Илья Кутепов: В чемпионскую ночь вообще не пил

К комментариям

Илья Кутепов: В чемпионскую ночь вообще не пил

Защитник «Спартака» и сборной России Илья Кутепов дал интервью.

«Экстрим – это выброс накопелнных эмоций»

– Как ваше физическое состояние?

– Сезон получился очень непростым. Но чувствую себя нормально, возвращаемся в форму. Было несколько дней отдыха перед началом сбора. Думаю, дальше будет еще лучше, – говорит Кутепов.

– Тренировки у сборной одноразовые, но интенсивные.

– Нагрузки серьезные. И это только начало. Станислав Черчесов сразу предупредил, что нас ждет серьезная работа.

– Что делаете в свободное время?

– Стараюсь как можно больше общаться с семьей – с женой, с маленьким сыном. Плюс восстановительные процедуры после тренировок. Читаю.

– Что читаете?

– Сейчас – книгу «Белое движение». Про генералов-основателей этого самого белого движения времен гражданской войны. Про переломный момент в истории страны, про революцию.

– Почему такой исторически уклон?

– Мне всегда нравилась история. Недавно, например, прочел книгу об Алексее Ермолове, нашем выдающемся полководце. Настоящий был мужик!

– Бывали раньше в Нойштифте?

– Да, ровно пять лет назад. Причем, в той же самой гостинице, что и сейчас. Это был мой первый сбор с основным составом «Спартака». Место, конечно, хорошее. С радостью бы приехал сюда отдохнуть.

– Вы, кстати, любите довольно экстремально отдыхать. Летали когда-нибудь на парапланах?

– Видел, как летают в Нойштифте. А сам – ни разу. Но хотел бы попробовать когда-нибудь. Сейчас, естественно, все мысли о Кубке Конфедераций.

– Что самое экстремальное пробовали?

– «Феррари парк» в Абу-Даби. Сумасшедшая такая горка, на которой разгоняешься примерно до 220 км в час. Ты ничем не управляешь, просто сидишь. Вдавливает в кресло сильно. Но это выброс эмоций, который накапливаются за сезон. В обычной жизни я, наоборот, очень спокойный. И главное для меня – семья, тренировки, дом. Никаких особенных увлечений.

– Довольно экстремальным получился и товарищеский матч против Кот-д'Ивуара (0:2). Свист от своих же болельщиков на 30-й минуте – это тяжело?

– Когда находишься на поле, особо не обращаешь внимания на такие вещи. У болельщиков есть свое виденье того, как должна играть команда. Могут и посвистеть. Это их право.

– Но показалось, что свист выбил сборную из колеи – все-таки до этого момента у соперника был всего один момент.

– Помешало, скорее, то, что стали проигрывать по счету, а не то, что свистели. Во втором тайме, считаю, начали неплохо. Поэтому не сказал бы, что свист отрицательно повлиял на нас.

– По командному движению сборная России ни в чем не уступала ивуарийцам. Но разница ощущалась в единоборствах. Казалось, что игроки не ожидали, что соперник может пойти в дриблинг на двух-трех человек, не ожидали, в том числе и потому, что в РФПЛ так мало, кто делает.

– В самом вопросе есть и ответ. Мало кто в РФПЛ делает подобные вещи. Можно сказать, что мы не привыкли так играть. Но это был хороший опыт. Посмотрели, поняли, что люди умеют, делают. Значит – надо быть к этому готовым.

«Зенит» – «Терек« не смотрел. Просто забыл о матче»

– Где вы были, когда «Зенит» проиграл «Тереку»?

– Дома. Причем даже не смотрел матч – просто не помнил, что они играют. Но пришла смска от моего детского тренера Ковтуна Сергея Тимофеевича: «Поздравляю с чемпионством». Сначала не понял, что к чему. Потом вспомнил – «Зенит» же играет. Включил на 73-74-й минуте где-то, досмотрел до конца. А затем, естественно, телефон просто разрывался от поздравлений.

– И Массимо Каррера сказал, что, если вся команда соберется на празднование чемпионства, игрокам дадут три дня выходных.

– Мы быстро собрались. За час, за два. И у нас был скромный семейный ужин. Назвал бы это так.

– Уже ходят легенды о напитке Дениса Глушакова, который он привез со своей родины. Удалось попробовать?

– Честно, не знаю, что в банке. Не пробовал. Я просто вообще не пью.

– Даже в такую ночь?

– Да.

– Затем празднество несколько разрослось. В Перми, когда фанаты впервые выбежали на поле, не было страшно?

– В Перми – нет. Тогда мы даже умудрились подойти к болельщикам, вокруг поля ходили, спокойно ушли в раздевалку. А вот в Москве – было немного страшно. На поле выбежало много людей, возникла давка. С большим трудом добрались до раздевалок.

– Вы предусмотрительно не обещали ничего сделать, если чемпионство случится. А после чемпионства было желание сделать что-то памятное?

Думаю, самое главное и так останется в памяти. Тем более, с нынешним техническим прогрессом. Когда мой сын вырастет, думаю, он в любом виде сможет найти все нужное видео и фото.

