YouTubeВ КонтактеTwitterFacebookGoogle +

Spartakworld.ru - Новости «Спартак» Москва. Сайт болельщиков

Показать меню

Владимир Шалаев: КХЛ – это действительно проект Путина

Новости хоккея

Комментировать
Владимир Шалаев
Владимир Шалаев

В рамках проекта «30 самых влиятельных персон в российском хоккее» представитель верхней части рейтинга вице-президент КХЛ Владимир Шалаев дал  интервью, в котором рассказал, существуют ли в лиге аренды, кто превышает потолок зарплат, как открыть контракты, чего не понимают в НХЛ и что будет, если отменить лимит на легионеров.

Де-юре аренды нет

– Переход Тарасенко в СКА стал одним из главных трансферных событий этой зимы. «Сибирь» заявила, что Владимир по окончании сезона сможет вернуться обратно. Так есть в КХЛ аренда или нет?

– Нет. И не будет. Более того, мы не то что запретим, но иначе зарегулируем подобные переходы. Понимаете, это не является арендой, но клубы могут договориться между собой о чем угодно. Это неофициально, и де-юре Тарасенко для нас сейчас игрок СКА. У него в этом году заканчивается контракт. Поскольку Владимир – молодой игрок, если СКА сделает ему предложение 150% на следующий сезон и 170 % на второй сезон, то в другие клубы Тарасенко уже не попадет.

– А как прокомментируете ситуацию с Дмитрием Воробьевым? Медведев заявил, что он игрок системы СКА.

– Если между клубами есть джентльменские договоренности, то их невозможно запретить. Но если бы, например, Воробьев, уйдя в «Торпедо», сказал: «Не буду возвращаться», или нижегородский клуб воспротивился: «Не отпустим игрока», СКА не смог бы его вернуть. То есть, де-юре у нас аренды нет. Поэтому сейчас президентом КХЛ поставлена задача – зарегулировать подобные переходы, чтобы они не были спекулятивными.

– Но сейчас получается, что хоккеист играет какое-то время в не самом сильном клубе, затем его продают, получают компенсацию, и снова все идет как по схеме.

– Все делается строго по регламенту. Есть маленькая юридическая тонкость, но абсолютная явная. Если это аренда, то права на игрока остаются принадлежать клубу, и хоккеист обязан туда вернуться. В данном случае – этой обязанности нет.

– Только НХЛ как альтернатива?

– Очень жаль, если Владимир все-таки выберет отъезд за океан. Я знаю Володю практически с детства, желаю ему сделать себе карьеру мировой суперзвезды, но до Олимпиады я бы на его место поиграл в России. А потом можно будет уехать за океан уже серьезным игроком на хороший односторонний контракт. Не так, как наши ребята сейчас: бросают все, едут туда за жар-птицей, получают двустороннее соглашение и в итоге пропадают в фарм-клубах. Не знаю, почему этот пример никого не настораживает. Слава богу, у нас за четыре года уже сформировался цивилизованный пул агентов. Но, с другой стороны, есть еще очень много агентов, для которых на первом месте свой личный заработок, а не судьба игрока. Главное, побыстрее пристроить хоккеиста куда-нибудь, чтобы он получал зарплату. А какие у него игровые, жизненные, семейные перспективы, агента, как правило, не интересует.

– Один из иностранных тренеров был очень удивлен, что агент игрока пытался давить на него, указывал, сколько игрового времени должен получать его хоккеист, как часто выходить на лед в большинстве.

– Это жизненная ситуация. Но я хочу со всей твердостью заявить: никакой агент не имеет права оказывать давление на тренера. И он может послать агента куда подальше. Хоккеист должен своей игрой завоевывать место в составе.

– Сумманен недавно высказался о том, что в КХЛ тренеры – как уборщицы – они ничего не решают.

– Это его личное мнение. Но взаимоотношения коллектива и тренеров – это мировая проблема, всего игрового спорта, а не только КХЛ. Не в любом споре или конфликте тренер выходит победителем.

– Недавно наделал шуму эпизод с Радуловым.

– Я только прилетел из Астаны, мы разговаривали с представителями «Салавата». Нам объяснили, что это был просто несчастный случай. Вы же знаете Александра – это сгусток энергии и эмоций. Он просто махнул клюшкой и случайно задел Нэкеля. Там ни к кому претензий нет: ни у Радулова к тренеру, ни у тренера – к Радулову. Просто из ничего сделали PR.

