Дмитрий Парфенов: В «Спартаке» предложили просмотр, и это после восьми лет в команде!

К комментариям

Дмитрий Парфенов: В «Спартаке» предложили просмотр, и это после восьми лет в команде!

Не могу не поделиться своими соображениями о рулевом областной команды. Если детально проанализировать игровую карьеру Дмитрия Парфенова, то обнаружишь, что он играл практически у всех топ-тренеров постсоветской эпохи. Валерий Лобановский и Олег Романцев, Виктор Прокопенко и Вячеслав Грозный, Леонид Буряк и Юрий Семин, Александр Старков и «вписавшийся» в эту компанию итальянец Невио Скала. В определенной степени, взгляды на футбол формировались непосредственно под их влиянием… Дмитрий Владимирович еще с незапамятных времен казался мне немногословным, лаконичным, предпочитающим больше работать, чем разговаривать. В традиционной рубрике нашего издания вообще не появляются главные тренеры команд премьер-лиги. Признаться, опасался, что разговор получится не до конца откровенным, учитывая к тому же непростую ситуацию в «Тосно». И ошибся! Парфенов оказался готов не только вспоминать свое российско-украинское прошлое, великих людей, но и говорить без штампов о настоящем, и даже заглядывать в будущее!

«Пахнет морем, и луна висит над самым Ланжероном»

— Дмитрий Владимирович, вы же одессит! Какое место сейчас занимает в вашей жизни Одесса?

— Прежде всего — родители. Остальное в воспоминаниях. Море, где я провел все детство. Теплое море. В Одессе можно начинать купаться в апреле, в отличие от Питера (улыбается). Что еще? Дерибасовская, Оперный театр, Потемкинская лестница, Морвокзал, Приморский бульвар, Французский бульвар — это все мое, родное.

— Вспомните что-то из одесского фольклора?

— Весь фольклор Одессы собран на Привозе. Сходите туда, и легко пополните свой словарный запас.

— Любимая песня за Одессу?

— Их много. Шуфутинский пел: «Пахнет морем, и луна висит над самым Ланжероном». Наверное, эта самая известная. Песня действительно проникнута одесским духом.

— Одесский «Черноморец» второй половины восьмидесятых — начала девяностых ассоциируется с именем Виктора Прокопенко. Даже не верится, что остроумного, юморного Виктора Евгеньевича нет с нами уже десять лет…

— Прокопенко — человек, который поверил в меня, 17?летнего пацана. Это сейчас мы 23?летних молодыми и перспективными называем, а я уже в 18 в еврокубках играл.

— В 1992?м «Черноморец» стартовал в Кубке кубков благодаря победе в первом Кубке Украины. Хорошо помните свой первый трофей?

— Победа в Кубке — событие фантастическое! Представьте, я всего полгода играю за команду своей мечты и сразу завоевываю трофей! Вышел в конце второго тайма, отыграл дополнительное время. Мы победили «Металлист» благодаря голу покойного ныне Илюши Цымбаларя. С Виктором Евгеньевичем мы еще один Кубок взяли (в 1994?м в серии послематчевых пенальти «Черноморец» победил «Таврию»), тогда я уже провел весь матч и удар с «точки» реализовал (ворота «Таврии» защищал будущий одноклубник Парфенова по «Спартаку» Максим Левицкий).

— Ваша первая зарплата — в рублях, долларах, а может, в украинских купонах?

— Я же был в команде на ставке еще в 1991?м, получал рубли, как все советские люди. Это потом уже появились купоны и… чего там только не было.

— Натурпродуктами зарплату не выдавали?

— Нам выдавали доппаек от Черноморского морского пароходства. Банка кофе была огромным дефицитом, но молодым она не доставалась. Отдавали в фонд старших товарищей.

— Кто же были зубры в том «Черноморце»?

— Виктор Гришко, Ваня Гецко, Юрий Шелепницкий, Сергей Третьяк, он в Израиле много лет живет.

