Сейчас в «Спартаке» легионеры серьезная сила

К комментариям

Сейчас в «Спартаке» легионеры серьезная сила

Сегодня «Спартак» отправился на второй зимний сбор – в Испанию. В составе команды немало иностранцев, которые, несомненно, вносят свой серьезный вклад в то, что спартаковцы лидируют по ходу чемпионата страны. В первой части разговора о том, почему легионеры по-разному адаптируются и в клубе, и в России в целом, я упомянул ряд известных футболистов, выступавших у нас. Сейчас хотел бы продолжить эту тему.

Когда вспоминаю о легионерах, игравших в «Спартаке», всегда привожу в качестве положительного примера Мартина Штранцля. Он не славянин, австриец, но за два года русский язык выучил. По-русски давал интервью. До сих пор, когда мне удается с ним поговорить, он неплохо изъясняется. Видно, что старается поддерживать русский язык. Штранцль во всем был профессионалом. Приезжал из сборной, сразу ехал в Тарасовку, тренировался. Ему не надо было говорить, что и когда делать. Сам все знал. Или вспомним Ковача, Мишу Пьяновича… А хорват Стипе Плетикоса? Прекрасный парень, как человек, и как игрок. Правда, он пришел к нам из Донецка, там научился русскому, а в «Спартаке» интервью давал уже довольно свободно. Когда Стипе приехал из Донецка, детей в его семье еще не было. Помнится, как-то встретил его и говорю: Стипе, здесь надо детей заводить. Ну, так, пошутили… А потом действительно смотрю: сначала у него один родился, потом второй, а сейчас слышал трое или четверо уже. Вот такие люди украшают наш чемпионат и, конечно, «Спартак».

Да, при переходах игрока в наш чемпионат многое зависит от самого футболиста. Есть, допустим, разный уровень познания русского языка. На уровне шутки – это одно. Когда ты даешь интервью – другое. Хотя в любом случае со знанием языка ты чувствуешь себя в команде увереннее. А не как оторванный листок… Человек закрывается и к нему трудно найти подход. Такой был у нас молодой аргентинец Майдана. Выступал за молодежную сборную своей страны, левый полузащитник. Отдельные матчи проводил неплохо, но с адаптацией в команде все равно возникли сложности. Закрылся. С ребятами общался слабо, в основном - со своими, с тем же Родригесом. Так и пришлось его отдать в Испанию. Хотя потенциал был, но вот с психологией возникли серьезные проблемы.

Я даже по себе знаю. Приехал играть в Австрию с английским языком. Пункта в контракте по поводу изучения языка у меня не было, стал изучать сам. Тренером был югослав. А поскольку я родился в Днепропетровской области, украинский знал. Язык, на котором разговаривал тренер, в общем-то, понимал, слышал немало знакомых слов. Проблем в общении не возникало. Стал изучать немецкий, подучился грамматике и месяцев через восемь уже давал интервью на телевидении. Не на чистом немецком, но, тем не менее. Главное, не надо в этот момент стесняться. Иностранцы тебя всегда поймут.

Кстати, мы тоже прописываем в контрактах, что иностранные игроки, которые приходят в «Спартак», должны изучать русский язык. При этом клуб готов платить за учителя. Не знаю, как сейчас обстоит дело с изучением русского, но в наше время легионеры учили язык. Почему тот же Мартин Йиранек быстро выучил язык? Потому что у него был преподаватель. А вот ни Веллитону, ни Родригесу русский никак не давался. Понятное дело, какие-то наиболее экспрессивные слова и выражения все иностранцы усваивают довольно быстро и без учителей со стороны. Либо, если речь идет о простых обиходных словах типа «здравствуйте», «спасибо», «до свидания».