Обратитесь в профсоюз

– Пропасть между богатыми и бедными клубами становится все больше. Когда в КХЛ более или менее выровняется положение?

– Знаете, разрыв будет всегда. Он есть и в НХЛ. Другое дело, что разница между минимальным и максимальным размерами потолка зарплат в этом сезоне в НХЛ составляет 33%, а в КХЛ, к сожалению, – 200%. Дело в том, что в стране в целом должны быть соответствующие социально-экономические условия. У нас не могут все клубы иметь большой бюджет.

Например, московский «Спартак» финансируется практически одним человеком из собственного кармана, при этом у него нет ни скважин, ни газовой или нефтяной трубы. А есть громадные компании, за которыми стоят большие заводы и предприятия. Они могут себе позволить тратить больше денег на хоккей.

– Что делается для того, что сгладить этот разрыв?

– У лиги есть целая программа. Мы не могли обрубить потолок зарплат сразу, в один сезон. Но если сейчас еще можно пройти превышение, заплатив определенные штрафные санкции, то, мне хочется верить, что к сезону-2012/13 правление лиги и Совет владельцев клубов примут решение о жестком потолке зарплат. Этот шаг, наверное, самый сильный инструмент к уравниванию финансовых возможностей команд.

– Сумму этого потолка зарплат вы уже оговаривали?

– Пока есть различные предложения от клубов: 700, 900 миллионов, 1,5 миллиарда. У всех команд имеется свой резон. Одни говорят, что нельзя: «Это аморально тратить такие деньги на зарплаты игроков, их мастерство этого не стоит». Ведь наш клубный хоккей – это еще не бизнес. Другие же отвечают: «У нас есть финансовая возможность, нам нужно возвращать наших звезд из-за океана, давать игрокам хорошие контракты». Найти золотую середину нам будет очень сложно. Но мы уже работаем над этим. Мнение клубов, специалистов формируется. Но окончательное решение будет принимать Совет собственников клубов. Главное не заниматься популизмом, иначе с водой можно выплеснуть и ребенка.

– На данный момент возникают сомнения – СКА подписал Тарасенко, другие клубы усилились. Потолок есть, а проверок нет.

– Вы глубоко заблуждаетесь. У нас есть ежедневный мониторинг, мы знаем каждый день, сколько денег у каждого клуба выходит на площадку. Наша служба точно такая же, как в НХЛ. Мы знаем все траты клубов – до последней копейки. А иначе как бы команды платили штрафы за превышение потолка зарплат?

– Со мной заблуждается еще часть страны. У нас же закрыты контрактные ведомости.

– Пожалуйста, пускай болельщики, любители хоккея обращаются в профсоюз игроков. Если он разрешит нам открыть контракты хоккеистов, мы это сделаем через 30 секунд. Все появится на сайте. Но пока мы не получим добро от профсоюза, мы не можем обнародовать ведомости. Иначе нарушим закон. А КХЛ – законопослушная лига.

– Многие считают, что если откроют контракты, будет проще во всех отношениях.

– Я тоже думаю, что ничего в этом страшного нет, потому что, по большому счету, всем все известно. Возьмите любого болельщика, ведь вы никому сейчас не «вотрете», что игрок Б получает 1000 рублей в месяц. На мой взгляд, это просто секрет полишинеля.

– Что еще можно сделать, чтобы у людей было меньше сомнений?

– Мы вполне можем открыть совокупный доход всех игроков команды – зарплатный бюджет клуба, если правление лиги примет такое решение. Что скрывать, ведь и так все знают, что у нас самые богатые клубы – это «Салават», СКА, «Ак Барс», а самые бедные – «Витязь», «Спартак».

– Команды, которые усилились, заплатили штрафы?

– Да, «Салават Юлаев», СКА, «Ак Барс», «Металлург» Магнитогорск, «Авангард» заплатили все штрафы вовремя и в полном объеме. Все деньги были зачислены в стабилизационный фонд лиги. Он может тратиться только по решению совета директоров КХЛ и Совета собственников клубов и только на определенные цели.

– Что помимо потолка зарплат входит в программу?

– Драфт юниоров. Но здесь тоже много нюансов. Одна часть считает, что драфт нам нужен, другая говорит, что нет, а третья видит необходимость драфта только с определенными усечениями. Но значительная часть клубов и специалисты считают, что это очень нужный и полезный институт для нашего хоккея. Поэтому драфт юниоров был, есть и будет, при этом он безусловно будет учитывать нашу специфику и совершенствоваться. Кстати, отмена института аренды – это тоже уравнивание возможностей клубов. Потому что, если сейчас ее разрешить, то богатые команды скупят все, что может стоять на коньках, и будут раздавать хоккеистов в аренду.

