Рука Бога-2. Как СССР проиграл Аргентине (Видео)

К комментариям

13 июня 1990 года. Неаполь. Аргентина - СССР - 2:013 июня 1990 года. Неаполь. Аргентина - СССР - 2:0

В преддверии контрольного матча Россия – Аргентина вспоминаем один из самых драматичных поединков в истории противостояния этих команд – встречу группового турнира чемпионата мира-1990 в Италии Аргентина - СССР (2:0).

Последний матч Дасаева

К матчу 2-го тура группового турнира ЧМ-1990 в Италии СССР и Аргентина подошли, как это ни удивительно, уже в ранге аутсайдеров квартета.

На старте турнира команда Валерия Лобановского неожиданно уступила румынам (0:2). После той встречи много критиковали Дасаева за первый гол, пропущенный в ближний угол. Во втором мяче нашего голкипера обвинять сложно. Лэкэтуш реализовал пенальти, которого на самом деле не было. Мяч попал в руку Хидиятуллину еще до штрафной площади. Знали бы тогда советские игроки, что это только судейские "цветочки", ягодки были еще впереди...

Но дело не только во вратаре и ошибке уругвайского арбитра. Многих специалистов поразили решения тренера по стартовому составу.

Корреспондент еженедельника "Футбол-Хоккей" Виктор Асаулов не мог скрыть своего удивления: "Во-первых, Алейников, весь сезон игравший в "Ювентусе" на месте заднего центрального защитника, оказался вдруг центральным хавом. Во-вторых, Заваров (это хорошо всем известно) битых полтора месяца не имел игровой практики. В-третьих, при игре в три защитника вряд ли Рац способен закрыть зону, притом ту, которую облюбовал грозный и разносторонне подготовленный Лэкэтуш. Откуда, кстати, он и забил гол. В-четвертых, Добровольский, насколько известно, добрых два с половиной месяца лечился, за свое московское "Динамо", можно сказать, не играл, а тут вышел в "основе". В-пятых, непонятной с первых же минут встречи оказалась роль Бессонова. Если он должен был сыграть "под нападающими", то ясно, что это не его место. Если же ему отводилась роль блуждающего полузащитника, то ему явно недоставало физической подготовки. В-шестых, это особенно бросилась в глаза, у команды в целом нет быстроты, мощности, силы, гибкости мышления. Наконец, в-седьмых, совершенно непонятной виделась тактика игры"

Естественно, перед вторым туром Лобановскому пришлось произвести перестановки в составе. Зыгмантович и Шалимов (для спартаковца это был дебют в сборной) вышли вместо Раца и Литовченко.

Но в первую очередь ротация коснулась вратарской линии. Матч с румынами оказался для Дасаева последним в свитере национальной команды.

Позже экс-вратарь "Севильи" высказал предположение, что Лобановский просто не доверял легионерам. "Чемпионат мира 1990 года – самый печальный чемпионат. Думаю, помимо того, что проблема, может быть, была и в нас, игроках, большая вина, я считаю, ложилась на руководство и на Валерия Васильевича Лобановского. Почему? Потому что он все-таки не стал доверять легионерам, которые играли за рубежом, как я, Заваров, стал привлекать более молодых игроков, которым еще не хватало опыта", – рассуждал Дасаев.

"Русские играли, как бразильцы!"

Так или иначе, выбор нашего тренерского штаба на игру с южноамериканцами пал на динамовца Александра Уварова.

– Помню, часа за четыре до начала матча меня вызвал Лобановский и спросил: "Если мы тебя поставим на игру с Аргентиной, как ты на это смотришь?" Я ответил, что готов сыграть. Но тогда я понимал, что окончательного решения тренеры еще не приняли, совещались, думали. Лобановский еще поддавливал: мол, это же Неаполь, где люди обожают Марадону. Я повторил, что сыграю, если мне доверят место в составе. А узнал, что выйду в старте, только на стадионе. Конечно, волновался, но на имена соперников я все-таки не смотрел. Осознавал, что на чемпионате мира буду представлять сборную СССР, хотя еще два месяца назад обо мне особо никто и не знал. Такой шанс представился! – вспоминает в разговоре с корреспондентом "СЭ" Уваров.

