YouTubeВ КонтактеTwitterFacebookGoogle +

Spartakworld.ru - Новости «Спартак» Москва. Сайт болельщиков

Показать меню

Доминик Гашек: Маленький принц на чужой планете (Фото)

Новости ХК «Спартак» Москва

Комментировать Доминик Гашек

Гашека в толпе не разглядишь. Редкий скромник с седыми висками, и уже кто-то в Сокольниках прозвал его «дедушкой Домиником». Хорошо, Гашек этого не слышал — показал бы, какой он дедушка. Кулаки у этого деда крепкие, жилистые.

Врученную кипу фотографий с Олимпиады-98 перебирал, расширив глаза:

— Откуда у тебя такие? Даже у меня их нет!

Фотохудожник Беззубов пожал плечами: нет — так бери.

Об интервью договорились легко. Гашек пожал плечами:

— Приезжай завтра.

Доминик Гашек

Мы ехали в студию. Доминику было все равно куда. Главное — чтоб- не было дождя.

— Точно не будет?

— Не обещали.

— Хорошо. Москва красивая. Только завезите меня в гостиницу, я переоденусь.

Футболисты «Терека», гостившие в том же «Holiday Inn», смотрели во все глаза: неужели тот самый Гашек? За автографом не метнулся никто. Неудобно.


ИЗ РАЗГОВОРА С АНДРЕЕМ ЯКОВЕНКО:
— Идею приглашения Гашека приписывать себе не буду, это придумал Ржига и только он. Они с Гашеком из одного города — Пардубице. Я-то вообще, честно говоря, был в шоке от такой затеи — человек старше меня на месяц и до сих пор играет! Да на таком уровне! Стали готовить контракт — а я тем временем обзванивал своих знакомых по всей Чехии. Расспрашивал о Гашеке. И все твердили в голос: «Доминик — душа коллектива, помогает обороне. Такой парень в раздевалке — находка для любой команды». Правда, из Америки товарищи уточняли — заполучить Гашека будет не так просто. Но нам удалось.


— Сложно без жены?

— Конечно, мы никогда прежде не расставались. У меня дочка, сын — он сейчас в Америке... Я очень скучаю. Когда подписывал контракт в Москве, думал — Прага совсем рядом. А на самом деле — далеко.

Доминик смотрел в окно, играя желваками. Улыбнулся секунду спустя:

— Зато в Москве у меня теперь много друзей. Со словаками из «Спартака» после игр вместе куда-то отправляемся.

— Какая машина вас дожидается в Чехии?

— Ох! У меня много машин!

— Есть любимая?

— Я езжу почти всегда на одной — большой трак, «Вольво». В гараже стоят «Роллс-ройс», «Феррари», но в них почти не сажусь. Они как в музее. Только в траке отлично себя чувствую.

— Сколько всего у вас автомобилей?

— То ли четыре, то ли пять. Если поеду по своему Пардубице или Праге на «Феррари», всякий будет заглядывать в окошко — кто это за рулем? Вся улица будет знать, что едет Гашек. Мне это не нравится. А в «Вольво» никто не узнает.

— Не окажись вы в «Спартаке», чем бы сейчас занимались?

— Это хороший вопрос — но у меня нет ответа. Даже не знаю, когда закончу с хоккеем. Я люблю спорт, люблю детей. Но тренером точно не стану.

— Менеджером?

— Менеджером тоже не буду.

— Наверное, будете вести жизнь обычного миллионера — гонять на яхте вдоль Каймановых островов.

— Нет, только не это. Не люблю такую жизнь — мне нужно движение. Люблю друзей, люблю спорт. Люблю пиво и компанию. Если несколько месяцев ничего не делать — начну сходить с ума. Мне будет очень плохо.

— В весе прибавляете?

— Нет, нет!.. Это не моя проблема! Максимум — два или три килограмма, это все. Вот пролежу полгода на диване — после ты меня увидишь точно таким же, как сейчас.

