Евгений Ловчев: Когда-то общество «Спартак» было огромным, целая империя

К комментариям

Евгений Ловчев

Лучший футболист СССР 1972 года, а ныне председатель МФСО «Спартак» Евгений Ловчев рассказал, чем сейчас живет и какие планы на будущее.

- Начнем с больной темы: работаете в Москве, но живете у черта на куличиках…

- Вот как раз сейчас еду от «черта на куличиках» в Москву (Смеется)… Давай вопросы!

- Полдня, наверное, на дорогу тратите с этими пробками?

- Проблема - если машина сломалась. Такое было несколько раз – приходилось такси брать до станции, а это километров двадцать – до Тучково или до Дорохово. Теперь следующее. Я построил дом под Рузой – когда-то меня сагитировал Малежик: «Давай! Я тебе помогу!» И теперь у меня дом - 300 квадратных метров, и мне здесь очень комфортно. Участок - 72 сотки! Практически футбольное поле. Воздух, река в ста метрах. Парник небольшой, два кролика… Но там у нас два года назад случилось несчастье – прошел ураган, забор полностью снесло и все деревья поломало-повалило… Армагеддон там снимать надо было! Теперь о поездках в Москву. У меня уже давно нет нормированного рабочего дня. Еду, конечно, не к девяти утра. Теперь я определяю время, когда должен быть. Есть два пути – один по Минке, тогда до МКАД - 90 км, или по Новой Риге, тогда до МКАД – 100 км. И я уже прекрасно знаю, когда, где пробки и сколько займет дорога. Могу ошибиться минут на пятнадцать.

- Так сколько время на дорогу уходит?

- Около двух часов только в один конец. Но я в Москву ведь езжу не каждый день. Комментировать что-то для «Советского спорта» или вот тебе интервью давать - это все телефонные дела. Главная моя работа – смотреть футбол. С пятницы по понедельник сижу дома у экрана на даче… Хотя нет, это не дача, это мой дом. Мы купили и отремонтировали квартиру в Звенигороде – это на полпути до Москвы. В шикарном доме, шикарный ремонт и все такое, но душа моя не очень лежит к квартире. Там ребенок, 13 лет, которого я усыновил, сейчас еду в Москву – смотреть его матч в «Крыльях Советов» - стоит в воротах… В Москву я езжу два раза в неделю, на телевидение, конечно. Эфиры бывают и ночью. Сегодня вот когда после МАТЧ-ТВ буду выезжать часов в одиннадцать вечера, из Москвы уже пробок точно не будет. Если притопить, где-то за час двадцать доеду.

- Я так понимаю, время в машине проводите продуктивно…

- Конечно! Даю интервью. Машина у меня – как кабинет.

- Что за машина?

- Купил недавно Nissan MURANO. Хорошая машина.

- А в Москве есть, где время убить, в туалет сходить?

- Знаешь, нет. Сын там живет, но… Нет, я обычно время провожу в «Спартаке» - то есть в обществе «Спартак». Я ведь стал председателем Международного физкультурно-спортивного общества «Спартак» - сменил Алешину (Анна, советская гребчиха, чемпионка Европы 1972 года – прим. ред.). Она такое там натворила! Вывела из «Спартака», есть такое слово «отчуждение» - я его узнал-то только сейчас! – товарный знак «Спартака», ромб, и отдала своему сыну в частную фирму. Я в шоке был! Но я, точнее, мы (у нас тут целая команда) вернули его – через суды.

- Серафимыч, а в чем заключается работа председателя?

- Пока все время отнимали суды, регистрации и прочее. Вообще-то для чего я туда пошел… Когда-то общество «Спартак» (как и другие, «Динамо» и так далее) было огромным, целая империя – стадионы, бассейны, тысячи команд. Сегодня кроме хоккейного и футбольного клуба в обществе практически ничего нет. Вот я и хочу возродить все это дело. И школы спортивные буду возрождать, и ветеранам помогать, и… В общем возрождать значимость «Спартака». Почему? Я воспитанник Николая Петровича Старостина, для него всегда самым главным было - общество «Спартак».

- Тогда законный вопрос – а деньги-то есть на «возрождение»?

- Сейчас ничего нет. Потому что, когда развалился Союз, все профсоюзные общества из бюджета вывели. Сейчас, по-моему, на бюджете только одно «Динамо». Но мы вернули товарный знак, и теперь все организации, которые называются «Спартаком», должны делать какие-то отчисления. Будут и членские взносы, как раньше. Будем и платные всякие школы организовывать.

- Может, и клуб что-то подкинет?

- Для этого надо договора заключать. Но главное ведь, показать: общество существует, работает, проводятся соревнования, в Олимпийских играх участвуют спартаковские воспитанники.

Не надо мне цветов - лучше деньгами!

- Как у сыновей дела – у Коли, у Жени?