Несмотря на статус чемпионов мира, Марадона и компания едва ли могли считаться явными фаворитами перед поединком. Во-первых, аргентинцы также проиграли свой стартовый матч на ЧМ – Камеруну Валерия Непомнящего (0:1). А во-вторых, еще свежи были в памяти болельщиков воспоминания о встрече весны 1988 года на турнире "Четырех наций" в Западном Берлине, когда сборная СССР, показав отличный футбол, нанесла поражение аргентинцам – 4:2. Дублем отметился Олег Протасов, по голу на свой счет записали Александр Заваров и Геннадий Литовченко.

– Мы играли против них еще перед чемпионатом Европы-88 на товарищеском турнире в Берлине, победив со счетом 4:2. В принципе, аргентинцы ничего особенного не предложили, – рассказывает Олег Протасов.

– Вот как раз в 88-м Марадона доставил нам больше проблем, чем в 90-м, очень прилично выглядел, – замечает в свою очередь Олег Кузнецов.

Наутро после поражения "альбиселесты" многие местные газеты поместили на первых полосах фразу Марадоны: "Русские показали выдающуюся игру, они сыграли против нас, как бразильцы!"

"Его руки имели магическую силу"

Но вернемся к ЧМ-90 и непосредственно к матчу. Уже на исходе первой 10-минутки нашей команде удалась симпатичная комбинация. Горлукович разогнал атаку по левому краю, длинным пасом найдя Добровольского. Динамовец прострелил в штрафную, где Шалимов в ближнем бою не смог перехитрить Пумпидо. Голкипер так и не смог встать с газона без помощи врачей – его унесли на носилках. Как оказалось, он получил тяжелую травму ноги, и Карлосу Билардо в срочном порядке пришлось производить вынужденную замену – на поле вышел Гойкоэчеа.

А на 12-й минуте мир вновь смог лицезреть "руку Бога" Марадоны (Напомним, в четвертьфинале чемпионата мира-1986 с англичанами принц футбола забил мяч рукой). На этот раз Добровольский подал угловой, Кузнецов подрезал мяч в ближний угол, и аргентинская "10-ка" спасла свои ворота при помощи запястья правой руки... Откровеннейший фол, однако арбитр Фредрикссон почему-то промолчал! Видеоповтор показывает, что Гойкоэчеа, по идее, доставал этот мяч, что естественно не отменяет всей очевидности нарушения правил со стороны игрока "Наполи".

– Добровольский подал угловой, Кузнецов на ближней штанге замкнул передачу, и мяч полетел в ворота, – вспоминает в интервью "Прессболу" Андрей Зыгмантович. - Однако хитрец Марадона снова провернул свой легендарный трюк с "рукой бога". Только Англии он забивал левой, а от нас защищался – правой. Когда до линии оставалось совсем немного, Марадона сделал едва уловимое движение корпусом и подыграл себе запрещенным приемом. Я не знаю почему, но арбитры не увидели нарушения. Видимо, руки Марадоны действительно имеют магическую силу.

– Я недалеко от аргентинской штрафной стоял, все видел, даже Уваров рассмотрел "божью руку" от противоположных ворот, – констатирует Сергей Горлукович. – Про судью и говорить не стоит, невозможно было тот момент прохлопать. Он рядом находился. Быстро чувствуешь, когда судья тебя "плавит".

– Прекрасно видел из своих ворот, как Марадона сыграл рукой. Прекрасно. А судья – ноль эмоций, – подтверждает Александр Уваров.

А вот потенциальный автор гола Олег Кузнецов особого значения, как ни странно, этому эпизоду не придает. "Я, кажется, после подачи углового подрезал чуть ли не с нулевого угла. Сложно сказать, залетел бы мяч в ворота или нет. Марадона сыграл рукой. Но мы особо как-то не отреагировали. Вся игра была еще впереди. Даже в перерыве этот момент не обсуждали. А что нам нужно было делать? Бежать за судьей, наброситься на него и кричать, что Марадона выгреб мяч рукой? Нет, не так мы были воспитаны. Да и языка не знали (улыбается). Так что отнеслись к тому эпизоду довольно спокойно. Это уже потом скорее журналисты, специалисты нагнетали".

Гораздо более категоричным на пресс-конференции был Лобановский:

"Если судья плохо видит, он не должен выходить на поле"!

Марадона за словом в карман не полез, парировав реплику нашего тренера.

