Станислав Черчесов: Абонементов в сборную никому не выдаем

К комментариям

Станислав Черчесов: Абонементов в сборную никому не выдаем

Перед началом сбора национальной команды, который станет определяющим для ее выступления на ЧМ-2018, главный тренер сборной России Станислав Черчесов дал обстоятельное интервью.

Мы расположились в кабинете Черчесова в Доме футбола сразу после того, как под председательством Никиты Симоняна закончилось заседание технического комитета РФС. 91-летний легендарный ветеран был настроен позитивно: "Черчесов подробно доложил о составе, объяснил, почему в него не попали некоторые футболисты. Нас эти объяснения удовлетворили. Наши кабинеты в РФС – рядом. Почти каждый день главный тренер сборной заходит, и мы обмениваемся мнениями".

Еще один член техкома Александр Мирзоян добавил: "Черчесов показал нам всю динамику выступления игроков сборной на протяжении сезона. Такой детальный отчет о работе штаба сборной и состоянии ее игроков не предоставлял никто. В диаграммах, цифрах, всех деталях. Это было очень познавательно. Важно то, что Черчесов прислушивается к мнению специалистов. С ним можно дискутировать, и он к этой дискуссии готов".

Поинтересовался я у Симоняна и темой Игоря Денисова, которая для Черчесова закрыта. Он ответил: "Вопросы о Денисове на техкоме на задавались. Считаем, что с нашей стороны это было бы неэтично. Команду формирует и за результат отвечает главный тренер. Мы Черчесову доверяем. И почему, собственно, Денисов? Он, отобрав мяч, отдает ближнему поперек поля. А нужны острые, проникающие передачи вперед, которые будут быстро развивать атаку. И потом, если между ними произошел конфликт, и игрок сказал тренеру что-то резкое, то Игорю следовало найти время и мужество, чтобы прийти и сказать: "Станислав Саламович, приношу извинения. Был не прав. Если вы считаете, что я по игровым качествам подхожу сборной, то готов в ней играть и выполнять все ваши требования". Но Денисов не придет. Такой у него характер".

Все остальные темы, касающиеся сборной, мы обсудили с самим Черчесовым. На мой взгляд, вполне откровенно и без двойных стандартов. Кстати, наша беседа проходила ровно за месяц до матча открытия ЧМ-2018 – 14 мая.

Можем поменять игрока из обоймы и без травмы

– Для начала уточню важный момент. Возможна ли не вынужденная, не из-за травмы, замена кого-то из участников сбора в Австрии резервистом? – спрашиваю Черчесова.

– Да. Абонементов в сборную мы никому не выдаем. Почему, если футболист, который вызван в "список 28", не проявит себя достаточным образом, нужно обязательно ждать чьей-то травмы? Кто нас ограничивает по вызову игрока, включенного в "список 35"? Никто.

– Это может произойти и прямо в Австрии?

– Почему нет? Кто-то, не дай бог, может травмироваться, а кто-то – оказаться не в состоянии выполнить необходимый объем работы.

– А почему, формируя состав для работы в Австрии, вы остановились на числе 28?

– Столько же футболистов – четыре вратаря и 24 полевых игрока – мы приглашали в прошлом году для подготовки к Кубку конфедераций. Опыт подсказывает, что это оптимальное число для правильного тренировочного процесса. Да, есть определенное неудобство с объявлением нескольким футболистам, что они не остаются в команде, но мы профессиональные люди. И каждый тренер с этим сталкивается, причем не только в выборе заявки, но и перед каждым матчем – при определении состава на игру.

Очень благодарен Леониду Слуцкому за то, что предоставил мне все возможные документы о подготовке сборной к Евро-2016, а также в устной беседе многое рассказал. Даже если это позволит сделать хотя бы на один просчет меньше – уже бесценно. Коллега два года назад взял на сбор 20 полевых игроков, то есть полный комплект без запасных. А потом случились травмы.

– И того же Юсупова пришлось приглашать в команду прямо из отпуска.

– Да. А нам хотелось бы, чтобы все футболисты, которые попадут в окончательную заявку, гарантированно находились в рабочем состоянии. Вот поэтому – 28.

– Еще одно уточнение. Капитаном сборной на ЧМ-2018 будет Игорь Акинфеев, это понятно. А первым вице-капитаном – Федор Смолов?

– Да. Кстати, у него была капитанская повязка в матчах с Испанией и Францией, и в обоих случаях он забил. То есть Смолов – из той категории игроков, кого капитанство окрыляет.

– Вы же назначили Акинфеева? Выборов капитана не было?

– Назначил. И по-моему, вопросов это ни у кого не вызывает.

– Как относитесь к антивратарской теории о капитанах – дескать, голкипер находится далеко от места событий и не может побежать с судьями разговаривать? Тем более сами капитанили в сборной.

– Никакого дискомфорта в этой роли не испытывал.