— Как решили в «Черноморце» армейский вопрос?

— В Одессе базировалась армейская команда (СКА), многие ребята там службу проходили. Я же поступил в институт и получил отсрочку. Кстати, завершал учебу уже в Москве.

— Почему «Черноморец» так и не смог выиграть чемпионат Украины?

— Могли выиграть… Мы же обыгрывали киевское «Динамо». Дома, как раз я Тимерлану Гусейнову отдал голевую передачу, и даже в Киеве. Были нюансы… В Украине тогда шутка ходила, что разыгрывалось не первенство, а «вторенство» (смеется). Что не умаляет заслуг киевлян. Там полсостава моих друзей играло.

— Могли еще и на Олимпиаде?1996 сыграть, в Атланте?

— У нас хорошая команда собралась (за молодежную сборную Украины вместе с Парфеновым играли Александр Шовковский, Владислав Ващук, Виталий Косовский, Сергей Ребров, Андрей Шевченко). Увы, отборочная группа выпала сумасшедшая! Италия, Хорватия. Итальянская «молодежка» с Вьери, Пануччи, дель Пьеро, Дельвекио, Таккинарди. Дома мы их обыграли, а на выезде нас ничья устраивала, в конце, кажется, в свои ворота забили (в протоколе автором гола записан форвард «Ювентуса» Никола Аморузо).

— Прокопенко уехал в Волгоград, а «Черноморец» возглавил Леонид Буряк. Некоторые футболисты говорили, что для Одессы он мало улыбался…

— У меня как раз не было никаких проблем с Буряком. Просто у него другое видение управления командой. Мало улыбался? Не все же могли шутить как Прокопенко.

К Киеву душа не лежала. Осадочек остался, как ни крути

— Ваш земляк Юрий Никифоров не захотел переходить в киевское «Динамо», опасаясь последствий чернобыльской трагедии. Вас посещали подобные мысли?

— Как-то не задумывался об этом. Все-таки время прошло. Не так страшно было. Восприятие уже другое. Меня приглашали в 1997?м. Просто мы боролись с Киевом, и после всех нюансов не лежала у меня душа к этой команде. Осадочек остался, как ни крути. При всем, повторюсь, уважении к ребятам. С Григорием Суркисом мы несколько часов беседовали. Я из кабинета вышел, а Серега Ребров, ожидавший все это время, меня спрашивает: «Ну что, наконец-то подписал?» — «Нет, сейчас к Лобановскому поедем».

— Какой был главный аргумент мэтра?

— Олег Лужный собирался уезжать за границу, я должен был закрыть позицию правого защитника.

— В Киев два раза не приглашают…

— Я взял паузу на пару дней, и в тот момент позвонили из Москвы. Полгода после Одессы я отыграл в «Днепре» у Вячеслава Грозного. Думаю, они стали решающими. Романцев же постоянно общался с Викторычем. Став тренером, я так же собираю информацию об игроках у своих коллег. Лобановский не затаил обиды и уже из «Спартака» в сборную меня постоянно вызывал. Играл опорного полузащитника. С Андреем Гусиным, царствие ему небесное, а потом к нам Толик Тимощук подключился.

— Первым же вашим тренером в сборной Украины был Йожеф Сабо.

— Очень непростой, эмоциональный человек. С опытными игроками у него были трения. Но об этом пусть киевляне рассказывают. Виктор Леоненко…

— Когда Украина попала с Россией в одну отборочную группу, вы как раз перешли в «Спартак» и перестали вызываться в сборную.

— Сабо и не скрывал в интервью, что «не вызывал Парфенова из-за того, что он тренируется у Романцева и может раскрыть секреты». Мне кажется, что это глупость, чепуха. Какие секреты? Мы с ребятами смеялись.

— Где вы смотрели историческую игру Россия — Украина имени Филимонова — Шевченко?

— На стадионе «Лужники» как обычный зритель. Двоякие чувства. Ведь по ту сторону твои друзья-товарищи, с которыми вместе выступали за клуб.

