Валерий Кузьмин: Важнейшие качества защитника – смелость и надёжность!

К комментариям
Валерий Кузьмин

В нашем хоккее было немало игроков, обладающих различными титулами и регалиями. Многократные чемпионы СССР, неоднократные чемпионы мира, Европы, Олимпийских игр. Но есть среди них один единственный игрок, чьё достижение действительно уникально. Как известно, в Чемпионатах СССР по хоккею, начиная с 1958 и до конца 80-х годов победную поступь армейских хоккеистов удавалось прервать лишь 5 раз. Четырежды это сделал «Спартак» и один раз «Крылья Советов». Для игроков из других клубов, выступавших в сборной СССР порой гораздо легче было стать чемпионами мира, чем чемпионами своей страны. Наш сегодняшний собеседник – 4-кратный Чемпион СССР по хоккею. И при этом, он никогда не играл за ЦСКА.

Валерий Борисович Кузьмин - Настоящий Спартаковец. Он пришёл, когда наша Команда занимала последние места в турнирной таблице. И прошёл весь трудный путь от низов к вершине пьедестала. Азартный, не жалеющий ни себя, ни соперника защитник. Он часто нарушал правила, спорил с судьями, его имя фигурировало в «чёрных» списках СТК. Но при этом, тренеры постоянно выпускали его на игру в «меньшинстве», потому что знали, что Кузьмин не подведёт в сложную минуту. Тактическая грамотность, аккуратность, уверенное ведение силовых единоборств – отличительные черты одного из самых лучших спартаковских защитников всех времён. 14 сезонов в родной команде! Кузьмин не мыслил себя вне «Спартака».

- Традиционный вопрос, Валерий Борисович: Как вы оказались в «Спартаке»? Вы же начинали играть в хоккей за московский «Локомотив», за «Метрострой»?

- Не совсем так. За «Локомотив» я не играл. А вот за «Метрострой» - да. На стадионе «Метростроя» раньше базировался «Локомотив», поэтому иногда так и говорят, что, мол, играл и за тех и за других. Пришёл я в хоккей достаточно поздно. В 14 лет. Это сейчас ребятишки уже в 3 года встают на коньки, а раньше… Раньше было совсем не так. Вместо агентов и всяких селекционеров, как сейчас, ходили такие старички-энтузиасты, любители хоккея и высматривали перспективных ребят. Во всяком случае, в «Спартаке» было именно так. По школам, по дворам, по всяким пустырям ходили и смотрели дворовые хоккейные и футбольные баталии. А потом рекомендовали приглянувшихся им ребят тренерам в секции. Так и появились в большом хоккее Зимин, Шадрин, Якушев, Мартынюк, Шалимов. Можно сказать, что и я так же появился в «Спартаке». Заметили, пригласили.

- Как экипировались хоккеисты начала 60-х? Было вообще что-нибудь из формы, или всё – своими силами?

- Можно сказать, что никак. Иногда что-то и выдавалось из старой амуниции, но и это уже было счастьем. Родители подлатают, зашьют и более-менее можно играть. Помню свои первые коньки. На «Метрострое» один игрок, футболист, отдал мне свои бутсы футбольные. Так вот знакомый мастер срезал с них шипы и приклепал лезвия коньков к бутсам. Получилось неплохо. Да что про нас говорить. В командах мастеров-то ничего не было. Щитки, налокотники да и всё остальное было в дефиците. Относились ко всему очень бережно. Сами всё латали, чинили. Сами даже инструменты для шитья изготавливали. Всякие специальные крючочки, иголочки гнули, затачивали. В ЦСКА, например, Мишаков приноровился амуницию здорово чинить. Очень интересно щитки себя «вели». Особенно, когда в сырую погоду, в оттепель играли. Из фибры же всё делалось. А она намокала и распрямлялась. Надо было опять гнуть по ноге, сушить. Это уже позже сообразили делать щитки из титановых пластин. «Трёшник» эти пластины стоили. Покупали, гнули по ноге, войлок пришивали.

- А когда стали появляться «фирменные хоккейные вещи»?

- Это намного позже. Наверное, где-то во второй половине 60-х. И то у тех, кто выезжал на всякие международные турниры. В Чехию, в Финляндию. Да и там только «по случаю» амуницию можно было приобрести.

- Что больше всего из хоккейной амуниции ценилось в то время?

