Георгий Джикия: Нужно поскорее забыть «Ростов». Как и весь 2019 год (Видео)

К комментариям

Георгий ДжикияГеоргий Джикия

Огромное интервью с Георгием Джикией – про «Спартак», Тедеско, тактику, сборную и любовь к Балашихе.

Осенью мы уже делали интервью с Джикией. Вы не увидели его по очень простой причине: через пару дней в отставку отправили Кононова. А значит, большая часть вопросов стала неактуальной. Как только у «Спартака» появился новый тренер, а сезон ушёл на паузу, Георгий согласился заглянуть в редакцию ещё раз.

— В прошлый раз вы говорили много правильных слов – «мы в одной лодке» и так далее. Но признайтесь честно: к увольнению Кононова в глубине души были готовы?

— Когда проигрывали столько матчей, мысли о смене тренера появлялись. В таких ситуациях это всегда может произойти. Но не я назначал – и не я увольнял.

— В день отставки Кононов не вышел на пресс-конференцию. Вам напоследок он что-то сказал?

— В раздевалке – да. Общались очень долго. Я тоже взял слово. Но не буду выносить на публику, это личные отношения между командой и тренером. Посыл в том, что мы поблагодарили друг друга за совместную работу.

— Кононов сможет вернуться в футбол?

— Лично мне было бы приятно увидеть его снова в деле. Понятное дело, что в «Спартаке» всегда огромное давление, а справляться с ним тяжело. А особенно тем, кто неравнодушен. Олег Георгиевич сильно переживал.

— Тренер сменился, но «Спартак» снова лихорадит. Болельщик в социальных сетях спрашивает: не стыдно за безволие в матче с «Ростовом»?

— Пусть уточнит: а у кого он увидели безволие? И когда?

— Наверное, в целом – у команды.

— Мне, как капитану, стыдно за поражение со счётом 1:4 дома. Но вот у кого люди нашли безволие, не знаю. Могу говорить только за себя, поскольку не пересматривал матч и не видел статистику, – у меня равнодушия точно не было.

— Вы оказались единственным номинальным защитником на поле. Как так вышло?

— Тут совокупность причин: у Лукаса (Айртона) было микроповреждение, Жиго и Кутепов отбывали дисквалификацию. Рома Зобнин давно играет правого защитника или правого линейного при Тедеско. Таковы реалии. Альтернативных игроков у Тедеско не было, он выбрал состав, который посчитал нужным.

— Как игралось в паре с Кралом?

— Мы стали тренироваться вместе только за пять дней до матча. Какие-то моменты, само собой, проговорили, но всё равно тяжело играть в паре с листа. Особенно в центре обороны. Это ведь позиция, где важно друг друга чувствовать. Да, был Гапонов, но тренерский штаб решил использовать Крала, у которого тоже есть соответствующий опыт.

— Матч с «Ростовом» — грустное окончание года...

— Игра была во многом определяющей с точки зрения турнирной таблицы. К тому же важно настроение, с которым ты уходишь в отпуск и проведёшь ближайшие месяцы. Одно дело – уходить на позитиве, другое – вот так. Теперь отставание от пятого места 12 очков, это очень много. Хотя я понимаю, что нужно поскорее забывать последний матч. Да и весь 2019 футбольный год – тоже.

Акция фанатов, задержания

— На 30-й минуте со стадиона ушли болельщики. Ваше отношение к этой акции?

— Мы заранее знали про эти акции на стадионах. Знали и про то, что покинет арену вся наша фанатская трибуна. Ни для кого не секрет, что мы тоже хотели сделать небольшую паузу на 30-й минуте, обговорили это с игроками «Ростова». Подождали некоторое время, поаплодировали болельщикам. С уважением относимся к ним и полностью их поддержали.

— Чьей инициативой стала эта пауза на поле?

— Общей. До игры обсудили и решили, что именно так и сделаем. «Ростов» тоже согласился. Переговорили с Ивелином Поповым, он передал ребятам.

— Без активной поддержки играть было тяжело?

— Мне как спортсмену всегда приятно играть при большом скоплении болельщиков. Когда трибуна «Б» ушла, стало немного не по себе. Никогда ещё не видел на домашних матчах, чтобы этой трибуны просто не было. Хотя, естественно, отнеслись к акции с пониманием и уважением.

— Многие подумали, что шарфы-маски, в которых вы вышли из подтрибунки, это как раз поддержка задержанных фанатов.

— Это коллаборация с Nike, о ней было известно за два месяца до игры. Планировалось, что в шарфах-масках выйдут обе команды. Мы свои обязательства выполнили.

