Марко Трабукки: У Карреры был карт-бланш. Но в покупке Миранчука ему отказали

К комментариям

Марко ТрабуккиМарко Трабукки

Известный футбольный агент Марко Трабукки рассказал о веселом российском футбольном рынке, Педро Роше и Джоне Терри.

Звучит вызывающе, но Марко Трабукки приехал на турецкие сборы со «Спартаком». Только с юрмальским. Он владелец этой команды, посещает тренировки, решает важные вопросы.

— Пытаемся установить мировой рекорд по числу легионеров, — шутит Трабукки. — Они у нас на любой вкус. Вот в квадрате играют четыре темнокожих парня. Не просто из разных стран, а с разных континентов: француз, канадец, никарагуанец и конголезец. Сенегалец сегодня приедет на просмотр, два метра ростом. Поглядим, что за атлет.

— Столько легионеров — самоцель или спортивная необходимость?

— Тремя клубами в чемпионате Латвии клубами владеют солидные русские бизнесмены. Борются за золото с бюджетами в три раза больше нашего, покупают сложившихся иностранцев. Мы предпочитаем давать шанс молодым, мотивированным, «голодным». Пусть показывают себя футбольной Европе. Все легионеры, которых видите на поле, — 1998–2000 годов рождения.

— Одна из целей юрмальского «Спартака» — быть витриной и полигоном?

— Может, даже главная.

— Латыши в команде есть?

— Половина, 10 человек.

— Какие бюджеты у латвийских клубов?

— Наш меньше миллиона евро. У конкурентов доходит до трех миллионов, могут себе позволить платить тренерам по 200-300 евро тысяч в год. Но есть команды и бедней «Спартака», конечно.

— Сколько зрителей ходит на футбол в Юрмале?

— Летом много по латвийским меркам — тысячи две. Всегда хорошо смотрят еврокубки.

— Проблему финансового fair play с такой посещаемостью решаете за счет трансферов?

— Продажа игроков, участие в еврокубках. Деньги, которые платит УЕФА за квалификационные раунды Лиги Европы, составляют серьезную часть нашего бюджета. Горжусь тем, что уже несколько лет юрмальский «Спартак» самоокупается.

— Прямо латвийский «Монако».

— Еще нет, но ориентир хороший.

— Видел вас в Турции в компании Алексея Еременко-младшего. Имеет отношение к клубу?

— Наш спортивный директор. Мы работой Алексея очень довольны, его жена — вряд ли. Постоянно то в Африке, то в Южной Америке. Классно разбирается в игроках, сам выступал на высоком уровне. Но работа очень непростая. Представляете, что такое — на три дня в Нигерию, потом сразу в Перу, затем в Уругвай? Алексея очень ценим. Кому-то футболистов агенты привозят, а мы сами просматриваем по всему миру. И находим.

— Что за история с «Оренбургом»? Вас представили в роли селекционера или это слухи?

— В «Оренбурге», как вы знаете, новый президент клуба — Владимир Кияев, генеральный директор компании «Газпром добыча Оренбург». Попросил консультировать его по всем футбольным вопросам. Приехал в Анталью на первый контрольный матч «Оренбурга», представил в качестве своего советника. Помощь уважаемому предпринимателю, имеющему массу не только футбольных обязанностей, для меня большая мотивация.

— Цель сотрудничества — больше покупать или выгоднее продавать?

— Президент объяснил, что хочет поменять вектор. Деньги «Газпрома» — хорошо, но нужна диверсификация доходов. «Оренбург», к сожалению, на последнем месте в лиге по заработкам от трансферов, это не секрет. Новый руководитель хочет постепенно, без спешки и революций, изменить ситуацию. Почему «Уфа» может продавать футболистов в «Манчестер Сити» и ЦСКА, а «Оренбург» нет? Разница между клубами только в том, что у «Оренбурга» более высокое и стабильное финансирование.

— С главным тренером обсудили этот момент?

— Встретились с Владимиром Федотовым, поговорили. Пока необходимости в активных действиях с моей стороны нет. Команда выступает хорошо, тренер составом удовлетворен. Но президент хочет, чтобы в следующем сезоне появились новички на перспективу. Не ветераны, способные помочь прямо сейчас, их в «Оренбурге» и так хватает, а те, чья цена за время выступлений в клубе вырастет и обернется выгодой.

