«Там в самолетах пьют, курят и никого не уважают»: легионеры «Спартака» о России

К комментариям

Рафаэл Кариока и ВеллитонРафаэл Кариока и Веллитон

Вспомним, какого мнения о России были легионеры «Спартака».

Гус Тиль: «Я все еще не адаптировался в России, но это нормально. Там совершенно другая культура, мне кажется, что это вообще другой мир. Город сам по себе просто огромный. В Голландии я жил в Амстердаме, по сравнению с Москвой он маленький и уютный».

Алекс Крал: «Когда я только приехал, был шокирован размерами улиц, зданий, расстояниями. Не знаю, сколько в России живет людей, а в Москве, я слышал, более 12 миллионов. Представьте, в Праге живет только 1,5 миллиона, а во всей Чехии — 10 миллионов».

Лоренсо Мельгарехо: «В России я научился справляться с холодами. Я бы даже сказал, что теперь мне куда легче переносить экстремальный холод, нежели экстремальную жару. Русские квартиры и дома отлично подготовлены для существования при низких температурах, так что в обычной жизни нет никаких проблем. А если ты находишься на улице зимой, то вполне можешь зайти в какой-нибудь торговый центр, где тепло и люди ходят без курток».

Зе Луиш: «Россия очень важна для меня. Приятно сюда возвращаться».

Эменике: «Да, люди говорят про Россию ужасные вещи, но идеальных мест в мире нет. В России провел отличные два года. Я здорово играл, у «Спартака» великолепные фанаты – всё было замечательно. И всё это благодаря Карпину. Он отличный человек и был мне как отец».

Рафаэл Кариока: «В России много болельщиков-расистов. Это некрасивая сторона российского футбола».

Ибра Кебе: «Я постоянно сталкивался с неуважительным отношением к себе. В "Спартаке" всякое бывало. Я мог бы книжку написать о том, что там творилось. Конечно, это часть жизни, да только очень уродливая. С одной стороны, никогда не мог понять, как болельщики могут оскорблять игрока своего же клуба. И партнеры, с которыми мы вместе проливали пот на тренировках и выходили на поле в одинаковых майках, называли меня обезьяной. В Западной Европе - скажем, во Франции – их дисквалифицировали бы на несколько лет. А в России до этого никому нет дела. Вот что я не могу забыть».

Патрик Эберт: «В России я чувствовал себя не так уютно, как хотелось бы. Частично это отразилось на моей игре. С погодой это никак не связано, хотя иногда было действительно очень холодно (смеётся). Очень долго приходилось передвигаться на автомобиле – большие расстояния, к этому я так и не смог полностью привыкнуть».

Ким Чельстрём: «Путешествовать по России не то же самое, что по Англии. Вся логистика совершенно другая. Например, от нашей базы до аэропорта надо было ехать несколько часов, даже если у нас был полицейский эскорт. А потом еще несколько часов лететь. Русские невероятно хорошо прячут неприглядные стороны своей страны».

Ибсон: «Я никогда не жалел о том, что там играл, и если бы удалось повернуть время назад, то снова бы туда поехал. В России я прожил два замечательных года. Эта страна хороша для жизни, а «Спартак» – великолепный клуб. Там холодно? Только зимой, но в России к этому готовы, поэтому никаких неудобств нет. Это мне нисколько не мешало. Я играл один раз в неделю, поэтому у меня оставалось достаточно времени на семью. Как мне жилось в Москве? Мы поселились в доме, где официальным языком был английский. Там жило много бразильцев и аргентинцев, поэтому было очень весело. Когда заканчивались холода, мы всегда готовили барбекю в небольшом дворике у дома и играли в футбол. Все это помогало нам преодолеть тоску по родине. Потом уехали Алекс и Родолфо, мне стало грустно. Захотелось вернуться в Бразилию».

Эйден Макгиди: «Я бы мог написать целую книгу о том, что происходило со мной в России. Сложнее всего было адаптироваться к жизненным условиям. Там всё немного по-другому, страна словно отброшена лет на двадцать назад. Первые годы все было здорово, но потом стало понятно, что моей семье там жить непросто. Россия – не лучшее место, чтобы привозить туда ребенка. Сам стиль там жизни принципиально иной. То, как воспринимают в России футбол, это день и ночь по сравнению с Англией. В конце концов меня постигло разочарование, но хочу сказать, что конфликтов и недопонимания с тренерами «Спартака» у меня не было никогда».