— Чемпионат мира и Евро прошли мимо вас. Есть разочарование?

— Не без этого. На клубном уровне я столько трофеев завоевал, в топ-турнирах участвовал, а вот со сборной не удалось.

— В отборе на Евро?2000 Украина в стыках уступила Словении. Сабо уверен, что в первой игре судья из Швейцарии Майер был «заряжен»…

— Тут я с Йожефовичем соглашусь (Украина проиграла 1:2, а Парфенов и Гусин были удалены с поля). В стыковых матчах подобное случается, когда на кону путевка на чемпионат Европы. Кстати, в следующем отборочном цикле и сборную России в Словении «убили» судьи.

— Совпадение?

— Ничего не бывает случайным. Вот и сейчас итальянцы говорили после первого матча со шведами: если нас так будут судить на «Сан-Сиро», то мы обязательно пройдем… Не прошли. И у нас не получилось пройти словенцев. Уверен, что именно поражение в первой игре стало фатальным (ответная игра в Киеве завершилась вничью 1:1).

Лобановский — глыба, Романцев тоже

— Вернемся к личности Лобановского.

— Лобановский — глыба. Он не истерил, говорил немного, но две-три фразы запоминались на всю жизнь.

— Ветераны киевского «Динамо» вспоминали, что заходили в кабинет к Лобановскому со своим мнением, а выходили уже с мнением мэтра. С вами подобное случалось?

— Это когда с тренером соприкасаешься каждый день, тут и работа, и бытовые моменты. Мы же приезжали на краткосрочные сборы. Васильич интересовался, как дела в клубе, говорил, что следит за мной. Поддерживал. Мы тогда со «Спартаком» здорово в Лиге чемпионов выступали.

— Правда, что Валерий Васильевич смотрел тренировки с балкона базы, практически не участвовал в процессе на поле?

— Главный корпус базы в Конче-Заспе находится в нескольких метрах от тренировочного поля. В том, что Лобановский стоял на балконе, а не двигал фишки, не было никакой проблемы. Всю программу готовил Валерий Васильевич. Нас контролировали его помощники — Буряк, Веремеев, Михаил Михайлов с вратарями работал.

— Вы были на похоронах Валерия Васильевича в Киеве?

— Вся Украина тогда находилась в шоке. У нас в сборной административный штаб работал с Васильичем в «Динамо», все близкие люди. Это была потеря не только для украинского, а для всего мирового футбола. Мы простились с Валерием Васильевичем на стадионе «Динамо» и сразу улетели в Москву на турнир. Хотя абсолютно не до футбола было.

— Какое наследие оставил Лобановский?

— Я для себя определенные вещи почерпнул — футбольные и нефутбольные. Это уже тренерская кухня. Туда никого не допускают. А наследие? Итальянские тренеры, выигрывавшие всевозможные титулы, не скрывали, что многому научились у Васильича, — Капелло, Липпи… Мне кажется, это показательный момент. Единственное, таких людей копировать никогда нельзя. Копия будет всегда хуже оригинала.

— У вас и вправду никогда не было агента?

— Их было мало, агентов, двадцать лет назад.

— Неужели Шандора Варгу Ребров или Лужный не сосватали?

— Варга появился, когда Сергею нужно было уезжать в «Тоттенхэм». Я с Варгой никогда не сотрудничал. В Москву прилетели вместе с отцом. Мне по телефону позвонили: «Приезжай, подписывай…»

— Даже без участия юристов?

— Какие юристы? Я вас умоляю! Передо мной сидел Олег Романцев! Мы вспоминали Лобановского, это такая же глыба! Смотришь, слушаешь и словно зомбированный становишься. Все понятно, доступно, без лозунгов.

— В Украину вы вернулись совсем ненадолго, в киевский «Арсенал».

— В «Арсенале» запомнилась работа с тренером Александром Заваровым. Человек из того поколения, кумиров нашего детства. Мы фотографиями все стены заклеивали.