— На днях закрылся европейский футбольный рынок. Трансферный пульс сместился в Россию?

— Верно. Вспомнили теперь про наши клубы. И про меня тоже. Работы прибавилось.

— Стоит ждать «бомб» от российских команд?

— Думаю, нет. «Зенит» уже сделал все, что должен был сделать. «Краснодар» тоже. «Спартак», вероятно, будет подтягивать молодых. Возможны переходы внутри РПЛ. Громких международных трансферов я бы не ждал.

— Ракитский и Барриос в «Зените» — хорошо?

— Хорошо, но еще лучше, что «Зенит» продал Паредеса за 50 миллионов. Пример для всех: если покупаешь качество, не ошибаешься. Это актив, который всегда можно с выгодой обменять или продать.

— В конце года проводился традиционный опрос еженедельника «Футбол». Из 277 российских журналистов только один включил Паредеса в тройку лучших. И вдруг — 50-миллионный трансфер. Это мастерство агентов или пресса совсем не разбирается в футболе?

— Не понимаю, как можно было не включить Паредеса пусть не в тройку, но в пятерку лучших. Массимо Каррера, участвовавший в похожем опросе, включил. И я бы включил. Недавно был в парижском офисе спортивного директора «ПСЖ» Энтеро Энрике. Он прекрасно знает российский рынок и интересовался именно Паредесом и Дриусси. Даже несмотря на не самый удачный для «Зенита» год, Паредес не потерял в цене, все-таки игрок сборной Аргентины. Плюс определенное везение: когда футболист попадает в сферу интересов клуба из числа десяти лучших в мире, цена скачет вверх. В последние годы это устойчивая тенденция.

— «Локомотив» обходится без трансферов. Никто не нужен или новый генеральный директор с главным тренером пока не выработали единых взглядов на комплектование?

— Могу лишь предполагать. У «Локомотива» уравновешенный состав, хватает и опытных людей, и иностранцев. Наверное, пришло время встраивать молодых. В приобретениях команда просто не нуждается.

— «Краснодар» для агентов не самый сладкий клуб, согласны? У южан на все есть свое мнение, и они ему следуют.

— С ними непросто, да. Но если взять результаты и уровень молодежи Сергея Галицкого, «Краснодар» работает лучше всех в России. Вчера вернулся из Милана, где мне показали список сильнейших молодых футболистов мира, составленный одним большим итальянским клубом. В списке три россиянина. Все — из академии «Краснодара».

— Что за клуб?

— Не скажу, закрытая скаутская информация. Мне и фамилии ребят не слишком знакомы, но селекционеры топ-клубов мониторят весь мир, в их квалификации сомнений нет. Список — не шорт-лист для покупок, поскольку «Краснодар», как известно, не продает свои молодые таланты. Скорее рейтинг, обзор ситуации в молодежном сегменте.

— На российском рынке в сравнении с Европой работать легче? Сложнее?

— Веселее.

— Давайте похохочем.

— В других странах сложилась определенная манера работы, принятая всеми командами. Там ты знаешь как агент: контактировать нужно исключительно со спортивным директором. На втором этапе тебя в редких случаях подпускают к президенту клуба. В России все не так, особенно для иностранных агентов. Во всех клубах разные механизмы. Где-то нужно разговаривать только с президентом, иначе он обидится и трансфера не будет. В других клубах — с владельцем. В третьих — со спортивным директором. Очень много команд, в которых следует выходить напрямую на тренера, на что в Италии, допустим, наложено абсолютное табу. А в России президенты удивляются: «Что ты мне звонишь? Знаешь же — решает тренер». Забавная специфика. Постоянно учишься чему-то новому, скучать не приходится.

— В России агентские деньги более легкие, чем на Западе?

