Как основатели «Спартака» выжили в лагерях

К комментариям

Памятник братьям Старостиным на стадионе "Спартака"Памятник братьям Старостиным на стадионе "Спартака"

В день 95-летия "Спартака" публикуем уникальные воспоминания братьев Старостиных. 95 лет назад, 18 апреля 1922 года, команда Московского кружка спорта (МКС) провела первый матч в своей истории. Эта дата считается основанием московского "Спартака", предшественником которого является МКС. В этот день мы публикуем уникальные документы - письма и отрывки из биографии основателей "Спартака" братьев Старостиных, которые прошли через жернова лагерей.

Не случайно именно Николаю, Андрею, Александру и Петру Старостиным установлен памятник на стадионе московского клуба. Причем он находится не на территории стадиона, а внутри чаши, рядом с трибуной, где собираются наиболее активные болельщики красно-белых. За МКС играли Николай, Андрей и Александр, младший Петр стал играть позже. Потом клуб был "Красной Пресней", "Пищевиками", "Промкооперацией". Пока Старостины не предложили название "Спартак".

Под таким названием клуб с 1935 года выступает по сей день, оставаясь самым популярным в стране и одним из самых популярных на постсоветском пространстве. Именно причастность братьев Старостиных к "Спартаку" и к футболу во многом помогла им выжить в лагерях. Арестованы братья были в 1942-м. Их обвинили в антисоветской агитации...

- Старостины не раз подчеркивали, что именно футбол помог им выжить в лагерях, в тяжелейших условиях, - говорит директор музея истории "Спартака" Алексей Матвеев, где и хранятся уникальные документы. - Еще до войны в стране они были очень популярны. И сам футбол - тоже популярен. Старостиных знали. И к ним одинаково хорошо относились и заключенные, и надзиратели. Если даже с одной стороны не было бы такого отношения, могли быть большие проблемы .

Матвеев отмечает, что Андрей и Николай Старостины тренировали команды, которые участвовали в чемпионате среди лагерей: "Начальники лагерей боролись за то, чтобы они тренировали команды. Благодаря этому, Старостины жили на поселении, то есть им делались поблажки".

Но так было далеко не сразу. Об этом свидетельствуют документы, которые в музей передали родственники Старостиных. В том числе, внучатый племянник Николая Старостина Андрей Лавров, всю жизнь посвятивший изучению истории семьи, составивший уникальное генеалогическое древо.

Наиболее подробные воспоминания о жизни в заключении оставил Петр Старостин. Его рукопись, составленная в 1989 году, за четыре года до смерти, так и называется - "Краткое изложение воспоминаний о пребывании в заключении".

Обложка рукописи Петра СтаростинаОбложка рукописи Петра Старостина

"Проснулся сын Андрюшка: "Пап, ты куда?"

- Москва. 1942 год. 21 марта. 4 часа утра, - пишет в воспоминаниях младший из братьев Старостиных. - Просыпаемся удивленные и несколько испуганные от неожиданности. Открываю дверь. При входе трое мужчин. "Здесь проживает Старостин Петр Петрович?" - "Да, это я". - "Вы арестованы. Вот адрес на арест и обыск". Чувствую, как за спиной заволновалась жена Зоя Алексеевна. Стараюсь ее успокоить. Это недоразумение, ошибка. Меня поторапливают быстрее одеваться. Жена наскоро набирает что-то на дорогу. Пытаюсь ее убедить, что это не понадобится.
Проснулся четырехлетний сын Андрюшка, спрашивает: "Пап, ты куда?". "Спи, сынок, скоро вернусь". В коридоре дворник шепчет: у Николая Петровича (старшего моего брата) тоже обыск... Привозят на Лубянку.

Помещение, в котором Петра Старостина содержат на Лубянке, как он пишет, размером "чуть больше телефонной будки".

- Потом переводят в светлую комнату. Снимают верхнюю одежду, остаюсь в рубашке и брюках, ощупывают, нет ли каких-то предметов. Входит парикмахер и начинает стричь наголо. Возмущаюсь, пытаюсь сопротивляться в мыслях, как я вернусь домой с бритой головой. Но он молча продолжает свое дело и доводит его до конца. Видимо, к таким протестам он давно привык, - констатирует спустя несколько десятков лет Петр Петрович.

- Замеряется рост - 178 см, вес - 71 кг, и снимают отпечатки пальцев, - продолжает он свой рассказ. - Потом подъем по лестнице наверх и по длинным коридорам в одиночную камеру - небольших размеров комнату с зарешеченным окном под потолком и наружным козырьком, отчего в комнате стоит полумрак. В этой комнате мне предстоит пребывать более года, а потом  в течение девяти месяцев в Бутырской тюрьме. Итого в общей сложности 21 месяц одиночного тюремного заключения.

"Ночью - удары и крики, кого-то грабят..."