Конечно, лучший вариант для усвоения русского, это женитьба в России. Боккетти женат на русской и очень прилично говорит, дает интервью без особых проблем. Насколько мне известно, у некоторых футболистов бывают контакты и с болельщиками. Причем, на неофициальной основе, не на какой-то клубной акции. Общаются. Язык – это дело тонкое и специфическое. Ты можешь учиться по учебникам, но живое общение с людьми, живущими в стране – совсем другое дело. Тут ты сталкиваешься с живым языком, со сленгом, диалектом, с какими-то нюансами речи. Пришел сейчас к нам Адриано. Конечно, ему надо только освежить знание русского, поскольку он долго играл на Украине. Хотя, бразильцы ребята довольно оригинальные. Скажет, например, что ему не дается язык и - всё! Что тут делать? Возможно, не хочет изучать, возможно, действительно русский очень сложен для конкретных игроков.

Адаптация игрока в команде зависит от многих факторов. Например, как тебя примет тренер. Появление футболиста в команде происходит по-разному. Иногда кого-то берет непосредственно клуб, когда-то - с подачи тренера. Возьмет клуб, поставят тренера перед фактом и тот начинает: а я его не брал… Или другой момент: берет игрока один тренер, потом происходит замена в тренерском штабе и новый проявляет недовольство какими-то отдельными прежними кадрами.

Несколько особняком стоят африканцы. У них свои заморочки. Это не могу есть, другое не могу… Очень зависимые от погоды, от своего настроения. А, если на него еще и ругаются, то все – держись. Глаза налились, свое на уме… С ними тяжело. Когда таких берешь, надо постараться узнать все их повадки, черты характера. Поэтому серьезные команды, как правило, покупают или очень молодых футболистов из Африки, стараясь их адаптировать к новым условиям, или уже серьезных, поигравших в Европе. Платят, правда, большие деньги. Примеров масса. Возьмите Балотелли. Какой игрок! А голова не на месте. Сегодня может порвать любую команду, а завтра что-то выкинет и - пять игр дисквалификации. Ходит по серьезным командам, а какого-то взлета так и нет.

С другой стороны есть пример Зе Луиша из Кабо-Верде. Помните, как непросто давались ему первые шаги в «Спартаке»? Многие ждали его голов с самого начала. А он и выходил не каждый раз, и разошелся только во второй части прошлого чемпионата. И это при том, что Зе все-таки несколько лет поиграл в Португалии, потом провел какое-то количество матчей в Венгрии, совсем близкой к нам стране. То есть, с европейским футболом и бытом оказался знаком не понаслышке. Правда наш климат в любом случае для многих может оказаться непривычен. А Зе стал играть, что называется, под зиму. А по весне начал забивать больше, поскольку прошел зимние сборы с командой. Да и конкуренция в команде всегда была. Приезжает человек из другой страны, игроки уже могут «набычиться»: кто такой, почему на мою позицию метит?

Так что для любого иностранца, приезжающего в нашу страну, нужен свой срок для того, чтобы он вошел в форму, почувствовал себя своим человеком. Коллективы у нас разные, уровень команд – также. Думаю, что за год-полтора в любом случае легионер должен выйти на тот уровень, из-за которого его и пригласили в нашу страну. Кто-то может адаптироваться и быстрее, за полгода. Одно дело, когда человек начинает уютно чувствовать себя что на тренировках, что в парилке или в общей компании за ужином, а другое – когда чувствует себя неуютно, живет своей жизнью. Это в нынешнее время игроки часто бывают дома, вместе с семьей, а в наше время мы порой со сборов не вылезали. Игра, небольшой отдых, тренировки, сборы за два дня до матча. Такой ритм сложно выдержать. И футболистам, и женам. Вот Каррера даже разрешил взять жен и подруг на сбор в Эмираты. Жизнь меняется. Я себе такое в наше время даже представить не мог. Как любил говорить Константин Иванович Бесков в таких случаях: нельзя, чтобы «это дело» основному делу мешало... Но, раз Массимо Каррера разрешил, значит, он знал, что делает.

Сергей Шавло

  • 0
К комментариям
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.