– Поясните ситуацию с Симаковым. Фетисов сделал заявление, что раньше «таких Симаковых в лиге было много».

– Вячеслав Александрович говорил правду. Когда мы создавали КХЛ, смотрели, как формировали клубы, как подписывали контракты. Они на самом деле вызывали у нас сомнения. Мы же договорились, что это честное интервью, так?

Скажите, ну, кто поверит, что игрок первого звена топового клуба получал 10 тысяч рублей в месяц? Это же смешно. А у нас были на руках все контракты хоккеистов, переданные нам федерацией. Там указывалось и иное. Например, что при заключении контракта игроку выплачивается сразу вся сумма. Чего мы там только не насмотрелись.

Что было конкретно с Симаковым, я не знаю, не анализировал эту ситуацию. Уверен, что сейчас у нас все в порядке. Теперь есть четкие открытые контракты, в них все прописано – до копеечки. Все вознаграждения честные – под столом у нас уже никто никому не сует. Нет смысла. Знаете, теперь в хоккее обманывать – себе дороже. Я почему-то уверен, что в плане контрактной дисциплины КХЛ – лучшая организация в стране.

Сборной – любая помощь

– Недавно в регламент КХЛ внесли поправку, касающуюся заявки на матч молодых игроков. Если взять Швецию, то там разработана целая программа, направленная на то, чтобы дать молодежи возможность раскрыться, а не ограничивать в игровом времени.

– Мы знаем эту программу. Нужно отдать ей должное, но она не задействует профессиональные клубы и институт обязательного участия молодых игроков. Это более широкая программа. Она касается развития всего детско-юношеского и молодежного хоккея в стране. Нужно очень хорошо подумать и принять подобную программу на нашем уровне. Тем более, что в бумажном варианте она уже давно есть. Нам просто необходимо объединить усилия с федерацией.

Понимаете, соль здесь зарыта в методиках тренировок детского хоккея, в подходе к ним, а не в том, чтобы сделать институт двух-трех молодых игроков в топовом клубе. Это ничего не решит. Наша льгота может только помочь, подстегнуть, но это не значит, что хоккеист точно заиграет. У нас много молодых ребят, помимо Тарасенко и Кузнецова, которые выступают за основу команд, и им не нужны никакие «тепличные условия». Я считаю, что любые искусственные льготы – это определенный тормоз. Все должно быть в конкурентной борьбе. Игрокам нужно зубами грызть лед, чтобы пробиться в состав.

– Какой сейчас средний возраст в Лиге?

– Порядка 28 лет. У нас практически все четыре года он не колеблется. Разве это старая лига? Это расцвет игроков! Очень трудно спорить с цифрами. Поэтому те, кто говорят: «А-а-а, лига пенсионеров» – это просто люди, которые лукавят и не обладают информацией. Да, у нас есть великовозрастные игроки. Но дай Бог, чтобы во всех лигах были такие опытные хоккеисты, как Озолиньш или Федоров.

А возвращаясь к шведам, скажу, что они не изобрели велосипед. В их программе нет ничего особенного. Понимаете, самое главное – нужно исполнять закон. Вот у нас говорят: «А-а-а, на дорогах пробки, невозможно проехать, надо что-то делать». Да ничего делать не надо – соблюдайте закон и все. Если стоит знак «нельзя парковаться, значит, не заслоняйте проезд остальным». То же самое и в хоккее.

Тем более, сейчас мы должны затачивать все свои решения под олимпийский турнир в Сочи. Лига со своей стороны делает все возможное. Мы с тренерским штабом первой сборной хотим сесть за стол и набросать календарь не только следующего сезона, а вплоть до Олимпиады. Мы готовы помочь национальной команде по всем направлениям: своей медициной, своим скаутингом. Можем моментально исполнить все, о чем нас попросят.

– Правило о том, что теперь в КХЛ могут играть только те североамериканцы, которые провели больше 80 или 120 матчей в НХЛ, будет действовать?

