Андрей Тихонов: Надо быть достойным того, чтобы вернуться в «Спартак»

К комментариям

Андрей ТихоновАндрей Тихонов

Завершив блестящую карьеру в 2011 году, легенда московского "Спартака" Андрей Тихонов стал тренером. Он успел поработать помощником в стане "красно-белых", "Краснодаре", побыть главным в "Енисее" и "Крыльях Советов". А с апреля этого года Андрей Валерьевич - эксперт на телеканале "Матч ТВ". В обстоятельном интервью Тихонов рассказал о своей новой профессии. Но признался: как только представится возможность, он вернется на бровку.

Расту в плане самоконтроля

– Вам нравится работать экспертом на "Матч ТВ"?

– Это новая часть моей жизни. Получаю от этого огромное удовольствие, потому что стал смотреть больше футбола. Вижу много старых знакомых, общаюсь с людьми из мира футбола. Мне интересно.

– А что еще нравится?

– Работа в прямом эфире. Ты контролируешь себя, слова, которые произносишь. Когда ты выступаешь перед игроками на разборах, установках - ты не должен ошибаться. А когда у тебя прямой эфир - так подавно. Поэтому я еще и расту в плане самоконтроля, поведения.

– Евгений Ловчев говорил, что, став экспертом, он смотрел все матчи чемпионата России. Вы тоже ничего не упускаете?

– Стараюсь смотреть все матчи. Допустим, я могу приехать в студию за пару часов до эфира и посмотреть игру, потому что мне после нее работать. Надо готовиться, понимать, о чем речь. Чтобы ведущий не поставил тебя в тупик своими вопросами.

– У вас прописано какое-то количество эфиров?

– Есть определенная договоренность, по которой мы действуем. Конечно, это все зависит от того, есть у меня работа или нет. В данной момент я не занимаюсь тренерской деятельностью. Когда к ней вернусь, урегулируем этот момент. Сейчас я получаю огромное удовольствие. Но, конечно, моя главная работа - тренерство.

– Предложения поступали?

– Было несколько вариантов. Но я отказался. Потому что, даже если ты работаешь в первой лиге, хочется, чтобы была задача, возможности.

– Валерий Карпин, работая на ТВ, говорил, что при первой возможности вернется к тренерству. Выходит, вы придерживаетесь той же позиции?

– Если будет хорошее предложение - да. Я же все-таки не просто так три года учился на тренера. И работал уже несколько лет, в том числе и самостоятельно три года. Определенный опыт есть. Когда ты один раз попробуешь - хочется еще и еще.

– Не приоткроете: у вас были предложения из ФНЛ, РПЛ?

– Это были наша премьер-лига, первый дивизион, Белоруссия, Латвия и Казахстан.

No money - no play

– Мы с вами общались десять лет назад, и вы тогда сказали, что, возможно, когда-нибудь почувствуете прелесть тренерской работы. Почувствовали?

– Да. Это здорово. Особенно если работаешь с командой премьер-лиги. Когда ты выходишь играть на новых стадионах, классных полях. На каких аренах мы раньше выступали и приезжали, это, конечно, кошмар и ужас. Но мы на них играли. Нынешние футболисты даже в страшном сне таких газонов не увидят. Сейчас они приезжают и говорят: мы не будем на таких играть. А для нас это было счастье.

– Вы тогда говорили об опасности стресса. Отмечали, что кто-то снимает его сигаретами, кто-то алкоголем. А вы?

– Это очень стрессовая работа. Особенно когда у тебя нет результата. Ты плохо спишь, постоянно думаешь об этом. Говорится, тренеры работают все 24 часа в сутки. Ты засыпаешь и только просыпаешься, как у тебя в голове: что делать, что изменить. Это хорошо, когда у тебя в команде отличные футболисты. А когда ты постоянно с нуля собираешь коллектив, что-то не получается, проигрываешь, это другое. Когда у тебя есть сильные футболисты, и ты побеждаешь, конечно, у тебя голова меньше болит. Я вот в "Енисей" пришел, там вообще команды не было. С бюджетом в 190 миллионов дошли до переходных игр. В Самаре опять пришлось все заново строить.

