Георгий Тигиев: Первое время в «Спартаке» чувствовал себя рыбой

К комментариям

Георгий Тигиев: Первое время в «Спартаке» чувствовал себя рыбой

Первое большое интервью с теперь уже не арендованным, а полноправным спартаковцем Георгием Тигиевым. И чемпионом страны вдобавок.

На исходе зимы в солнечной Марбелье мы не поговорили. Новичку Тигиеву не с руки было раздавать интервью, толком даже не осмотревшись в новой обстановке. В Филлахе я исправил февральское упущение. Тот случай, когда лучше поздно, чем никогда. Таких открытых, искренних людей не каждый день встретишь в непомерно пафосном местами российском футболе. И вы сейчас в этом убедитесь.

— Георгий, вы с детства за «Спартак»?

— Нет, врать не буду.

— А за кого?

— В чемпионате страны ни за кого не болел, если честно.

— А как же «Алания»?

— Когда в Премьер-Лиге играла, естественно, переживал за неё. И сейчас слежу. Но пока дела у клуба не очень хорошо идут. В Осетии ждут возрождения большого футбола. Республика заслуживает его на сто процентов. Много талантливой молодёжи – спонсоров не хватает. Но я уверен, такие люди есть – не всем безразлична судьба «Алании».

— О золотых временах республиканского флагмана вы только понаслышке знаете.

— По-другому и быть не может, ведь я родился в год её чемпионства.

— Отец рассказывал, как земляки гегемонию «Спартака» нарушили?

— С его слов, весь Владикавказ ликовал, недели две праздновали. А как иначе, если твоя команда впервые чемпионом становится?!

— Папа ведь тоже играл?

— Да, и тоже защитником, в основном центральным, но иногда и крайнего исполнял. Долго в Томске выступал во второй союзной лиге, в Южной Осетии. Так что теории у меня дома регулярно проводятся. Наедине с отцом.

— Мама чем занимается?

— Парикмахер. Трудовой стаж – лет 25. Уговариваю бросить работу – отмахивается: «Общение с людьми поддерживать надо».

— Папа Лев соответствует своему имени — строг?

— Наоборот, добрый, мягкий человек. Я его уважаю и не позволяю себе лишнего, но он почти всегда занимает мою сторону. Иногда защищал от мамы, когда поздно домой приходил или проказничал.

— Шебутным ребёнком были?

— Балованным. Уроки прогуливал, целыми днями пропадал на улице. Раз втихаря на карьер пошёл купаться. Когда родители узнали, у них паника случилась.

— Внесите ясность: вы родились во Владикавказе или Беслане?

— Родители жили в Беслане, но рожать маму отвезли во Владикавказ.

— Как в футбол попали?

— У нас с Дзагоевым один первый тренер – Наниев Юрий Отарович. Он преподавал в моей школе физкультуру, параллельно футбольную секцию вёл. Предложил прийти. А я к тому времени борьбой занимался. Поначалу пытался совмещать, но в 10 лет сосредоточился на футболе.

— Поздновато.

— Так я чего только не перепробовал, прежде чем нашёл своё. Борьба, карате, танцы. Разносторонним пацаном рос.

— Навыки из единоборств применяли в жизни?

— Сомневаюсь, что успел там какие-то навыки приобрести. Но в школе дрался, было дело…

— С этого места, пожалуйста, поподробнее.

— В пятом-шестом классах за магазинчик выйдем, встанем в круг – и понеслась «техасская резня» (усмехается)…

— Из-за чего?

— Разве в таком возрасте нужен повод? Кто-то кому-то на ногу наступил, не так посмотрел – и давай кулаками махать. Из-за девочек, само собой, дрались, как без этого.

— Так вы, Георгий, хулиган?

— Был им, теперь изменился, повзрослел.

— С Дзагоевым в бесланском детстве были знакомы?

— Конечно. Жили на одной улице, домов через пять. У одного тренера занимались. Пять лет разница. Юрий Отарович выпустил их и набрал нас. Теперь Дзага реже бывает в Беслане – жена, дети, а раньше постоянно приезжал, с мальчишками в футбол рубился.

— Для Беслана Дзагоев – народный герой?

— Не только Беслан – вся Осетия гордится Аланом, и, думаю, по праву. Молодец, сам всего достиг. Один эпизод в память врезался.

— Какой?