– Нет. Пока мы не принимали никаких изменений. Мы будем очень внимательно подходить к этой теме. Потому что те иностранцы, которые были в первый год КХЛ, и те, которые – на четвертый, это две большие разницы. Сейчас игроки более качественные, мастеровитые. Многие – с именем. Большинство из этих игроков клубы устраивает. С этой стороны нам нет смысла что-то регулировать, потому что клубный менеджмент сам способен определить, кто им нужен. Посмотрите, они уже не хватают абы кого, лишь бы фамилия «Смит» была.

С другой стороны, я понимаю, откуда это идет: «Мы не хотим, чтобы все легионеры были тафгаями, как у «Витязя»». А здесь у лиги есть много способов сделать так, чтобы подобных игроков у нас не было. Главное опять же соблюдать регламент. Есть правонарушение, есть наказание вплоть до дисквалификации до конца сезона. Я не вижу здесь никаких сложностей.

– Некоторые говорят, что если бы у нас лучше работала скаутская служба, можно было бы переманить в КХЛ пока еще не претендующих на большие контракты молодых перспективных европейцев, тех же шведов.

– Наша скаутская служба работает идеально! У нас каждый финн, каждый швед и каждый чех на учете. Анализируются все игроки, более того, регулярно в клубы отправляются промежуточные квалификации этих хоккеистов. Ведь мы на драфт выставляем и всех иностранных игроков, поэтому про каждого игрока, который что-то умеет в хоккее, наша скаутская служба знает все. Это я заявляю со всей ответственностью.

Диктат дядюшки Сэма

– В отношениях с НХЛ есть просветы?

– Те договоренности, которых мы достигли, устраивают и КХЛ, и НХЛ. У нас прекрасное взаимодействие, например, на уровне центрально-информационного бюро, нет никаких споров по контрактам. А дальше лиги уже должны общаться на другом уровне, вместе делать такие программы, которые будут популяризировать хоккей как таковой. Но мы никогда этого не сделаем, если каждый будет тянуть одеяло на себя.

На мой взгляд, у КХЛ больше понимания о том, что нужно интегрировать усилия, нежели у НХЛ. Об этом неоднократно заявляли и Александр Медведев, и Вячеслав Фетисов. Потому что за океаном лига – это прежде всего, бизнес. У них, как у дядюшки Скруджа, перед глазами только доллары крутятся. Но я знаю, что потихоньку мы договоримся с НХЛ. Сейчас и руководство нашей страны делает многое для того, чтобы решить вопрос по Олимпиаде в Сочи.

Я, кстати, не сомневаюсь, что НХЛ отпустит наших игроков. Как может лига запретить, например, Овечкину или Малкину играть за свою родину?! На мой взгляд, это преступление против игроков, которые приносят вам деньги, создают имидж. Как можно их «подрезать»? НХЛ просто что-то выторговывает для себя.

– А что по поводу выставочных матчей?

– Александр Медведев несколько раз высказывал абсолютно правильный тезис: «Давайте, приезжайте! Будем вместе играть – ваши клубы против наших. Хорошо, можете провести еще несколько матчей с участием только ваших команд, пожалуйста – популяризируйте свою лигу. Но вы и нам помогайте». Не может быть любовь односторонней. Надо двигаться вместе. НХЛ это пока неинтересно.

Они могут приехать сюда, провести несколько выставочных матчей между своими командами. Но нам это зачем? Для чего? Играйте с клубами КХЛ – и никаких вопросов не будет. А диктат дядюшки Сэма нам не нужен.

Билеты по 100 долларов

– Кроме рижского «Динамо», у нас есть еще клубы, которые стремятся к самоокупаемости?

– КХЛ – кроме того, что это спорт, социальный проект – это еще и бизнес. А вот клуб, к сожалению, в сегодняшних социально-экономических условиях бизнесом стать не может по объективным причинам. На данный момент люди не могут себе позволить покупать билеты стоимостью 100 долларов. Сейчас все клубы стремятся заработать. Кто-то от продажи билетов и хоккейной атрибутики, организации различных промо-акций, получает 2% бюджета, а кто-то – 10-12%. Это не только рижское «Динамо», еще и «Локомотив», «Салават» и другие.

У нас должна быть хорошая инфраструктура. Главное, не нужно делать промежуточных шагов. В качестве примера – строительство дворца спорта в Челябинске. Это такой хоккейный город, что там нужно было строить арену сразу на пятнадцать-двадцать тысяч. Сейчас мы говорим клубам – смотрите сразу на несколько лет вперед. Все равно мы придем к тому, что это будет ваш заработок.