– Игроком быть легче, чем тренером?

– Намного. Ты пришел на тренировку, переоделся, пообщались, вышел, отработал как следует полтора часа, поделал пару процедур и все. Это занимает 3-4 часа в день. А тренер с утра встает и думает, что лучше сделать. Плюс тренировочный процесс надо обсудить со штабом. И так каждый день.

– Помните свой первый матч в качестве тренера?

– Нет. Я же вообще начинал в третьей лиге. Команда называлась "Спарта". Необычно было. У тебя есть понимание, как каждый футболист должен был сыграть. А он этого не понимает. И не знает, что делать. И не факт, что додумается самостоятельно. Потому что его этому не учили. Поэтому нужно самому адаптироваться к игрокам, чтобы они поняли, что ты от них хочешь.

– Наверное, в третьей лиге ваши футболисты на вас с раскрытыми ртами смотрели?

– Было такое. Ну а что делать?

– Это мешало?

– Да нет, помогало. Потому что футболисты слушали и слушались. Это нормально, когда тебя уважают. Не только за счет того, что у тебя мышцы на руках, и ты можешь гаркнуть как какое-то животное. Плюс они видят, что ты с мячом что-то можешь показать и сделать все, что ты хочешь. Они это не могут, а я могу. Конечно, в таких случаях отношение к тренеру другое.

– Есть тренеры, которые вне зависимости от характера игрока со всеми ведут себя одинаково. А вы как?

– Раньше тренеры были со всеми одинаковыми. Сейчас, мне кажется, другая ситуация. Потому что у всех характеры разные. Нельзя всех под одну гребенку равнять. Потому что одного нужно хвалить, чтобы он поднял голову и горы свернул. А другого, наоборот, ругать. Здесь необходимо и себя контролировать, и футболистов.

– Сейчас еще тяжелее найти контакт с игроками?

– Главное, сейчас у них есть контракты - они защищены. У нас тоже были контракты, да, но тогда Романцев мог прекратить выплачивать премиальные, зарплату - мол, пока не начнете побеждать, ничего не получите. Могли телевизоры из базы убрать, потому что кто-то увидел, что у кого-то свет горит после полуночи, а завтра игра. Тогда были рычаги - закрыть на базе на 3-4 дня, прекратить выплачивать деньги. Тренерам было легче. Тем более мы все были русские, иностранцев не было. Как сейчас говорят легионеры - No money - no play. Были и такие моменты. А сейчас футболисты защищены. Но клубы стараются не звать игроков, которые ведут себя как, образно говоря, дебилы. Больного на всю голову никто не будет брать в команду.

Не допустить балаган

– Были ситуации, когда к вам подходил футболист и спрашивал: "Почему я не играю?"

– Нет. Когда я работал в Самаре, то сразу собрал ребят и сказал: "Не надо ко мне подходить и спрашивать, почему я не играю и все такое". Это дело тренеров. Может, в данный момент мы решили так из-за тактики, каких-то других моментов. Это мое решение. Или вот мы с ребятами договорились: если я кого-то меняю, давайте условимся, что вы ничего не бурчите под нос. Я вас меняю, и мы все жмем друг другу руки, или никто никому не жмет. И все договорились вести себя нормально. Потому что если у тебя коллектив здоровый, со стороны это сразу видно. Порой смотришь, кого-то поменяли, он идет, и стоит сплошной мат. И еще тренеру может руку не пожать.

– Почему вы из комфортного "Краснодара" поехали в "Енисей", где пришлось заново собирать команду?

– Захотелось работать. Я в "Спартаке" два года был помощником, столько же в "Краснодаре". Пора было двигаться дальше.

– Очень обидно было, что не смогли пробиться в премьер-лигу?

– Как вам сказать… Можно говорить, что мы готовы к премьер-лиге, деньги есть, все хорошо. Но одно дело так считать, а совсем другое - как обстоят дела на самом деле.