"Судья может ошибаться, как, впрочем, и Лобановский в выборе состава команды. Даже не знаю, коснулся ли я мяча...", – заявил после матча великий аргентинец.

Правда, спустя много лет, выступая в поддержку введения видеоповторов, Диего признает: "Я вам больше скажу: на ЧМ-1990 я рукой выгреб мяч из-за линии ворот в матче против сборной СССР. Нам повезло, что судья этого не заметил. Тогда таких технических возможностей не было, а сегодня – совсем другая ситуация".

"Фредрикссон должен был сжечь свою судейскую лицензию!"

Удивило назначение на матч с аргентинцами шведа Фредрикссона. Скандинав "удружил" нашей сборной еще четыре года назад, когда в 1/8 финала чемпионата мира мы уступили бельгийцам (3:4). Судья засчитал два гола соперника, забитых, по всей видимости, из офсайда.

Помощник арбитра, который при первом взятии ворот советской команды, вначале зафиксировал положение "вне игры", но через несколько минут опустивший флажок как ни в чем не бывало, был в итоге дисквалифицирован. Фредрикссон же получил назначение на финальный поединок ЧМ-86 в качестве бокового судьи...

– Все было как в дурном сне, – вспоминает чемпионат мира в Мексике Владимир Бессонов. – Кулеманс, которому верхом по дуге был послан мяч, находился примерно в метре за моей спиной. Чтобы его положение "вне игры" стало еще более явным, я сделал несколько шагов вперед. Когда капитан бельгийцев принимал мяч, боковой арбитр Санчес моментально взметнул вверх флажок, фиксируя офсайд. Но Кулеманс, словно зная, что Фредрикссон не обратит на это внимания, точно пробил. Шведский судья спокойно показал на центр. А Санчес поспешно опустил флажок...

– Все мы помнили, как Фредрикссон судил нашу сборную в матче с Бельгией на чемпионате мира в Мексике. Не понимали, как его опять назначили на нашу игру с аргентинцами, задавали вопросы руководителям, – удивляется в разговоре с корреспондентом "СЭ"Александр Уваров. – Но они нас заверили, чтобы мы не волновались, что судья уже признал свои ошибки... А видите, как все получилось?

Комментируя судейство в игре с аргентинцами, наш капитан Олег Кузнецов подчеркивает, что чуть ли не с первых минут чувствовалось лояльное отношение шведа к южноамериканцам. Почти все спорные моменты, по его словам, трактовались в пользу чемпионов мира.

За матч СССР – Аргентина итальянская газета Corriera dela Sport поставила Фредрикссону четверку по 10-бальной шкале, а наша делегация подала протест за эпизод с игрой рукой Марадоны.

– Если бы Фредрикссон был честным человеком, он должен был бы упаковать чемоданы, сжечь свою судейскую лицензию и оставить футбол навсегда, – заявил тогда глава советской делегации Никита Симонян в интервью New York Times.

1990 год. Никита Симонян, Валерий Лобановский, Юрий Морозов1990 год. Никита Симонян, Валерий Лобановский, Юрий Морозов

Лобановский предъявил: "Почему не дернулся?!"

До перерыва аргентинцы угрожали воротам Уварова в основном со "стандартов". С парой штрафных ударов голкипер уверенно справился, а вот подача углового в исполнении Марадоны на 27-й минуте привела к голу. И дело здесь не в мастерстве Диего, а в медлительности и неразберихе со стороны советских защитников. Хидиятуллин вынес головой мяч из штрафной, но его подхватил Серрисела, который рванулся вперед со скоростью 200 километров в час. Последовала подача в район 11-метровой отметки. Мяч, как говорят, летел 2 часа, но ни Алейников, ни оказавшийся в этой зоне Добровольский, ни набегавший Зыгмантович не смогли помешать Троглио поразить "девятку".

Пожурив защитников, комментатор матча Владимир Перетурин сказал, что Уваров тоже застоялся в воротах в том эпизоде.

– В перерыве я получил от Валерия Василича хороший втык: "Почему даже не двигался, не дернулся, не среагировал?" А там было без вариантов – аргентинец ударил точно в "девятину". Дасаев потом подошел, сказал: не переживай, все нормально, – вспоминает Уваров.