Дзюба, Запашный

— Слышали выкрики в адрес Дзюбы в матче с Сан-Марино?

— Конечно. Там маленький стадион, слышен любой выкрик. Думаю, никому не хотелось бы услышать подобное в свой адрес.

— Понимаете, почему он отписался от аккаунта сборной России?

— Отписался? Я даже об этом не знал.

— Одна из версий причин, по которой он это сделал, — то, что игроки сборной пошли к трибунам благодарить фанатов.

— Слушайте, там были и другие болельщики, и они наоборот поддерживали Артёма, когда слышали негатив. Мы же не можем одним поаплодировать, а другим нет. Было много женщин, детей — поблагодарили всех и ушли.

— Как оценить тот факт, что болельщики едут на выездной матч кричать оскорбления в адрес своего игрока?

— Это очень неприятно, играть, когда сыпятся оскорбления на кого-то из игроков. Во втором тайме, когда я играл слева, было желание прямо во время игры подойти и сказать им перестать это делать. Но понимал, что это нецелесообразно и я должен быть на поле, помогать команде.

— Могли представить, чем всё это обернётся?

— Тогда ещё сложно было представить, что вся эта ситуация выльется в массовые задержания фанатов. Видимо, решили всерьёз взяться за эту проблему.

— Как капитан «Спартака», хотели бы обратиться к фанатам красно-белых, чтобы они уже оставили в прошлом ситуацию с уходом Артёма?

— Не знаю всех обстоятельств того перехода. Тогда я не то что капитаном не был, вообще играл в другой команде. Наверное, у болельщиков есть какие-то свои причины. Считаю, не должен давать им советы на этот счёт. Хоть мы с Артёмом в хороших отношениях, всё-таки не я виноват в этих лозунгах.

— При этом после матча вы поддержали Дзюбу в микст-зоне.

— Конечно. Мы защищаем цвета сборной и вместе были на поле. Когда к нему такое отношение, мне самому неприятно — я же и сам всё это слушал. Надо понимать, что есть «Спартак», а есть сборная России. Если есть такие заряды на уровне клубов, вопросов нет. Но когда это перенеслось на сборную, стало обидно.

— Читали высказывания Запашного на тему фанатов? Как вам?

— Мне даже сказать нечего, если честно. Я всё-таки сторонник того, чтобы каждый занимался своим делом.

— То есть в цирк к нему больше не пойдёте?

— Я и не ходил.

Сборная, ВАДА

— Оздоев говорил, что в России не любят хвалить свою сборную. Согласны?

— Если отмотать время назад, такое всегда было. Это сейчас люди повернулись лицом, стали больше поддерживать, любить нас. Но моменты, о которых вы говорите, тоже случаются, и это плохо.

— Группа рабочая?

— Хорошая. Если честно, о финнах известно немногое. Про Данию знаю больше, смотрел их игру с Грузией, они сыграли 0:0. Все знают, что это крепкая команда, будет интересно.

— Вы дважды проиграли Бельгии, теперь с ними снова играть. Нет ощущения, что это может быть калькой с прошлых матчей?

— Не секрет, что Бельгия — номер один в рейтинге ФИФА. Да, проиграли, но поспешных выводов делать не надо.

— То есть у сборной России не появилось перед ней комплексов из-за тех поражений?

— Не сказал бы. Все видели, что во втором матче мы играли в открытый футбол, отлично начали ту игру и у нас были хорошие отрезки и подходы. Но в прошлый раз мы играли за первое место — нам нужна была только победа, и как минимум со счётом 2:0. На Евро всё будет иначе.

— С кем было играть особенно сложно? С Азаром?

— Азар — топовый футболист, но мне как защитнику было тяжеловато играть против Лукаку. Очень качественный футболист, здоровый такой. В одном моменте обхватил его руками, так их сомкнуть не вышло. Даже кончиками пальцев не смог коснуться.

— Наш шанс с Бельгией — тактика как в матче с Испанией на ЧМ?

— Конечно, будет совсем другая игра. Надо уделить больше внимания компактности и целостности.

— Плюс в той игре не было Головина.

— Саша— ключевой игрок для сборной, это факт.

— Согласно решению ВАДА, если сборная России выйдет на ЧМ-2022, будет играть там под нейтральным статусом. Для вас это удар?

— Конечно, для любого спортсмена это сильный удар, будь то футбол или какой-либо другой вид спорта, но если реалии будут таковы, то это надо будет принять! Да, не будет флага, гимна, но мы настроены ехать и бороться за медали! Поэтому посмотрим, как будет, может что-то изменится в лучшую сторону.