– Вы это имели в виду, когда поддержали Дмитрия Аленичева в конфликте с руководством "Енисея?"

– У руководства одно видение, у Аленичева с Титовым - другое. Но я работал там и прекрасно понимаю, о чем они говорят. Это мои друзья, я знаю, что они имели в виду. Просто не хочется вываливать это все наружу. Есть определенные специфические моменты, которые были при моей работе. Но это осталось в прошлом. Если Аленичев и Титов об этом говорят, это их решение.

– Тяжело говорить игроку, что он вам не нужен?

– Вообще не дело тренера говорить игроку нужен он ему или нет. Для этого есть руководство, агенты. Приглашайте агента и говорите: мол, так и так, в данный момент есть футболист сильнее, и вы можете искать команду. У нас каждый год по пять-шесть игроков уходят, и это решение тренера. Да, это решение тренера. Конечно, это тяжело, если наставник будет каждому уходящему футболисту говорить, что он не нужен. Тот спросит: "А почему, а чем я хуже других?". И начнется такой диалог. Это мешает тренировочному процессу. Тренер должен быть освобожден от каких-то моментов, он должен сосредоточиться на тренировках, игроках, которые ему нужны.

– То есть у вас были такие ситуации, когда вы таким образом поступали?

– Да, так проще. Я понимаю, что это может неправильно показаться со стороны, но есть люди, которые должны этим заниматься. И это не тренер.

– Просто потом как бывает: футболист говорит, что тренер струсил, не захотел мне говорить, через других.

– Опять же, у футболистов есть агенты. Они могут позвонить тренеру, и тот все объяснит. И точка. А то тренер должен разговаривать с агентом, футболистом. Потом давайте еще с его родителями поговорим, дядей, тетей. И начнется балаган.

Хочу, чтобы Мамаев вернулся

– Давайте немножко об одном из ваших бывших клубов - "Краснодаре". Чего им не хватает для победы в чемпионате?

– Немножко всего лишь не хватает. "Краснодар" всегда постепенно развивался. Ставка идет на молодежь, желательно свою. Поэтому, может, клуб и не покупает суперзвезд. Сейчас они усилились, но это было под Лигу чемпионов. Если они туда, конечно, выйдут. Плюс сказалась потеря тройки центральных полузащитников. Поэтому новые футболисты и нужны были. Возможно, если бы не выбыли Газинский и Классон, взяли бы еще кого-нибудь, а не только центральных полузащитников.

– Согласны с Сергеем Галицким, который как-то заявил, что ему не нужны Тухели и Моуринью?

– Давайте посмотрим тот год и чего добился Мусаев. И игра, и результат, и ставка на молодежь - все сработало. Конечно, президент хочет общаться с тренерами на одном языке. Тем более он любит с ними разговаривать. И это нормально, потому что это его клуб, он его создал. Контакт должно быть. А то придет другой тренер, тот же Тухель, и скажет: "Мне вот этих четверых иностранцев купите". А потом его не будет. И что Галицкому делать? Для чего нужна такая большая академия, столько детей? Условный Тухель возьмет своих ребят и все. У нас есть такие случаи в футболе. У Сергея Николаевича другая политика. И я считаю, что она правильная.

– С Галицким часто приходилось общаться во время работы?

– Сергей Николаевич минимум три раза в неделю посещал тренировки. Допустим, если взять Федуна, то его я видел один раз на собрании перед сезоном и еще раз после. А здесь человек три раза в неделю на тренировки приходил.

– Как это происходило: он просто смотрел со стороны или подходил, общался?

– Он на бровке стоял и смотрел, общался с тренерами, футболистами. Это показывало, насколько человек открыт и как горит этим делом. Это его детище. Нельзя просто сделать и бросить. Он живет этим, академией, всех детей знает по именам, большинство уж точно. Сергей Николаевич за всем следит, приезжает в академию каждый день.

– С Мусаевым уже были знакомы?

– Мы только в академии здоровались, когда пересекались и все.

– Могли тогда предположить, что он станет тренером "Краснодара"?

