Джано Ананидзе: Слуцкий позвал в «Витесс». И я, и «Спартак» были согласны, но...

К комментариям

Джано АнанидзеДжано Ананидзе

Полузащитник Джано Ананидзе рассказал о своей аренде, 63 килограммах веса и нагрузках Д'Урбано.

— Как вы оказались в «Крыльях»?

— Был в отпуске. Позвонили. Понимал, что нужна игровая практика, ведь не играл почти год.

— Позвонили из «Спартака»?

— Да. И из «Крыльев» тоже. Тут работает Александр Шикунов, не чужой человек, по «Ростову» друг друга хорошо знаем. Первый официальный запрос на меня пришел в «Спартак» именно из Самары.

— Сразу согласились?

— Взял паузу, потому что в те же сроки позвонил агент и сказал, что есть интерес со стороны «Витесса».

— С этого места поподробнее.

— Предложение голландцев было очень приятным для меня. Я отдыхал в Грузии, после Нового года созвонились с Слуцким, он подтвердил интерес и сообщил, что очень хотел бы видеть меня в команде.

— Тоже взяли паузу?

— Согласился. Сказал «Спартаку», что Европа для меня в приоритете, клуб пошел навстречу. Я терял в деньгах, но все равно хотел в «Витесс».

— Голландцы предложили меньше, чем вы получали в «Спартаке»?

— Наверное, клубы каким-то образом решили бы этот вопрос, но в Европе другие налоги, так что на руки выходило бы меньше. Но предложение очень понравилось, финансовая сторона была не главной. Вылетел из Тбилиси 3 января, чтобы все обсудить и подписать. А когда стали оформлять бумаги, что-то не сложилось. Возможно, из-за ограничения на иностранцев не из стран ЕС. Или из-за разных правил для купленных и арендованных футболистов. Знаю только, что переход одобрили и я, и «Спартак», и Слуцкий. Общался с Гурамом Кашией, который много лет играл за «Витесс», — он был уверен, что все пройдет гладко. Но с голландской стороны возникли затруднения.

— «Крылья» терпеливо ждали?

— Сказал и Шикунову, и Божовичу: если не получится с «Витессом» — точно к вам. С Миодрагом тоже вместе работали, приятные воспоминания. Так и случилось. Сейчас зимние сборы, на которых смогу набрать форму. Задача — сохранить прописку в премьер-лиге, побьемся за нее.

— По именам у вас приличный состав: Рыжиков, Шишкин, Денисов, Самедов, вы, Канунников, Шейдаев, Яковлев, Бурлак…

— Хороший состав. Просто много новичков, пока чувствуется несыгранность. Но впереди еще месяц, Божович умеет строить командный футбол.

— Граф не изменился с тех пор, как играли у него в «Ростове»?

— Ничуть. Все так же шутит немножко ниже пояса, мотивирует, грамотно объясняет.

— Какая часть того года, который вы не играли, связана с травмами, а какая с решениями тренерского штаба «Спартака»?

— Судите сами. Сначала был голеностоп. Через месяц после того как вылечился и восстановился — крестообразные связки. Тренеры ни при чем. Одно восстановление заняло пять месяцев — и другое столько же. Причем в разгар сезона. На сборах, особенно зимних, набирать форму лучше и быстрее, чем во время чемпионата. Что ж, был в аренде в «Ростове» — поиграю в «Крыльях». Это нормально.

— Даже в те периоды, когда вы не были травмированы, за «Ростов» играли намного чаще, чем за «Спартак». Есть объяснение?

— Мне кажется, в «Спартаке» я выпадал из ритма. Для футболиста это много значит, тем более моей комплекции. Посмотрел статистику — в «Ростове» пропустил лишь 13 дней. В «Спартаке» каждый год какая-то травма. Может, причина в психологии. В «Ростове» знал, что буду играть, как бы ни провел предыдущий матч. Игры всякие случались, но была стабильность и уверенность. А в «Спартаке» чувствовал себя в последние годы, как на просмотре. Играешь и думаешь, какое впечатление произведешь.

Претензий нет, ясно, что в «Спартаке» выше конкуренция. В сильных клубах все через это проходят. Но лично мне доверие помогает играть лучше. Если цените футболиста, дайте ему пять, шесть, семь матчей, чтобы показал себя, не боясь рискнуть на поле. Я получал одну-две игры — три следующие пропускал. А три матча — это 21 день, серьезный пробел. Как ни тренируйся, официальные матчи — совсем другое. Почти разные виды спорта. Два часа тренировки с паузами не сравнятся с пятью минутами игры, в которую ты вовлечен на 150 процентов.

— Это и называете «выпасть из ритма»?

— Примерно. Три-четыре недели без матчей — тяжело. В сборную приезжаю на спаренные встречи — играю по два полных тайма с перерывом в три дня и чувствую себя хорошо. В «Ростове» каждый раз играл по 90 минут и тоже был в порядке. В «Спартаке» по-другому. Может, причина во мне? Но я все делаю так же, соблюдаю режим, не хожу по клубам и тусовкам, поскольку спокойный семейный человек, тренируюсь на максимуме. Почему так происходит? Не могу объяснить.