Тедеско, эмоции

— Как и где вы узнали, что именно Тедеско будет новым тренером «Спартака»?

— Я тогда был в сборной. Сначала «Спартак» получил четыре выходных, потом два дня тренировался без нового тренера. И потом ребята написали, что всё: Тедеско официально назначен. Когда вернулся из сборной, познакомились – и начался недельный цикл. Предстоял матч с «Рубином», который я пропускал.

— Что-то знали о Доменико раньше?

— Когда прочитал, что он один из кандидатов, залез в интернет. Узнал, кого он тренировал раньше, где работал. В общем, основная информация с первой страницы «Википедии».

— То есть толком не слышали о нём?

— Почти нет. Если честно, даже не знал, что он тренировал «Шальке», ведь не слежу пристально за этим клубом.

— Когда увидели возраст, не удивились? 34 год для тренера – это сильно.

— Может, и необычно, но в футболе XXI века много таких историй. Появляется всё больше молодых специалистов, тем более это зарубежная школа.

— Ещенко не подкалывали по поводу того, что он теперь старше главного тренера?

— Ну, он старый, да (улыбается). Но я не подкалывал.

— Цорн не общался с вами как с капитаном перед увольнением Кононова и назначением Тедеско?

— В СМИ писали, что у нас проходили какие-то встречи, но это неправда.

— Расскажите о Тедеско. В раздевалке он может проявлять эмоции?

— Он везде эмоциональный — и в раздевалке, и на кромке поля. Харизматичный, всё время находит новые слова, чтобы подсказать и подбодрить до игры или после неё. Его фразы никогда не повторяются, и это очень хорошо.

— А в раздевалке возникали эпизоды, когда Доменико пинал бутылки, ломал тактические доски, выжимал апельсины?

— Пока до такого не дошло. Даже по-настоящему злым на команду, чтобы он делал какие-то нестандартные вещи, я Тедеско никогда не видел.

— Попов после предыдущего матча покритиковал Тедеско. Сказал, что ничего феноменального в его тактике не увидел. Есть что ответить?

— Думаю, каждый должен сам отвечать за свои слова. У меня с Ивелином хорошие отношения. Мы друзья, я его очень уважаю. Но считаю, что выигрывает и проигрывает команда вместе, поэтому и критику должны разделить между собой все вместе.

— И всё-таки: с точки зрения тактики Тедеско привнёс революционный европейский подход?

— У нас были игры в четыре защитника, были в пять. У Доменико собственное видение и на ту, и на другую систему. Стараемся запоминать то, что он просит, но основная работа начнётся на сборах. Сам тренер их очень ждёт, говорит, что нужна совместная работа, тогда тактически он себя реализует. Поэтому отдохнём немного – и вперёд. А там и посмотрим.

Тактика, Умяров

— Многие считают, что сложности у «Спартака» начинаются тогда, когда приходится играть первым номером. В чём основная проблема?

— Тяжело взламывать чужую оборону. Если брать тот же «Ростов», соперник быстро отходил назад, трудно было вскрыть и довести мяч до верного момента. Да, есть такая проблема, что позиционно мы действуем хуже, чем на скорости.

— Какие основные принципы футбола у Тедеско? К примеру, в высокий прессинг вы теперь не играете. Что ещё?

— В высокий прессинг – да, не играем. Мне кажется, пока Доменико строит игру от обороны в первую очередь. А после сборов, как он сказал, появится больше требований и состоится переход на более сбалансированный стиль. Пока мы идём от обороны – вперёд.

— Переживаете за Умярова? Слишком на него много всего свалилось – внимание, гиперожидания, а теперь ещё и первые серьёзные ошибки...

— Факт в том, что Наиль прибавляет, играет на очень ответственной позиции. Мы все хотим, чтобы он рос. Ему всего 19 лет, а он уже игрок основного состава «Спартака». Я за него только рад! Пусть прогрессирует и ни в коем случае не останавливался, это самое главное.

— Звёздная болезнь не грозит?

— По характеру – точно нет. Наиль очень скромный, воспитанный, культурный. У него не будет звёздной болезни.

— А со стороны кажется, что он лидер по натуре.

— Да, лидерские качества есть, даже голос иногда прорезается на поле. Он способен вырасти в очень хорошего футболиста.

— Просто цифры: при Кононове команда забила пять голов с угловых, при Тедеско – даже до ударов довести получается очень редко. Какие-то оригинальные домашние заготовки есть? Кажется, что их не хватает.

— Согласен, что розыгрышей у нас сейчас нет. На тренировках мы отрабатываем стандарты в обороне и атаке, но сейчас у нас была только классика — прямые подачи.