– Знаете, в академии "Краснодара" дети с младшего возраста занимаются по одной системе, и то, что Мусаев делал в той команде, в которой был, то же самое он применяет и сейчас. Просто теперь он получил еще и очень сильных футболистов. Ему оставалось только найти с ними общий язык.

– Как думаете, ему тяжело в плане авторитета? Все-таки у него нет такого бэкграунда, как, к примеру, у вас.

– Здесь это, может, и не нужно. В "Краснодаре" все так выстроено, что футболисты - профессионалы. На них не надо орать. Им нужно просто давать что-то, и они это делают. Там не только тренер, там еще и есть генеральный директор и президент, которые постоянно присутствуют на тренировках. И если вдруг они видят, что что-то не так, они ставят товарища на место и все. И Мусаеву, видя поддержку в лице Сергея Николаевича, не составило труда найти контакт с футболистами.

– Комментируя ситуацию с Мамаевым, Галицкий заявил, что "Краснодар" занял жесткую позицию из-за того, что, цитируем: "Дети в моей академии должны знать, что неправильно бить стулом человека по голове, неправильно втроем-вчетвером бить лежачего". Согласны с такой позицией?

– Сергей Николаевич всегда говорит ребятам в академии: даже если вы не станете футболистами, вы отсюда должны уйти хорошими, воспитанными и культурными людьми. Там школа, двоечников и троечников не держат. Я это знаю, у меня там дети были. Там все на полном обеспечении. Они культурны, они здороваются. Там есть уроки истории, шахматы. Оттуда выходят нормальные люди. Это самое главное для Галицкого.

– А с его позицией по Мамаеву согласны?

– Таково решение клуба. Если, допустим, Сергей Николаевич видит, что это неправильно и может отразиться на поведении детей, которых они пытаются воспитывать, он вправе принимать любое решение. Мне жаль Павла. У меня с ним хорошие отношения.

– Почему он постоянно оказывается в таких ситуациях?

– Это нужно знать изнутри, что там происходило. Там была выпившая компания, слово за слово и поехало.

– Вы с ним общались после того случая?

– Нет.

– Карьеру он продолжит?

– Я бы хотел этого. У него светлая голова. Он умеет играть в футбол. Есть определенные качества. Здесь уже решение Павла. Конечно, я думаю, что он может продолжить.

– Насколько тяжело будет ему набрать форму?

– Наберет. Пройдет сборы полтора-два месяца, и все будет нормально. Конечно, может быть на тот уровень тяжело будет выйти. Но попробовать можно.

В "Спартаке" выделить некого

– В "Краснодаре" вы работали в штабе Кононова. Поддерживаете связь?

– Нет. Когда он только пришел в "Спартак", я поздравлял с победами. А сейчас не общаемся. Может быть, не лучший момент для этого.

– Какое впечатление у вас оставляют последние матчи "Спартака"?

– Некоторые футболисты "Спартака" - это не уровень команды, которая борется за чемпионство. И те ошибки, которые мы видим, тому подтверждение.

– Можете уточнить, о ком речь?

– Давайте без фамилий.

– Перед стартом сезона много говорилось о том, что основные лидеры у "Спартака" нынче в центре защиты: Жиго, Джикия. В атаке они много помогают, особенно при стандартах, но в защите небезупречны…

– Когда защитник играет много в атаку, у тебя по-любому возникают ошибки в обороне. Где-то ты больше сил в атаке потратил, где-то не успел перекрыть. Отсюда такие проблемы. Но тут вопрос не к защите. Если защитники принимают такое активное участие в атакующих действиях, то это значит, что есть проблемы в средней линии и впереди. Я понимаю, когда подключаются защитники с флангов, но если вперед идут центральные защитники, значит что-то не так.

– А кто-то в этом "Спартаке" вам нравится?

– Я обычно никого не выделяю. Отмечать надо тех, кто или ведет игру или решает исход матча. А когда все среднее, и выделить некого.

– Из "Спартака" продолжают уходить опытные футболисты. Не кажется, что перестройка проходит слишком стремительно?