— Возвращаемся с отцом из Владикавказа на машине. Дождь лепит, а на поле человек. Один. По воротам бьёт, фишки обводит. Присмотрелись: Дзага! Представляете, насколько фанатично футбол любил! И любит. Потому и заиграл. Мне так приятно было, когда он пробился. Гордость за соседа распирала. Его пример здорово воодушевил: если у Алана получилось, почему у меня не должно? Посмотрим, на что я способен…

— Давно на родной улочке не сталкивались?

— В отпуске виделись – на турнире имени Алана. Жаль, что он не смог на Кубке конфедераций сыграть. Уверен, с Дзагоевым сборная намного лучше выступила бы. Сильно Алана не хватало. Его и Романа Зобнина.

— Скауты из Москвы и Петербурга основательно прочёсывают глубинку. Как они вас проглядели?

— Лет 13-14 нам было, когда стало ясно: в Беслане перспектив ноль. Наниев предложил ехать в Кострому, и мы, 14 мальчишек, пошли за ним. Если бы не Юрий Отарович, не знаю, что из меня вышло бы. Он же устроил ещё с двумя парнями в «Коломяги». Наниев для меня как второй отец.

— Кострома, «Коломяги» — немножко не то, о чём мечтает юноша 16-17 лет?

— В Питере ещё сносно было, но что я пережил в Костроме…

— Например?

— Когда снега по пояс выпадало, кроссы по городу бегали. Тренировались в зале с дырявой крышей. С потолка течёт, вёдра обегаешь. Первый год из трёх держались, а последние полтора кто хотел, занимался, бегал по утрам. А кто не хотел – забил на футбол.

— Боюсь спрашивать про жилищные условия.

— Сначала жили в интернате, потом – в общежитии, по три-четыре человека в комнате.

— Что за общага?

— Машиностроительного техникума. Мы там учились. У меня диплом есть – наладчика аппаратно-программного обеспечения. Если не сложится с футболом, пойду работать по специальности (смеётся).

— Платили?

— О чём вы? О деньгах и речи не было!

— На что же жили?

— Обедали в техникуме. Когда родители тысячу-другую пришлют, когда Юрий Отарович что-то подкинет на пропитание. Были ещё добрые люди – на ужины возили. С их помощью как-то выкарабкались. А кто не смог – вернулся в Беслан.

— Кто ещё из ваших дошёл до большого футбола?

— Кертанов, в «Торпедо» сейчас. Большой талант! Если этот человек не заиграет, сильно удивлюсь.

— Не опасались, что футбольное «подземелье» засосёт безвозвратно?

— Мысли такой не допускал – настолько хотел достичь цели. Я не имел права подвести родителей, близких. Столько всего пройти и бросить из-за временных трудностей – ну уж нет! Сломайся я, легче никому не стало бы. Поэтому терпел и сам себе повторял: «Я должен заиграть, пробиться!». Сейчас вспоминаю то время даже с долей благодарности. Полезная была школа жизни. Благодаря ей я стал более целеустремлённым.

— «Кубань» из «Коломяг» представлялась пределом мечтаний?

— Ага, я сразу давай маме-папе звонить. На радостях. А на второй-третий день в Краснодаре подвернул голеностоп – и вылетел на несколько недель.

— Вот те раз.

— Обидно было – до слёз! Ну, думаю, теперь точно отправят обратно. Осинькин, тренер дубля, успокоил: «Не расстраивайся, залечи травму, ждём тебя». Со второго сбора начал полноценно тренироваться. После Костромы, «Коломяг» дубль Премьер-Лиги топом казался! У всех одинаковые майки, с номерами, фамилиями – для меня всё это чудно было.

— Почему не задержались в Краснодаре?

— На второй год Гончаренко вроде бы планировал нас с Кертановым на сборы основы взять. Но что-то там не сложилось, и агент сказал: едем в «Торпедо».

— Хотя бы раз с Виктором Михайловичем общались?

— Разговаривали. Не знаю, помнит он меня или нет, а я его хорошо запомнил. Добрый человек, справедливо относится к игрокам, но лишнего не позволяет. Тренировки интересные. Меня 6-7 раз привлекали к занятиям основы, когда Попов и Мельгарехо ещё в «Кубани» были.

— Гончаренко вообще любит с молодёжью работать.

— Как-то раз на Кубок человек семь из дубля выпустил в стартовом составе. От доверия тренера многое зависит.

— В «Торпедо» вы его обрели?

— Спасибо Валерию Юрьевичу Петракову, что поверил. Когда в игре с «Рубином» сломался Кацалапов, у него были более явные кандидатуры, а он меня, дублёра, поднял с лавки: «Жора, разминайся».