Веллитон: «Были как хорошие, так и плохие моменты, но позитива всё-таки больше. Плохие моменты? Расизм меня очень расстраивал. В основном это происходило, когда мы играли где-нибудь на выезде. Мне говорят, сейчас ситуация изменилась к лучшему. А тогда слушал с трибун неслись уханье и прочие подобные вещи. Менталитет у русских и бразильцев разный. Мы народ весёлый, проще смотрим на жизнь. А русские более мрачные и закрытые. Но с этим я смирился. Мне в Москве очень комфортно. Я говорил: иногда даже чувствую себя русским! В России давно ничего не удивляет. Например, бразильцы часто жалуются, что никак не привыкнут к русской кухне. Я же ем все подряд. Никаких проблем. Но в голове не укладывается, как можно пить водку в чистом виде. К тому же залпом. Ещё заметил, что русские не любят, когда начинаешь свистеть. Говорят, мол, денег не будет. Но я не вижу связи. Поэтому все равно продолжаю свистеть».

Мартин Штранцль: «Я не впечатлительный и по русской кухне не скучаю. Водку в чистом виде пил, и в чём проблема? Пиво, водка, виски – в конечном счете все приводит к нужному эффекту (смеется). Московские пробки… Я все время о них говорю, когда спрашивают о России. В Гладбахе сел в машину – и через 15 минут на базе. Даже между тренировками успевал домой заехать. А в Москве я выезжал в 8.45 и почти час тащился до Тарасовки. Однажды простоял три с половиной часа! Чуть не психанул, как герой Майкла Дугласа в фильме «С меня хватит». Хотелось бросить машину и поехать на метро. Еле сдержался. Иностранные футболисты заучивают их прежде всего! Еще я знаю, что такое «кони». Но это же не мат, правда?».

Малик Фати: «Я провёл в Москве прекрасное время. Ассоциации с Россией? Водка. И дорожное движение. В Интернете есть много видео на эту тему, советую посмотреть. На самом деле в России много грандиозных вещей, а все сливки находятся в Москве».

Квинси Промес: «Почему Россия? Интересный вопрос. Если начистоту, то в первую очередь потому, что это изменило мою жизнь в финансовом плане. Но ещё и потому, что я хотел идти своим путем, не как все. И я хотел принять вызов. Я люблю преодолевать трудности. К тому же, я подумал, что финансовая стабильность поможет мне полностью сосредоточиться на футболе. Оглядываясь назад, вижу, что все сделал верно. Сначала было сложно – чужой язык, незнакомая страна. Но все так хорошо обо мне заботились, что скоро я уже чувствовал себя как дома. И по сей день я считаю Москву своим вторым домом».

Квинси Овусу-Абейе: «Незадолго до закрытия трансферного окна наставник «Арсенала» Арсен Венгер рассказал мне, что крупный клуб хочет приобрести меня. На мой вопрос, что это за клуб он ответил: «Они играют в России». Мой ответ был незамедлителен: «Ни за что». Я был уверен, что не перееду в Россию. Однако после длительного и подробного обсуждения ситуации с агентом моё мнение изменилось. В одиночку я бы не справился с проблемами, меня бы мучила ностальгия по дому. Москва — город большой, красивый и старинный. Я привык к здешним холодам. Моя семья навещает меня так часто, но я не чувствую себя одиноким. Каждый иностранный игрок имеет телохранителя. Он следит за мной, а также выполняет обязанности шофёра. В то же время он помогает во всех бытовых вопросах. Когда я хожу в супермаркет или ресторан, они не выпускает меня из-под своего контроля».

Антонио Жедер: «Очень хочу уехать из России. Готов переехать в любую европейскую страну. У россиян куча денег, поэтому они думают, что всё могут. К примеру, в самолете громко разговаривают, пьют, курят и никого не уважают. У одного из игроков огромные ноги, похожие на мотыги. Некоторые футболисты не столько играют, сколько считают себя в великой команде такими же великими. Те, кто недоволен движением в Рио-де-Жанейро или Сан-Паулу, просто никогда не были в Москве. Каждый день я трачу по два часа, чтобы добраться на тренировку, и потом столько же, чтобы вернуться домой».

После публикации данных слов, приписываемых Жедеру, на официальном сайте «Спартака» появилась информация, что это фальшивое интервью бразильца.

Хосе Мануэль Хурадо: «Федун появляется на базе клуба несколько раз в год, чтобы пообщаться с игроками команды. Каждый раз, когда я его вижу, он появляется в компании семи телохранителей. Также есть еще трое охранников, которые ходят с автоматами. У Федуна очень хорошая репутация в России. Пишут, что я получаю 3,5 миллиона евро в год, но на самом деле мне платят в рублях. Есть много факторов, из-за которых российский чемпионат не в топе. Например, погода. Из-за неё поля в России плохие. Футболисты не могут показывать свой самый лучший футбол. Невозможно вести мяч, делать обводку. Чемпионат России – медленный. «Спартак» открыл свой стадион, и мы считаемся в России одной из самых популярных команд, однако на футбол ходит не так много людей. Для многих здесь оправданием является холод, но в Германии, где тоже холодно, люди заполняют стадионы. С прессой я в России я никогда не общаюсь из-за непонимания. Здесь нет журналистов, говорящих по-испански, а иностранцы не имеют переводчиков для интервью».

Кирилл Иванцов

euro-football.ru

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63