Саморано «напихал» Роналдо

— В Одессе еще в союзные времена симпатизировали «Спартаку»?

— Об этом много говорили. Перепаденко, Пасулько, Никифоров с Цымбаларем. В Киеве одесситы так не задерживались (разве что лучший футболист Европы?1986 Игорь Беланов).

— По сути, вы вытеснили из состава матерого Сергея Горлуковича?

— К себе никакого негатива я не ощущал. Сергей был самый старший, капитан команды. Однако у меня с ним не было никаких трений. Конкуренция была сумасшедшая на всех позициях. Я ехал и понимал, что у меня получится, даже не было мысли, что не закреплюсь в «Спартаке», когда вокруг тебя сильные футболисты — ты сам растешь.

— «В России нет денег — зато есть “Спартак“», — писала популярная газета после победы красно-белых над «Реалом» осенью 1998?го. За месяц до этого случился дефолт. Вы пострадали от взлетевшего курса доллара?

— Мы в долларах получали зарплату. Так что на разнице курсов ничего не потеряли, а вот задерживали деньги месяца на три. Такое было…

— Даже в «Спартаке»?! Не бунтовали?

— На базе в основном сидели. Прокопенко говорил в таких случаях: «Не переживайте, деньги целее сохранятся. Потерпите, дадут. Зато никуда не потратите». (Улыбается.) В конце концов, мы же играли для болельщиков, за болельщиков, за «Спартак»!

— С кем из звезд у вас была личная заруба?

— Элбер и Саморано крови попили. Помимо того что ребята — бойцы, они и в обороне отрабатывали. Не давали тебе спокойно дышать. Роналдо — он другой, как Месси, мог стоять всю игру, а потом забить. Игрок эпизода, хитрый очень. Наблюдал, кто из защитников подключается вперед. В эту зону и забегал. Но сзади вообще не отрабатывал, ему Саморано один раз «напихал» даже, что не бегает. Тот в другую сторону развернулся и проигнорировал.

— Самый сильный «Спартак» какого времени?

— В 2000 году на моей памяти был лучший «Спартак». Состав подобрался, все ребята почти одного возраста. И для меня тот сезон получился абсолютным. Даже попал в тройку лучших игроков сезона после Егора Титова и Дмитрия Лоськова. По-моему, защитник в топы вообще никогда не забирался…

— Невио Скала — первый итальянский тренер в России. На что открыл глаза игрокам «Спартака»?

— Что-то было интересное, конечно. Хотя после Лобановского и Романцева…

— Мистер учил правильно восстанавливаться?

— Питание поменялось. На тот момент это казалось необычным. Акцент на углеводы и поменьше жирного. Никаких тяжелых супов. Только легкий бульончик. Макароны только твердых сортов. Салаты — овощи с оливковым маслом, исключили сметану и майонез.

— Фирменное блюдо на базе в Тарасовке вспомните?

— Нас там вкусно кормили при всех тренерах. С учетом, что по двести дней в году там находились, домашнее питание было.

— Такие длинные карантины уже не во времена СССР?

— После игры всегда возвращались в Тарасовку восстанавливаться. Баня, массаж, легкая пробежка, только потом домой отпускали. При Романцеве за два дня до игры заезжали.

— Почему не получилось у Скалы?

— У «Спартака» в тот момент менялся собственник. Плюс дисквалификация Тита (Егора Титова). Скала просто поплыл в тот момент.

— Титов — ваш лучший друг в «Спартаке»?

— Наверное… Хотя с Илюхой Цымбаларем мы тоже дружили.

— Егор Ильич приезжал в «Тосно» на стажировку. В чем была ее суть?

— Егор приезжал к нам с ответным визитом. Во время учебы в ВШТ я ездил на стажировку в «Спартак», когда они с Димой Аленичевым еще тренировали. Это обязательная программа. Примерно недельный цикл. Ты должен посмотреть, с тренерами пообщаться. Все это законспектировать. Свое видение изложить.