Смолов зимой интересовался моим мнением о своем будущем

– Ваш "список 28" – это, по сути, кадровая революция. Со времен Евро-2016 в нем лишь семь человек. За каких-то два года!

– На техническом комитете РФС, где я с цифрами отчитался, какую работу мы проделали и какая предстоит, этот вопрос обсуждался. Никто специально на такой масштаб перемен не нацеливался. Сравнил бы даже не с чемпионатом Европы, а с прошлогодним Кубком конфедераций. Из тогдашней заявки у нас по тем или иным причинам отсутствуют девять футболистов. У кого-то травма, кто-то не в форме, кто-то куда-то перешел и не смог до конца адаптироваться. А кто-то – потому что у нас соперники не те, что были тогда, – имею в виду Дмитрия Тарасова, который был очень важен для нас в матче с Новой Зеландией, и свою задачу выполнил.

Просто в футболе, как и в жизни, все меняется. Невозможно предугадать, что игрок перейдет в другой клуб и потеряет игровую практику. Мы часто говорили, что ни разу не сыграли тем составом, который хотелось увидеть изначально. А теперь получается, что и не сыграем, по крайней мере, в ближайшее время, – травмы не позволят. Но подчеркну: это ни в коем случае не рассматривается как оправдание. Травмы – неотъемлемая часть футбольной жизни. Работать, играть и добиваться результата надо, невзирая на них.

– Вы упомянули о переходах. Получается парадоксальная вещь. Тот же Заболотный пошел на повышение – из "Тосно" в "Зенит", что представляется ходом амбициозного человека, желающего развивать карьеру. Но в результате выпал из основного заявочного списка.

– Та же ситуация и у Полоза, и у Оздоева. О переходе того же Заболотного я узнал по факту. После этого у нас с ним был разговор. О чем? Понятно, что этот переход, как вы правильно выражаетесь, – повышение. Но свои риски футболисты должны калькулировать сами. А наша задача – внимательно за всем наблюдать и принимать решения.

Смолов, допустим, зимой поинтересовался моим мнением о своем будущем. Могу только излагать свое видение, ни на чем не настаивая и не советуя. Мы никого не просим что-то делать, чтобы потом не оказаться в заложниках этой просьбы. Поэтому просто изложил Федору свои мысли о том, какие его могут ждать варианты. После чего футболист принял решение, что никуда не уходит и продолжит играть в "Краснодаре". Где он по-прежнему регулярно забивает мячи.

Смолов остался в системе, и ему не надо проходить адаптационный период. За полгода до чемпионата мира тот же Заболотный даже в пределах одного города переезжает с "Петровского" на "Крестовский" и испытывает сложности адаптации. Хотя в старании ему не откажешь. А если переезжаешь из Краснодара в Англию или Германию – трудности тем более неизбежны.

– То есть от добра добра за полгода-год до чемпионата мира лучше не искать?

– Такого не утверждал. Единого алгоритма тут нет и быть не может. У каждого он свой. Кузяев, например, перешел из "Ахмата" в "Зенит" – и, наоборот, закрепился в составе клуба и стал постоянно вызываться в сборную. А Дзюба отправился из "Зенита" в "Арсенал" – и начал себя проявлять. Хватает примеров как в одну, так и в другую сторону. Мы же просто должны принимать решения, которые диктует объективная реальность.

Смолова с Дзюбой хотели совместить еще осенью 2016-го

– Самое резонансное ваше решение по составу – возвращение Артема Дзюбы. Какой момент его игры в весенней части чемпионата стал для вас переломным?

– Мы не руководствуемся одним-двумя матчами, а наблюдаем за всем процессом. Вот смотрите – когда не вызвали его и Олега Шатова на мартовские матчи сборной с Бразилией и Францией, все спрашивали, почему. Естественно, у нас был соблазн это сделать. Но мы же не просто так приобретаем опыт в работе со сборной.

– Что имеете в виду?

– Вызвав игрока, только что перешедшего в новую команду, мы не знали бы, что получим после. Не факт, что футболисты, выпав на десять дней из работы в клубе, получили бы значительное игровое время у нас. А когда человек на десять дней остается без практики, он может оказаться выбитым из игрового ритма.

Понятно, со стороны их невызов кому-то показался нелогичным. Но до марте к моменту игр сборной Заболотный провел за "Зенит" лишь пару матчей. Тогда мы вызывали футболистов еще во многом по заслугам предыдущего года, когда он и в "Тосно" регулярно забивал, и в сборной неплохо себя проявлял. Мы же тогда не знали, что в "Зените" все продолжится так, как это произошло.

А у Дзюбы в "Арсенале" только ростки пошли, и нашей задачей было дальше их поливать, чтобы они подросли. То же самое касалось Шатова. Вообще, не будь у него травмы – естественно, его шансы попасть на чемпионат мира были бы другими. Переход в "Краснодар", думаю, был правильным шагом.