Зыгмантович также выступает в защиту своего вратаря: "Кто-то из защитников потерял опекаемого нападающего, и пришлось спешно бросаться перекрывать одинокого аргентинца. Но по темпу атаки я не успевал – последовал хороший пас с фланга, и Троглио по дуге отправил мяч в сетку. Для Уварова это был неберущийся удар".

До перерыва у наших игроков была возможность сравнять счет. Правда, откровенно говоря, не 100-процентная. Алейников обыгрался с Добровольским, отпасовал налево Заварову, который из-за пределов штрафной смачно приложился по мячу. Гойкоэчеа стоило немалых трудов, чтобы отвезти угрозу.

"Судья должен был "отмазаться" за руку Марадоны"

А едва начался второй тайм, подопечные Лобановского остались вдесятером. Каниджа, получив пас в центральном круге, на рывке убежал от двух наших защитников и уже несся на рандеву с Заваровым. Бессонову пришлось сначала схватить длинноволосого аргентинца за майку, а потом и откровенно завалить его на газон. Здесь решение Фредрикссона, к сожалению, было верным, соответствовало дисциплинарному регламенту. Хотя, конечно, швед мог и "отмазаться" за руку Бога, ограничившись "горчичником"

– Если бы судья был нормальный (после того, что он натворил в начале матча), то ограничился бы желтой карточкой Бессонову, – даже спустя 27 лет не может скрыть своих эмоций Уваровв разговоре с корреспондентом "СЭ". – Можно было и закрыть глаза на самое строгое наказание, даже если наш игрок его и заслуживал. А Фредрикссон нас угробил... При 0:1 остаться еще и вдесятером. Сами понимаете... Хотя, по большому, счету мы не уступали аргентинцам. Если бы не рука Марадоны, Кузнецов забивал бы гол, и все могло сложиться совсем по-другому. Вот так вот мы им и "попали". Я считаю, не по делу.

Между прочим, удаление игрока на чемпионате мира стоило денег.

– За красную карточку полагался штраф – 10000 швейцарских франков. Разумеется, оплачивал его не Бессонов, а федерация, – свидетельствует Зыгмантович. - "Горчичником" арбитр "наградил" и меня. Кстати, момент напрочь вылетел из головы. Просто не могу вспомнить, за что схлопотал предупреждение. Знаю, что на Марадоне, а как – здесь уж память подводит...

Больше Бессоновза сборную не сыграл.

Как это ни парадоксально, но самый опасный момент сборная СССР создала, оказавшись в меньшинстве. Заваров плотно "выстрелил" с 30 метров, вратарь неудачно отбил фактически на ногу Добровольскому. Динамовец мяч подсечь не смог, угодив в уже упавшего Гойкоэчеа.

Чуть позже южноамериканский кипер ошибся при выходе из ворот после подачи углового. На сей раз уже Шалимов немного замешкался, и его удар накрыли. Справедливости ради, стоит вспомнить и убойный момент у Бурручаги, не попавшего головой в ближний угол ворот Заварова после отличной закидушки Марадоны.

Сборная СССР на чемпионате мира-1990Сборная СССР на чемпионате мира-1990

"Хотел зарядить в аргентинца, а отдал голевой пас..."

Аргентинцы во втором тайме в основном занимались тем, что старались уберечь победный счет, и контратаковали лишь изредка. И все же интрига была убита на 79-й минуте. Наши игроки получили право на штрафной удар, попали в "стенку". Быстро разобравшийся в ситуации Марадона, выполнил длинную передачу на Каниджу. Тот сместился с левого фланга в центр, нашел пасом Троглио, который в свою очередь упал в борьбе с Алейниковым вблизи нашей штрафной.

Свисток судьи промолчал. И вот тут случилось необъяснимое... Кузнецов зачем-то со всей силы пробил в сторону ворот, Зыгмантович до мяча не дотянулся, а Бурручага к такому подарку оказался готов. Выход один на один и 2:0. Занавес.

– Олег Кузнецов то ли сгоряча, то ли со зла решил пробить в упавшего к ногам аргентинца, только мяч шмыгнул мимо всех и оказался у Бурручаги. Так наш капитан вывел форварда один на один. Играть мы не бросили, но при двойном преимуществе соперника понимали, что ликвидировать отставание почти нереально. Этот эпизод стал ключевым, – грустно констатирует Зыгмантович.