— Сколько команд вас звали одновременно со «Спартаком»?

— У меня не было человека, который бы разговаривал с клубами. Никакой агент мне команду не искал. Два клуба, кроме «Спартака», сами вышли на моих друзей, а уж они дозванивались до меня. Но я всем отказал.

— Почему?

— Сказал: «Уже договорился со „Спартаком“, больше не хочу говорить ни с кем».

— В какой момент окончательно решили, что отправитесь в Москву?

— Мне вообще была интересна идея КХЛ. Когда в Пардубице за мной приехал не только тренер Ржига, но и самые важные менеджеры «Спартака», я понял: этот клуб в самом деле очень хочет меня получить. В этот момент я все решил. О деньгах мы говорили после, и это было не главным.

— Прежде вас звали играть в Россию?

— Звали. Агенты много мне об этом говорили. Но прежде что-то меня держало — то играл в Канаде, то сезон решил пропустить, то играл в Чехии... Но с «Пардубице» мы выиграли Кубок Чехии — и я решился. Что-то я еще могу. Стыдно не будет. Подожди меня десять минут.

Доминик Гашек


ИЗ РАЗГОВОРА С АНДРЕЕМ ЯКОВЕНКО:
— Здорово помогало в переговорах то, что я свободно говорю на чешском. Отыграл в Праге несколько сезонов. Переговоры шли интересно — по электронной почте. Тон держали ровный и доброжелательный. Самое принципиальные моменты утрясали неделю. Поверьте моему менеджерскому опыту: неделя — это вообще ничего. Может, потому, что Гашек обходился без агентов. Все обсуждали напрямую.

С некоторым стеснением сообщил мне: в подготовительный период привык выходить на лед раз в день. А у «Спартака» тренировки были двухразовые. Я пождал плечами: «Решай этот вопрос с главным тренером». Ржига был не против.

В Москве показывали мы Гашеку две квартиры — но он выбрал отель «Holiday Inn» рядышком со спартаковским дворцом. Ему удобнее. Отель так отель, мы не возражали.


Гашек отправился переодеваться. А вернувшись, расширил глаза:

— У тебя еще остались вопросы?!

То ли шутил, то ли нет.

— Да еще сколько, Доминик. Дэйва Кинга, приехавшего в Магнитогорск, поразили две вещи — местная пиццерия и хоккей. Что поразило вас в Москве?

— Мне нравятся московские суши-бары.

— В Москве вам задавали много вопросов. Какой особенно удивил?

— Ха-ха... Вот, что меня удивило, — на первой пресс-конференции кто-то из репортеров назвал меня Ярославом.

— Забавно.

— Я подумал про себя: «Парень, ты все перепутал. Ярослав давно умер». Но это здорово — в России знают наших писателей. В Америке никто бы меня с Ярославом Гашеком не перепутал, это точно. Там знают других чехов — Кафку или Кундеру. А Ярослав Гашек воевал в России во время первой мировой войны, жил здесь — наверное, поэтому так популярен...

— Знаменитый вратарь Харальд Шумахер говорил: «Из десяти пальцев на руках ломал восемь. Помню историю каждого перелома». А вы?

— Нет уж... Спасибо Богу, я ломал только один палец, давным-давно. Очень неудачно попала шайба. Обычно я пальцы выворачиваю, это тоже больно. Когда только приехал в «Спартак», сразу же расшиб руку. Пару дней не тренировался.

— Очень больно?

— Ничего не сравнится с той болью, когда мне на ногу рухнул Алекс Житник в 97-м году. Это случилось в Баффало, незадолго до Олимпиады. Вот тогда боль была жуткая. Думал, уже не поднимусь — но оказалось, ничего страшного.

— Да, Житник с его ножищами — это испытание.

— Я таких ног не видел никогда в жизни — Житник настоящий слон. Мы в «Баффало» говорили — это все из-за Чернобыля. Алекс же из Киева.