Никто не знает, был ли он в списке или нет. Но первые игры за "быков" показали, что в некоторых моментах Олег прибавил – в частности, в плане борьбы. На той позиции, куда его определили, он нас не до конца устраивал – зато, главное, был на поле и мог себя проявлять. Но потом две травмы подряд выбили Шатова из колеи. Не играя почти год, он не мог находиться в оптимальных кондициях, и поэтому мы решили его не брать. Жаль, что так случилось, но можем только констатировать факт.

– Вернемся к Дзюбе. Кое-кто из журналистов заявлял, что у вас с ним на сборе перед Кубком конфедераций произошел конфликт, не предполагавший хеппи-энда. Но Артем – в сборной.

– Каждый занимается своим делом. Кто-то заявляет ни на чем не основанные вещи. А кто-то просто смотрит, как человек играет в футбол. Дзюба перешел в "Арсенал", показал соответствующие результаты. При этом сам отметил в интервью, что есть уровень РФПЛ, а есть – чемпионата мира. Но главное – он сделал шаг, реально себя проявил и получил по заслугам. Александр Кокорин не играл на Кубке конфедераций, но начал забивать – и мы его пригласили. С Дзюбой – такая же история. Потому что мы не можем проходить мимо того, что есть.

– Самокритичные слова Дзюбы по поводу его отъезда перед Кубком конфедераций стали дополнительным бонусом для его возвращения?

– Нет. То, что игрок для себя проводит анализ, – хорошо. Но то, о чем он сказал в интервью, я ему говорил еще тогда. Для нас большой плюс, что Артем в этой ситуации чуть повзрослел. И в следующий раз, может, он будет больше прислушиваться к нам, чтобы потом не терять время и не доходить до каких-то вещей самому.

Дзюба еще у Мирослава Юрьевича (Ромащенко) в дубле "Спартака" играл, потом мы его начали вводить в основной состав в 18 лет. Не понаслышке знаем все его плюсы и минусы. И готовы терпеть. Это у вас, журналистов, терпения мало. Но мы на это реагируем спокойно. У каждого своя работа.

При этом, повторяю, не существует каких-либо алгоритмов, которые могут привести к тому или иному результату. В тот же "Арсенал" из "Зенита" перешел не только Дзюба, но и Иван Новосельцев. Однако один проявил себя, а другой – нет. Что и отразилось на их месте в сборной.

– Были ли у вас в течение этой весны личные разговоры с Дзюбой?

– Когда надо, мы беседуем с любым футболистом, с которым считаем нужным. Мы же просто так не звоним. А связываемся, или когда нужно что-то подправить, или, наоборот, предотвратить.

– А тут ничего предотвращать не надо было? Был все-таки разговор или нет?

– На этот вопрос он сам ответит, если посчитает нужным.

– Вы сказали, что единственный ответ Дзюбы в телеинтервью, который вам не понравился, – о том, что он считает себя запасным.

– Да, не понравился. У нас запасных нет. А есть обойма игроков, которые должны решать задачу. Кто же будет выходить на поле, ситуация подскажет.

– Допускаете ли выход на Саудовскую Аравию с двумя чистыми форвардами – Смоловым и Дзюбой?

– Ничего сегодня по этому поводу говорить не буду. У нас скоро начинается сбор, который все покажет. Есть теория, а есть практика. Это ведь не чья-то вина, а беда, что у нас не было за все это время возможности попробовать их в паре.

– Помню, как осенью 2016-го все предвкушали: "Смолов – Дзюба, Смолов – Дзюба". Но они так ни разу вместе и не вышли, поскольку то один был травмирован, то другой.

– Да, мы сами хотели их объединить, но не получилось. И только летом 2018-го такой шанс, возможно, появится. Еще раз повторяю: и футболистам, и тренерам, и журналистам надо чуть-чуть набраться терпения. И для начала хотя бы попробовать совместить – кого-то вдвоем, кого-то втроем. У нас тот же Головин пропустил два сбора, а Зобнин – и того больше. В результате мы никак не могли их "скрестить". Надеюсь, на этом сборе получится.

– "Кого-то втроем" – это Зобнина, Кузяева и Головина, о которых умозрительно говорят как об очень мобильной тройке центральных полузащитников?

– Да. Мы хотели проверить это сочетание в последних матчах – но тоже, к сожалению, не удалось. Кто-то из них все время был травмирован.

– Если они все же выйдут вместе, кто будет располагаться ниже, кто – выше?

– Не могу вам этого сказать все по той же причине – они вместе ни разу не играли. Только тренировочный процесс и контрольные игры покажут, какая схема лучше для этого подбора футболистов.

– К слову, о Смолове. Верно ли наблюдение, что у Мурада Мусаева он играет несколько иначе, чем у Игоря Шалимова, – больше открывается на флангах, опускается вглубь поля, обыгрывается с партнерами? И насколько такая стилистика его игры соответствует вашему видению, как Федор должен действовать в сборной?