Потом было этапирование и первое знакомство с уголовниками. Так Петр Старостин и называет одну из глав своего хождения по мукам:

- Москва, декабрь-месяц, 1943 год. Еду в "столыпинском" вагоне в направлении севера. Купе набито до отказа, свыкаюсь с обстановкой. Через несколько дней прибываем в Свердловск. Пересыльная тюрьма. Большая комната с лежащими и сидящими на полу заключенными... Ночью раздаются удары и крики, кого-то грабят. Это, очевидно, Гоша. Мы его заметили еще днем. Он сидел в группе среди своих помощников у противоположной стены и пристально разглядывал всех приходящих. Днем он командовал раздачей хлеба и разливом баланды, при этом многих заметно обделял, забирая себе оставшиеся излишки...

В следующую ночь грабеж и крики, как вспоминает Петр Старостин, повторились...

- В душе накапливалось возмущение, - пишет он. - С рассветом решили дать этой компании бой. К нам присоединились, расположившиеся рядом коренастый блондин Гулько и чернобородый молчаливый Жунев. Первый осужден за восхваление вражеской техники, второй по доносу за укрывательство и связь с врагами народа. Стычка была на удивление короткой. Гоша покорился предъявленному требованию, а сам оказался хилым парнем со слабыми тонкими руками и испитым морщинистым лицом.

Ко мне подошел интеллигентного вида пожилой худощавый человек в больших рваных опорках. Со смущенной улыбкой он сказал, что ночью с него сняли ботинки. К счастью, их не успели реализовать через посыльного. Гоша возвратил их хозяину. Им оказался бывший главный инженер Московского автомобильного автозавода им. Сталина...

"Трое доходяг проникли в морг - вырвали мягкие места у трупов"

Работал бывший инженер ЗИСа вместе со Старостиным и тысячами других заключенных на стройке другого завода - Нижнетагильского металлургического. Лагерь этот Петр Петрович описал так: 

- Большой лагерь состоит из двух зон - мужской и женской, разделенной забором из колючей проволоки. Общая численность - около 5000 человек... Зона оцепления находится в двух километрах от лагеря. Бригадир Ермилов лет 40, - рецидивист. Пользуется дурной славой. Дисциплина - палочная. С ней он и ходит, часто пуская в дело. Меня не трогает. В бригаде около 50 человек, все его боятся. Боюсь и я. Указания выполняю, но стараюсь держаться с достоинством.

Работаем на открытом воздухе. Разгар зимы 1944 года. Холодно и голодно. Копаем землю. Подносим бетон, кирпич, пилим бревна, обогреваемся у костра по разрешению Ермилова. Бригада считается ударной, даем хорошую выработку. Получаю 750 граммов хлеба - это выше среднебригадной. Максимальную - 900 граммов - получает только Ермилов и его подручные. Очень устаю. Это самая тяжелая зима из всех, которые я пережил в лагерях.

Вовсю действует приказ Сталина - за отказ от работ применять жесткие меры, вплоть до расстрела. Поэтому на развод выходим через не могу. По дороге многие падали. Смертность доходила до 40 человек в день. По лагерю прошел слух - прошлой ночью трое доходяг проникли в морг и вырвали мягкие места у трупов...

Николай Старостин в УхтеНиколай Старостин в Ухте

"Через 12 лет мы встретились с братьями"

В главе "Победа" Петр Старостин вспоминает, как в лагере встречали победу в Великой Отечественной и гадали, будет ли амнистия. Младший Старостин, как и его братья, полагали, что их, политических, она, однако, не коснется. Так и произошло. Братьев реабилитируют только после смерти Сталина.  

- Спасибо Никите Сергеевичу Хрущеву, - пишет Петр Петрович. - Вслед за мной были реабилитированы братья, и вот через 12 с половиной лет мы вновь встретились в Москве. Сразу лег в больницу по поводу туберкулеза. Была сделана операция на легких. После пятилетнего лечения снят с учета туберкулезной больницы. Но все же лагерь не прошел даром. Очевидно, неоднократное обморожение вызвало новую болезнь, приведшую впоследствии к ампутации ноги. Оставшаяся тоже оперирована после разрыва мениска и крестообразных связок. Травма, которая преждевременно, в 27 лет, вывела меня из списка футболистов...

...Воспоминания о лагерях, изложенные Петром Старостиным, не покидали его до конца дней. В конце рукописи он признается: "Ночами преследует один и тот же сон - я в лагере, окончился срок, а меня все не отпускают. Просыпаюсь и облегченно вздыхаю - хорошо, что это не явь".

Фото Александра Старостина, сделанное в ИнтеФото Александра Старостина, сделанное в Инте

"Былой красавец превратился в печеное яблоко"

В музее "Спартака" сохранились не только подлинные письма Александра Старостина, но и его фото, которое он отправлял из Инты в ноябре 1952-го. Годы лагерей не лишили его чувства юмора. "Хорош гусь? Былой красавец превратился в печеное яблоко", - подписано на обороте карточки. И самое главное в конце: "Но ничего".

Старостины не сломались и боролись до конца.

А вот что Александр писал сестре Тамаре Малиновцевой 26 мая 1944-го:

Здравствуй, Тома!

