ухода Акинфеева именно ему Черчесов доверил капитанскую повязку. Это и хороший тренерский ход — молодец Станислав Саламыч!

А в целом наш футбол оскудел, стал более бледным. Считаю, что нам надо воспитывать индивидуально более качественных футболистов. В этом случае и лидерские задатки лучше проявляются.

— Помнится, вы были славным пенальтистом. Поэтому не могу не спросить: кому труднее всего было забить?

— Из вратарей? Никогда не придавал этому значения. Главное — быть психологически устойчивым, уверенным в том, что забью.

В финале Кубка СССР 1981 года «Спартак» — СКА Ростов мне не повезло — попал с 11-метровой отметки в штангу. Сам виноват — немножко изменил решение перед ударом. Надо сказать, что к тому моменту руководство спартаковского клуба посчитало, что мы уже выиграли Кубок, чем создало немного нервозную обстановку в команде. Это, видно, меня тоже сбило. Ведь я собирался бить по-другому. Решил ударить на точность, а она меня подвела.

— А кто из нынешних, по-вашему, бьет надежнее остальных?

— Не знаю. Поймите меня правильно: забить может любой, кто психологически к этому готов.

— Не осуждаете тех, кто пробивает 11-метровые по-пижонски?

— Да жизнь сейчас такая — пижонство в моде! (Смеется.) Я частенько говорю людям своего поколения: «Друзья, они нас не понимают. Они другие, по-другому видят жизнь. Считают, что здороваться не обязательно. А мы, взрослые, к этому не привыкли». Но и жизнь сейчас другая — телефоны, много информации. Может быть, молодежь и не смотрит на то, что было раньше. Так что я не хочу их осуждать — это их жизнь.

«Я бы с удовольствием поехал в Баку, но…»

— Мы с вами недавно встречались на презентации новой книги Гаджи Гаджиева. А у вас самого никогда не было желания, что-то написать и издать?

— Я пока не созрел для этого. К тому же у меня нет такой большой памяти. Моя жизнь, возможно, после ухода из большого футбола стала даже интереснее. То, что я делаю сейчас, мне ближе, комфортнее.

А в бытность футболистом я многое по-другому понимал. Быть может, и достиг бы большего, но не сумел этого сделать в силу своего характера — ведь я всегда был неконфликтным человеком. В то время мне казалось, что я все делаю правильно. Наверное, не хватало мудрости. Были моменты, когда брал сумку и уходил с базы, потому что передо мной не сдержали слово, не выполнили обещаний. Или сказали что-то не так. Горячился и был уверен в своей правоте. Молодой был…

— Чем занимаетесь в свободное время?

— Посвящаю его своей супруге Натэлле Викторовне, нашим племянникам, у нас уже есть внучатые племянники. Занимаемся их проблемами.

Кроме того, ходим в театр. В кино, правда, давно не были.

— А отдых на даче или на природе?

— Я люблю дачу, у нас там очень хорошие условия, место замечательное. Но чтобы приехать и сидеть там — нет, увольте.

К нам приезжает туда много гостей, Натэлла Викторовна всех хлебосольно принимает. Там и молодежь вокруг нас бывает. Если ты стареешь, важно, чтобы рядом были молодые. Так ты и сам себя старым не чувствуешь, более активно себя ведешь. Поиграешь в теннис, немножко в футбол — там есть хорошие площадки.

— Это в Подмосковье?

— Да, в Щелковском районе. Там в администрации работал Твердохлебов, бывший спартаковец. Лет двадцать назад я приехал туда с ветеранской командой, сыграл за них, после чего мне и предложили этот участок. Чудесное место, в лесу, когда-то там была закрытая зона, часть ПВО стояла… Ягоды любые, грибы, белки бегают.

— Вы родились в Баку. Давно там не были? Говорят, теперь это роскошный город, чуть ли не как Дубай…

— Знаете, я бы с удовольствием поехал в Баку, но… Там похоронена моя мама, однако армянское кладбище, где она лежала, снесли, проложили там трассу в аэропорт. А останки, говорят, захоронили в братской могиле. Я с трудом в это верю.

Мама моя была родом из города Сталино — это сейчас Донецк. Она была депортирована, попала в плен, там и познакомилась с моим папой. После войны они приехали в Баку. Мама у меня русская, а папа из Карабаха.

Въезд в Азербайджан мне сейчас запрещен. Когда Россия играла в одной группе со сборной Азербайджана в отборе к чемпионату Европы, я организовал матчи ветеранских команд двух стран. Азербайджанцы сыграли у нас и ждали с ответным визитом. У меня со всеми хорошие отношения — и ребята-азербайджанцы тогда говорили мне: приезжай, мы попросим руководство уладить все проблемы с въездом в страну. Но не получилось, и теперь я, к сожалению, поехать туда не могу.

— Как вы поднимаете себе настроение?

— Стараюсь быть оптимистом. А как иначе, если жить-то осталось не так долго…

Когда я еще тренировался в «Спартаке», у нас был один парень, который всегда ходил смурным. Я ему однажды говорю: «А чего ты такой кислый пришел?» — «Дома плохо», — отвечает. А я ему: «Вот и оставь дома то, что у тебя плохо. А здесь мы все вместе. И все не должны подстраиваться под твое настроение! Если хорошее — другое дело».

Поэтому я всегда рад, что супруга встречает меня с работы улыбкой. Да и сам стараюсь возвращаться домой в добром настроении.

— И заключительный вопрос: что бы вы себе пожелали в 2020 году?

— Я бы всем пожелал крепкого здоровья — это главное. Помните фильм, в котором ученики в школе отвечали на вопрос: что такое счастье? Я бы написал так: счастье — это когда у меня и у всех моих близких, друзей, родственников все хорошо. Когда никто не болеет, нет никаких катаклизмов, на работе все нормально. Вот тогда это счастье!

Владимир Константинов

sportbox.ru

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63