– По столь короткому периоду времени нельзя говорить о кардинальных изменениях. Но нюансы заметны: его диапазон чуть-чуть расширился. И для нас это может сыграть только положительную роль.

С Глушаковым поговорил, и он меня понял

– С кем-то из игроков, не включенных в список 28, вы лично поговорили?

– Да. В частности, с Глушаковым. Он меня понял, и никаких разногласий у нас с Денисом нет. Теперь его задача – с одной стороны, чуть-чуть сбросить психологический груз, а с другой – выполнять программу, которую мы ему дали. Он знает, что при первой необходимости мы на прямой связи. Планы розданы каждому, и доктор с футболистами все время на связи.

Вообще, нас нельзя обвинить в том, что мы что-то когда-то скрываем. У нас с игроками открытые отношения. Если не беру футболиста по конкретной причине, то он об этом знает. Есть определенный опыт, игроцкий и тренерский, на который ты ориентируешься. Ситуации повторяются. И нет ничего хуже, чем лукавить футболисту. Когда ты покривил душой один раз, доверия больше нет. Игрок может с тобой согласиться или нет – но недоговоренностей не должно быть.

Видите, тот же Дзюба сейчас сам рассказывает, что было год назад. А мы и тогда говорили ровно то же самое. Нам что-то приписывали, какие-то истории и конфликты выдумывали. Мы иногда даже не знали, что отвечать! Мы говорим то, что есть. И игрокам, и журналистам. У каждого футболиста бывают подъемы и спады. Это не только Глушакова касается, но и нескольких других игроков, которые выпали. Такие вещи не решаются за день или неделю. Наверное, сложно, тем более с травмой, до того не играя и не тренируясь в клубе, находиться в оптимальных кондициях.

Травмированных футболистов, тех же Зобнина и Головина, мы нередко вызывали на контрольные матчи, чтобы они были в команде и на теоретических занятиях. Но сейчас мы вышли на финишную прямую и уже не имеем права брать в команду игроков, которые имеют какие-то проблемы. Потому что есть определенная конкуренция.

– В футболе могут быть такие понятия, как "по-человечески обидно", "член коллектива" и т. д.? Их сейчас нередко доводится слышать в комментариях к отсутствию Глушакова.

– Такие решения нас самих расстраивают. Но мы должны принимать их, исходя из того, что видим. А иногда просто не хватает времени на то, чтобы проверить человека в деле. Допустим, Владислава Игнатьева мы вызывали на матч с "Динамо", затем в ноябре, а на последний сбор даже травмированным пригласили и ждали, когда он будет готов, чтобы дать возможность как-то проявить себя именно на уровне сборной.

То, что по каким-то качествам он наш футболист, – бесспорно. Но у нас не было возможности Игнатьева реально оценить! Справа есть Смольников, который отдает голевые пасы с Францией и Испанией. Есть Мариу Фернандес, уже сыгравший несколько матчей. Есть Самедов – лучший в сборной за два года по системе "гол плюс пас".

Если бы Игнатьев был здоров в прошлый раз, мы бы имели возможность его оценить именно у нас. То, что он хорошо играет в своем клубе, – это шанс попасть к нам. Есть футболисты, которые в сборной уже себя проявили, а есть – которые могут. И сейчас слишком мало времени, чтобы проверять последних. Так сложились обстоятельства. Поэтому Владислав – в резерве.

– Вы упомянули Самедова. Что говорите футболистам после таких эпизодов, как его пас назад в матче с "Динамо", когда лишь ошибка судьи не привела ко второму пенальти?

– На единичные технические моменты стараемся не обращать внимания, потому что футболисты и так все знают. Зато есть вещи, о которых они не догадываются, но мы делаем для себя наблюдения, а потом их излагаем. После первого матча "Спартака" с "Атлетиком" я ездил к команде в Сочи – и указал на какие-то моменты, чтобы обратили на них внимание. Вот это для нас имеет значение, а не то, забил кто-то пенальти или нет.

– Почему предпочли Рауша Комбарову?

– Есть футболисты, которые стабильно играют на своей позиции в клубах, есть те, о ком этого не скажешь. Поэтому Дмитрия в составе и нет. Кстати, на матче "Спартак" – "Динамо" был Мирослав Ромащенко и сказал, что Рауш, хоть и не отметился голевыми действиями, но играл очень правильно.

– Вспоминаю, что на два первых сбора после того, как возглавили сборную, вы Глушакова с Комбаровым не вызвали. Уже тогда были в них сомнения?

– Нет. После Евро-2016 мы многих не вызвали, потому что людям надо было прийти в себя. Тогда и Смольникова не было, который сейчас в сборной.

– А то, что Глушаков с Комбаровым оба были в стартовом составе против сборной Бразилии всего два месяца назад, говорит о том, что в тот момент вы на них рассчитывали?

– Тогда мы проверили их на необходимом для нас уровне. Их состояние не позволило проявить лучшие качества. С тех пор оно лучше не стало, поскольку оба не попадали в состав "Спартака".