— Случалось применять физическую силу за пределами площадки?

— Драться на улице? О, никогда в жизни. Я не такой крепкий, как мои защитники, — мне лучше не драться. Думаю, последняя драка случилась в школе.

— Кто-то из одноклубников поражал вас физической силой?

— Только я сам.

— ???

— Во всех командах я был самым слабым хоккеистом. Время от времени проводили тесты — не было хоть кого-то, кто оказался бы позади меня. Я вратарь — зачем мне мускулы?

— А кто-то рассказывал, что вы однажды поколотили репортеров клюшкой для гольфа.

— Что?! Это писалось в газетах? Интересно, что они должны были сделать, чтобы я начал размахивать клюшкой для гольфа...

— Такого не было?

— Никогда. Это самый нелепый слух, о котором я знаю.

Доминик Гашек


ИЗ РАЗГОВОРА С АНДРЕЕМ ЯКОВЕНКО:
— Зачем нам Гашек? Поначалу задача была простая: найти замену Кочневу, собравшемуся в Ярославль. Во-вторых, рекламу «Спартаку» сделали феноменальную. Гашек! Такая фигура!
Немного сомневались — а будет ли у него мотивация? Но он оказался парнем с целями. Сам сказал: «Я всегда ставил себе цель». «Спартак» — тоже бренд, да и лига у нас вторая по силе на планете. Ему всего этого хватило для того, чтоб с мотивацией не было проблем. Но я все равно не могу поверить до сих пор — человек в 46 лет еще что-то доказывает в профессиональном хоккее...


— Самая дурацкая шутка на вашей памяти в НХЛ?

— Хуже всех пошутил один тренер. Я тогда только приехал в Америку, он посмотрел на мою игру: «Ты, Гашек, в воротах — как рыба на суше». Я был молод, не мог ничего ему доказать. Зато потом, получив шанс в другой команде, заиграл так, что больше о рыбе мне не говорил никто.

— Такое ляпнул Кинэн?

— Его ассистент, Саттер.

— Владимир Ружичка мне рассказывал, как чехи в 80-х везли в Москву джинсы, здесь перепродавали — и скупали дрели.

— Не знаю, что скупал здесь Ружичка, но я в Москве брал золото. Сюда вез женские колготки и джинсы, отдавал прямо дежурной в гостинице. Она расплачивалась, и я отправлялся в ювелирный магазин. Помню, купил своей девушке чудесное кольцо.

— Девушка стала женой?

— Некоторое время спустя. Мы до сих пор вместе. То кольцо было не обручальное.

— Носит?

— Редко.

— Тот подарок ее удивил?

— Еще как. Это выглядело очень романтично. Я вообще из любой страны ей что-то привозил. И куда бы ни отправился со сборной Чехословакии, обязательно присылал ей оттуда открытку. Представляешь, сколько их скопилось?

— Хранит?

— Да, всю стопку. Ни одну не выбросила.

— Она сентиментальнее, чем вы?

— Намного.

— А другой знаменитый чех, Ярослав Поузар, вспоминал, как жил в московских гостиницах 80-х: «Мы били кроссовками тараканов, которые ползали по номеру, — и считали. У кого больше — тот чемпион...»

— Да, я помню! Тараканы были не всегда — но очень часто!

— И в какой гостинице?

— «Спорт». У нас получалось настоящее соревнование. Там были отличные тараканы.

— Когда соперничали с Лемье за звание лучшего игрока НХЛ, это не казалось сказкой?

— Нет, я знал — Марио лучше всех. Вообще лучший хоккеист, против которого я играл. С ним еще мог конкурировать Гретцки — но не я. Когда я выиграл MVP, Марио был еще хорош, но уже не тот. Будь он в форме — я бы никогда не получил этот приз.

— Спросили бы меня — я б ответил: Гашек и Буре лучше всех.