— Оторопели?
— Секунд на пять будто парализовало! Растерялся, запаниковал. От волнения забыл, как разминаться. Щитки из рук валились. Юрьич как гаркнет: «Быстрее!». Кое-как зашнуровался. Он всего пару слов сказал, но от них всё в моей игре зависело. Петраков не стал нагнетать: «Не ошибись, не обрежь». Просто попросил сыграть в свою игру, ничего не бояться. И меня отпустило.

— Дебют удался.

— 0:2 проигрывали, закончили 2:2. Получается, удачно зашёл…

— С Тигиевым в обороне «Торпедо» вообще ни разу в РФПЛ не уступило!

— Да, из пяти матчей ни одного не проиграли.

— Совпадение?

— Не думаю (смеётся). А если серьёзно, не в Тигиеве дело. Вся команда – молодцы. Мы второй круг на пятом месте закончили. Просто дико не повезло. «Ростов» играет вничью с ЦСКА, «Урал» побеждает в Грозном – и спасаются, а мы – вылетаем…

— Лунёва в «Торпедо» застали?

— Застал. Лунь такой непосредственный, весёлый человек – не скажешь, что вратарь «Зенита». Ни разу его хмурым не видел – всегда с улыбкой, на позитиве.

— Петраков — суровый мужчина?

— Строгий, требовательный на тренировках, в жизни легко может пошутить. Не знаю, как остальным, а мне такой тренер и нужен был. Не скрою, мог себе позволить где-то недобежать. У Петракова такие штучки не проходили. Поблажек в работе он никому не делал, и это правильно.

— Кто жёстче — Петраков или Сёмин?

— Юрий Палыч тоже не мягкий. И ему огромное спасибо за доверие. Меня и сейчас-то ещё толком не знают, а Сёмин поставил в стартовом составе после пяти игр за «Торпедо». При нём и заиграл в «Анжи».

— Выходит, если бы не травма Кацалапова…

— Вся жизнь могла повернуться в другую сторону. У меня ведь контракт с «Торпедо» заканчивался. А вышло как в пословице – не было бы счастья, да несчастье помогло.

— В том числе – попасть на карандаш Капелло.

— Любопытная история. 25 мая пресс-атташе «Торпедо» подошёл: «Поздравляю!». Я в недоумении: завтра день рождения. А он: «Да я не с юбилеем – со сборной тебя поздравляю!». «Понятно», — говорю, будучи уверенным, что речь о «молодёжке». «Ты не понял – в национальную вызывают». Тут-то я дар речи и потерял. Пока список не показал, отказывался верить.

— Ночью спали?

— В пять утра заснул. Не потому что дико волновался – поздравления с полуночи принимал в Интернете. С днём рождения и со сборной. Приятно вспомнить, но теперь это в прошлом, надо всё доказывать заново.

— Когда волновались больше, тогда или после приглашения «Спартака»?

— Тогда. Сборная и я – это не умещалось в сознании. Просто в шоке был.

— Вы такой впечатлительный человек?

— Очень. По юношам не раз пробивало на слёзы – после полуфиналов, финалов проигранных. Вроде успокоюсь, домой приду, а потом вспомню – и опять рыдать. Родители как могли утешали.

— У многих молодых игроков после первых успехов даже походка меняется. С вами — было?

— А разве я добился успехов? Нет, это не про меня, наверное. Негде было «звезду поймать».

— Сколько томились в неопределённости, ожидая развязки в переговорах «Анжи» и «Спартака»?

— Долго. Месяца полтора-два.

— Ощущения?

— Необычные. Понимал, что надо тренироваться, поддерживать форму, но мысленно уже был где-то там. Занимался с дублем «Анжи», новости узнавал в Интернете. Только за день-два до конца последнего сбора присоединился к «Спартаку».

— Сомнения не одолевали: вдруг не потяну?

— Нет. Я знал, что надо ехать, работать, расти.

— Фамилия Тигиев в контексте «Зенита»мелькала.

— Не вникал. Хорошо, что оказался в «Спартаке». Наша команда по праву выиграла чемпионат.

— Первый день в команде в деталях помните?

— Смутно. Тренировку только по фотке вспоминаю. Поле, номер, Интернет, звонки родным – как-то так день и пролетел. Первые полтора-два месяца чувствовал себя рыбой в коллективе – всё время молчал. Стеснялся. Непривычно было.

— Кто первым встретил в Марбелье, не считая администратора?