— Как вам работалось с тренером по физподготовке «Спартака» Д’Урбано? Подходили его упражнения?

— Не люблю о тренерах говорить.

— А вы говорите о методике.

— Шесть человек с «крестами» лучше меня скажут. Не знаю, в чем причина, но статистика вот такая. Подход Д’Урбано отличался от подхода его предшественников прыжковыми нагрузками. Вскакивали на доску, использовали тренажеры, которые при нем завезли. Чувствовали себя немножко волейболистами. Правильно это или нет, не знаю. Но «кресты» травмировались сразу у шестерых.

— С характером нагрузок понятно. Как насчет объемов?

— В принципе, все усваивалось. В плане беговой и футбольной работы все решал Каррера, а Д’Урбано дважды в неделю давал серьезные нагрузки в тренажерном зале именно на ноги.

— Грузы вверх толкали?

— В том числе. Причем Зе Луиш и я — один и тот же вес. В нем 90 килограммов, во мне 63. Зе Луишу было нормально, мне очень тяжело. Склоняюсь к тому, что это не совсем правильно.

— Сколько играете, столько вас и упрекают в малой мышечной массе. Как относитесь к разговорам о том, что надо набирать вес?

— Пусть говорят. У меня в «Ростове» был другой вес? Тот же самый. Поле — такое же, мячи такие же, соперники такие же, даже журналисты такие же. И ведь получалось. Более того, в «Спартаке» партнеры сильнее, так что должно было лучше получаться. Но получалось хуже. Почему? Думаю, проблема только в доверии.

— Пытались прислушаться к тренерам и целенаправленно поработать над собой в плане набора веса? Торты, кисели, шашлыки?

— Я много ем. Спросите у Самедова, мы с ним на сборах вместе обедаем. Но я не набираю. Держится вес 63-63,5 килограмма. Когда начинал играть, было 61. За все эти годы растолстел на два кило, больше никак. Это плохо? Не уверен. Лука Модрич весит 66 кило. А если потолстел бы, точно стал бы лучшим футболистом мира? Дыхание позволяет мне носиться по полю 90 минут. Зачем тогда масса? Не все такие крепыши, как Криштиану или Лукаку, есть и маленькие футболисты.

А в борьбу я и так пойду, сколько бы ни весил. Даже если проиграю, все равно пойду. Потому что футбол и гора мышц — разное. Если человек умеет играть и у него есть мозги, необязательно быть качком.

— Два величайших игрока, — Месси не берем, он с другой планеты, — но две абсолютных звезды Хави и Иньеста разве высокие и накачанные? А ведь они дают объем, финтят, отбирают, раздают фантастические передачи и забивают удивительные мячи. Футбол — не штанга и не марафон, сила в нем не главное. Если бы 99 процентов футболистов были такими, как Лукаку, я из тренажерки не выходил бы.

— Вы даже после грузинских отпусков не набираете вес?

— Максимум килограмм, хотя про грузинскую еду все наслышаны. И это без тренировок, поскольку восстанавливался после операции. Люди с «крестами» по 10-12 килограммов набирают. У меня — один.

— Что за эпизод был, когда полетели «кресты»? Может, какое-то аномальное скручивание?

— В сборной ударил по мячу, приземлился на ногу — и все. Стандартный момент.

— Когда заканчивается ваш контракт со «Спартаком»?

— В мае 2021-го.

— Если футболист после 25 лет играет по арендам, ему стоит задуматься, что идет не так. Верное утверждение?

— После «крестов» уже задумался. Каждый день до и после тренировки хожу в тренажерный зал, хотя раньше не ходил. Остальное вне моей власти.

— Вопрос был не про «физику». Пришел новый тренер, который хорошо знает вас по чемпионату России. Вы оказались в аренде. Повод подумать?

— Не хочу об этом говорить. Сейчас я в «Крыльях», буду решать новые задачи.

— В последние месяцы при Каррере понимали, что происходит в «Спартаке»?

— В каком смысле?

— Со стороны казалось, что он не совсем управлял командой. То ли не мог, то ли не хотел.

— Без комментариев. Могу только за себя говорить. С Каррерой мы стали чемпионами, я при нем играл. Кто бы что ни говорил, я ему благодарен, такое у меня мнение.

— В Самару с семьей переедете?

— Не знаю. Еще не разу там не был. На матч с «Локомотивом» 2 марта полетим из Турции, только потом окажусь в Самаре. До конца чемпионата осталось два с половиной месяца, не уверен, что надо перевозить семью. Все-таки дети маленькие.

— С Дзюбой общаетесь после Ростова?

— Во время чемпионата мира, когда он феерил, после каждого матча ему писал.

— Как сейчас дела у сборной Грузии?

— У нас большой шанс отобраться на Евро-2020. В марте играем стыковой матч с белорусами. По рейтингу мы выше, поэтому принимаем их дома. Если победим, выходим на Македонию или Косово. Такой возможности больше не будет, сейчас или никогда. В отборочной группе Евро-2020 серьезные соперники: Швейцария, Дания, Ирландия. Там будем бодаться. Через Лигу наций пробиться намного легче, и мы очень этого хотим. Реальный шанс.

Евгений Дзичковский

  • 0
Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63