— Я играл против Буре и его «Ванкувера», но особенно хорошо помню Олимпиаду. Там Буре был очень хорош — но ему не везло. В первой игре нам забили Жамнов и Буре-младший. А в финале не смог никто. Ты должен это помнить.

— Спасибо, помню.

— Я не знаю игрока быстрее Буре. Он был как ракета.

— В финале Олимпиады чувствовали, что забить вам невозможно?

— У меня никогда не было такого чувства. Вообще никогда. В хоккее не знаешь, что случится через секунду.

— Один вратарь мне рассказывал: «Утром чувствую, как сыграю вечером». С вами такого никогда не случалось?

— Никогда. Я могу чувствовать себя лучше, хуже — но это ничего не значит. Лучшие матчи я провел, когда ничто их не предвещало. А бывало, что чувствовал себя прекрасно — а вечером играл ужасно.


ИЗ РАЗГОВОРА С АНДРЕЕМ ЯКОВЕНКО:
— И Гашек поначалу был не в лучших кондициях, и остальных ребят лихорадило. Но к плей-офф все изменилось. Гашек играет как в лучшие годы. Открою секрет: в прошлом сезоне в Чехии все было точно так же. И «Пардубице» неожиданно для всех стал чемпионом. А в «Спартаке» Доминик некоторые матчи вытаскивает просто в одиночку. Получил приглашение на Матч звезд, получив наибольшее количество голосов болельщиков. Никто этому не удивляется. Гашек большой молодец. Настоящий Доминатор.


— Самый большой негодяй, который вам встречался в НХЛ?

— Меня всегда очень хорошо охраняли. Не помню, с кем однажды играли — то ли с «Филадельфией», то ли с «Ванкувером», и на меня начал охоту Брашир.

— Ничего себе.

— Кто-то задел их вратаря, и Дональд мне показал клюшкой: «Готовься, Доминик. Сейчас получишь». Можешь представить, что я чувствовал. Счастье, что это заметил и наш тренер. До конца оставалось три минуты, мы выигрывали — меня усадили на лавку, выпустили второго вратаря. Через двадцать секунд возникла драка.

— Брашир?

— Брашир дрался с кем-то из полевых, наш вратарь на красной линии молотил их голкипера. Я смотрел от бортика — мне было весело.

— Вы никогда не бросались на чужого вратаря?

— Два или три раза. Никуда не денешься, я должен был ехать и драться. Но знаете, что я делал? Хватал его посильнее за свитер и держал. Кулаками не размахивал. Я не выигрывал эти схватки — но ни разу не получил сам.

— Главное было — покрепче схватить? Чтоб не вырвался?

— А что делать? У меня нет никакого навыка в драках. В Чехословакии этому не учили.

— Третьяк недавно рассказывал, как вы к нему подходили и просили сказать руководству «Чикаго», что Гашек — плохой вратарь. Тогда бы отправились на хороший контракт в «Кельн». Вы этот контракт даже успели подписать.

— Да, это правда. Не помню подробности. Честно говоря, даже не могу вспомнить, чтобы разговаривал на эту тему с Третьяком. Зато говорил с менеджером, с Кинэном. Убеждал: «Мне вы играть не даете, так отпустите в Европу». Меня тогда хотел не только «Кельн». Спасибо Богу, не отпустили. Состоялся трейд с «Баффало» — и сами знаете, как сложилась моя судьба.

— Если б вы уехали тогда в «Кельн» — все равно доиграли бы до 45 лет?

— Ну у тебя и вопросы! Откуда я знаю?

— Наш знаменитый тренер Анатолий Тарасов как-то в перерыве затянул гимн в раздевалке...

— Первый раз слышу, чтоб тренер начал петь. Мои были попроще. Когда только перебрался в «Чикаго», мне рассказали про один случай. Что-то Кинэну не понравилось, так он ударил по вентилятору в раздевалке с такой силой, что нога застряла. Еле вытащил, а ботинок пропал.