Вчера получил твое письмо от 14.04, и спешу тебе ответить. Очень тебя за него благодарю... Меня очень интересует, как ты живешь? Чувствуешь себя?.. Я лично забрался очень далеко. За полярный круг, где зимой почти сплошная ночь, а летом ей и не пахнет. В 11 часов солнышко заходит, а в 12 ночи оно у нас опять появляется. Ночи нет. Но все же погода скверная. Вот сейчас у вас уже лето в разгаре, тепло, зеленеют деревья, а у нас еще лежит снег и вчера была отвратительная снежная погода.

Чувствую себя вполне удовлетворительно. Здоров. Работаю в спортивном обществе "Динамо", организую на крайнем севере спортивную жизнь. Желающих заняться этим делом много, поэтому думаю работку развернуть. На месте встретил много знакомых, среди которых большинство москвичей, есть с кем перекинуться словом.

С домом и братьями переписку имею более или менее регулярную. Все они так же как будто бы устроились неплохо. Все, в том числе и я, конечно, не теряем надежды перевестись в Красную Армию, чтобы принять участие в добивании гитлеровских гадов, правда, это, конечно, трудно, так как наши участки работы не позволяют рассчитывать на перевод, но мы все принимаем к этому меры. Возможно, что все же будем гадов добивать.

Ну, вот, Томочка, как будто бы и все. Жду от тебя писем, а пока крепко жму тебе руку.

"Страшно рад, что ты громишь фашистское зверье"

Пишет сестре Тамаре и Андрей Старостин. Тамара, судя по всему, на фронте. Дата письма неразборчива:

Здравствуй, дорогая Тома!

Получил твою открытку и спешу ответить. По адресу твоему вижу, что ты находишься в рядах нашей доблестной Красной Армии. Страшно рад за тебя, что ты принимаешь непосредственное участие в великом деле - окончательном разгроме врага и освобождения нашей дорогой Родины от нашествия фашистского зверья.

Желаю тебе всяческих успехов: твердо убежден, что твои глубокие патриотические чувства и личное мужество помогают тебе высоко нести звание советского воина, с честью защищающего свою страну, на каком бы участке фронта ему ни приходилось сражаться или работать...

Дочка моя, по письмам, растет хорошим и здоровым ребенком. Я очень о ней скучаю... Домашним написал несколько писем с дороги, Клавдия мне написала, что получила два моих письма; мама тоже. Завтра засяду им писать. Ты знаешь, Тома, очень трудно выбрать время для писания: очень занят. Но вот тебе собрался быстро. Буду ждать от тебя ответа. До свидания.

Крепко жму твою руку и целую.

Твой брат Андрей.

Разрешение на выезд в Москву Николаю СтаростинуРазрешение на выезд в Москву Николаю Старостину

"УМВД Алма-Атинской области возражений не имеет"

Писем старшего брата Николая Старостина в музее не сохранилось. Но здесь есть отсканированные документы. В частности, сведения о ссылке, написанные рукой Николая Петровича и справка об освобождении из спецпоселения в июле 1954-го.

В ней, в частности, говорится, что "УМВД Алма-Атинской обл. против выезда гр-на СТАРОСТИНА Н.П. в г. Москву к месту жительства его семьи возражений не имеет".

Список мест пребывания с 1942-го по 1954-й Николай Петрович указал в той самой справке:

* Находился с марта 1942-го по октябрь 1943-го во внутренней тюрьме

* С ноября 1943-го по февраль 1945-го - в лагере п. Ухта

* С 5 мая 1945 по август 1950-го - в Амур-Лаге, г. Комсомольск-на-Амуре

* С 1952-го в ссылке по 1954-й год в Казахской ССР

* С 1954-го в г. Алма-Ате в ссылке до 1.3.1955

Реабилитирован Военной Коллегией Верховного Суда 9 марта 1955-го.   

Сведения о заключении и ссылках, написанные рукой Николая СтаростинаСведения о заключении и ссылках, написанные рукой Николая Старостина

"Я, старая мать, слезно прошу вас..."

1955-й год... Мать братьев Александра Старостина писала Сталину еще в 1944-м, просила о помиловании ее детей. Копия этого письма из архива сейчас в архиве музея "Спартака":

- Я, старая мать, слезно прошу вас оказать милость моим сыновьям и разрешить им сражаться на фронте против проклятых фашистов. Знаю я, что они вполне осознали свою вину и горят желанием героически биться за освобождение своей родины. Я уверена, что они или геройскими поступками на фронте с немецкими захватчиками искупят свою вину, или отдадут свою жизнь за отчизну, перед которой так провинились.

Умоляю Вас, дорогой ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ, откликнуться на просьбу моих сыновей и их старой матери и дать мне спокойно умереть, зная, что Родина доверила моим сыновьям право с оружием в руках бороться против ненавистных захватчиков под вашим мудрым руководством...

...Александра Степановна, несмотря на то, что сыновей освободили не в 1944, а в 1954-м, дождется возвращения сыновей в Москву. Ее не станет в 1956-м.

Артем Локалов

  • 100
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.