— Помимо учебы в ВШТ вы стажировались в Европе?

— В «Атлетико», в «Дортмунде», все очень понравилось. В «Боруссию» с Сергеем Ребровым ездили. Больше всего отложилось в памяти, что в таких клубах плохо тренироваться — дурной тон. Но у нас в «Тосно» этих проблем тоже нет.

— С тренерами общались?

— Диего Симеоне не любитель общаться. Переводчик ему напомнил, что я играл за «Спартак» против «Интера», когда Симеоне на 88?й минуте нам забил (в Лиге чемпионов — 1998/99 игра в «Лужниках» завершилась вничью 1:1).

— Вспомнил?

— И даже заулыбался.

Неприятно слышать: «Защитник не должен быть маленьким»

— Из «Спартака» вы уходили при тренере Александре Старкове. Почему так случилось?

— Банальная ситуация. Закончился контракт, его не продлили. Тренер, генеральный директор кивали друг на друга. Резануло, когда я уже договаривался с московским «Динамо», позвонили из «Спартака» и предложили… поехать на просмотр.

— Что ответили?

— «За восемь лет моей карьеры в команде достаточно видео собралось. Посмотрите».

— Кто звонил?

— Генеральный директор Шавло.

— Что же главный тренер?

— С Петровичем мы виделись потом, нормально общались. Я все это переварил со временем. Хотя на эмоциях неприятно было, когда слышал: «Защитник не должен быть маленьким». Правда, с противоположного фланга играл Родригес, наверное, на голову ниже меня.

— Период в московском «Динамо» хотели бы вычеркнуть из памяти? Случился конфликт с Юрием Семиным?

— Непростая ситуация. Ребята говорили: «Ну-у… если даже ты вскипел…» При этом был чисто игровой, рабочий момент. Мы не ругались. Олег Блохин (главный тренер сборной Украины) звонил, хотел пригласить в сборную. У него помощником работал Семен Альтман, хороший мой знакомый по «Черноморцу». Он готов был приехать меня посмотреть (Сборная Украины готовилась к чемпионату мира в Германии). Но в «Динамо» меня перестали ставить, а учитывая наличие в команде иностранных футболистов, приоритет отдавался им.

— Неужели правда, что Юрий Павлович путал фамилии игроков? Вас «Поповым» называл?

— Разве это для кого-то секрет? Локомотивские ребята рассказывали, и сейчас…

— Вы не обижались?

— Больше смеялись. У меня с чувством юмора все нормально.

— Есть тренер, которому бы вы никогда не подали руки?

— Я не конфликтный человек. Просто кто-то выплескивает все наружу, а кто-то может все внутри себя переварить.

— В «Химки» вас пригласил Владимир Казаченок?

— Я уходил из «Динамо» за пару дней до закрытия трансферного окна. С «Химками» вышли в высшую лигу.

— Если бы не проблемы со здоровьем, у Казаченка могла бы сложиться успешная карьера в РФПЛ?

— Сейчас, когда человека уже нет с нами, неправильно гадать: могла бы или не могла. Мы же вообще не знали, нужна ли премьер-лига «Химкам»? Приехал губернатор Борис Громов, дал добро. «Под нас» и стадион построили, потом на нем половина московских команд играла.

— Говорили, что губернатор опекал исключительно «Сатурн»…

— Может, в какой-то момент переключился? Да и затраты на «Химки» были не такими гигантскими, как в Раменском.

— «Сатурн» вам остался должен?

— Зарплату за полгода.

— Сумма с большим количеством нулей?

— Нормальная сумма.

— Как вообще удалось доиграть сезон?2010? Как Андрею Гордееву, молодому на тот момент тренеру, удавалось мотивировать команду?

— Ему повезло, что в «Сатурне» собрались опытные футболисты, с именем. Хотя любой мог поднять бучу. Однако тренер выстроил с нами хорошие, правильные отношения. На последнее собрание приехал министр спорта Московской области и объявил, что клуб закрывается. Ходили слухи, что кто-то собирался купить «Сатурн», но, видимо, решили, что легче закрыть.