Надеялся, что Джикия успеет

– Надеялись ли в глубине души, что Георгий Джикия успеет к ЧМ-2018?

– Да. Если Васин и Кокорин пока далековаты от оптимальных кондиций, то тут мы думали, что какой-то мини-шанс все-таки появится. Но наш врач Эдуард Безуглов поехал на консилиум в Тарасовку. Там внимательно все посмотрели и сказали, что только к первому матчу чемпионата мира Джикия может вернуться в общую группу.

Соблазн есть всегда. Ладно, нам это может ничего не дать, но мы можем только навредить и усугубить. В итоге футболист не достанется ни нам, ни "Спартаку". Поэтому иногда надо – руки прочь. На одном из матчей РФПЛ мы встретились, он находится в хорошем человеческом состоянии. Как обычно, улыбался. Но есть ситуации, с которыми надо смириться.

– Как получилось, что в сборную вернулся ее главный гвардеец – Сергей Игнашевич?

– Когда я принял сборную после Евро-2016, первым делом попросил Игнашевича о встрече. На ней он и сказал, что решил завершить выступления в национальной команде. Я ответил, что уважаю его решение, но ситуации бывают разные – и поэтому, если возникнет необходимость, мы вернемся к этому разговору. Мы не теряли связи – и вот, что называется, ситуация назрела.

В воскресенье я был как раз на матче ЦСКА – "Анжи" (и имел возможность наблюдать в том числе за игрой Игнашевича), когда из Краснодара поступила информация, что Руслан Камболов получил повреждение. Требовалось какое-то время, чтобы понять его серьезность, переварить ситуацию и проработать варианты возможной замены. Видя форму, в которой находится Сергей, я позвонил ему и вновь попросил о встрече – понятно, что в телефонном разговоре вопросы такой важности не решаются.

Встреча состоялась в воскресенье вечером. Мы выслушали друг друга и решили дождаться новостей о состоянии здоровья Камболова. В понедельник стало ясно, что суперсерьезной травмы нет, но существует опасность рецидива, и в этом случае время окажется потеряно, а возможности дозаявить кого-то другого уже не будет.

Среди запасных, заявленных в "списке 35", центральных защитников нет. Как и вообще больше нет здоровых игроков этого амплуа, которые уже проверялись в нашей команде. Так что какой-то другой игрок нам не помог бы, а приглашать кого-то для галочки было бы неправильно. Тогда как огромный опыт Игнашевича поможет и другим футболистам, и команде в целом. Когда решение по Камболову было принято, мы вновь созвонились с Сергеем. Он выслушал меня и дал согласие помочь сборной. 18 мая ждем его, как и всех остальных футболистов, на сборе в Новогорске.

– Судя по тому, что за несколько дней до объявления состава вы вновь говорили с Березуцкими – до последнего надеялись на то, что они передумают.

– У нас спокойный диалог, мы разговариваем на разные темы. Да, несколько раз встречались и обсуждали это. Мы всегда должны проявлять терпение, тут нельзя настаивать. И если мнение братьев не поменялось – значит, его надо уважать. Они опытнейшие футболисты, не понаслышке знают, что такое большой турнир, и могут оценить свое состояние и степень готовности к нему.

– Болельщикам сборной просто страшно за центр обороны. В последнем туре еще увидели пенальти Кутепова с "Динамо" на ровном месте.

– Понятно, что такой вопрос стоит. В матче с бразильцами мы уже по этой части кое-что проверили и оценили. И неслучайно вызвали на этот сбор пять чистых центральных защитников.

– Правым центральным при схеме с тремя центральными может играть и Мариу Фернандес. Вы его в такой роли представляете?

– Между прочим, мы же его на тренировке в ней и попробовали. А теперь мне кто-то советует – ставьте, мол, Фернандеса центральным защитником. Но надо понимать, что одна-две тренировки – это не месяцы работы. Вот когда вы видели его в центре в последний раз?

– Я – никогда.

– О чем и речь.

– Но собираетесь пробовать Фернандеса правым центральным в контрольных матчах?

– Мы не можем об этом говорить заранее. Видите, отдали в ФИФА "список 35", не прошло и дня, как два вопроса возникло, и того же Камболова пришлось менять. Поэтому сейчас бессмысленно говорить и о том, с пятью игроками каких амплуа нам придется попрощаться. Дай бог, чтобы все были здоровы, и была возможность выбирать. Если хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах. У нас есть идеи, которые надо будет в рабочем режиме реализовать. Футболистам должно быть комфортно их воплощать. Идея может быть теоретически хорошей, а практически – не сработать.

– Глядя на мощнейшую игру Соломона Кверквелии в "Локомотиве", трудно не досадовать по поводу того, что у него – не российское гражданство.

– Мы, кстати, обсуждали это в свое время с Фабио Капелло, когда я работал в "Динамо" и мы встречались в Турции. Кверквелия – футболист хорошего уровня. Он грузин, любит свою страну, и что есть, то есть. Джикия ведь тоже мог не иметь российского паспорта.