У ярославского «Торпедо» был дворец на четыре тысячи зрителей, да еще и он не всегда заполнялся. Поэтому, когда стали строить арену на девять тысяч, говорили: «Да что вы делаете, она будет пустовать». Прошло уже двенадцать лет – аншлаг практически на каждом матче «Локомотива». Людям приятно ходить в уютный дворец – это храм спорта.

Но давайте смотреть правде в глаза, что хорошего в московских аренах? Как ты приведешь в «Сокольники» или в ЦСКА свою семью, а тем более ребенка? Там холод, грязь, нет нормального общепита, все некрасиво, убого, да еще и мат-перемат с трибун несется. Это не тот путь, по которому нужно развиваться.

Мне вообще не понятно, почему Москва до сих пор не повернулась лицом к клубам. Нужно строить современные, большие дворцы и еще, что очень важно, они должны принадлежать клубам. Только когда команда будет понимать, что это ее дом, будет делаться все, чтобы на арене был полный порядок, чтобы не стыдно было приводить гостей. А когда дворец чужой, то идет война с арендаторами: «Ты мне помой стекла, поправь борта». Клубы должны заниматься не этим.

– Существует мнение о том, что мы многое просто слепо перенимаем у НХЛ, копируем, вместо того, чтобы самим придумывать.

– Это примитивный подход: Давайте все делать сами, не будем смотреть, как «Мерседес» делает машины, как «Боинг» и «Эйрбас» строят самолеты. Но мы уже живем не в 19-м веке. Изобретать велосипед – ни к чему.

Другое дело, что аналог НХЛ сделать и нельзя, и не нужно, потому что копия всегда хуже оригинала. Но почему бы не взять лучшее? Например, работа центрально-информационного бюро. Мы проанализировали то, что есть у НХЛ, взяли и сделали еще лучше.

– В чем именно различия?

– У нас вся контрактная база в электронном виде, даже для игроков. Этого нет в НХЛ. Мы не стремимся делать все, как за океаном, чтобы потом думать: «Ух, ты. Не прижилось на нашей земле». Но хорошее из НХЛ берем. Мы, наконец, на четвертый сезон пришли к тому, что наш судейский департамент просматривает абсолютно все матчи, которые идут в данный день. Сидят специалисты, у них есть взаимосвязь между собой, создается современная просмотровая комната. Поэтому – клуб еще даже не успел прислать нам недовольство работой какого-либо судьи, а мы это уже знаем. И приняли определенные меры.

Более того, у нас есть не только система «видеогол», как в НХЛ, мы пошли дальше. Наши судьи оснащены беспроводной связью. Сейчас они могут общаться и между собой и с судьей на «видеоголе». Это делает игру более живой. Судьям надо меньше времени на раздумья.

Могу привести еще один пример. Я считаю, что медицинская служба КХЛ на сегодняшний день лучше, чем в НХЛ. Другое дело, что нас к этому подтолкнули трагические события, мы переосмыслили некоторые вещи…

– По каким показателям вы это определяете? По количеству травм?

– Нет. Мы опережаем НХЛ в предупреждении каких-то несчастных случаев. У нас игроки проходят более углубленный медосмотр. На каждого хоккеиста в КХЛ заведен электронный паспорт о состоянии здоровья, особенно сердечно-сосудистой системы.

Отец родной

– Отец КХЛ – действительно Владимир Путин?

– Это истинная правда.

– Он позвонил Медведеву и сказал, что нужно создать лигу? Или как все происходило?

– Давайте, чтобы быть абсолютно честным, я скажу, что впервые об этом заявил Фетисов, когда предложил свою программу Евроазиатской хоккейной лиги. Это было давно. Но тогда проект не получил должного развития. А вот КХЛ, как все знают, придумал Путин.

В Ярославле Владимир Владимирович разговаривал с губернатором области Анатолием Лисициным, с президентом клуба Юрием Яковлевым, там же находился наш нынешний работник Дмитрий Курбатов и присутствовал Владислав Третьяк. Тогда Путин высказал идею о том, что надо создавать новую международную лигу. Медведев и Фетисов возглавили этот проект, и КХЛ уже четвертый сезон существует и развивается. По моему, и не только, убеждению – это один из самых амбициозных и значимых спортивных проектов в России и Европе за последнее десятилетие.

– Многие европейские клубы не вступают в КХЛ, потому что не хотят потерять независимость, и у них нет желания быть мальчиками для битья. Ведь тот же «Лев», откровенно говоря, не самый сильный клуб.