— Мировые топ-агенты зарабатывают в разы больше российских. Зато в России размыты правила игры, шире рамки. Мы приобрели у РФС лицензию на агентскую деятельность и видим: пятидесяти-шестидесяти другим агентам отсутствие лицензии работать совершенно не мешает. В чем тогда ее сакральный смысл? В России некоторые получают деньги и от клубов, и от игроков: для Запада это нонсенс. Все очень весело, словом, но не очень понятно.

— Чем сейчас занимается Массимо Каррера?

— Наслаждается свободным временем в Бергамо, занимается летним домом в лигурийском курортном местечке Алассио, следит за учебой дочки Мартины в Милане, смотрит футбол, болеет за «Ювентус».

— А за «Аталанту»?

— Симпатизирует.

— Если вернуться в периоду его работы в «Спартаке», а к нему нельзя не вернуться, — был ли у Карреры с середины 2017 года карт-бланш в трансферных вопросах?

— Да, он получил большие полномочия в комплектовании команды. Еще до чемпионства мы как-то обедали вчетвером: Леонид Федун, Юхан Гераскин, Каррера и я. Массимо попросил купить троих — Луиса Адриано, Самедова и Джикию. Несмотря на то, что не все в клубе, мягко говоря, были в восторге, акционер удовлетворил просьбу. Так было и после победы в чемпионате. Карт-бланш истек в конце прошлого сезона.

— А начался после покупки Селихова, о которой Карреру не поставили в известность?

— Да.

— Как Каррера технически реализовывал свое право? Задумал пригласить Петковича, Пашалича или Жиго — выходил на Федуна?

— Так и было. Разумеется, случались отказы. Например, когда речь шла о достаточно дорогих футболистах.

— Каких именно?

— Сенегальский форвард Ньянг из «Торино», хорватский защитник Чалета-Цар из «Зальцбурга», Антон Миранчук.

— Роша — удача или нет? И если неудача, то чья?

— Мне кажется, неудача. Двух футболистов «Гремио», которых просил Массимо, купить оказалось невозможно. Луан был слишком дорогим, против Эвертона выступил Сергей Родионов. Сказал, он ему не нравится.

— Получается, трансферные вопросы решали не только Каррера и Федун?

— В каких-то случаях директорат имел право вето. Жорже Машаду, агент, давно работающий со «Спартаком», предложил Дмитрию Попову вместо Луана и Эвертона Рошу. В скором времени состоялось подписание контракта. Сделка по Роше — не Массимо и не моя. Наша ошибка в том, что Каррера одобрил приобретение Роши. С другой стороны, что ему оставалось делать, если до закрытия трансферного окна два-три дня, а выбор — между кем-то и никем?

— Каррера одобрил переход Роши, зная его стоимость?

— Нет, он подтвердил по смс кандидатуру, предложенную селекционной службой. И когда узнал от Федуна, какая сумма была потрачена на бразильца, расстроился.

— Так сильно переплатили?

— Извините, в силу ряда причин будет некорректно с моей стороны отвечать на последующие вопросы о «Спартаке».

— Тему перехода Терри можно классифицировать как английскую, а не спартаковскую?

— Тут все ясно. Джон уже получил российскую визу, был заказан чартер, но накануне отлета в Москву ему позвонили из школы с просьбой забрать домой 13-летнюю дочку. Впервые за все время ее учебы. У девочки был стресс, депрессия, она просила отца не уезжать в Россию. Терри дрогнул и отступил. Как истинный джентльмен приехал потом в Москву, чтобы лично принести извинения.

— Во времена Карреры в «Спартаке» про вас говорили: серый кардинал, управляющий всеми трансферами в клубе. Как вам эта роль?

— М-м. Даже не знаю, что сказать. Как прокомментировать бред? Иногда люди склонны видеть не то, что есть, а то, что им удобно видеть. Пусть так думают, если хотят, к антирекламе отношусь спокойно. Я приводил в команду футболистов: Джикию, Самедова, Луиса Адриано, Петковича, Пашалича, Максимовича, Еременко, Ханни, Жиго. Дальше этого мое «кардинальство» не распространялось.

Евгений Дзичковский

  • 0

Комментарии 1

#1 J.Shrott | 3 февраля 2019 19:30
Интересное вью. Бедолага Роша. Не будет тебе никогда покоя.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.