Фанаты «Спартака» и ЦСКА отменили бойкот матчам на Кавказе

К комментариям

Фанаты "Спартака"Фанаты "Спартака"

Что случилось?

В начале июля главные фан-объединения «Спартака» («Фратрия») и ЦСКА (Red-Blue World) объявили об отмене бойкота матчей на Кавказе. Они вместе его начали в 2011-м.

Вот что написала на своем сайте «Фратрия»:

— Организация посещения выездных игр будет планироваться с учетом специфики региона и с максимальным обеспечением безопасности болельщиков. Вся подробная информация будет размещаться заблаговременно перед каждой игрой. Спасибо всем тем, кто несмотря ни на что придерживался позиции Движа все эти годы. Сила в Единстве!

А так об этом объявили фанаты ЦСКА:

— Решение не было единогласным, некоторые олдовые болельщики высказались за продолжение бойкота. Мы полностью понимаем их позицию и с большим уважением отнесемся к решению болельщиков, которые захотят продолжить бойкот. Вместе с тем мы уверены, что наша молодая команда должна ощущать дыхание трибун и поддержку своих болельщиков на каждом домашнем и выездном матче.

Из-за чего начался бойкот?

В 2000-х и начале 2010-х количество серьезных происшествий с болельщиками на Кавказе зашкаливало. Помимо стычек, драк и закидывания камнями трибун и автобусов было несколько ключевых событий.

Во-первых, драка в Приэльбрусье в 2008-м. Тогда фанаты поссорились с местными — и в итоге им пришлось забаррикадироваться в отеле. Началась стрельба, автобус был разбит в хлам, а одного болельщика ранили, ему потребовалась операция.

Во-вторых, в декабре 2010-го в Москве погиб фанат «Спартака» Егор Свиридов. В ходе массовой драки его застрелил из пневматического пистолета уроженец Кабардино-Балкарии Аслан Черкесов.

После задержания Черкесова допросили и отпустили. Это вызвало митинг, который, по некоторым оценкам, собрал на Манежной площади до 50 тысяч человек. Черкесова снова взяли под стражу и впоследствии осудили на 20 лет. Его друзей, участвовавших в драке, — на пять.

Через 3-4 месяца после убийства Свиридова бойкот был объявлен официально. Совместно — и ЦСКА, и «Спартаком».

Мы поговорили с болельщиком «Спартака» Олегом Семеновым о том, как проходили тогда выезды на Кавказ.

— Когда работал в фан-клубе «Спартака» и был на том самом совете «Фратрии», где принимался бойкот, сразу сказал: «Уважаю ваше решение, но как директор фан-клуба должен помогать тем, кто поедет». Мне ответили: «Конечно, без вопросов». И все, — говорит Семенов.

— Ключевой причиной бойкота стала смерть фаната «Спартака» Егора Свиридова?

— Не сказал бы. Там целая цепочка была нападений, травм, смертей.

— Сейчас удастся избежать инцидентов? Того же камнепада.

— За это отвечает принимающая сторона, как она все организует. Насколько я помню, камнепад был только во Владикавказе, Нальчике и, по-моему, в Махачкале. В Каспийске, Грозном камней не было.

Последний раз, когда ребята ездили в Грозный (это было в прошедшем сезоне), их выпускали с трибун вместе с местными болельщиками. Обычно потоки разделяют: через главную аллею выходит весь стадион, а у гостевого сектора — отдельный выход. Там уже ждут автобусы, маршрутки, машины. Получалось, не пересекались фанаты. Это, конечно, первое правило, организаторы его не выполнили.

Но не снимаю вины и со «Спартака». Или кто там был от клуба, может, директор по безопасности. Почему они допустили, что выходили все вместе? Даже если дружба между фанатами, этого делать нельзя. После футбола все заведенные, на эмоциях. На совещании перед игрой это проговаривается обычно. Непонятно, почему представители клуба не настояли, что нельзя пускать людей вместе.

— Но та ситуация нормально закончилась?

— Да. Ненормально было в Нальчике в 2008-м. Перед матчем многие ездили отдыхать на Эльбрус. Произошла обычная стычка. В итоге парням пришлось забаррикадироваться в отеле, была стрельба. Мы жили в Пятигорске, вот нам ребята и позвонили: «Олег, тут такое».

Начали звонить главному по безопасности лиги Мейтину, там уже подключили полицию. Парню одному прострелили печень, потом лежал в больнице Нальчика, была операция. А автобус, на котором приехали фанаты, разбили, трубу воткнули в движок. Зрелище лютое было. Потом в «Комсомольской правде» такой плохой репортаж вышел. Видимо, журналистка не хотела правду писать, сглаживала углы.

— Сейчас спокойнее стало?

— Смотря как себя вести. Если один будешь ходить по рынку, могут и избить. Но прилететь может в любом городе — и в Москве тоже. Надо просто понимать, что можно делать, а что нельзя.

— Сами попадали в конфликтные ситуации?

— Нет. Никаких стычек не было, повезло. Может, потому что повзрослели — и уже не представляем интереса для молодежи. Бывало, кого-то в отделение полиции забирали, ходили, пытались вызволить. Мы с друзьями вообще любим на Кавказ ездить, там своя специфика. Надо ухо востро держать, тогда нормально.

— Откуда на трибунах берутся камни, которые потом бросают?