– Кто-то смотрит на ЦСКА, который обновился наполовину и при этом довольно неплохо выглядел в том сезоне. Наверно, для кого-то такой пример может оказаться заразительным. Мол, даже с такой перестройкой можно обойтись без потери места в еврокубках. Но, я думаю, не всегда так получается. Когда ты отдаешь своих лидеров, как Зе Луиш, Промес, то нужно делать соответствующие замены. Если ты, конечно, хочешь побеждать. Если вы убираете системного футболиста, сложно сделать так, чтобы "Спартак" не просто остался таким, а стал еще лучше.

– Как относитесь к уходу из команды Глушакова?

– Обстановка стала спокойнее. Болельщикам спокойнее стало в этом плане. Посмотрим, какой будет результат.

– А с игровой точки зрения?

– С игровой точки зрения это потеря.

– Ваше мнение в целом о нынешней трансферной кампании "Спартака"?

– Когда руководство меняется, с новыми людьми вдруг появляются новые футболисты. Тот же Баду из третьего дивизиона, я слышал, как-то связан агентскими делами с новым спортивным директором "Спартака". Я лично этот трансфер не понимаю. Понсе? Посмотрим. Двигается он вроде хорошо, но от него ждут голов. Спартаковских болельщиков надо в себя еще влюбить. Нападающий это может сделать только решающими голами и победами, а не просто беготней. Зе Луиш, может, не сверхмного забивал, но нередко делал это в решающие моменты, потому его и любили. Мирзов? Человек сборы с командой не прошел. У него, конечно, есть какой-то уровень, но "Спартак" - команда специфическая, не каждому в ней удается свой уровень показать.

– Мирзов этому уровню соответствует?

– Трудно сказать. В "Спартаке" есть футболисты, которые не соответствуют поставленным задачам, но они играют. Когда был соответствующий уровень, команда выиграла чемпионство, единственный раз за 17 лет. Но там были Промес, Глушаков в форме, Зобнин, Адриано, Зе Луиш. Когда были звезды, был результат. А сейчас посмотрим, как спартаковская селекционная служба поработала. Результат покажет.

Стресс - это не VAR, а когда тебя обманули

– Недавно сильный резонанс вызвала история с возможным переходом в "Спартак" голкипера "Локо" Гилерме. У "красно-белых" все так плохо с вратарской линией?

– Вратарская линия в "Спартаке", на мой взгляд, нормальная. Гилерме - хороший вратарь: российский паспорт, вратарь сборной, "пенок" не пускает. Возможно, этого хватило, чтобы возник к нему интерес. В итоге "Спартак" человеку только помог продлить контракт с "Локомотивом" с хорошей зарплатой. Но вся эта история говорит о том, что у нас дефицит стабильных вратарей. Хороших вратарей много, а стабильно играющих не хватает. Игорь Акинфеев, Гилерме…

– Раз уж речь зашла о Гилерме, как вы относитесь к натурализации? Ваш коллега по экспертному ремеслу Андрей Аршавин, к примеру, очень жестко высказывался против…

– Тут вопросов нет. У нас достаточно школ, достаточно талантов, чтобы на выходе получались хорошие футболисты. Просто этим нужно заниматься и очень серьезно. А так у нас засилье бразильцев. В том же мини-футболе только они в сборной и играют. Что же у нас совсем народа что ли нет? Значит, не хватает обучения, системы. Поэтому у нас такой дефицит среди центральных защитников. Ушли Игнашевич, братья Березуцкие, которые, на мой взгляд, были самыми сильными на этой позиции для сборной. Такого уровня защитников у нас сейчас нет. Нужно целенаправленно готовить игроков по определенным амплуа. А то загоняют всех детей под одинаковые для всех схемы. Как следствие, получаем игроков без индивидуальных качеств. Должны быть футболисты, которые умеют обыгрывать. У нас таких мало, поэтому гоняемся за техничными иностранцами. Поэтому они такие ценные. Они умеют действовать нестандартно, а мы - не можем. Отсюда натурализация.

