Андрей Потайчук: В спину кричали «коммунист»

К комментариям

Андрей ПотайчукАндрей Потайчук

Находиться на сборе в Чехии и не поговорить с одним из тренеров «Спартака», когда-то дважды признававшимся лучшим нападающим местного чемпионата, было бы преступно. Тем более, что Андрей Потайчук - носитель удивительных историй, которых может хватить на целую книгу. Может, когда-нибудь и напишет…

- Вы, наверное, рады, что один из сборов «Спартака» проходит в Чехии?

- В принципе, да. Знакомый язык, по соседству в Праге живет много моих друзей. В целом всё привычно. Как правило, в Чехию мы ездили и с тем «Спартаком», в котором я работал несколько лет назад, и со СКА, и с «Атлантом».

- Можно сказать, что Чехия – одна из ваших любимых стран, мест, где вам комфортно?

- Естественно. Особенно в Праге – очень хорошо знаю этот город.

- Вы приехали играть в «Спарту» в 1994-ом?

- Да, провел здесь три сезона.

- Тогда это была возможность хоть что-то заработать?

- Разумеется. Уезжали в основном в Германию, Швейцарию, Финляндию. Чехия в этом списке фигурировала нечасто. Я, Андрей Яковенко, Алексей Яшкин, Андрей Галкин – мы были первооткрыватели. Народ поехал уже после нас: и Петренко, и Ерофеев.

- Как вас здесь встречали?

- Не сказать, что с распростертым объятиями – все мы помним те времена. Но в Праге народ меня полюбил, а вот, приезжая в другие города, часто слышал про себя «русская свинья», «коммунист» и так далее. Кричали в спину.

- Сколько времени у вас ушло, чтобы выучить язык?

- Полгода. Мне помогло, что ребята быстро взяли в оборот: я много разговаривал с ними, они же по необходимости поправляли мои ошибки.

- В Чехию вы приехали один?

- Да, семья подъехала через месяц. Было в диковинку, что ты сходил на тренировку и после нее свободен. В нашей стране мы привыкли жить на сборах. До приезда семьи жил в отеле, потом мы сняли квартиру.

- Тогда это удивило вас больше всего?

- Да, и тренировочный процесс соответственно, он у чехов был немного другой.

- Знаете, какое слово в русском языке чехам кажется самым смешным?

- Нет, но в наших языках есть много похожих слов. Например, «живот» на чешском – «жизнь», а у нас «живот» - это часть тела, брюхо, если грубовато.

- Многим чехам самым смешным кажется слово «грузовик».

- Серьезно? Грузовик? Ну, не знаю, первый раз об этом слышу. По-чешски «грузовик» - «накладяк», тоже смешно.

- Сколько языков вы знаете?

- Чешский из иностранных лучше всего. Финский знаю – сейчас у нас в команде появился Вилле Лаюнен, поэтому буду практиковать. Ну и английский язык, пока играл в Финляндии, выучил хорошо – очень многие там разговаривают по-английски, и передач на телевидении на этом языке много.

- Когда вы приехали в «Спарту», были единственным легионером в команде?

- Да, потом на плей-офф приехал Алексей Ткачук.

- Стало попроще?

- Естественно. И на ужин можно сходить, и что-то обсудить на родном языке.

- В Чехии вы ведь становились лучшим игроком.

- Да, два сезона. Как-то даже победил в номинации «Самый быстрый хоккеист», когда участвовал здесь в «Матче Звезд». Первую пятерку выбирали болельщики, а вторую – журналисты. И вот два года подряд ездил на это мероприятие. Фотографии хранятся дома в рамках.

Андрей ПотайчукАндрей Потайчук

- Сейчас на «Матчах Звезд» бегают быстрее, чем вы тогда?

- Однозначно, да. Ведь хоккей поменялся, стал намного быстрее.

- Медали, которые вы выигрывали в Чехии, живы?