- Однозначно, коньки. Их «доставали» в первую очередь, когда выезжали за границу. Их берегли как зеницу ока. Переваривали, переклёпывали. Не дай Бог, какая трещина в «стакане». Всё ремонтировали. До тех пор, пока они вообще не разваливались. Это же самая важная часть экипировки. Тяжело, конечно, было. Но…Любили мы хоккей. Ни о каких благах, деньгах мы не думали. Помню, только одна календарная игра закончилась, а мы уже время торопим: «Скорее бы следующая!». Очень всегда я ждал игр с ЦСКА, «Динамо», Крыльями». Нравилось нам играть. Наверное, и народ, который в –20 градусов, «под завязку» заполнял открытый стадион и болел за нас, тоже это чувствовал. И тоже любил хоккей.

- К сожалению, сейчас полный стадион на хоккее в Москве – большая редкость. Как вернуть зрителя?

- Про другие команды говорить не буду, но про Наш «Спартак» скажу так. Как только мы стабилизируем состав, наиграем, то придёт и результат. Сейчас очень большая текучка кадров. Сколько у нас основных игроков, которые определяли «лицо» «Спартака», ушли за последние 3 сезона? Человек 6-7. А это костяк команды. В этом сезоне пятеро наших в «Атланте» вот оказались. Будет стабильность, будут и победы. На «Спартак» народ будет ходить.

- А если игрок не хочет воспринимать советы тренера, не хочет играть по его схеме? Что тогда делать?

- Что значит - не хочет? Надо искать подход к каждому. Выбирать им место на площадке, задания давать. От тренера многое зависит. Хотя, конечно, сейчас у игроков психология совсем другая. Тренерам гораздо труднее. Мы же раньше и воспитаны были по-другому. Возможно, что для молодёжи сейчас и авторитетов-то нет. У нас хоккейные отцы-воспитатели были лучше. Они могли часами нам рассказывать о хоккее. А мы слушали. С интересом. Те, кто нас воспитывал, начинали играть в хоккей первыми в этой стране в 1946 году. Им тоже было интересно. Они воспитывали нас на собственном примере. Самая лучшая методика. Ну и большие деньги, конечно же, сейчас многих испортили. Раньше какие у нас стипендии были? Обычные игроки, не «сборники», получали рублей 120. «Сборники» - 160 рублей. Это только когда Тихонов пришёл в сборную, тогда уже увеличили до 300.

- В 1965 году, когда случилась «та самая» дисквалификация, не было мыслей уйти из «Спартака»? Ведь находились же люди, которые говорили: «переходите к нам, «скостим» срок».

- Нет. Никогда таких мыслей не было. Честь Клуба, Честь флага – это были не пустые слова. Некие люди подходили, предлагали, не буду скрывать, перейти в другие команды. Но я об этом даже не думал. Любовь и преданность Команде, в которой ты вырос, в которой тебя воспитали, была всегда. Невозможно это предать. А что касается самой дисквалификации… После проигранного матча в Горьком с «Торпедо», был устроен «разбор полётов». Слово за слово. Нашу пятёрку (Кузьмин, Кобзев, Борисов, Фоменков, Мартынюк) назвали виновными в поражении. Мы с Кобзевым возразили. Сильно поругались тогда. А на нашу беду, при этом присутствовал товарищ из «партийно-политического ведомства». Ну я и сказал там несколько крепких словечек. Не сдержался. Он это всё услышал и запомнил. А по приезду в Москву устроили показательную «порку». И освободили из команды. Так называемое, «хирургическое вмешательство». Даже срок дисквалификации не определили толком. Тренировался остаток сезона я в «Крыльях». Не скрою, уговаривали остаться у них, сулили разные блага, но… Мыслями я был в «Спартаке». А в начале следующего сезона Всеволод Михайлович Бобров уже сам посодействовал сокращению моего «срока» и вернул меня в «Спартак». Вот такая история была…

- Всеволод Михайлович, будучи уже тренером «Спартака», сам активно участвовал в тренировочных и товарищеских играх за команду?

- Да. Особенно, когда выезжали за границу и играли с не очень быстрыми и агрессивными соперниками. В Германии, в Италии, например. Но это не очень долго продолжалось. Помню, на какой-то такой игре, Фоменков ему пас у борта отдал, а соперник Боброва толкнул в спину. Весьма сильно и болезненно. После этого Всеволод Михайлович бросил это дело и уже так активно в играх не участвовал.