— Я к Селихову в номер зашёл – знал его по «Кубани». Саша туда на просмотр приезжал – не взяли. С Поповым друг друга помнили. Джикию знал, Зобнина. Я и раньше расспрашивал Селю, как команда, атмосфера, сборы.Так что моё появление в Марбелье его не удивило. Надеюсь, обрадовало.

— Долго не смолкали шутки по поводу причёски?

— До сих пор подкалывают. Михалыч (тренер Роман Пилипчук) одолевает: «Постригись, постригись». Я уже было созрел перед отпуском… и не решился.

— Никто не порывался насильно постричь?

— Пытались. У нас так Хави (тренер по физподготовке Нойя Сальсес) в самолёте машинкой обрили. Я смеялся-смеялся, пока не услышал: «Тигиев». То ли Адриано сказал, то ли Фернандо. Я как рвану в туалет –ну вас, шутников!

— Кто в «Спартаке» мастер розыгрыша?

— Все понемножку выстреливают. Коллектив весёлый, дружный. Было бы иначе, тактично сказал бы: не особо дружный. Ребята уважают друг друга.

— Ваш земляк Газзаев грозился сбрить усы в случае победы в Кубке УЕФА. Ради чего готовы пожертвовать шевелюрой вы?

— Не представляю, что для этого должно произойти. Волосы – это уже мой имидж, не хочется их трогать.

— Давно «под Пуйоля» стрижётесь?

— Года три-четыре. Чуть-чуть устаёшь с такой копной на голове, волосы в глаза лезут. В Москву прилетим – попрошу маму немного подкоротить причёску.

— Пуйоль – кумир детства?

— Да, хотя первую майку купил – Месси, ещё с 30-м номером. Не скажу, что сильно разбирался в футболе, но Карлес мне сразу в глаза бросился – игрой, образом. Настоящий лев!

— Обычно в кумиры выбирают игроков своего амплуа, а Пуйоль всю жизнь в центре отбегал.

— Почему, он и на фланг иногда выходил – когда справа, когда слева. По краю не носился, но при необходимости мог любую позицию в обороне закрыть. Сейчас Марсело нравится – а кому он не нравится? Чудо-сезон выдал.

— Первые полгода в «Спартаке» уместно охарактеризовать как втягивающие?

— Такие и есть.

— Чем довольны, чем — нет?

— Как я могу быть чем-то недоволен, находясь в таком клубе?!

— Имею в виду собственную игру.

— Недоволен игрой с «Арсеналом». Это позор! Раз пять дома в одиночестве пересматривал запись – и каждый раз перед самим собой неудобно было, не по себе. Утешаю себя мыслью, что без ошибок в футболе не бывает.

— «Спартаку» в Туле не до футбола было?

— Не сказал бы. Настрой был. Не понимаю, откуда после игры всплыли подозрения.

— Когда слабо мотивированный чемпион проигрывает аутсайдеру, пересуды неизбежны.

— Может быть. Но там всё сложилось против нас – удаление, мой обрез…

— Тяжело после основы «Анжи» вернуться в запас, пускай и спартаковский?

— Это нормально, часть футбола. Надо терпеть, работать и доказывать. По-другому в лучшем клубе России не может быть. Мне не на что жаловаться.

— Робость перед «стариками» ушла?

— Уже не стесняюсь. Всё-таки не раз вместе сидели, общались.

— Чемпионские посиделки сблизили?

— Посиделки вообще сближают – всегда и всех. Мы – не исключение.

— Как человек кавказский тосты красиво говорить умеете?

— В «Спартаке» ещё не говорил. По-осетински могу пару слов толкнуть, не более, по-русски пока не рискну.

— А лезгинку сбацать по просьбе партнёров?

— Не-не, лезгинку не танцую!

— Танцевали же.

— Совсем малышом, лет в шесть. Ни ноги, ни голова не помнят.

— У земляка Дзагоева возьмите урок.

— Боюсь, он тоже подзабыл – больше года не танцевал (улыбается)…

Георгий Тигиев

  • 100

Комментарии 3

К комментариям
#1 EversoR | 3 июля 2017 12:04
Надеюсь при Каррере Тигиев в этом сезоне будет прогрессировать и конкурировать с Ещенко и Петковичем за место в основе.
#2 jonglor | 3 июля 2017 18:34
Цитата: EversoR
Надеюсь при Каррере Тигиев в этом сезоне будет прогрессировать и конкурировать с Ещенко и Петковичем за место в основе.

И с Комбаровым тоже.
#3 EversoR | 3 июля 2017 20:02
jonglor,
Комбаров Дима - чисто левый защ, с рабочей левой ногой. Тигиев - правша и ему привычнее правая бровка.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.