Хорошо, что последние матчи Зобнин провел в опорной зоне

– Несколько вопросов о полузащитниках. Согласны ли с Массимо Каррерой, что Роман Зобнин в последних матчах вышел на свой прошлогодний уровень?

– Мы это знаем, поскольку тщательно проверяли его состояние перед Бразилией и Францией. Если функционально он и тогда был готов выполнить прежний объем работы, вопрос был – на каких скоростях. Сейчас Роман прибавил в этом компоненте – наверное, его организм после травмы тоже адаптировался. По части скоростной работы он с марта действительно сделал скачок. А сейчас еще и сбор будет соответствующий. На нем мы этим вещам уделим повышенное внимание.

– В сборной вы видите его в первую очередь "шестым номером", опорником?

– На тренировках наигрывали и будем наигрывать разные варианты. В клубе Зобнин играет то на одной, то на другой, то на третьей позиции, и мы с Массимо в Сочи это обсуждали. Понятно, что для любого тренера универсалы, играющие в разных амплуа без потери качества, – это большое подспорье. Но когда нет основной позиции, где игрок может сконцентрироваться и регулярно проявлять свои качества, – возникает маленький вопрос.

Поэтому меня порадовало, что последние матчи он играл на одной позиции – в опорной зоне. Это для него плюс, и видно, что определенную адаптацию в этой роли Роман прошел. Какие-то вещи на поле надо делать на подсознании, не думая. А это возможно, именно когда регулярно играешь на определенной позиции.

С точки же зрения универсализма хорошо и то, что в последнее время в "Локомотиве" Миранчуки играли левого и правого полузащитников. Значит, у них диапазон расширяется, и мы можем не просто тестировать их на тех или иных позициях, а отталкиваться от увиденного в клубе.

– Покер Ерохина хабаровскому СКА не заставил вас удивленно поднять брови?

– Нет. Понятно, что он проводит неоднозначный сезон. В начале которого перешел в новый клуб ("Зенит") и играет там больше на позиции опорного полузащитника, что в нашем понимании чуть-чуть не его амплуа. Но мы можем только радоваться, что он так проявляет себя.

– За эти два года у вас была возможно наблюдать за развитием личности Головина. Можно сказать, что он вышел на новый уровень как футболист и личность?

– Как человека, наверное, не могу оценить его до конца, поскольку он с нами не каждый день. Но на футбольном поле мы видим, насколько ему доверяют и как он сам берет бразды правления в определенных ситуациях. Уверенность растет с каждой игрой. И можно только пожелать, чтобы он и дальше так работал. Слава богу, он находится в клубе, где есть цели, возможности, порядок. И, что очень важно, партнеры, которые тебя приведут в чувство и в ту, и в другую сторону. Если будешь "улетать" – опустят на землю, если появится какая-то рефлексия, сомнения в себе – наоборот, поддержат. В ЦСКА есть люди, которые помогают не сбиться с пути.

– С Головиным вам как тренеру легко общаться?

– С каждым футболистом надо находить правильный баланс – с кем-то надо говорить больше, с кем-то меньше. Головин – из таких футболистов, которым надо без слов больше доверять и четко показывать, что ему надо делать. Для него этого достаточно. И главное – он не тушуется на поле.

– Такие голы, какие Головин забил двум "Арсеналам" – лондонскому со штрафного и тульскому, пробежав через все поле и раскидав финтами двух защитников, – раздвигают для человека границы его возможностей?

– Они повышают самооценку. С первого дня работы в сборной я прошу вас всех по достоинству оценивать то, чем мы обладаем. Как Смолов забивает испанцам и французам. Какие мячи Головин отправляет в ворота "Лиона" и "Арсенала". У нас есть свои футболисты, которых надо оценивать и поддерживать! У нас есть футболисты!

– В том числе и молодые. Приглашением в "список 28" Александра Ташаева и Федора Чалова вы показали, что принцип "двери в сборную открыты для всех" в вашем случае – не просто декларация.

– А не получи травму Константин Кучаев – возможно, там был бы и он. Мы что декларируем, то и делаем. С одной стороны, двери ни перед кем не захлопываем, с другой – абонементов на место в сборной никому не выдаем. Да, порой приходится принимать непопулярные решения, но мы должны это делать. И у нас нет задачи кому-то понравиться. Понятно, что случаются ситуации, когда тебя недопонимают, а ты не можешь до конца всего объяснить – как в том же случае с неприглашением Дзюбы в марте. Но надо терпеть, потому что наша задача – не все рассказывать, а добиваться результата. Можем ли мы допускать просчеты? Не имеем права, но… И более титулованные тренеры иногда оценивают ситуации неправильно. Но, главное, в том, что мы делаем, нет двойного дна и подводных течений. Для нас очень важна именно последовательность в действиях.