- Две бронзовые медали хранятся дома. «Спарта», как правило, всегда претендовала на чемпионство, но в том составе, в котором играл я, не хватало надежного вратаря – голкипер немного не соответствовал уровню команды.

- Контракт у вас тогда был большой?

- В первый год – 15 тысяч долларов за сезон. Учитывая, что в «Крыльях» мы получали гораздо меньше, контракт в «Спарте» был существенным. Во второй год стал получать 30 тысяч, ну а уж потом… Перед третьим сезоном за мной из Дюссельдорфа приехали скауты – Германия проявляла очень большой интерес. На этом я и сыграл, попросив еще увеличить контракт. В результате подписал пятилетнее соглашение со «Спартой». Потом был чемпионат мира в Вене, где я получил тяжелую травму – разрыв боковых связок. Таких методов восстановления, как сейчас, тогда не было… В принципе, начало нового сезона было неплохим. Но затем мы летели на матч Евролиги с ЦСКА. Из-за задержки рейса долго торчали в пражском аэропорту. Там накормили бутербродами с майонезом, и вся команда заболела дизентерией. Плохо стало в самолете на обратном пути. Тошнота, обезвоживание. Некоторых прямо с трапа увезли на «скорой». В результате «Спарта» не могла играть целый месяц в чемпионате Чехии и, соответственно, тренироваться – раздевалка была закрыта, и нас никуда не пускали. Так что середина сезона у нас была провалена, но в концовке сезона я форму набрал – в общем сложности в тот год забил 17 голов. Но пришел Славомир Ленер, он сейчас, кажется, один из руководителей в Федерации хоккея Чешской республики. Тогда он был тренером вместе с Вацлавом Сикорой. Посчитали, что на тот момент я получал незаслуженно большие деньги. В результате они обратились к главному спонсору клуба с просьбой понизить сумму моего контракта. В один из дней меня вызвали на разговор. Спонсор говорит: «Андрей, мы хотим понизить тебе контракт». На что я ответил, что у меня действующее соглашение на пять лет, как возможно изменить его сумму? В общем, я закончил свое выступление за «Спарту» и поехал выступать в Финляндию.

- Вам никогда не предлагали сделать чешский паспорт?

- Были разговоры о виде на жительство, но никаких усилий для того, чтобы я получил этот статус, клуб не предпринимал.

- То, что вы в свое время играли в Чехии, помогало вам потом найти работу здесь уже в качестве тренера?

- Последний и предпоследний годы, что я работал в «Пардубице», плюс работа в «Карловых Варах» - конечно.

- Помнят?

- Да. Я был очень этому удивлен – думал: то, наше поколение, уже в прошлом. Но нет, помнят до сих пор. Подходят простые болельщики перед игрой, просят расписаться на карточках.

- Русскому тренеру, не имея связей, реально поработать в Чехии?

- Реально. Но смотря каким тренером работать: главным или помощником? Это две разные профессии. Если хочешь быть главным, тебе будет нужна чешская лицензия, её выдает чешская Федерация хоккея. И обучение длится два года – без этого нельзя. Так как я отыграл здесь три года, у меня была лицензия С-статуса – могу стоять на лавке в качестве помощника, но работать главным тренером я не мог.

- Где пиво варят вкуснее: в Германии или в Чехии?

- Однозначно, в Чехии. Считаю, здесь оно – лучшее в мире.

- Какой сорт вам нравится больше всего?

- Люблю «Пильзнер», который делают в чешском городе Пльзень. Это традиционное чешское пиво, хороший сорт.

- На пивоварнях бывали?

- Был.

- Там оно, наверное, еще вкуснее?

- (Смеется). Понятно, что они везде «держат марку», но завод, конечно, впечатляет – город в городе.

- Что в Чехии еще стоит попробовать, кроме пива?

- Здесь очень хорошая кухня. На мой взгляд, чехи умеют и приготовить, и покушать. В Чехии очень много традиционных блюд: и свичкова, и свинина с кнедликами и капустой, плюс утка, да и татарский бифштекс они делают: это сырое мясо, смешанное с гренками и чесноком. В общем, здесь масса всего – повторюсь, чехи умеют и любят покушать.