Зазоры, диагонали

– Правда, что Кононов был недоволен тем, как вы начинаете атаки, из-за чего хотел взять Беляева из «Арсенала»?

– Я тоже это читал, но всё это слухи. Если бы Георгиевич что-то хотел со мной сделать, сделал бы.

– Но про начало атаки Кононов говорил?

– Говорил. У нас не один раз был разговор о том, что я должен лучше начинать атаки. Больше в центр давать, больше смотреть на футболистов между линиями. Я должен видеть продолжение атаки не только в диагонали, как я люблю засаживать, но и голову опускать, смотреть.

– Откуда любовь к диагоналям? Модель игры в «Амкаре»?

– Не в «Амкаре», а в «Локомотиве-2». Я играл левого защитника, а мой хороший друг Нодар Кавтарадзе – правого хава. У него сумасшедшая скорость, и он знал: когда у меня мяч, он может тупо набирать скорость, а я на него сделаю диагональ.

– В сборной такое тоже прослеживается.

– Есть такое, Марио хорошо подключается. Я всегда знаю, что, если что, он у меня там есть.

– «Спартак» должен играть в пас, но при этом есть ощущение, что сейчас в команде нет игрока, у которого пас является самой сильной стороной.

– Ну, это не ко мне вопрос — даю, как могу. На сколько у меня в FIFA пас, 61? Вот на столько и даю. Признаю, это не самая сильная моя сторона. Стараемся прокачиваться — медленно, но верно. Нельзя сразу взять и начать отдавать передачи.

— Один из главных вопросов по игре «Спартака» в этом сезоне – линия обороны часто играет низко, появляются зазоры между вами и опорниками. Да и Ромащенко в Шотландии часто кричал с бровки: «Джика, поджимай!».

– Всё зависит от матча и конкретных моментов. Да, бывает, что мы достаточно низко играем. Если ты взламываешь, всегда поджимаешь, контролируешь расстояние до опорников. А если идёт открытый футбол, понятное дело, что могут возникать провалы, большие зоны. Так что всё зависит от игры и характера футбола, соперника.

– То есть это не системная проблема?

– Не сказал бы, что это проблема. Но да, всегда нужно работать над этим. О себе лично скажу, что я люблю брать зазор.

– Зачем?

– Чтобы была больше зона видимости, чтобы успевал назад.

– Должны успевать, судя по рейтингу той же FIFA, вы самый быстрый защитник России.

– Не только в России! Но это они там что-то недоглядели (смеётся).

– Резюмируем: зазор между вами и опорниками – упущение?

– Раньше этого было больше. Работаю над этим, хочется играть строже. Если я делаю зазор, то нарушается линия офсайда. Это игровые тонкости, но всё будет нормально. Это не проблема.

Дерби с «Зенитом», судейство

— Перед недавним дерби в Санкт-Петербурге в гостинице сработала сирена. Где вы её застали?

— Мы к тому времени были уже на завтраке, так что никого она не разбудила.

— Ну а то, что вам не позволили ехать по маршруту, на котором вас встречали болельщики, расстроило?

— Да, вот это расстроило. Как я потом узнал, это специально сделали, чтобы мы не увидели акцию, которую планировали наши фанаты.

— Как вам такие мелкие пакости?

— Надо нам тоже учиться и отвечать тем же.

— С обратным маршрутом у вас тоже были проблемы?

— Водитель решил заехать куда-то по своим делам и, видимо, забыл, что у него там сзади 50 человек сидят. Проехал поворот, в итоге мы вместо 30 минут ехали час десять.

— Что-то говорили водителю?

— Много чего говорили, поверьте.

— «Спартак» проиграл дерби. «Зенит» — чемпион?

— Следующий вопрос, пожалуйста.

— Мы исключительно про нынешний сезон.

— Он ещё не закончен. Я все подсчёты буду проводить в мае. Или чуть раньше, если кто-то досрочно выиграет золото.

— Разве 10 очков от второго места – не тот отрыв, который не отыгрывается?

— Посмотрим, что будет после сборов. Может, чей-то порыв иссякнет. Не хочу никого заранее называть чемпионом, прогнозировать что-либо, поздравлять кого-либо. Вот когда кто-то выиграет золото – тогда и поздравлю знакомых ребят, напишу им с удовольствием.

— Вы играли против всех соперников. «Зенит» — самый сильный среди всех по игре?

— Не сказал бы. Просто хорошая крепкая команда, где собраны хорошие футболисты, в том числе, опытные, индивидуально сильные.

— Два поражения в двух матчах за этот сезон — закономерность или случайность?