— Сами такого не видели?

— Знаешь, я хорошо к нему относился. Кинэн был хороший тренер и человек. Хоть и крейзи, но... хороший.

— То есть?

— Бросить клюшку в игрока — для него обычное дело. Но вздрагиваю я, вспоминая другой эпизод. Кинэн дал нам две тренировки подряд на льду. Безумно интенсивные. Не знаю, что он проверял, — может, кто выживет? Во время второй я упал — не выдержали мышцы, начались спазмы. Лежал на спине в ужасе — никогда прежде со мной такого не было. Поднялся, снова упал...

— А что Кинэн?

— Взглянул на меня: «Иди отсюда».


ИЗ РАЗГОВОРА С АНДРЕЕМ ЯКОВЕНКО:
— Много писалось и говорилось про конфликт со Ржигой. Говорю как на духу — я конфликта не замечал. Для меня внезапно возникшее напряжение было подлым сюрпризом. Гашек по этому поводу не высказывался вообще. Даже не намекал. Скажу так: был бы у «Спартака» в тот период сносный результат, никакого напряжения не было бы. Но все было иначе, к сожалению...


В фотостудии Гашек освоился за секунду. Ни единого каприза, одни улыбки. Оглядывался по сторонам, как ребенок. Взял в руки пластмассовую маску. Оглядел со всех сторон:

— В такой я играл давно-давно. Мне было лет пятнадцать. В ней очень сложно дышать, потом сам попробуй.

Увидел на полке бутылки из-под виски. Взял одну, оглядел. Встряхнул:

— Пустая совсем...

Дотронувшись до настольного хоккея, забыл обо всем — перевернул нужной стороной, чтобы, не дай бог, не сыграть за синего вратаря. Только за красного. Щелкнул пальцем по защитнику:

— Это будет Баранка.

Секунду спустя пластмассовый Баранка забил через всю площадку.

— 1:0! Это победа!

— Давно не играли, Доминик?

— Год, наверное. В детстве мы с братом играли постоянно.

— И кто был чемпионом?

— Я, конечно, — усмехнулся Гашек. — У нас разница в пять лет. Мне было пятнадцать, ему — десять. Может, только сейчас меня обыграет разок.

— Это же он, ваш брат, играл в московском «Динамо» в футбол?

— Он, а сейчас Иван уже ассистент главного тренера в «Спарте». Самой лучшей нашей команде.


ИЗ РАЗГОВОРА С АНДРЕЕМ ЯКОВЕНКО:
— Кто-то из корреспондентов удивлялся со страниц газеты, что Гашека не оказалось даже в заявке на игре в Челябинске. Я помню тот выезд по маршруту Уфа — Челябинск — Магнитка. Доминик обратился ко мне: «Андрей, прошу отпустить меня на один день в Чехословакию (он так выражается!) — дочь выступает в конкурсе, мне важно там быть. Я готов приехать в Челябинск за два часа до игры — уже посмотрел расписание авиарейсов — и выйти на лед. Проблем не будет». Я не стал его напрягать. Ответил: «Не волнуйся, Доминик. Приезжай спокойно в Магнитогорск». И в Магнитке мы выиграли. Он настоящий профи. Речь-то шла о пропуске одной лишь тренировки.


Доминик вертел в руках свой спартаковский шлем, расписанный куполами.

— Красиво.

— Да, симпатично получилось.

— Сами придумали рисунок?

— Нет, я ничего не уточнял. Просто попросил нарисовать что-нибудь московское и обязательно о «Спартаке». Так появился храм Василия Блаженного и спартаковский ромб.

— Самый необычный шлем?

— Ох, я видел столько красивых! Мне больше всего нравился шлем Ри Чиверса из «Бостона». На нем такие скреджи...

— А из ваших — самый памятный?