Слово "герою" эпизода Олегу Кузнецову: "У штрафной сбили игрока, и все остановились, ожидая свистка, но его не последовало. Мы все были заведенные. Такая заруба пошла, мной овладела такая злоба! Очень захотелось зарядить в лежавшего аргентинца! Не сдержался, в общем... Не знаю, симулировал ли аргентинец, но в целом при счете 0:1 соперники так противно начали действовать. Вели себя нагло, били по ногам исподтишка. Я решил немного остудить их пыл, чтобы и они чуть-чуть боль почувствовали. Мячом то не убьешь, но в чувство привести можно. А в итоге промахнулся и вывел один на один Бурручагу..."

О том, что южноамериканцы действовали порой довольно грязно, рассказывает и Олег Протасов: "Я играл с лангеткой, так как в предыдущем матче с румынами упал и выбил большой палец на правой руке. Так вот аргентинец, точно не помню кто именно, все время целенаправленно бил по этой лангетке. То есть ради победы они были готовы на все".

МарадонаМарадона

Маленький, толстенький, быстрый

В этом матче лидер соперников постоянно находился во второй линии атаки и занимался в основном тем, что давал пасы своим партнерам – порой очень тонкие, умные. Вперед Марадона практически не лез и сам воротам не угрожал. В то же время опасен был своими резкими рывками Каниджа, много нагнетали Серрисела и Бурручага.

Вот что написала римская газета La Repubblica о кумире Неаполя: "В своем "родном" Неаполе, Марадона помогает преодолеть проблемы, стоявшие перед сборной Аргентины, и практически оставляет сборную СССР за бортом чемпионата. Нет, он не забивает голы, но держит всю команду в руках и этими же руками парирует мяч, посланный в ворота аргентинцев именно в тот момент, когда советские футболисты продемонстрировали свою решимость добиться результата".

О том, что опекать придется именно Марадону Зыгмантович узнал лишь на установке перед началом встречи.

– Окончательно узнал только на установке, когда в числе "одиннадцати первых" прозвучала моя фамилия, – вспоминает белорус. – Вот тогда и осознал всю серьезность дела. Там же сразу и услышал: "Когда мы без мяча – будешь присматривать за Марадоной". Это, конечно, кроме как неожиданностью не назовешь. В сборной собрали многих классных футболистов, но опекать великого доверили именно мне. Матч Аргентины в Неаполе да с кумиром всего города в составе! Можете себе представить? Хотя вот что-что, а трибуны не угнетали. Да и о чем мне с ним говорить? На каком языке? А вот с прямым заданием, думаю, справился. Марадона ничем не отличился – значит, нейтрализация удалась. Однако хорошего все равно было мало. Сейчас, когда просят рассказать про Марадону, обычно шутливо отвечаю: "Маленький, толстенький, быстрый". Стоит ли дополнять его и без того колоритный портрет? Люди знают, как он играл, как двигался, каким лидером был.

– Когда я выходил на поле, для меня не существовало великих, – подчеркивает Уваров. – Помню, в одном моменте специально ударил Марадону по ноге. Никакой борьбы там не было. Прозвучал свисток судьи, а Диего хотел побыстрее ввести мяч в игру. И тут я наступаю ему на бутсы, чтобы не торопился. Так втихаря, знаете. Какая у него была реакция? Да я уж и не помню, не смотрел на него. К нему можно относиться по-разному, но он реально был великий футболист. Против правды не попрешь.

Особого впечатления на нашего капитана великий аргентинец не произвел.

– Мне больше приходилось играть против Каниджы, – рассказывает Кузнецов. – Как мне показалось, он действовал острее. В архиве сохранилось совместное фото с Диего. Я же в той игре был капитаном. А больше мы и не пересекались. Кем он был тогда (игрок номер один в мире), а кто – я? (смеется). Я не могу сказать, что бегал за Диего и просил у него футболку. Такого точно не было, кто ближе к нему оказался, тот, наверное, и забрал.

Ближе всех к кумиру миллионов в тот вечер оказался Хидиятуллин, ему и досталась майка с 10-м номером на спине.