- Коля, ему 18 лет, поступил в институт, причем - очень радостный для меня момент – сам, без всякой протекции, в СТАНКИН, не на платное отделение, а на бюджетное… Женька занимается агентской деятельностью. Он сделал себе очень хорошее имя в Казахстане, во всех командах, где играл (в «Астане», в «Шахтере» Караганда, в «Кайрате») – везде был капитаном.

- Бегает еще?

- Бегает, но, удивительная вещь, только… марафоны. Несколько раз пробежал московский марафон, в сентябре пробежал Берлинский, заявился на Бостонский.

- Как Смертин?

- Они бегают вместе, друзья, соревнуются постоянно, кто быстрее… Одно время Женька перестал играть за «Москвич», а сейчас вроде опять начал поигрывать. Но бегает – каждый день! Утром и вечером…

- Вы ведь «Москвич» этот тренировали…

- Давно отошел – разошлись с руководителем. Два или три года я там проработал, за это время мы выиграли абсолютно все матчи, всего около восьмидесяти. А строители из Звенигорода, которые помогали мне с квартирой, у них команда «Гефест» есть, они попросили помочь. И были какие-то соревнования параллельно, буквально через сетку, в одних участвовал «Москвич», в других этот «Гефест». И я больше внимания уделял Звенигороду, потому что был уверен: «Москвич» и без меня выиграет. Но почему-то на матч «Москвича» не пришло человек шесть. Кто-то заболел, у кого-то дела, Мелешин, к примеру, с дублем «Спартака» работает… И «Москвич» проиграл. А Игорь – бизнесмен, который содержит команду - потом начал мне выговаривать. Я ему: «Подожди, давай выясним, почему не пришли шесть человек». И вдруг он говорит: «Это они к тебе не пришли!» «Не понял…» «Они к тебе не пришли!» «Тогда все, - говорю, - до свидания! Если со мной не хотят работать… » Мне потом звонит Эрик Корчагин: «Серафимыч, что произошло?» «Игорь сказал, что вы не хотите со мной работать». «Да ерунда! Мы сегодня пойдем к нему…» Но время лечит. Я все равно очень благодарен Игорю, содержать команду это не дешево. И на семидесятилетие и Игоря пригласил, и Моста (Мостового), они друзья. Но Мост заболел, а Игорь один видимо не захотел ехать. Вот такая история… Я еду по таким местам, где связь может оборваться, если пропаду, перезвонишь тогда…

- О’кей! Денег то на жизнь хватает? Хотя глупый вопрос – денег никогда не хватает. Представляю, сколько понадобилось на ремонт квартиры…

- Ты знаешь, сейчас стало полегче. Я со многими сотрудничаю. В журнал «Главная ставка» пишу, на ТВ работа появилась, «Советский спорт» существует… пока. А еще я советник мэра Набережных Челнов, они там «КАМАЗ» возрождают. Мне сейчас значительно легче, чем было два года назад. А что касается квартиры, на самом деле строители мне ее, можно сказать, подарили. И в ремонт большую часть они вложили, только когда понадобилось что-то переделать – это я уже оплачивал. А вот, к примеру, машину купил (старой было уже десять лет, ломаться начала) на деньги от юбилея (70-летие). Сказал: «Не надо мне ни цветов, ничего, лучше деньгами!» А народа было под 250 человек! Артисты пели – Лоза, Муромов, Салтыков, Трубач. Жуков был Саша (депутат Государственной Думы), Никита Палыч (Симонян), Черчес (Черчесов) приехал – прямо со стадиона, в этот день был финал Фонбет Кубка Матч-премьер «Спартак» - «Локомотив». Собрали денежки, но все равно на машину не хватило - пришлось брать кредит. Отдаю постепенно.

Сойди со шланга, м...к!

- Когда в последний раз заграницей были?

- Регулярно в Турцию езжу – на фестивали футбола, его проводит любительское объединение «Футбол». Под тысячу человек приезжают, с детьми, женами. Неделю играют в футбол, купаются… Скоро с 5-го по 12 мая там будет турнир в честь моего семидесятилетия.

- Но, наверное, лучший курорт – это Руза?

- На море иногда тоже надо съездить. Но я же очень много разъезжаю по стране. Где только не был! На днях полечу в Калининград – «Балтика» пригласила. Заодно книжку там буду продавать.

- Кстати, о книжке. Что-то капает?

- Капает. Мне один экземпляр обходится где-то в 160 рублей. А сейчас, к примеру, возьму с собой штук пятьдесят, буду продавать по 500 рублей, с автографом.

- Дополнительные тиражи были?

- Конечно. Заказывал уже несколько раз. Всего, наверное, 15-20 000 штук продал.

- Классно выглядите, не раз наверняка слышали этот комплимент…

- Семьдесят лет никто не дает. Не знаю, откуда это. Всем говорю так: Молодой кровью подпитываюсь. Все мои жены намного младше меня. Сейчас у нас женой разница – 18 лет.

- Но ведь были травмы. Как-то сказываются?