— Это просто факт, который не отменишь. Но дома мы не должны были уступать. Да и на выезде, считаю, тоже не заслужили поражение.

— Тедеско пошумел после «Зенита». Как восприняли?

— Я тоже чуть пошумел. Я, конечно, судейство обычно не обсуждаю и не хочу это делать, но, чувствую, скоро начну. Просто всё это очень странно. По-моему, никогда не было такого количества ошибок и скандалов с арбитрами. Высказываются уже не только футболисты. Даже тренеры идут к центру поля.

— Когда Александр Егоров приходил летом к нам в гости, говорил, что теперь судьи будут давать бороться. Командам должны были провести инструктаж.

— Да, к нам приходили. Объяснили новые правила, принципы действия VAR, попросили всегда доигрывать эпизоды.

— Вы находите пользу от VAR?

— Мне кажется, споры всегда будут – что с VAR, что без него.

— А аномальные задержки времени вас не смущают? Смотрели, например, игру «Краснодар»— ЦСКА?

— Да, смотрел. Кстати, скажите мне: пенальти на Ари был?

— Он сыграл рукой.

— Вот! А зачем тогда VAR, если никто руку не увидел?

— Ваше мнение по поводу этого эпизода?

— Рука была. И только потом Обляков, поставив корпус, врезался в Ари. Мне кажется, даже фола не было с его стороны.

— Вам эта рука Ари не напомнила эпизод с отменённым голом Бакаева в матче с «Зенитом»?

— Напомнила. Там судьи молодцы – приняли правильное решение. А вот в Краснодаре смотрели VAR пять минут, увидели руку – и всё равно поставили пенальти. Вот и весь VAR.

Тарасовка, спорное решение Тедеско

— Что имел в виду Тедеско, говоря, что вы член тренерского штаба?

— Так как он иностранец, некоторые вопросы в менталитете или быту ему непонятны. Поэтому, если такие появляются, он может по ним советоваться.

– Например?

— Элементарные моменты. Например, сейчас мы вернулись в ту же гостиницу, в которой жили. Много советовались по поводу тренировок, потому что он настаивал, что мы должны проводить их на стадионе.

– В предыдущих клубах вы часто ночевали на базе. В Тарасовке часто оставались?

– Бывало. Летом дома ночевал, но осенью иногда приезжал на базу после всех дел. Потом спокойно ночую, и в шортиках на завтрак спускаюсь. На базе многие оставались. Бакаевы вообще там жили.

— Как вы отнеслись к переезду из Тарасовки?

— Если честно, было хорошо, когда добираешься на тренировку 20-30 минут. Просто многие живут поблизости от Тарасовки, потому что мы тренировались там. Теперь некоторые (и я, в том числе) добираемся полтора-два часа.

— В этом переезде есть хоть какие-то плюсы?

— Ну, только если то, что ты сразу после тренировки оказываешься в городе. В Тарасовке можно расслабиться, восстановиться — есть сауна и бассейн, всё по-домашнему. А здесь ты приезжаешь, тренируешься и уезжаешь. Всё. Нет такого, чтобы ты на бильярде с кем-то пошёл играть после тренировки или в теннис. Мы стали меньше времени проводить друг с другом.

— Это возможно как-то исправить?

— Ну, мы уже купили PlayStation в раздевалку (улыбается).

— Нет сожаления, что база теперь немного осиротела?

— Сегодня заезжал туда за вещами после тренировки, и когда я там встретил людей, они мне сказали: «Без вас так скучно, не знаем, что делать здесь». Просили возвращаться.

— Видимо, Тедеско близок типично европейский подход? Футбол — это работа.

— Мне кажется, да. Приехали на стадион, потренировались и уехали, типа того.

— Совместные ужины после игры, которые ввёл Кононов, продолжаются?

— Нет.

— Есть мысли, как можно вернуть то, более близкое общение? И нужно ли это?

— Сто процентов нужно. Нельзя разъезжаться, даже не перетерев между собой. Это очень важно для коллектива, в такие моменты все задействованы в общении. А так — максимум нескольких человек спросишь, как дела, а с остальными даже не говоришь.

— Самое запоминающееся воспоминание о Тарасовке?

— Таких много. Могли просто сидеть, и тут кто-нибудь: «Ты в теннис умеешь играть? Пошли наверх!». И идёшь рубиться.

— Кто в «Спартаке» чемпион по пинг-понгу?

— У нас не было таких чемпионатов. Но я никому не проигрывал, ха-ха.

— Баня и бассейн — важнейшие составляющие в процессе восстановления. Как быть с этим теперь?