– Вы когда-то говорили, что капитаном "Спартака" непременно должен быть россиянин. Все так же придерживаетесь этой точки зрения?

– Плохо, когда команда - народная, а капитан - иностранец. Это должен быть российский футболист, который может сказать в раздевалке и своим, и иностранцам. Хотя о чем тут говорить, если иногда даже тренер - иностранец. Хотя к тому же Каррере у меня вопросов нет: человек многое сделал - привел команду к чемпионству.

– Федун перед стартом сезона удивил многих, объявив о желании передать клуб болельщикам. Как вам такой ход?

– Я вообще не понял о чем речь. "Передам клуб болельщикам", - для чего? Прочитал эти слова и не стал даже вникать.

– Со второго тура премьер-лиги пусть и не на всех матчах, но уже работает VAR. Наш футбол готов к этому нововведению?

– Давно уже надо было внедрять VAR. Только надо было раньше этим заниматься. Как показывает практика, спорные моменты есть, которые судьи могли посмотреть.

– Вас даже не смущают моменты, когда судьи засчитывают гол, а потом через несколько минут после консультации с видеоассистентами его отменяют? Это же такой стресс!

– А что делать? Все тренеры всегда в стрессе. Мне все вспоминается момент в Лиге чемпионов, когда "Манчестер Сити" на добавленных минутах забил "Тоттенхэму", а потом VAR этот гол отменил. На Гвардиолу жалко было смотреть. Но это же справедливо. Тебя же не обманули. Если бы тебя обманули на 95-й минуте, то тогда был бы настоящий стресс. Поэтому такие ситуации - это нормально, я считаю.

– Еще одно новшество касается лимита на легионеров. Со следующего сезона в заявке должно быть не больше восьми легионеров. Это прогресс?

– Что формат "6+5", что "8+17" - разницы особой нет. Наверное, сейчас клубы будут в меньшей степени брать средних иностранцев. Сейчас именно они у нас сидят на скамейках. Зачем они вообще в таком случае нужны. Надеюсь, легионеры теперь будут более качественные. Плюс, никто не застрахован от травм и дисквалификаций. А значит, российские футболисты им на подмену тоже должны быть соответствующего уровня.

– Еще шла речь о расширении лиги. Пока вопрос решили отложить. Разумно?

– Здорово, что у нас появились красивые стадионы. Но я смотрю на команды, которые борются за Лигу чемпионов, на середняков и на тех, кто в подвале таблицы… Знаете, у меня все время сидит в голове: сделали бы 10-12 команд, которые играли бы между собой по четыре круга, но при этом сделали бы достойные первую и вторую лигу, сейчас там футбол умирает.

– У спартаковцев принято мечтать о возвращении в родной клуб. Вот даже Глушаков и Комбаров об этом заикнулись. А вот вы мечтаете в один прекрасный момент возглавить "Спартак"?

– У нас все, кто поиграл в "Спартаке", мечтают там оказаться. Но надо быть достойным этого - и тебя позовут. А так, напишите, что мечтать не вредно.

Андрей Валерьевич Тихонов

Родился 16 октября 1970 года в Московской области.

Выступал за команды: "Вымпел" (1991), "Титан" (1992), "Спартак" (1992-2000, 2011), "Крылья Советов" (2000-2004, 2008), "Маккаби", Тель-Авив (2000), "Химки" (2005-2007, 2010), "Локомотив", Астана (2009).

За сборную России играл с 1996 по 2000 год. Провел 29 встреч и забил один мяч.

Восьмикратный чемпион России, пятикратный обладатель Кубка Содружества, двукратный обладатель Кубка России. Член "Клуба 100 российских бомбардиров", лучший футболист страны в 1996 году, игрок десятилетия "Спартака" (1997-2006).

Тренерскую карьеру начал в 2011 году. Работал в клубах: "Спартак" (2011, 2012), "Спарта" (2012, 2013), "Краснодар" (2014-2016), "Енисей" (2016-2017), "Крылья Советов" (2017-2018).

Артур Нанян, Илья Соболев

  • 0
Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63