— Испугались, что потянутся ниточки?

— Не исключено. Ведь когда приходит новая компания — осуществляется аудит: каким образом образовались такие долги, куда уходили деньги?..

Лазить по соцсетям? Это же с ума можно сойти!

— Вас приглашали в «Тосно» еще в 2014?м, почему отказались, а через год дали согласие? К слову, вы знали генерального директора Вячеслава Матюшенко, поигравшего за харьковский «Металлист» и «Черноморец», еще по Украине?

— В Украине я никогда не был знаком с Вячеславом Викторовичем. Первый раз пообщались в сезон-2013/14, когда «Текстильщик» боролся с «Тосно» за выход в ФНЛ. В Иваново собралась прекрасная команда, у нас были определенные цели. Как вы себе представляете, если бы в середине сезона я бросил свою команду и ушел к конкурентам? Есть этическая сторона вопроса и уважение к руководству.

— В «Тосно» вас поняли?

— Совершенно спокойно отнеслись. А вот уже когда летом 2015?го последовало новое предложение, понял для себя: нужно делать шаг вперед. Тренерский опыт все-таки приобрел.

— Опыт в «Текстильщике» считаете полезным?

— Однозначно! Я вообще считаю неправильным сидеть и ждать, когда тебе дадут команду премьер-лиги. Хотя кому-то дают… Нужно пройти все ступени, шаг за шагом. Сейчас это понимание здорово помогает.

— Знали же о текучке тренерских кадров в «Тосно», ставили какие-то условия при подписании контракта?

— Знал. Однако никаких условий не ставил. Просто руководство осознало в определенный момент, что тренерская чехарда ни к чему хорошему не приводит.

— Сейчас в РФПЛ из всех тренеров лишь Гаджи Гаджиев работает дольше вас. Верили, что такое возможно, особенно в тот момент, когда «Тосно» проигрывало матч за матчем и опускалось все ниже и ниже в ФНЛ?

— Я об этом не думал.

— Не лукавите?

— Как вам сказать… Мысли, конечно, разные мелькали в голове, но нужно было работать, текущие вопросы решать. У команды был непростой период: дисквалификации, несколько странных судейских решений. Следующий сезон показал, что выводы были сделаны правильные.

— Критическая точка, матч, когда самому хотелось все бросить?

— Сейчас и не вспомню, возможно, и не было такой черты. Чувствовал поддержку руководства, как чувствую ее и сейчас.

— Владелец клуба Борис Пайкин говорил в интервью «Спорту День за Днем», что все трансферы в «Тосно» согласовывались с вами.

— Мы вместе с Борисом Романовичем, с генеральным директором обсуждали многие кандидатуры. Однако не было такого, чтобы я ставил условия по какому-то игроку или мне кого-то навязывали. Это не значит, что мы выбрали двадцать пять человек и все они подошли. Поверьте, список потенциальных кандидатов был огромный. Мы же говорим только о тех, кто остался в команде.

— Вы лично принимаете участие в селекции?

— И это касается не только игроков, которых знаешь лично. Много информации приходится черпать у коллег. Помимо футбольных качеств для нас важны и человеческие, чтобы сохранять микроклимат в коллективе. Если сильный футболист, но ставит свои интересы выше командных, играть у меня он не будет. Как любил повторять Лобановский: «Коллектив прежде всего!»

— Уж не об Артеме Милевском речь?

— Не было с Артемом проблем! Я на этот вопрос уже устал отвечать. Расставаясь, мы поблагодарили друг друга за совместную работу.

— Вас не раздражала публичность Милевского? То он на Дворцовой площади исполняет произведение «В Питере пить», то выкладывает в социальных сетях фотографии из увеселительных заведений…

— Это частная жизнь. Меня интересовало только футбольное поле. Я же в футболе большой путь прошел и понимаю, если человек на тренировку на четвереньках приползает, чем он занимался. С Артемом ничего подобного даже близко не было.