— Стараются что-то с этим делать, сейчас на стадионе уже поставили джакузи, холодный и горячий контраст. С баней сложнее, всё-таки это стадион, есть вопросы, которые касаются пожарной безопасности.

— Вы часто общаетесь с Тедеско. Предлагали ему организовать общую встречу?

— Мы собираемся, нет такого, что мы не видимся. Просто раньше этого было больше. Помню, когда тренерский штаб подписал контракт, нас собрали в ресторан.

— Хороший ресторан?

— Конечно, хороший. Сам выбирал.

Летняя распродажа, новички

– Летом из «Спартака» резко ушли Фернандо, Зе Луиш и Адриано. Не было опасений за команду?

– Да, нас покинули важные футболисты, но я понимал, что такова футбольная жизнь – люди приходят и уходят.

– Насколько уход того же Зе Луиша ударил по «Спартаку»?

– Я всегда говорил, что Зе для России – суперфорвард. Он — главная потеря для «Спартака». Кстати, на него как раз можно было делать мои длинные передачи. Зе умел бороться.

– По Зе Луишу было видно, что он хочет уйти?

– Точно нет. Так сложилось, что возник вариант, получилось договориться, и он ушёл.

– А Адриано?

– Такая же ситуация. Была тренировка, а на следующий день мы узнаём о трансфере. То, что так резко получилось, было сюрпризом.

– То есть, играя с «Тамбовом», не знали для кого этот матч – последний в «Спартаке»?

– Нет на сто процентов. Был отрезок, когда нам было неизвестно, каких ребят возьмут и как скоро. Получилось, что сменилась вся передняя линия. Полностью собрались только когда подъехал Крал, у него важнейшая позиция в центре поля.

– По-вашему, он опорник?

– Думаю, что он скорее оборонительный игрок, чем атакующий.

— Лично вас кто-то из новичков удивил?

— Не хочу никого выделять, но снова отмечу Наиля, который с каждой игрой прибавляет.

— Есть объяснение, почему завял Шюррле?

— Не могу ответить на этот вопрос. Он очень классно начал, потом у него была неприятная болезнь. А сейчас непонятно, почему у него не получается. Он классный футболист, старается на тренировках. Но тут прежде всего у команды не получается.

— Не показалось диковатым его высказывание в немецкой прессе о мыслях про окончание карьеры?

— Да, когда прочитал, мне было это интересно. Но позже его агент сделал заявление, что таких планов нет, и его просто неверно поняли.

— Хотели бы, чтобы он остался в команде?

— У нас ещё очень много времени. Решение он будет принимать сам, но учитывая то, что он является авторитетным игроком в коллективе, мне было бы приятно играть с ним и дальше.

Джано, стычка

– У защитников свои фишки. Вернблум сразу срубал Миранчука, чтобы он дальше играл скромнее. Сейчас болельщики заметили, что вы иногда провоцируете...

– Бред! Когда я прочитал такое, то чуть с ума не сошёл! Что значить провоцировать? Каждый случай индивидуален. Я же не буду считать, у кого сколько карточек. Где-то я могу быть не согласен. Где-то я могу своих ребят завести, устроить небольшую заварушку.

– Это в каких случаях?

– Например, если у нас какой-то пятиминутный провал, проседаем.

– Нормально относитесь к эпизодам, которые создаются искусственно?

– Да, где-то симуляция, где-то время потянуть на последних минутах. Понятно, если это делает соперник, то хочется его разорвать, а когда сам так делаешь, то сразу: «А чего ты от меня хочешь?».

– Предъявляли Джано за интервью, в котором он сказал: «У молодых в команде глаза не горят»? Это разве не вносит разлад в коллектив?

– А ведь так и есть. Молодые раньше и молодые сейчас – это вообще разные поколения. Элементарно дело в подходе. Раньше молодые убивались, старались себя проявить.

– Раньше парни получали 20 тысяч рублей. А сейчас – 20 тысяч не рублей.

– Может и в этом дело. Кстати, у меня в «Локо-2» было не 20 тысяч, а 15 тысяч рублей.

– Вы дружите с Джано. Скажите, чего ему не хватает, чтобы стабильно играть?

– Понятно, что доверие важно для любого футболиста. Только на поле можно себя проявить по-настоящему. По тренировкам он точно не сбавляет. Показатели хорошие.

– Его эта ситуация не прибивает?

– Любого прибивает, когда он не играет. Понятно дело, недоволен, но руки не опускает.

— Переживаете, что он может уйти и ваша ОПГ «Сирень» окончательно падёт?