– Какие футболки из игрового прошлого сохранил? Майку Марадоны с чемпионата мира-90. Остальные пораздавал. Майка очень маленькая, тогда Марадона толстяком еще не был. Сыновья по очереди ее носили. Эту футболку чуть не перехватил Миша Насибов, массажист сборной. Со свистком рванул к Марадоне, а тот руками разводит: "Нет-нет, я уже отдал Вагизу", – вспоминал в рубрике "СЭ" "Разговор по пятницам" Вагиз Хидиятуллин.

– Марадона? Вы знаете, я уже потом, спустя годы расстроился, когда узнал, что он принимал допинг и наркотики. Начинаешь анализировать: а был бы он таким же резким и быстрым без всех этих веществ? А за его руку в матче с нами я не обижаюсь. Мы же не дети! В футболе идут на многое ради результата, – говорит Олег Протасов.

P.S.

Валерий Лобановский на послематчевой пресс-конференции подчеркнул, что сборная СССР сыграла очень хорошо, а футболисты выполнили все тренерские указания. Причем во втором тайме, оставшись вдесятером, диктовали свои условия сопернику. Единственное, в чем команда не преуспела, так это в реализации голевых моментов, что и привело к неудаче. – Я доволен этой игрой команды, – заметил Лобановский, – Она была достаточно высокого класса. Команда показала, что была готова к борьбе за самые высокие места в первенстве, но, увы, теперь нам придется покинуть чемпионат...

Однако большинство специалистов сходилось во мнении, что наша сборная не вышла из группы по объективным причинам.

По их мнению, советская команда напоминала неважно отлаженную машину. То она вдруг начинала работать на полных оборотах, то неожиданно дело стопорилось. Большая часть атак возникала импульсивно. Была импровизация, а системы, когда видно, чего конкретно команда хочет добиться, не проглядывалось.

Выбранная тренерами тактика игры с одним нападающим тоже подверглась критике. "Она дает эффект только в том случае, если в хорошем функциональном состоянии находятся игроки средней линии, и сам этот единственный форвард. Ни того, ни другого здесь не наблюдалось. Протасовявно был не в лучшей форме, а полузащитники большей частью действовали каждый сам по себе. Морально большинство футболистов сборной СССР прошло пик своей спортивной формы еще в 1988 году на чемпионате Европы", – писал в те дни мэтр советской спортивной журналистики Олег Кучеренко.

Последний тезис в разговоре с корреспондентом "СЭ" подтверждает и Олег Кузнецов: "Играли составом, на сей раз не повзрослевшем, а состарившемся на два года. Что-то из нас тогда ушло. Новички, тот же Шалимов, приехали туда как на праздник. А у нас чувства уже какие-то притупленные были – может, после шести лет беспрестанного пребывания на виду..."

– Мне кажется, после поражения от Румынии стало ясно, что мы находимся не в той форме, в которой следовало. Видимо, тренеры хотели нас вывести на пик попозже – к плей-офф, – рассуждает Олег Протасов. – Свежести не было, тяжеловато играли.

Жесткий вердикт работе Лобановского вынес комментатор матча СССР – Аргентина Владимир Перетурнин: "Не может один и тот же тренер, будь у него хоть 7 пядей во лбу, сделать разные команды, если он тренирует одновременно и клуб и сборную. Он волей-неволей сделает из сборной киевское "Динамо" и наоборот. Он должен быть независим, видеть все ее сильнейшие стороны, игроков..."

Матч Аргентина - СССР 2:0

Голы: Троглио, 27 (1:0), Бурручага, 79 (2:0).

Аргентина: Пумпидо (Гойкоэчеа, 10), Симон, Монсон (Лоренцо, 77), Серрисела, Батиста, Басуалдо, Бурручага, Олартикоэчеа, Каниджа, Марадона, Троглио.

СССР: Уваров, Бессонов, Хидиятуллин, О. Кузнецов (к), Горлукович, Зыгмантович, Алейников, Шалимов, Заваров (Лютый, 86), Протасов (Литовченко, 74), Добровольский.

Тренеры: В. Лобановский, Ю. Морозов, С. Мосягин.

Предупреждения: Серрисела, Каниджа, Марадона, Батиста, Зыгмантович.

Удаление: Бессонов, 52.
13 июня 1990 года. Неаполь. Стадион "Сан-Паоло". 55 800 зрителей.

Виталий Айрапетов

sport-express.ru

  • 0
К комментариям
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.