— Бросают снаружи стадиона, внутрь-то как протащишь? Помню, в Нальчике один мужчина креативно подошел к делу. Приехал на «Жигулях» на парковку прямо за гостевым сектором, не спеша так пошел открывать багажник, а он весь забит камнями. Мы стоим — ни крыши нет, ничего. От парковки до трибуны метров 10. Говорим милиционеру, мол, смотри, что делается. А он так по имени к этому мужику обращается, с акцентом: «Дорогой, ты что делаешь?».

Во Владикавказе трибуны высокие, но умудрялись докидывать. Нас выводили на поле, стояли прямо в штрафной. Но одному парню все равно голову пробили. На следующий выезд поехали в хоккейных шлемах, телевидение это в репортаже использовало. С одной стороны — защита от камней, с другой — шутка и привлечение внимания к проблеме.

Кстати, после перерыва, когда «Алания» вылетала и возвращалась, очень гостеприимно принимали. Для города это ведь еще и туризм, человек 500 приезжает: это гостиницы, кафе и т. д. Тогда вообще проблем никаких не было.

Понятно, что сейчас все меняется в лучшую сторону. Может, с этим и связано решение «Фратрии». Налаживается безопасность. Раньше 7 человек на выезды приезжали, 27. Помню, как-то насчитали 47, и все такие: «О-о-о, рекорд!». Тогда поездки были с адреналином. А потом раз — чартером прилетело 200 человек, бах — 500. Сейчас все больше людей на выезды гоняет. Новые стадионы, аэропорты, безопасность. Многие даже с детьми ездят, — говорит Семенов.

Почему теперь отменили бойкот?

Нам рассказал представитель «Фратрии» Антон Володин.

— Изначально бойкот планировался только на год. Чтобы посмотреть на реакцию властей. Но потом эта тема была пролонгирована. В 2015-2016-х годах посчитали, что актуальность бойкота спала. Хотели отменить. Но на общем совете «Фратрии» приняли решение наоборот ужесточить, — рассказывает Володин.

Если раньше можно было ездить, но на свой страх и риск и без символики с баннерами, то после ужесточения — даже это стало запрещено. Предупреждали, что если кто-то будет там обнаружен, то выдворят из организации и лишат всех привилегий. И были такие прецеденты.

С того момента эта тема стала сопровождаться скандалами, а закручивание гаек привело к отторжению. Появился негатив к организации. Целесообразнее было бы заявить, что призываем не ездить туда, потому что это небезопасно. Но запрет и наказание за поездки — это жестковато. Учимся на свои ошибках.

Сейчас отмена бойкота нужна не тем, кто по политическим причинам или из-за вопросов безопасности не будет дальше ездить на Кавказ. Эта отмена нужна тем, кто хочет ехать, но по каким-то причинам не может или скрывает это.

Для тех же болельщиков с юга России матчи на Кавказе — один из немногих случаев, когда можно увидеть свою команду вживую. А все-таки основная цель болельщиков — поддержка клуба. Везде и всегда. Получается, ужесточением бойкота мы эту цель нивелировали. Шло ущемлением фанатов в том, что свято. Изначально бойкот был правильным решением, но отменять его нужно было раньше.

— В последнем матче в Грозном, говорят, была потасовка после матча. Из-за того, что местных и приезжих болельщиков выводили через один выход.

— Ну и что? Потасовки есть в каждом городе, ничего страшного. Тем более если служба безопасности неудачно распределила выходы. Но не было поножовщины, стрельбы. Потолкались — и все.

— Сейчас выезды безопаснее стали?

— А кто-нибудь слышал о каких-то серьезных инцидентах? Я — нет. Из матчей на Кавказе остался один Грозный. А там все относительно спокойно в плане безопасности. Может, приезжих и не очень любят, но поножовщины нет. Кадыров их приструнил.

— Самый сложный выезд?

— Нальчик. Но его уже давно нет в лиге. В целом, последние 4-5 лет все совершенно спокойно проходило. Может, отдельные люди вступали в перепалки, дрались, но за всем не уследишь. Серьезных инцидентов не было. Люди продолжали ездить — по 300-600 человек.

— Как проходила консолидация с ЦСКА?

— Во-первых, сначала было обсуждение внутри нашего движа. Во-вторых, так как принимали решение вместе с ними, то разумно было бы и обсудить отмену вместе. Там тоже не все были за, но большинство проголосовало за отмену.

— Это в разы увеличит количество болельщиков на выезде в Грозном, например?

— Рост точно пойдет, но вряд ли увеличится на порядок. Попробуем организовать чартеры. Но это зависит от ценников. Получится ли — покажет время. Будем контролировать все истории, держать ухо востро, мониторить ситуацию. Чтоб все было безопасно, — говорит Володин.

Ближайший выезд в Грозный для клубов, отменивших бойкот, 11 августа — там играет «Спартак».

Артем Терентьев

  • 0
Добавить комментарий

Оставить комментарий

    Гостевая форма

    • bullysmile-01smile-02smile-03smile-04smile-06smile-07
      smile-08smile-09smile-10smile-11smile-12smile-13smile-14
      smile-15smile-16smile-17smile-18smile-19smile-20smile-21
      smile-22smile-23smile-24smile-25smile-27smile-28smile-29
      smile-30smile-31smile-32smile-33smile-34smile-35smile-36
      smile-37smile-38smile-39smile-40smile-41smile-42smile-43
      smile-44smile-46smile-47smile-48smile-49smile-50smile-51
      smile-53smile-54smile-55smile-56smile-57smile-58smile-59
      smile-60smile-61smile-62smile-63