— Спартаковский получился ярким. Мне нравился тот, который у меня был в «Детройте». Для меня важно, чтоб на шлеме было что-то о городе, за который играю.

— Зато в «Баффало» у вас не было рисунков вообще.

— Да вы знаете обо мне все. Точно, я играл в старом шлеме — на нем невозможно было рисовать. Ни один художник не взялся. В «Чикаго» была та же история. Начал рисовать, кажется, в первый детройтский год. Слушай, а почему бы нам прямо сейчас не поехать на Красную площадь?

— Вы не устали, Доминик?

— Совсем не устал. А на Красной площади был тридцать лет назад. Мне интересно, во что она превратилась.

— Тогда едем.

— Один наш знаменитый артист говорил: «Я отлично умею доить коров». Что, кроме хоккея, умеете вы?

— Ха! Что же я умею? К корове боюсь подойти. Вообще-то я учитель истории.

— В самом деле?

— Конечно. Правда, работал в школе только три месяца, когда заканчивал университет. Сейчас все перезабывал, меня в школу пускать нельзя.

— Юлиус Шуплер сам, от первого до последнего гвоздя, выстроил дом. Вы бы так смогли?

— Нет. Это невозможно. Я не в таком ладу с руками.

— Самый хулиганский поступок вашей юности?

— Однажды в зале собрались директора всех школ округи, смотрели какой-то научный фильм. В этот момент в дело вступил я — и вырубил электричество по всей школе. Наш директор после сочинял письмо моим родителям. Все были в шоке.

— Что вы себе позволите, когда оставите хоккей?

— Есть я и сейчас могу все, что хочу. Спать до обеда точно не буду, мне потом трудно привести себя в порядок. Вот, придумал — я постоянно буду уезжать в горы. Дни напролет кататься на лыжах. А в остальное время — играть в гольф. Я так люблю горы!

— Какие именно?

— Апартаменты у нас в горах Южной Чехии. Это не Альпы, но очень красиво. Не так высоко, 1400 метров. Мы приехали, да?

По Красной площади Гашек шел как завороженный. Словно вернулся в собственную юность. Увидев свадьбу, засмотрелся. Провел рукой по волосам — будто вспомнил собственное венчание.

— Большая у вас была свадьба, Доминик?

— Да! В Пардубице мэрия на холме, отправились туда. Это было так романтично.

— Это Гашек? — выскочил кто-то из лоточников.

Доминик, не смутившись, кивнул. Да, Гашек. Тут же отыскалась тетрадь в клеточку, фломастер. Не растерялся и наш фотохудожник — схватив с прилавка танкистский шлем, сунул в руки Доминику.

— Надевать не буду, — неожиданно раскапризничался Гашек. Оглядел шлем чуть брезгливо. — Я буду в нем похож на Петра Чеха.

Я показал Доминику — береги карманы, друг. Но Гашек — парень не промах, проверил все молнии. На всякий случай пробежался пальцами вдоль карманов еще раз.

— Здесь, наверное, профессионалы экстракласса? — уважительно смотрит по сторонам. Пытаясь угадать в толпе провинциалов карманников.

— А вот это — нулевой километр. Русь отсюда начинается, — указал я. Но у Гашека, оказалось, воспоминания свои. Неожиданно всполошился:

— Где женщина, которая здесь стояла? Она собирала деньги.

— Доминик, — укорил я. — Это было двадцать лет назад.

— Наверное, умерла, — огорчился Гашек. — Или разбогатела.

Притопнул каблуком по булыжнику мостовой. В великом вратаре проснулся учитель истории:

— Древние?

— Очень, — кивнул я.

— Ленин все лежит? — прищурился на мавзолей Доминатор.

— Лежит-лежит, — обрадовался фотохудожник. — только к нему не пускают. Видишь — даже караула никакого. Но для такого человека, как вы, могут открыть. Да что там открыть — прямо сюда вынесут!