— Конечно, переживаю. То доверие, которое ему могли дать, он не получил. Футболист, который сидит пять-шесть игр, а потом выходит на 20 минут, всегда будет думать о том, что должен показать такую игру, чтобы потом выпустили хотя бы на тайм. Это очень тяжело, это давит. Думаю, если бы ему дали шанс себя показать, он бы точно проявил себя.

— Тедеско советовался с вами, как наказать Джано и Мельгарехо за ту стычку в Петербурге?

— Не только со мной, со всем нашим капитанским коллективом.

— Что посоветовали?

— Пытались максимально снизить уровень валюты.

— Кто входит в этот капитанский коллектив?

— Я, Зоба, Реба, и Шюррле. Андре тренер хотел послушать, потому что у него всё-таки есть европейский опыт решений в подобных ситуациях.

— Получилось снизить?

— Да. Списали всё на конец года, на эмоции, и для всех всё получилось очень хорошо.

— Мы слышали, что за этот инцидент они оплатят ужин всей команде?

— Возможно, так и будет.

— Что у них вообще произошло?

— Я повторюсь: эмоции, конец года, ещё и проигрывали. Я сам не понял, с чего всё началось. Борюсь с Дзюбой, там Сутормин бежит, а тут смотрю — ещё и они начали между собой отношения выяснять. Говорю: «Вы чего, мне помогите!».

— Напихали им за эту стычку?

— Конечно, мы поговорили. Но когда зашли в раздевалку, пожали друг другу руки и всё. Что происходит на поле, там и остаётся. Не надо ничего из этого раздувать.

Пиво, Балашиха

– Вы всегда относились к делу профессионально, когда утром у вас была тренировка?

– Разное бывало.

– Перед интервью нам писали: «Пусть лучше Джикия вспомнит, как он с нами глушил пиво в Дзержинске».

– Никогда не глушил. Могу выпить баночку. А так да, было в Дзержинске пиво «Окское» за 32 рубля.

– Качественное?

– Да какое там качественное… Вообще, Джикия до травмы и после – это разные люди.

– В каком плане?

– По режиму, по сну, по питанию. Всегда до полуночи дома, а до травмы мог в это время ещё где-то сидеть. Не клубы, но ловили ха-ха в кафе с друзьями, обсуждали, у кого какая машина. Из еды соленое, перчёное.

– А почему пришли к режиму именно после «крестов»? Связь травмы с питанием не очевидна.

– Да, механическая травма. Просто для себя сделал выводы.

– Из-за диеты у вас изменился рацион?

– Стало меньше фаст-фуда и всяких гадостей. Завтрак всегда на базе, обедать тоже стараюсь там. Ужин всегда лёгкий. Хотя, бывает, после игры могу себе кое-что позволить.

– Периода ночных клубов никогда не было?

– Клубы вообще не люблю. До травмы было в Москве заведение, куда мог пойти ночью. Но после травмы вообще нигде не был. Не знаю, почему у меня так перещёлкнуло в голове. Но так захотел – можно жить и без этого.

– Почему вы до сих пор живёте в Балашихе?

– Потому что я там вырос, родился там.

– Но ведь можно же снять модную квартиру в Москва-Сити?

– Да можно, но смысл? Что я там буду делать, с Жиго сидеть? В Балашихе у меня друзья, родители неподалёку живут. Наконец-то осуществил их мечту и перевёз поближе. Каждый теперь знает: если что-то случится, все рядом.

– В доме живёте?

– Я в квартире, а родителей перевёз в дом. Но я поближе к базе живу, к щёлковскому направлению. Родители ближе к Шоссе энтузиастов. Полчаса езды где-то.

ЛФЛ, соцсети

– То есть круг друзей у вас сохранился примерно тот же, который был до футбола?

– Вообще все. Я даже на ЛФЛ за них заявлен – за «Насьональ». Обычный дворовый турнир восемь на восемь.

– Контрактом не запрещено?

– Да нет, наверное. Но если честно, не знаю, не читал контракт (смеётся).

– Было такое, что вы играли там по ходу сезона в РПЛ?

– Было, да. Когда был в «Амкаре», ребята звонили и спрашивали, выходной у меня или нет. А сейчас, в «Спартаке», в основном играю в декабре – пару игр за сезон.

– Никто не говорил: «Что-то на Джикию похож?».

– Есть такое, фоткаемся иногда. Но бывало и возмущение: «Мол, что вы Джикию привели?!». Пришлось им четыре забить, ха-ха. Победили 7:6.

– В защите играете?

– Нет, там я впереди играю, какая защита? Если ещё и там в защите буду…

– В вашем «директе» в сосцетях чаще хейт или поддержка?

