Воин, который станет еще сильнее. Россия ждет возвращения Зобнина

К комментариям

Воин, который станет еще сильнее. Россия ждет возвращения Зобнина

С момента травмы полузащитника «Спартака» Романа Зобнина прошло уже пять месяцев.

Тот злополучный матч с Венгрией, где Роман Зобнин получил повреждение боковой и крестообразной связок правого коленного сустава, состоялся 5 июня. Ровно через неделю, 12 июня, в Риме ему сделали операцию.

Так что вся эта досадная история началась пять месяцев назад. И это именно тот срок, который врач сборной России Эдуард Безуглов изначально, ещё по горячим следам, называл необходимым для реабилитации. Потом, правда, прогнозы стали звучать более привычно – полгода. И это не выглядело неуместной перестраховкой, поскольку ситуация из тех, когда, как формулирует Станислав Черчесов, лучше на месяц позже, чем на день раньше.

В «Спартаке» слишком хорошо знают, что такое рецидив после крестов. Достаточно хотя бы примера Ромуло: футболист выпал из игры почти на два года, да и вообще в конце концов на свой прежний уровень так и не вернулся. Но даже учёным жизнью спартаковским медикам оказалось невероятно сложно сдержать напор Зобнина, который с самых первых дней реабилитации стал торопить своё возвращение на поле.

В общей группе Роман начал тренироваться в середине октября, пусть и с ограничениями. Потому и вызов в сборную совсем уж сенсацией не стал. Тем более что Черчесов сразу объяснил идею: Зобнину важно чувствовать жизнь сборной, изнутри знать, как меняется её игра. Об участии хавбека в матчах с Аргентиной и Испанией речь не идёт. Если всё будет нормально, в первых матчах «Спартака» после этой паузы для сборных Роман должен попасть в заявку.

Такое внимание Черчесова понятно: до травмы Зобнин был важнейшим игроком сборной. С сентября 2016-го, когда в команду пришёл новый штаб, Роман участвовал во всех матчах, и в этом смысле среди центральных хавбеков был фигурой уникальной. Из-за травм выпадали Дзагоев и Тарасов, не всегда получали вызовы Глушаков и Головин, не могли окончательно убедить тренеров Газинский и Оздоев – и лишь Зобнин неизменно проводил на поле по девяносто минут. На момент травмы в его реестре значилось шесть полных матчей – других примеров такой востребованности в сборной Черчесова не было.

В национальной команде Роман обычно работал в любимом амплуа box-to-box, хотя в клубе поражал жанровым разнообразием. Самые внимательные подсчитали, что в прошлом сезоне Зобнин успел сыграть за «Спартак» на семи позициях, и едва ли в нашем чемпионате можно было сыскать ещё одного такого же универсала. Пусть в полной мере этим арсеналом Черчесов не пользовался, в уме его, безусловно, держал: разносторонность – важнейшая для тренера характеристика игрока.

Да и вообще, сложилось впечатление, в футбольном смысле хавбек Зобнин симпатичен тренеру Черчесову. Тренер, кажется, даже готов был сделать его неким центром, опорной фигурой, вокруг которой строилась бы игра средней линии. Травма этим планам помешала, но, судя по теперешнему вызову, от своих намерений Станислав Саламович не отказался.

А тема организации игры для сборной нынче актуальна. Возможно, по состоянию на сегодня это вообще вопрос номер один. По крайней мере, октябрьские матчи против Кореи и Ирана дали к такому предположению немало оснований.

Но откуда взяться взаимопониманию в средней линии, когда там нет ни клубных блоков, ни даже постоянных связок на уровне сборной? Так, на Кубке конфедераций основным было трио Глушаков – Головин – Ерохин, в матче с Кореей рядом с Ерохиным вышли Далер Кузяев и Антон Миранчук, а против Ирана – Дмитрий Тарасов и Алексей Миранчук. Для начала нужна какая-то константа, некий центр стабильности, вокруг которого можно было бы строить игру, и, кажется, именно Зобнина в такой роли тренер видит очевиднее прочих.

И дело не только в игровых характеристиках – в человеческих тоже. Причём как раз благодаря травме они открылись весомо, грубо, зримо. Своей яростной борьбой за скорейшее восстановление Роман показал себя человеком волевым, организованным, решительным. Как свидетельствуют доктора, в отличие от некоторых других пациентов с аналогичными диагнозами, Зобнин готов работать через боль, что в данных обстоятельствах неизбежно, лишён мнительности и внутренних барьеров перед возвращением на поле.

Пожалуй, Массимо Каррера не для красного словца произнёс, что Зобнин вернётся ещё более сильным, чем был, – тренер знал, что говорил. В этом парне есть стержень, который трудности только укрепляют. Пользуясь ещё одной лингвистической находкой итальянца, который, как известно, называл своих игроков воинами, можно сказать, что в прошлом сезоне Зобнин был воином молодым, а теперь, по мере преодоления испытаний, становится бывалым. Надо ли пояснять, который сильнее?

Андрей Колесников

  • 0
К комментариям
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.