- Конечно, с возрастом что-то происходит, но таких травм, чтобы что-то постоянно ныло, нет. Я десять лет назад, в 2008-м году сделал шунтирование. Раньше мы считали, что шунтирование – это черт знает что, помнишь, когда Ельцина на операцию отвезли, кнопку ядерную он передал Черномырдину. Но операция как операция - уже десять лет не чувствую никакого дискомфорта. В Германии делали, в клинике одного профессора, специалиста по пересадке сердца. Сейчас тебе расскажу хохму. После операции, на четвертый день, чуть оклемался, уже педали начал крутить, приходит этот профессор со свитой в палату – обход. У меня как раз переводчица сидела. Зашли, встали вокруг, профессор что-то рассказывает. А у нас были хорошие отношения. Как-то к нему зашел в кабинет, у него майки разных команд и «Спартака» в том числе. Спрашиваю: «А эта откуда?» «А это у меня оперировался друг Горбачева, он болеет за «Спартак» - подарил». Я ему рассказал, как с Беккенбауэром играл, с Мюллером… И вот они стоят вокруг кровати, я и говорю: «Профессор, можно я вам анекдот расскажу!» «Давай!» Я рассказываю, переводчица переводит: «Такой же знаменитый профессор, как вы, сделал пересадку сердца, заходит со свитой к пациенту – тот лежит, какие-то трубки во рту. Профессор говорит: «Смотрите, неделю назад сделали операцию, а сейчас просто огурчик! Румянец! Завтра будем швы снимать…» Профессор говорит, а пациент меняется на глазах – бледнеет. Показывает: дайте ручку и бумагу! Что-то черканул и окочурился. Профессор берет бумажку и читает: «Сойди со шланга, мудак!» Все чуть не упали от хохота!

С возрастом стал другим, углы уже не такие острые

- Что-то планируете еще строить на участке? Бассейн вырыть…

- Бассейн есть маленький – прыгать туда после бани. Баня – большая, восемь на восемь. Есть домик отдельный – там живет охранник (он же работник) с семьей. Мальчонку его, 8 лет, в школу устроил. Единственная проблема – в деревне газа нет, соляркой дом отапливаю. Я в свое время обращался к Воробьеву через Славу Фетисова (он ведь депутат от Московской области) - и к нам дорогу провели хорошую. Но с газом не получается - по законам газопровод прокладывают в деревню, если там прописано не меньше сотни человек, а у нас только десяток. Но хочу все равно летом на газ дом перевести – на газгольдер. Это резервуар, куда закачивают газ.

- Солярка - очень дорого?

- Вот считай. Тонна стоит где-то 45 000. Нужно 7-8 тонн. 360 000, получается…

- Кусается!

- И последнее. Почему так выгляжу. Наверное, какие-то гены. Хотя отца я не знал, отчим воспитывал. Но я вот что хочу сказать. Когда-то Слава Малежик написал песню про меня, что я черно-белый и углы у меня очень острые. Известная история, как с Бесковыми разошелся, каким принципиальным был и так далее. Конечно, с возрастом стал немного другим. Углы уже не такие, и полутона появились. Но самое главное в другом. Я как-то умею находить со всеми общий язык, и мне комфортно по жизни по большому счету. Вот, например, прихожу на телевидение, там есть одна каморка, где собираются комментаторы между матчами, к примеру, Костя Генич ведет Англию, а потом через три часа он Испанию комментирует. И вот я захожу туда, кого-то даже не знаю, но все с уважением подходят… С Глушаковым, с Ребровым, с Адриано, с Ещенко – то есть с сегодняшним поколением «Спартака» я в хороших отношениях.. Да, я их чехвощу, но не дохожу до грубости. Какая была, к примеру, в перепалке Канчельскиса с Ромащенко, один назвал другого клоуном, другой ответил: а ты, мол, пьяница. Не красиво… Кстати, на днях я был в одном ресторане, а там Львов снимал свою программу - как раз с Ромащенко. И Ромащенко, когда увидел меня, подошел и сразу - вопрос футбольный: «Серафимыч, вот Кононов хочет возродить спартаковский футбол…». Я ему говорю: «Для того, чтобы играть в тот футбол, что играли Черенков, Гаврилов и компания - для этого нужны Черенков, Гаврилов и компания. Нельзя просто взять любого футболиста и перестроить на спартаковский лад. Вот в ЦСКА другая история, там - было бы счастье, да несчастье помогло. Когда пришел Гончаренко, из ЦСКА ушли братья Березуцкие, Игнашевич, человек восемь… У него развязаны руки - появилась возможность новую команду создать. А в «Спартаке» тренер – новый, а команда - старая. И никто ведь не знает, что такое спартаковский футбол, ни Зе Луиш, ни Адриано… Им надо не один год играть эти квадраты, которые Бесков давал. Ромащенко говорит: «Согласен. Я сам, когда пришел в «Спартак», не понимал, что такое спартаковский футбол, но там целая компания была, ребята как раз играли в такой футбол, и я постепенно перестроился…»

Дмитрий Буряк

  • 100
Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63