- Почему была «разбита» ваша сыгранная пара с Алексеем Макаровым?

- Так там Витя Блинов пришёл в «Спартак». Вот тренеры и определили Макарова и Блинова в одну пару. Здорово у них получалось. Надо сказать, Блинов вообще был уникальным спортсменом. Во всё мог играть. В любую игру. Баскетбол, футбол, хоккей. Одарённый от Бога человек. Легко ему как-то всё давалось. Бывало, на тренировке он спокойно брал и вытягивал штангу в 100 килограмм. Без особых усилий.

- Вы наверное смотрели недавний матч «звёзд КХЛ»? В конкурсе по силе броска победил Денис Куляш из «Авангарда», установив мировой рекорд. У Блинова бросок сильнее был?

- Тогда не измеряли скорость, но бросок у Вити был мощнейший. Убойный. Щитки вратарские иногда пробивал. Но на тренировках нашего Зингера он щадил. Это – факт. Вообще, силу броска измерять надо ли? Есть ли в этом смысл? Считаю, хороший кистевой бросок гораздо эффективней и неожиданней для вратаря, чем щелчок. И точнее. Жаль, мало стали броском с кистей пользоваться. То ли не умеют, то ли не хотят.

- Манера поведения вратарей во время игры различна. Кто-то молчит, кто-то постоянно подсказывает и покрикивает на партнёров. Кто-то постоянно выходит из ворот и действует как третий защитник. В «Спартаке» вам довелось играть вместе со многими стражами ворот. Апраксин, Осмоловский, Платов, Прохоров, Зингер, Гысин, Криволапов. С какими вратарями вам игралось комфортнее? С «молчунами» или с разговорчивыми?

- С Виктором Зингером игралось надёжнее всего. Нельзя сказать, что он был молчуном. Подсказывал. Но иногда - невпопад. Подсказывать вратари должны. Но только - по делу. По поводу выходов из ворот… Тогда школа совсем другая была. Редко вратари покидали ворота. За воротами шайбу не останавливали. Да и не надо это особо было. По борту и в углах мало играли. Всё время перепас и - на обострение к воротам.

- Вас тренеры частенько выпускали на площадку, когда соперник играл в меньшинстве. На ваш взгляд, когда обороняться было сложнее: сейчас или 40 лет назад?

- С Женей Паладьевым нас часто ставили на «меньшинство». Это точно. Сложно сказать, когда было легче, когда сложнее. В те годы тренеры наигрывали спецбригады и большинства, и меньшинства месяцами и годами. Сыгранность была великолепная. Взаимопонимание. Затылком друг друга чувствовали. В «Спартаке» я в такой спецбригаде наигрывался с Паладьевым, в «Крыльях» с Кузнецовым. Сейчас пишут, рассуждают, что 40 лет назад скорости в хоккее были не те, но скорость мышления и качество мышления были выше. Надо было предвидеть, предугадать ситуацию заранее. Ума в хоккее было больше. Всё таки сейчас, наверное защищаться полегче в меньшинстве. Потому что атакующие игроки больше стоят по углам. Как Александр Павлович Рагулин говорил? «Что вы за ними по углам бегаете? Возьмите стульчик. Сядьте и клюшкой размахивайте. В углах ворот нет. Оттуда голы не забиваются. Они сами к вам приедут». Вот мы так и делали. К воротам я нападающего не пущу. За ворота тоже. Пускай по борту катается. Или в углу. И сам в угол не поеду. Мгновенно пасом отрежут. Бросаться нельзя на игрока. Ну а если нападающий всё же пошёл на ворота, то «вхожу с ним в контакт». Мне этого и надо. Да и культура паса в «том» хоккее была однозначно выше.

- Какое основное, важнейшее качество Вы цените в защитниках?

- Если ты выбрал амплуа защитника, то главная твоя задача – разрушить атаку, защитить ворота. Любой ценой. Это основа основ. Смелость и надёжность. Если не видишь, кому можно отдать пас, а тебя уже «накрывают», сыграй просто, но надёжно. Ничего не надо придумывать в своей зоне. Ошибся нападающий – гол не забил. Это не так страшно, а вот ошибся защитник – это почти всегда гол в твои ворота.