- Вы ведь в хоккее работали еще и менеджером, сейчас опять вернулись на тренерский мостик. Где вам все-таки комфортней и интересней?

- И та, и другая профессии очень интересные. Работая тренерами, мы, понятное дело, находимся на льду. Это, прежде всего, постоянное общение с ребятами. Менеджер – работа больше кабинетная, и там общение ведется со спонсорами, с агентами, с игроками. Обе профессии интересные.

Андрей ПотайчукАндрей Потайчук

- Когда вы работали менеджером, вас тянуло на лед?

- Скажу так: в «Югре» мне скучать не приходилось. «Снаряды» летали отовсюду, скучно мне не было абсолютно. Этот период своей жизни запомнил надолго: было и много нервов, и бессонных ночей. Если вспомнить то лето, когда я занимался селекцией, плюс шла организация сборов команды… Телефон звонил 24 часа в сутки, я практически не спал. Потом пришел к директору и умолял: дай мне 10 дней просто отдохнуть.

- Вы ведь в «Спартаке» уже работали. Можете вспомнить какое-то яркое проявление любви болельщиков к команде и к вам лично?

- К нам ко всем вообще относились очень здорово. Для меня, например, было шоком, когда мы на выезде играли с минским «Динамо» еще на маленькой старой арене и, выйдя на матч, увидели, что из 3000 болельщиков половина были спартаковцы! И, когда после гимнов наши болельщики запели «Боже, «Спартак» храни, дай ему силы», по коже побежали мурашки.

- Ни у одного клуба нет столько болельщиков в других городах, как у «Спартака».

- Однозначно. Очень яркие воспоминания. Еще помню: мы ходили на футбол, так я больше смотрел не на то, что происходит на поле, а на болельщиков. Как они поддерживали команду, на баннеры.

- В минувшем, чемпионском для «Спартака» сезоне, на футбол ходили?

- Нет, на «Открытие Арене» я не был еще ни разу. В моё время ходили в Лужники. У нас тоже были очень дружеские отношения с футбольными одноклубниками: они нам давали билеты, мы – им. Ходили друг к другу на матчи.

- Какой вы увидели команду после отпуска?

- Многие ребята мне знакомы. Впечатление от команды хорошее, игроки, на мой взгляд, были подготовлены к сбору, многие работали в отпуске индивидуально. Сейчас мы ждем результаты всех тестов: те, которые были у нас в зале, и тест Купера. Тогда сядем и посмотрим, насколько действительно готова команда. Мы уже обсуждали это с Хасаном, нашим тренером по физподготовке: общее впечатление о ребятах – хорошее.

- Есть ли визуально те, кто запустил себя в отпуске?

- Такие всегда есть, но давайте не будем говорить об этом – надеюсь, ребята подтянутся за время сборов, чем быстрее – тем лучше.

- Можете сказать болельщикам, чего ждать от команды в предстоящем сезоне? Все-таки команда два года подряд не выходит в плей-офф, и настроение у спартаковского народа, мягко говоря, не очень хорошее.

- Не только у народа. Сами ребята всё прекрасно понимают, что это не совсем тот результат, которого от них ожидали как болельщики, так и руководство. Задача перед командой поставлена. Мы провели общее собрание, на котором сразу обозначили, что нам нужно усердно работать. Сезон, все мы понимаем, олимпийский – времени на подготовку немного, игры идут практически через день и их много. Наше тренерское желание – выигрывать с этой командой и попасть в плей-офф.

- Все-таки объективно супермастеров в «Спартаке» нет. Чем команда может «зацепить»?

- Сплоченность, дружный коллектив, затем – работа каждого игрока на результат. В команде есть ребята, которые умеют забивать, умеют творить игру – это то, что вижу я.

Андрей ПотайчукАндрей Потайчук

  • 0
К комментариям
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.