— Не надо, — отшатнулся Гашек, готовый в России к любому сюрпризу. — Пусть лежит. А это кто похоронен за мавзолеем?

— Брежнев. И не только.

— Да? — усомнился Гашек и прищурил глаза. — Не Брежнев, непохож. Наверное, Хрущев. Да?

— Нет, Хрущев на Новодевичьем. Это далеко, — разочаровал я. И попытался уйти от кладбищенской темы. — Вот это узнаете?

— Конечно, — прикрылся рукой от солнца Доминик. — Это ГУМ, я в нем был. Тоже двадцать лет назад. А вот — Василий Блаженный. Это он на моем шлеме.


ИЗ РАЗГОВОРА С АНДРЕЕМ ЯКОВЕНКО:
— Как мне и обещали чешские друзья, Гашек оказался находкой не только как вратарь, но и как лидер в раздевалке. По характеру — победитель. Странное дело: ничего звездного в поведении — при этом непререкаемый авторитет. Да о какой звездной болезни можно говорить? Всякий выходной Гашек просит своего дублера Яхина и двух полевых игроков приехать в Сокольники. Тренируются сами. Человеку 46 лет! У вас в голове укладывается? Думаю, Яхин будет всю жизнь вспоминать эти тренировки как очень счастливое время.


В сентябре-октябре, когда на «Спартак» свалился игровой кризис, Гашек много анализировал: почему не играется? Видно было, как терзается...

Я отошел — и посмотрел на Гашека со стороны. Пружинящая походка, рассеянная улыбка. Будто маленький принц на чужой планете. Пан Оптимист.

— В Праге мой любимый район — Баррандов. Самый зеленый, — сказал я.

— О! — обрадовался Гашек. — Я тоже его люблю. До моей квартиры оттуда — минут десять. Ну что? Поехали домой?

Пробка казалась мертвой — и Гашек в секунду придумал новое приключение. Обрадовавшись затее как дитя.

— Я поеду в гостиницу на метро. Я знаю, здесь прямая ветка.

Мы расширили глаза. Вот это познания, вот это Доминатор.

Дверью в метро беднягу Гашека едва не откинуло в сторону. Доминик уважительно обмерил взглядом крупную женщину, шедшую впереди, разглядев в ней что-то от Брашира. В пражском метро двери невесомые — не то, что эти.

Мы семенили позади. Фотохудожник Беззубов ловко оттер какого-то кавказца из очереди, вернувшись с билетиком.

— Ты мастер, — похвалил его Гашек.

И улыбнулся.


ИЗ РАЗГОВОРА С АНДРЕЕМ ЯКОВЕНКО:
— Если по совести — я не знаю, останется ли Доминик в команде еще на год. Все зависит от него и только от него. Характер такой, что обманывать хоккей, команду и самого себя не станет. Ручаюсь. Лично меня мысль о продолжения работы с Гашеком посещает...

Сейчас вспоминаю, как разговаривали с ним в первые дни совместной работы. Спрашиваю: «Ты хоть знаешь, в какую популярную команду приехал?» Доминик кивнул: «Я все изучил, все профильтровал». Ему все интересно. Вот ситуация: вы же помните летние пожары? Сидеть в Москве было невозможно — и «Спартак» укрылся на базе «Автомобилиста» в Курганово. База чудесная. И вдруг Гашек перед отъездом домой всех нас ошарашил: «А может, вернемся домой на перекладных? На автобусе? Я так хочу посмотреть Россию...» Причем, говорил серьезно. Ребята его подначивали. Может, Доминик дневник ведет — все однажды опишет.

Команда его обожает. Сами знаете, как бились в Хабаровске — лишь бы не пропустить ни одной. Потому что нашему Доминатору в этот день исполнилось 46. Это был прекрасный подарок. Я до сих пор горжусь.