- Кто из нынешних игроков обороны «Спартака» вам нравится?

- Наш молодой №72. Гриша Желдаков. Наблюдаю за ним давно. Приятно смотреть на его действия. Мало ошибается. Всё у него делается вовремя. Аккуратно, рационально, точно, выверено. Толковый защитник.

- А из нападающих?

- Ружичка. Скажу откровенно, это мой «любимчик» сейчас в «Спартаке». Сложный по характеру – это да. Но дело своё делает хорошо. И за это многое можно простить. В моё время многие сильнейшие спартаковские игроки имели ой, какой непростой характер. Важно умение тренера найти общий язык с таким игроком.

- Против кого из нападающих лично вам игралось тяжелее всего? Может даже приходилось себя специально готовить и настраивать перед игрой?

- Альметов. Уж вроде и изучил его вдоль и поперёк, и знаешь все его финты, а он всё равно что-то новое придумает. Тяжко против него мне приходилось. Даже против Фирсова легче было. Хотя он и выдумывал всякие нестандартные финты. «Клюшка-конёк-клюшка» - это же его изобретение.

- Рассказывают такой случай «из 60-х»: однажды, вернувшись с очередного победного чемпионата мира, спартаковские «асы» почувствовали себя вправе «устать» на тренировке. И тогда Всеволод Михайлович Бобров принёс откуда-то фанерный щит и поставил его на место вратаря в ворота, наглухо закрыв их. Потом он отодвинул лист фанеры от штанги на толщину шайбы (не на ширину!), отъехал к синей линии и с «наброса» уложил все тренировочные шайбы ребром в ворота. Никто так и не смог повторить это упражнение.

- Припоминаю. Было такое. Но, могу сказать, это был не единичный случай. Такой «тренажёр», в виде фанерного щита только ещё с пропиленными «девятками», «шестёрками», квадратами по нижним углам – мы часто использовали при тренировках бросков. Полезный тренажёр. Здорово руку «набивал».

- Валерий Борисович, за свою долгую хоккейную карьеру вы играли в паре со многими защитниками: с Рыжовым, Макаровым, Кобзевым, Китаевым, Паладьевым, Кузнецовым (в «Крыльях»). Кто был у вас самым надёжным партнёром по обороне, про которого можно сказать: «С ним бы я пошёл в разведку»?

- Паладьев и Кузнецов. С Паладьевым вообще было идеальное сочетание. Женя был более скоростной, с удовольствием подключался в атаку. У меня такой скорости не было. Я должен был страховать его и присматривать за перемещениями нападающих соперника, чтобы вовремя подсказать. И если что, Паладьев успевал вернуться назад и догнать соперника.

- Каковы причины вашего ухода из «Спартака» в 1972 году?

- Причина, как обычно, банальна. Нарушение спортивного режима. Не знаю, кому всё это было надо? У меня как раз тогда сын родился. 29 февраля. Вот под это дело и подвели моё «нарушение режима». Видимо, уже была дана «отмашка» и искали повод. Да и старые мои прегрешения, наверное, вспомнили. И перешёл я в 31 год в «Крылья Советов».

- В 1974 году Борис Павлович Кулагин разработал «схему» игры в обороне в меньшинстве. Когда на площадке оставались Кузьмин-Кузнецов-Дмитриев-Расько, то забить «Крыльям» было практически невозможно. За счёт чего это достигалось?

- Я уже об этом говорил. Спецбригада меньшинства. «Система». Долгие тренировки, тактические занятия. Была достигнута абсолютная сыгранность и подстраховка. Часами отрабатывались различные ситуации и игровые схемы.

- Андрей Васильевич Яковенко рассказывал, что когда вы были тренером воскресенского «Химика», у вас был очень дружный коллектив, часто выезжали на пикники, жарили шашлыки. Так вот шашлыки «От Кузьмина» были настолько хороши, что «разметались» со стола мгновенно. В вас пропал талант повара?

- Может быть. Кому-то надо было готовить. Вот я и брался. Раз вкусно получалось, наверное, и пропал такой талант. На самом деле, такие мероприятия нужны. Ребята же постоянно на сборах. Надо как-то их отвлечь. Сборы долгие. Начинают «давить стены». Психологически тяжело.

- Как можно было охарактеризовать Яковенко-защитника, когда он играл под вашим руководством? Что это был за игрок?