– Но вот, допустим, Дзагоев и Глушаков пропускают серию матчей на финише сезона из-за травм – но один в "списке 28", а другой нет.

– О Денисе и его весеннем состоянии мы уже говорили. Алан же последний год занимается по индивидуальному плану – и та единственная травма, которую он получил, судя по всему, случилась из-за того, что он не до конца готовым вышел на матч с лондонским "Арсеналом". Если бы Дзагоев ту игру пропустил – глядишь, и не было бы повреждения. Но "Арсенал", такой матч – могу это понять.

Он тренировался с ЦСКА без ограничений уже две недели, был готов сыграть в предпоследнем туре, однако тренеры его поберегли. А в последнем провел на поле 84 минуты. Игру начал достаточно осторожно, прислушиваясь к себе – но по ходу матча раскрепощался. Понятно, что сейчас он находится в неоптимальном состоянии. Но, если возвращаться к вашему сравнению с тем же Глушаковым, учтите еще и то, что у них позиции разные. И конкуренция на них – тоже.

– Ташаев и Денис Черышев – это два человека на одно место в итоговой заявке, или на чемпионат мира могут попасть оба? Ведь они – атакующие левые полузащитники.

– Если Черышев действительно в основном играет слева, то Ташаев – и слева, и справа. И он правоногий. Впрочем, мы только на сборе сможем оценить адаптацию его и Чалова в сборной. У кого-то привыкание проходит быстрее, у кого-то – медленнее.

– На сбор вы пригласили всего четырех нападающих, включая Алексея Миранчука, которого в списке назвали именно в этом амплуа. На Кубок конфедераций вы столько форвардов и взяли. Фактически получается, что Дзюба – это замена Бухарову, а Чалов – Полозу. Означает ли это, что шансы Чалова поехать на ЧМ-2018 очень высоки?

– Не могу пока ничего по этому поводу сказать. Мы впервые его вызвали и хотим максимально увидеть в рабочем процессе. Что увидим – так и отреагируем. Общались с главным тренером молодежной сборной Евгением Бушмановым о личностных качествах форварда. И если футболист себя так проявляет – посчитали, что не можем пройти мимо этого. Ведь и другие игроки на этом примере поймут, что двери в сборную абсолютно не забетонированы.

Как закрыть Салаха?

– Будут ли ваши представители вживую смотреть контрольные матчи Саудовской Аравии, Египта, Уругвая?

– Завтра Михаил Полишкис (профессор Высшей школы тренеров, которого наряду с Андреем Лексаковым после окончания ВШТ персонально поблагодарил Вадим Евсеев) будет смотреть Саудовскую Аравию. До этого с той же задачей ездил Андрей Лексаков. 28 мая саудиты играют с Италией в Санкт-Галлене, в двух часах езды от нас, и тогда мы посмотрим на нашего первого соперника сами. Словом, информации будет достаточно.

Египет тоже просматривали, а в наименьшей степени пока вживую видели Уругвай. Но тут ситуация облегчается тем, что мы будем внимательно наблюдать уже непосредственно за первыми его двумя матчами на ЧМ-2018. При этом все диски с матчами уругвайской команды у нас есть, а отдельных игроков в составах клубов я смотрел с трибун.

– Есть ли уже четкий план, как закрыть Мохаммеда Салаха?

– Надо понимать, что сборная Египта по сравнению с "Ливерпулем" – совершенно другая команда с иными исполнителями. Понятно, что и в национальной команде, и в клубе он играет важнейшую роль, и у Салаха – звездный сезон. Я специально ездил на матч "Ливерпуль" – "Спартак", чтобы понаблюдать за ним. Располагается он в клубе и сборной плюс-минус так же. Но насколько быстро ему в "Ливерпуле" доставляют мяч, сколько пространства у него остается!

В сборной такого все же нет. И одна из наших задач – максимально замедлить эту доставку. Думаю, в определенной степени поможет нам опыт противостояния быстрому левоногому топ-игроку – в лице Лео Месси в матче со сборной Аргентины. Есть игроки, на которых нельзя не обращать внимание, и Салах к таким, безусловно, относится. При этом подчеркну – мы не хотим зацикливаться на нем одном. Потому что обращать внимание лишь на одно – значит, упускать другое.

– Все считают, что для вас очень важна продвинутая статистика. А может ли она о чем-то говорить, когда речь идет об игроках такого уровня?

– Статистика бывает разная, ее надо правильно интерпретировать. Бег – это другой вид спорта. Условный Месси за игру пробегает всего восемь километров – казалось бы, мало. Но у него спринтов бывает под 500 метров! А другой пробегает 12 километров, но все – на одной скорости. И в этой выносливости оказывается очень мало толка.

Поздравления Семину, благодарность Слуцкому и Манчини

– На мой взгляд, чемпионство "Локомотива" – это вдохновляющая история для сборной России. Год назад он занял 8 место и никем не рассматривался в качестве фаворита чемпионата. Сборная России на ЧМ-2018 тоже, мягко говоря, не фаворит – но пример "Локо" показывает, что темные лошадки тоже иногда могут многого добиться.