Юрий Голышак

www.hotice.ru
+5
Теги: ХК Спартак Москва, Гашек Доминик, Яковенко Андрей
Комментарии: 3 18-мая-2011, 08:20
Ян Лашак: Нужно выручать команду, чтобы «Спартак» был во мне заинтересован
Ян Лашак: Нужно выручать команду, чтобы «Спартак» был во мне заинтересован

Вратарь «Спартака» Ян Лашак после поражения от рижского «Динамо» (1:4) в матче регулярного чемпионата КХЛ…
Виктор Пачкалин: В отставку подавать не собираюсь
Виктор Пачкалин: В отставку подавать не собираюсь

СПАРТАК vs НЕФТЕХИМИК 2:7 У команды не было ни характера, ни воли, ни желания. И не нашелся ни один игрок, который бы всех…
Андрей Яковенко: «Спартаку» не хватило элементарного фарта
Андрей Яковенко: «Спартаку» не хватило элементарного фарта

СПАРТАК vs СКА 3:4 Доволен тем, что в этой серии ребята проявили настоящий характер и самоотдачу, и даже в самые критические…

EversoR

#1 EversoR (18 мая 2011 11:53)

Отличная статья!
Спасибо за все, пан Доминик!
Просто здорово, что такая легендарная личность и наверняка лучший вратарь за всю историю хоккея играл в нашем Спартаке! bully
  • 0
R.W.AF.RO

#2 R.W.AF.RO (18 мая 2011 13:55)

Легенда... Но лучший, наш человек!
  • 0
Crix

#3 Crix (18 мая 2011 23:19)

— Я таких ног не видел никогда в жизни — Житник настоящий слон. Мы в «Баффало» говорили — это все из-за Чернобыля. Алекс же из Киева.
хахах)
— Не знаю, что скупал здесь Ружичка, но я в Москве брал золото. Сюда вез женские колготки и джинсы, отдавал прямо дежурной в гостинице. Она расплачивалась, и я отправлялся в ювелирный магазин. Помню, купил своей девушке чудесное кольцо.
спекулянт и фарца хахах)))
— А другой знаменитый чех, Ярослав Поузар, вспоминал, как жил в московских гостиницах 80-х: «Мы били кроссовками тараканов, которые ползали по номеру, — и считали. У кого больше — тот чемпион...»

— Да, я помню! Тараканы были не всегда — но очень часто!

— И в какой гостинице?

— «Спорт». У нас получалось настоящее соревнование. Там были отличные тараканы.
хахах)))

wink
  • 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
М КОМАНДА И В ВО ВБ П ПО ПБ Ш О
1  СКА 35 25 1 3 2 2 2 155-56 87
2  ЦСКА 37 23 1 1 6 1 5 108-72 79
3  Торпедо 36 19 2 1 11 1 2 85-71 66
4  Локомотив 35 17 1 2 11 3 1 84-72 61
5  Динамо Мн 35 15 2 3 13 2 0 97-95 57
6  Йокерит 35 15 0 2 11 2 5 83-91 56
7  Динамо 36 12 3 5 12 0 4 81-71 56
8  Витязь 36 14 2 3 14 0 3 85-93 55
9  Сочи 36 14 2 3 15 1 1 84-83 54
10  Спартак 34 13 0 2 16 1 2 77-82 46
11  Медвешчак 37 12 2 1 20 0 2 77-107 44
12  Слован 35 11 2 1 18 1 2 77-104 42
13  Северсталь 34 10 1 1 15 3 4 75-99 41
14  Динамо Р 35 6 0 3 21 1 4 61-89 29

Чемпионат КХЛ
10 декабрь 2016
17:00 (мск) Москва
ХК Спартак МоскваVSХК Лада Тольятти

Чемпионат КХЛ
8 декабрь 2016 Москва
ХК Спартак Москва3:1ХК Нефтехимик Нижнекамск


Пользователи:
- отсутствуют
Гостей: 31
Последние пользователи:
Obidin
kbfan
Ahim
f.bol
tomich
mfkf
bocman