- Мощный игрок. Смелый. Команда у нас тогда была не очень габаритная. Так вот Андрей мог заступиться за партнёров, если что.

- Валерий Борисович, кого сложнее воспитать – защитника или нападающего? Кто должен больше уметь на площадке, защитник или нападающий?

- Катание у защитника должно быть более разноплановым и маневренным. Нападающий не так часто пользуется катанием «спиной вперёд». Для защитника это – основа основ. Видение площадки. Если нападающий должен видеть всё на 180 градусов, то у защитника должны быть, как говорится, глаза даже на затылке. Катишься за шайбой к лицевому борту, а периферическим зрением ты уже должен видеть, где располагаются твои партнёры и соперники. По своим функциональным обязанностям, защитник должен уметь несколько больше, чем нападающий. Хотя, если брать центрального нападающего, то и ему надо уметь защищаться и нападать. Тоже тяжёлый труд.

- Как в мальчишке можно разглядеть будущего игрока обороны?

- Зависит от тренера. От его виденья. На мой взгляд, если начинающий хоккеист-мальчишка очень активный, постоянно лезет напролом на ворота, то это скорее всего будет нападающий. Будущий защитник более осмотрителен, спокоен. Больше старается играть сзади, страховать нападающих. На ворота опрометчиво не лезет. От характера ребёнка во многом зависит. А вообще, попробовать поиграть надо везде. На каждой позиции. Я даже в воротах пробовал играть. Но защитником больше нравилось.

- Большой резонанс вызвало недавнее интервью Н.И.Карпова в газете «Спорт-Экспресс». Вы уже общались с ветеранами на эту тему. Как вы прокомментируете появление в столь авторитетной газете такого скандального интервью?

- Более подробно на эту тему мы с ветеранами ещё не общались, но скажу так: наговорить журналисту в беседе можно, конечно, что угодно. Но надо думать, что говорить, и самое главное – что печатать в газете. Есть же в конце концов, главный редактор, который должен просматривать тексты, решать можно ли это публиковать или нет. Считаю, что в этой статье были нарушены все мыслимые и немыслимые нормы приличия. Выскажу своё собственное мнение: подавляющее большинство подробностей, озвученных Н.И. Карповым в этом интервью, является полным искажением реальных событий. И самый главный вопрос – для чего все эти небылицы надо было выдумывать и печатать? Цель какая? Захотели самоутвердиться? Увеличить тираж газеты? Но не такими же откровенно скандальными публикациями. Сам факт появления этих, скажем прямо, неправдоподобных откровений в прессе – возмутителен! Те, кто причастны к этому интервью сами выставили себя на всеобщее посмешище. 
- Ещё один вопрос на эту тему. Когда случилась трагедия с Виктором Блиновым, именно Н.И. Карпов, отправив весь основной состав «Спартака» на сбор в Алушту, толком не позволил Команде проститься со своим товарищем?

- Да. Именно Н.И. Карпов, являясь на тот момент главным тренером «Спартака», не оставил Команду в Москве. Хотя мог это сделать, обязан был, я считаю, это сделать.

Михаил Галактионов, Олег Воронин

Кузьмин Валерий Борисович

Родился 3 апреля 1941 г.
Защитник. Мастер спорта.
В 1958-1972 гг. в "Спартаке" (Москва), в 1972-1975 гг. в "Крыльях Советов" (Москва), в 1975-1976 гг. "Йокерите" (Хельсинки, Финляндия).
Чемпион СССР 1962, 1967, 1969, 1974 гг., второй призер чемпионата СССР 1965, 1966, 1968, 1970, 1973, 1975 гг., третий призер чемпионата СССР 1963, 1964, 1972 гг.
В чемпионатах СССР - около 470 матчей, 44 гола.
Обладатель Кубка СССР 1970, 1971, 1974 гг.
В сборной СССР - 1960-1965 гг.

  • 100

Комментарии 2

EversoR Онлайн
#2 EversoR | 5 апреля 2011 17:37
Вот на таких Людях и держится наша Команда.
Спасибо, Валерий Борисович!
#1 berendey57 | 5 апреля 2011 15:34
Интересный дядька winked
Самый цимус про Рагулина wink И, конечно,На «Спартак» народ будет ходить.
С прошедшим юбилеем Вас, Валерий Борисович! bully
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.