– По-моему, "Локомотив" заслуженно стал чемпионом. Со всеми командами из топ-5 он забрал больше очков, чем соперник, разделив их только с "Краснодаром". Здесь случайностей не бывает, и хотя спады бывают у каждой команды, "Локомотив" их прошел достаточно ровно.

Обратите внимание: небольшой весенний спад совпал с тем, что травму получил Мануэл Фернандеш. Все удивлялись: почему "Локомотив" не забивает. Потому что выпал системообразующий игрок – причем не просто атакующий. Посмотрите, сколько у него единоборств было с "Ниццей"! В одной игре его отсутствие можно компенсировать, но когда он сначала выпадает на несколько матчей, а потом возвращается не в прежних кондициях, на игре и результате это не может не сказаться.

Так же, как на "Зените" сказались травмы Кокорина, Мамманы, Кузяева. Кстати, на техкоме я говорил, что в "Зените" по отношению к Роберто Манчини могут быть свои внутренние неудовольствия, там смотрят таблицу. А для меня как тренера сборной Манчини был хорош. В том плане, что, когда мы вызывали игроков из Санкт-Петербурга, они к нам приезжали в очень хорошем физическом состоянии – например, Юрий Жирков. Убежден, что, если бы Манчини остался еще на год, то адаптационный период у него прошел бы, и он совершенно по-другому посмотрел бы на чемпионат России.

– Контакт с Манчини у вас был?

– Несколько раз общались. Понятно, что по часу-два не сидели, но уделили друг другу внимание, и удалось узнать все нюансы, которые интересовали.

– Какие самые полезные вещи извлекли для себя из тех документов, которые вам передал по Евро-2016 Леонид Слуцкий?

– Во-первых, есть полные отчеты о матчах – что и как штаб сборной делал. Во-вторых, план подготовки – тем более что у нас и Паулино Гранеро с тех пор в штабе остался. Какие-то нюансы мы учли уже на Кубке конфедераций и учтем сейчас.

Мы со Слуцким пообедали, пообщались – не пять минут, а долгое время. Он был очень аккуратен в оценках, но по футбольным вещам ничего не скрывал. Думаю, такая преемственность – это очень хорошая практика, и недавно я от всей души поздравил коллегу с днем рождения. Сейчас у него новый вызов, и надеюсь, что все получится. Мне это понятно, поскольку сам работал за границей. И теперь сам могу ему кое-что передать (улыбается).

И еще. Слуцкий комментировал на Первом канале наши матчи с Бразилией и Францией. И насколько же было видно, что человек, который тренировал сборную до меня, прекрасно знает, что это такое! Даже если бы он о каких-то моментах высказывался менее корректно, я бы это воспринял нормально. Потому что человек знает, о чем говорит.

– А поздравили с чемпионством Юрия Семина, у которого в "Локомотиве" в 1988 году провели первый полноценный сезон в высшей лиге чемпионата СССР?

– После золотого матча с "Зенитом" отправил ему поздравительную эсэмэску, а на следующий день позвонил, и мы тепло пообщались. В данном случае ты болеешь за персоналии. Юрий Павлович сыграл одну из ключевых ролей в моей карьере. В том чемпионате СССР я сыграл у него все 30 матчей. Такие вещи не забываются. Причем игры бывали разные – где-то выручал, где-то нет. Но играл. Поэтому вдвойне рад за него.

В "Локомотиве" качественные футболисты, а выигранный в прошлом году Кубок России дал им моральный толчок, что они на правильном пути. Другое дело, что набор исполнителей еще не значит успех – ими надо руководить. И Юрий Палыч, и руководство клуба в лице Ильи Геркуса в этом плане проделали очень большую работу.

– Представляете себя в 71 год не просто продолжающим тренерскую карьеру, но выигрывающим чемпионат?

– Когда у тебя через месяц такой большой турнир, как домашний чемпионат мира, ты даже за 15 июля не заглядываешь! Думая о чем-то другом, можно упустить то, что есть сейчас. Полная концентрация, максимальный фокус. При этом надо относиться к происходящему спокойно, а не создавать напряжение вокруг. Для нас важно, чтобы эта ответственность, о которой меня часто спрашивают, не придавливала нас с футболистами, а наоборот, вдохновляла и раскрепощала.

– Проявлял ли РФС желание обсудить с вами вопрос продления контракта?

– Всему свое время. Я и сам небольшой любитель вести такие разговоры заранее. Есть большой турнир, который надо сыграть. Вообще не думаю ни о чем другом. Потому что распыляться нам ни в коем случае нельзя.

Игорь Рабинер

  • 0

Комментарии 1

#1 EversoR | 17 мая 2018 18:59
Цитата: "Ленинград"
Ты просто космос, Стас!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.