– Я бы не стал говорить, что первый блин вышел комом. Нет, «Лев» – очень хорошая команда. Думаю, этот проект состоялся. А дальше просто надо всем вместе садиться и думать, чем помочь клубу.

Я был на многих домашних играх «Льва». Туда, в маленький городок, приезжали болельщики из Германии, Австрии, про Чехию и Словакию я уж не говорю. И я не слышал ни одного отрицательного мнения по этому проекту. А если некоторые европейские хоккейные федерации не понимают, что все равно будущее за интеграцией, это их беда.

Лига ведь может сделать несколько неординарных шагов и разрушить европейский хоккей. Вот возьмем мы сейчас и отменим лимит на легионеров. Что произойдет? Все хоккеисты, которые мало-мальски умеют стоять на коньках, в той же Чехии или Словакии, будут играть в России, даже в ВХЛ и МХЛ. Но мы же этого не делаем, защищаем своих ребят, даем возможность им расти, и тем самым, спасаем европейские федерации.

– Что происходит у «Льва» сейчас?

– Вначале все было нормально. В последнее время стали в массовом порядке расторгать контракты. Когда уходят один-два лидера – это понятно. Клуб хочет сэкономить, осознавая, что в плей-офф он уже не попадет, но может дать возможность своим ведущим хоккеистам поиграть, продолжить сезон. В этом ничего плохого нет. Ведь Тарасенко тоже перешел в СКА, и никто от этого не умер. Но затем в словацком клубе пошла череда увольнений, которые мы уже не понимаем. В понедельник мы вызывали в офис КХЛ руководство «Льва» для серьезного разговора.

– В чем он заключался?

– Мы не хотим, чтобы остаток игр превратился для «Льва» в простую прогулку. Нас не устраивает то, что «Лев», распродав всех своих игроков, фактически начнет раздавать очки. Другие клубы могут возмутиться: «Как же так?! Нас «Лев» обыгрывал, а теперь он всем дарит победы».

– Как дела у «Лады»? Когда большой хоккей вернется в Тольятти?

– Для нас это незаживающая рана. Ведь Тольятти всю жизнь был хоккейной Меккой. Там была команда с хорошими достижениями, которая всегда была грозой лидеров. Нам очень жаль, что «Лады» нет, ее не хватает. Слава богу, в Тольятти началось строительство дворца. Вроде бы к клубу начинают поворачиваться. Но пока мы не видим того темпа и того желания, каких нам хотелось бы.

Если мы приехали в Донецк, посмотрели все, нам стало абсолютно понятно, что через сезон – минимум два, «Донбасс» будет играть в КХЛ. И он станет чуть ли не топовым клубом, потому что там есть четкий план развития, финансирование. А в Тольятти, к сожалению, пока ничего не понятно. Им нужно открывать регламент лиги и прямо по пунктикам начинать его соблюдать и претворять в жизнь.

Марья Михаленко

+4
Теги: Шалаев Владимир, КХЛ, чемпионат КХЛ
Комментарии: 0 10-фев-2012, 08:00
Вслед за Попрадом в КХЛ собираются вступить клубы из Братиславы и Милана
Вслед за Попрадом в КХЛ собираются вступить клубы из Братиславы и Милана

Новый регламент КХЛ Вчера в офисе «Газпромэкспорта» прошла пресс-конференция с участием руководителей КХЛ, на…
Шалаев: Потолок зарплат должны определять владельцы клубов
Шалаев: Потолок зарплат должны определять владельцы клубов

Владимир Шалаев В подмосковном Нахабине состоялось рабочее совещание руководителей КХЛ и клубов лиги. О том, какие проблемы…
Положение о порядке подписания соглашений с игроками из НХЛ в случае локаута
Положение о порядке подписания соглашений с игроками из НХЛ в случае локаута

КХЛ и НХЛ Континентальной хоккейной лигой утверждено Положение о порядке подписания соглашений с хоккеистами, имеющими…

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Чемпионат КХЛ
10 декабрь 2016
17:00 (мск) Москва
ХК Спартак МоскваVSХК Лада Тольятти

Чемпионат КХЛ
8 декабрь 2016 Москва
ХК Спартак Москва3:1ХК Нефтехимик Нижнекамск


Пользователи:
- отсутствуют
Гостей: 8
Последние пользователи:
Yoch
edjan
Obidin