— Один из футболистов дубля «Зенита» вспоминал, что лет десять назад тренер Игорь Чугайнов следил за их жизнью через социальные сети и даже, зарегистрировавшись под вымышленным именем, пытался узнавать что-то о… самом себе. Вас такие мысли никогда не посещали?

— Во?первых, это молодежь. Наверное, там мог присутствовать определенный воспитательный момент. Я же работаю с мужиками. Хотя по шуткам, приколам игроков я могу о чем-то догадаться. Милю, кстати, по-доброму «травили». Я никогда не лазил по страницам игроков. Это же с ума можно сойти! Да и нет меня там.

— В «Твиттере» не вы?

— Я, но использую «Твиттер» в качестве новостной ленты. Там можно найти много методической информации, полезной для тренера. У меня есть даже платные подписки на европейских сайтах. В русскоязычном пространстве подобного не найдешь.

— Сейчас, когда в Белоруссии Милевский забил пять мячей, сделал столько же асситов, нет сожаления, что расстались?

— Это общее решение. Артем сильно переживал, что мало играет. Он лидер! Недаром ему доверяли капитанскую повязку киевского «Динамо». Кроме того, его родители, сестра очень хотели, чтобы Милевский вернулся в Белоруссию. Я очень рад, что у него все хорошо складывается в Бресте.

В РФПЛ исчезли проходные матчи

— Научились у Олега Романцева резать по живому?

— Для меня самое трудное — расставание с игроком, последний разговор. Мы сами не так давно были в этой шкуре. Но это часть жизни…

— Вы находитесь в хорошей форме, по крайней мере так кажется внешне. Принимаете участие в тренировочных занятиях, в «двусторонках»?

— Я предпочитаю наблюдать за тренировкой со стороны. Здорово показать что-то самому на поле, по воротам пробить, передачу отдать, но ты уже входишь в эпизод и не видишь, что происходит с остальными. А форму поддерживаем с тренерским и административным штабом.

— В «дыр-дыр» поигрываете?

— Чаще в «квадраты».

— Создается впечатление, что «Тосно» легче играть в гостях, чем дома…

— Это относительно. Вот если бы мы показывали такие результаты на протяжении пяти сезонов в премьер-лиге, можно было бы искать закономерность. У нас же это первый сезон. «Тосно» на любом поле непросто играть. Статистика домашних матчей хуже? (если рассматривать таблицу только выездных матчей, «Тосно» занимал бы восьмое место). Однако давайте вспомним игры, где мы теряли очки при полнейшем преимуществе! Это Хабаровск, «Анжи», «Ростов». Тогда бы и баланс очков в домашних и гостевых матчах был несколько иным.

— Пятнадцать лет назад в России проводился последний «золотой матч». Сейчас победителя определяют по дополнительным показателям, а не нужно ли к нему возвратиться?

— Мне кажется, это было бы интересно со всех точек зрения. Была бы кульминация чемпионата!

— Тогда напрашивается вопрос о стыковых матчах за право остаться в РФПЛ…

— Понимаю, что я лицо заинтересованное. Однако предыдущие сезоны показали правильность такого решения. В нашем чемпионате нет прослойки команд, которые уже после первого круга чувствуют себя вольготно. «Стыки» никому не хочется играть, мало ли что… Поэтому исчезли проходные матчи.

— «Тосно» едва ли не единственная команда премьер-лиги, играющая по классической схеме 4–4-2. На чем основан тактический выбор?

— Я бы добавил, что это универсальная схема. Она может легко трансформироваться в 4–1-4–1, 4–2-3–1, 4–5-1. Это не догма. Опять же я вспомню Лобановского. «Тактику делают игроки на поле. Нужно же их как-то расставить к стартовому свистку», — говорил Валерий Васильевич. В нашей команде обороняются все. Можно сказать, «1–10–0» (улыбается). При атаке может оказаться и четыре нападающих. Конечно, мы обращаем внимание на индивидуальные качества игроков соперника, варьируем тактику.