– Пришло осознание того, насколько вы великое дело сделали для спартаковских болельщиков?

– Они долго ждали этой победы. Когда после игры «Зенита» и «Терека» собирались на ужин, видели, как люди ездили по городу, размахивали флагами, сигналили. Москва праздновала. Это было нечто! А осознание сделанного, наверное, пришло после домашнего матча с «Тереком», когда нам вручили Кубок. Было настроение праздника.

«У Карреры сильная энергетика»

– В какой момент команда поняла, что чемпионство действительно близко?

– Когда обыграли «Зенит». Тогда появилось ощущение, что не упустим своего. Оставалось добить соперников.

– Глядя на игру «Спартака», казалось, что даже если игра у команды не идет, победный гол она затолкает в любом случае – за счет страсти, запредельной мотивации. Как Каррере удалось держать этот настрой весь сезон?

– В начале сезона тренеру действительно приходится серьезно мотивировать команду. Но когда она входит в раж, одерживает серию побед, то тут уже никого настраивать не надо. Игроки сами понимают, что могут совершить что-то грандиозное, попасть в историю.

– Но в начале сезона умение Карреры мотивировать сыграло важную роль. Как он, не зная языка, так сильно влиял на русскоязычную часть команды? Жестами, поступками?

– У него сильная энергетика. Связь тренера и команды – это всегда нечто особенное. Иногда можно дословно не понимать, что говорить тренер на установке, но ты при этом чувствовать, что он от тебя хочет. По жестикуляции, по эмоциям.

– Самой необычной так и осталась установка перед игрой с «Ростовом» в первом круге, когда Каррера ударом кулака сломал макет?

– Да, больше таких случаев не было. Тогда он, конечно, потряс команду. Причем это был такой поставленный удар. Если бы на месте макеты был человек, ему бы не поздоровилось.

– А как в команде восприняли его поступок после игры с «Томью», когда он сразу после финального свистка покинул поле?

– Мы все профессионалы. Понимали, что, став чемпионами, все равно надо играть и дальше на полную. И мы в Перми провели хороший матч, выиграли дома у «Терека». А о том, что случилось в Туле, даже говорить не хочется. К тому моменту много сил и эмоций отдали. А «Арсенал» был предельно мотивирован. Кто больше хотел, тот и победил.

– Вас удивило, что Каррера ни разу в сезоне не говорил о судьях? Даже после игры в Санкт-Петербурге в первом круге.

– Он выбрал такое направление. С одной стороны, я с ним согласен. Разговоры о судействе ничего не могут изменить. Что будешь говорить, что не будешь – результат один и тот же.

– Как в этом контексте выглядели слова тренера «Зенита» Мирчи Луческу, который о судьях говорил после каждого тура – они злили или смешили?

– Когда он только начал проявлять недовольство судейством, злили. Потом, когда это происходило все чаще и чаще, становилось немного смешно. Все время что-то не так. Может, стоило искать причины в себе? Но опять же: это дело каждого. Да, Каррера не обсуждает судей, Луческу – обсуждает. Но все в итоге решает результат.

– Общались с Дмитрием Аленичевым после его ухода из клуба?

– Нет, не пересекались. У меня не было с ним никаких проблем. Он, можно сказать, дал мне дорогу в большой футбол. Начал ставить в основной состав. И я благодарен ему за это.

«Нельзя себя накручивать»

– Прошедший год получился неровным: до зимнего перерыва во всех матчах за «Спартак», считая предыдущий сезон, вы провели в чемпионате 27 игр – 15 из них команда сыграла на «ноль». Но весной наступил некий спад. И вы потеряли место в старте в последних турах.

– Если тренер так решил – ему виднее. Не могу это комментировать.

– Но как себя сами ощущаете?

– Вполне нормально. Физически особенных перемен по сравнению с тем, что было до зимнего перерыва, не почувствовал.

– А психологически? Все-таки случилась череда не лучших матчей – против Кот-д'Ивуара, «Уфы». Это не давило?

– Нет, никакого давления не было. И с психологией все в порядке.

– Это хорошо. Потому что для защитника, как и для вратаря, это очень важная тема.

– Думаю, для каждого игрока это важно. Если, например, нападающий долго не забивает и начинает сам себя накручивать, думать о том, что ему надо по-любому забить в ближайших матчах, то это пойдет во вред. Так делать нельзя.

– Каррера что-то говорил после того, как решил дать вам паузу?

– Личных бесед не было.

– Последние два тура вы тоже не сыграли. Что делать?

– Работать. Никаких других вариантов нет. Сегодня ты не играешь, а завтра можешь выйти на поле. Нужно быть готовым.

– Подытоживая: как оцениваете для себя этот сезон?

Думаю, лучшая оценка – турнирная таблица. Я прошел все ступени в клубе – от дублирующего состава до основного. Был чемпионом в дубле, со «Спартаком-2» побеждал в ПФЛ. Потом попал в основной состав, пусть и не сразу начал играть. По сути, нынешний сезон – первый полноценный на таком уровне. И сразу чемпионский. Теперь хочется выигрывать еще и еще.

Артем Терентьев

  • 0
К комментариям
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.