– Больше поддержки. Но всегда есть недовольные, которые пытаются своими советами раскидывать всё по полкам – будто после них всё хорошо будет. Очень нравится, когда пишут, какую схему надо поставить, кто на какой позиции будет действовать лучше всего. Хотя иногда просят помочь.

– Можете допустить, что будете активно вести себя в соцсетях?

– Нет, я никогда не буду кого-то подкалывать, разогревать игру. Понятно, что есть рекламные моменты, а в остальном…

– У вас в «инстаграме» был пост: «Они хотели нас похоронить, но не знали, что мы семена». Почему так редко постите что-то подобное?

– Это фраза Гаджи Муслимовича (Гаджиева) после поражения. Мне очень нравится это выражение. Наверное, оно и сейчас актуально. Потому что я думаю, что в самом конце всё у нас будет хорошо.

– В сентябре в Москву приезжал бывший тренер «Спартака» Массимо Каррера. Пообщались с ним?

– Только по телефону, с помощью переводчика. Написал ему, спросил, как у него дела. Общаюсь со всеми бывшими тренерами, недавно был на презентации книги Муслимовича (Джикия играл под руководством Гаджиева в «Амкаре»). На днях заезжал в Перово пообщаться с тренером, который меня выпускал, когда мне было 17 лет — Александру Викторовичу Антипову. Бывало, решал финансовый вопрос своего первого тренера, который работал со мной в Балашихе — Сергея Александровича Михеева.

— Поздравили Массимо с назначением в АЕК?

— Ещё нет, но обязательно напишу. После тренировки листал «Инстаграм» и увидел, что его официально назначили. Желаю ему только удачи, пусть у него всё получится.

— Хотели бы встретиться с ним в еврокубках?

— Было бы приятно, лично я точно буду рад его видеть. С удовольствием встретимся с ним и обнимемся. Стадион будет за него? Посмотрим.

– Каррера входит в топ-3 тренеров, с которыми вы работали?

– Да. Но я не буду говорить, кто на каком месте. Каждому тренеру я благодарен.

– Даже Биличу?

– Ну, он тренировал меня минуты две. Мы с ним поздоровались, он спросил, как у меня дела. А через 20 минут объявили, что Славен покидает «Локомотив». Гениальный момент.

Самый трудный сезон, седые волосы

– Если объективно, какое место в этом сезоне для «Спартака» будет нормальным?

– Я уже не молодой футболист, чтобы отвечать на такие вопросы (улыбается). Посмотрим после 30-го тура. Один раз сказал уже… Кажется, после чемпионского сезона меня спросили: «Какое место займёте?». Я, как всегда: «Первое!». Сезон потом закончился, пошли эсэмэски на эту тему.

— Год подходит к концу. Это самый трудный и негативный сезон в карьере?

— Да. Самый трудный — сто процентов. И по эмоциям, и по играм, и по месту в таблице. Но впереди 11 туров.

— Как капитан, какую оценку поставите команде за сезон?

— Скажу просто: неудовлетворительно. Не буду говорить, за какое место будем бороться, но у нас есть шансы выиграть Кубок России. Не секрет, что у нас изначально была ставка на этот титул.

— В четвертьфинале вас ждёт встреча с ЦСКА.

— В нашей половинке сетки соперники вообще не чета тем, что в другой. Лучше бы мы там оказались (улыбается).

— Не падает мотивация после того, что происходит в «Спартаке» каждый год?

— Лично у меня нет. Но понятное дело, что всегда хочется бороться за первые места, играть в ЛЧ. Есть факторы, которые этому мешает, и сейчас происходит так, что эти факторы овладевают ситуацией.

— За всё время в «Спартаке» было хоть одно предложение, над которым всерьёз раздумывали?

— Предложение было, но серьезно не думал об этом.

— В России или за рубежом?

— В России.

— От «Локомотива»?

— Следующий вопрос (улыбается).

— Вы говорили, что в «Спартаке» люди быстрее седеют. Сколько у вас седых волос?

— Часто нахожу их у себя. Отрываю их, чтобы никто не видел. Но знайте: год в «Спартаке» идёт за три.

Михаил Гончаров, Максим Ерёмин, Максим Пахомов и Денис Целых

championat.com

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63

Комментарии 1

#1 EversoR | 17 декабря 2019 12:22
Отличное интервью Георгия Джикии.
Рассудительное, серьезное - взрослого ответственного человека.

Согласен с Джикией - совместное времяпровождение команды вне игр и тренировок чрезвычайно важно для сплочения и единения команды. Да и в Тарасовку Спартак когда нибудь вернется.

Рекомендую к прочтению.