Если у игроков есть возможность сделать себе имя в «Тосно», то аналогично и у тренеров

— Интересный момент. Стадион «Петровский» — домашний для «Тосно» — в ваши игровые годы был самым негостеприимным по отношению к «Спартаку»…

— Болельщики создавали такую атмосферу, ажиотаж. Для нас же объективно «Зенит» не был соперником номер один. «Локомотив», ЦСКА, «Ротор», «Алания» в какой-то период. Хотя играть на «Петровском» было тяжело. Крепкая команда в Питере собралась в конце девяностых, много украинских футболистов, настоящих бойцов! Вернидуб, Максимюк, Бабий…

— Команда Вернидуба, луганская «Заря», второй год кряду играет в групповом турнире Лиги Европы. Вы о еврокубках не задумывались?

— Шаг за шагом. От простых вещей к сложным. Сейчас больше думаем о простых…

— Есть более короткий путь — через Кубок. В четвертьфинале «Тосно» принимает «Луч-Энергию». Как относитесь к высказываниям специалистов, что Кубок России постепенно превращается в Кубок ФНЛ?

— Я уверен, что проблема исключительно в загруженности топ-команд. Многие прикидывают: вот пройдем 1/16 финала и включимся серьезно. А пройти не у всех получается. Потому что очень плотный график, еврокубки плюс дальние выезды. Тренеры прибегают к ротации состава. Да и команды из ФНЛ мотивированы. Видели, как «Томь» с нами билась? До этого они выбили «Краснодар».

— Осознаете, что к вашим игрокам в зимнюю паузу будет интерес? Заболотный, Марков — в первую очередь. Наверняка и Мирзов, и Галиулин, и центральные защитники могут попасть кому-то на карандаш…

— Пока это только разговоры. У нас есть понимание. Это же мировая практика. Большие клубы забирают игроков. «Бавария» — у «Боруссии», «Вольфсбурга». Это участь небольших клубов. Нам приятно, что игроки растут, к ним есть интерес, значит, идет работа.

— В интервью нашему изданию исполнительный директор «Тосно» Леонид Хоменко сказал, что при нынешнем бюджете команда может бороться лишь за выживание. Вам это интересно?

— Это огромный опыт. Если у игроков есть возможность сделать себе имя, то аналогично и у тренеров.

— Вы смотрите в будущее? Например, когда-нибудь возглавить «Спартак»?

— У меня есть свои цели… Спросите любого бывшего футболиста «Спартака» — каждый так скажет. Все хотят… И в жизни все может быть, но я не стану это обсуждать, я вывел для себя формулу: нужно что-то делать для того, чтобы потом что-то произошло.

Дмитрий Парфенов

Родился 11 сентября 1974 года в Одессе

Воспитанник СДЮШОР «Черноморец» (Одесса)

Амплуа — защитник, опорный полузащитник

Карьера игрока: «Черноморец» (Одесса, 1990–1997); «Днепр» (Днепропетровск, 1997); «Спартак» (Москва, 1998–2005); «Динамо» (Москва, 2006), «Химки» (2006–2007), «Арсенал» (Киев, 2007/08); «Сатурн» (Раменское, 2009–2010); «Арсенал» (Тула, КФК, 2011/12)

Достижения: чемпион России — 1998, 1999, 2000, 2001; обладатель Кубка России — 1997/98; обладатель Кубка Украины — 1992, 1993/94

В РФПЛ — 157 матчей, 14 голов

В сборной Украины — 23 матча

Карьера тренера: юношеская сборная России (тренер, 2012); «Текстильщик» (Иваново, 2012–2015)

С 12 августа 2015 года возглавляет «Тосно». В сезоне-2016/17 вывел областную команду в премьер-лигу.

Алексей Павлюченко

  • 0
К комментариям
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.