Александр Мирзоян: В спартаковский футбол сегодня играет «Краснодар»

К комментариям
Александр Мирзоян

Чемпион СССР и обладатель Кубка страны в составе московского «Спартака» Александр Мирзоян рассказал о целях попечительского совета красно-белых, о договорных матчах во второй лиге и о том, как, будучи защитником, стать штатным пенальтистом.

— Как поживаете, Александр Багратович?

— Живу, как могу. Считаю, что нельзя жаловаться — нужно стремиться к тому, чтобы было лучше. Да, что-то болит, но жизнь нужно принимать такой, какая она есть, а главное — делать добро другим людям.

— Чему посвящаете больше всего времени?

— Провожу время с семьей и работаю. Сейчас, например, думаем, как встретить годовщину Великой победы. Естественно, это будет связано с футболом.

— Вы имеете в виду деятельность Союза ветеранов футбола России?

— Именно. Хотим пригласить бывших игроков, вдов футболистов — встретиться, пообщаться и помочь тем, кто в этом нуждается. Как команда готовится к сезону, так и мы готовимся к этому празднику.

— А чем еще занимается ваш Союз?

— Мы существуем, чтобы оказывать помощь. Нам могут позвонить по любому поводу. Например, устроиться в больницу или просто поговорить. Также устраиваем турниры и товарищеские матчи.

— Сами частенько играете в подобных турнирах?

— Бывает. Правда, в последнее время выхожу ненадолго, так как получил травму в игре против любителей (смеется).

Это не я закончил, это меня закончили

— Как получилось, что вы, будучи защитником, стали в свое время штатным пенальтистом «Спартака»?

— Как-то мой дядя указал на одного защитника, который уверенно пробивал не только пенальти, но и штрафные. Эта мысль закралась мне в голову — и я начал работать. В «Спартаке» играл вместе с Сашей Борисенковым, которому Бесков сказал: «Если будет пенальти, то бить тебе». Он сильно нервничал из-за этого, и я успокоил его, сказав, что если будет одиннадцатиметровый, то пробью за него. Был матч с киевским «Динамо», в котором я забил. Раз пошло, два пошло — в итоге эту роль оставили за мной.

— Золотой гол с точки, который принес красно-белым чемпионство СССР в 1979 году — венец вашей карьеры?

— Думаю, нет. Потом было много эмоциональных игр. Например, с «Реалом» в 1981-м.

— Можно сказать, что не забитый вами пенальти в финале Кубка СССР 1981 года сломал вашу карьеру?

— Это не я закончил, это меня закончили (смеется). Конечно, мог еще поиграть, но это дела прошлого. Не я первый, не я последний.

— Получается, из-за одного удара на вас перестали рассчитывать в «Спартаке»…

— Оттуда все пошло! Руководители посчитали, что меня нужно посадить в запас.

— Не было желания перейти в другую команду и доказать всем, что на вас рано ставить крест?

— Я просился в другой клуб, так как мне не давали играть. В частности, приглашали в «Днепр», который потом стал чемпионом. Но меня держали, так как считали, что я нужен в дубле рядом с молодыми. Мне было трудно, потому что я не понимал своей роли в команде. Был и не тренер, и не игрок, хотя желания играть было много, да и мастерства, думаю, хватало.

— Тренерская деятельность большого энтузиазма у вас не вызвала?

— Я оказался во второй лиге, где было очень много грязи. В любых отношениях должна быть чистота, и футбол не исключение. Когда я увидел, что люди вокруг меня разыгрывают чемпионат, мне стало неинтересно. Хотя были и позитивные моменты: многие ребята заиграли под моим началом.

— Говоря «разыгрывают», вы имеете в виду договорные матчи?

— Да, были опытные тренеры, которые не хотели работать в высшей лиге. Они выводили команду, а затем отправляли ее назад. Я не называю фамилий, но говорю то, что видел своими глазами.

Приятно, что Якин услышал нас и начал доверять молодым

— Не так давно вас включили в попечительский совет ветеранов «Спартака». Поведаете, как работает этот орган?

— Хочу сразу оговориться, что войти в этот совет были достойны многие спартаковцы. Мы с Никитой Павловичем Симоняном часто беседовали на этот счет с Ромой Асхабадзе. Говорили про то, что нас тоже надо услышать, мы тоже хотим, чтобы «Спартак» играл хорошо, и, наверное, что-то понимаем в футболе. Федуну эта идея понравилась.

— Как вы думаете, это дань уважения ветеранам или орган, который может действительно на что-то влиять?

— Конечно, мы не будем вмешиваться в работу тренера, но иногда будем беседовать с ним. Он имеет полное право не слушать нас, так как в конечном итоге за всё отвечать ему. Тем не менее я давно говорил и на встрече после поражения от «Краснодара» (1:3) сказал, что нужно ставить молодых.

Причем это должно касаться всех российских клубов, но президенты со мной не согласны. Учить я их не собираюсь, поскольку футбол это шоу и большой бизнес, но рано или поздно мы зайдем в тупик, когда начнут кончаться деньги.

— Получается, решение Якина сделать ставку на молодежь в матчах с «Динамо» и «Торпедо» было подсказано попечительским советом?

— Мы говорили об этом между собой и пришли к выводу, что нам очень приятно то, что человек услышал нас. Мы хотим лишь того, чтобы после матчей «Спартака» болельщики выходили со стадиона с хорошим настроением и высоко поднятой головой.

— У совета есть определенные даты встреч?

— Нет, но с клубным руководством мы, как правило, общаемся после матчей. Друг с другом же обмениваемся мнениями каждый день.

— Вы неоднократно заявляли, что «Спартак» больше не законодатель мод. Кто, на ваш взгляд, занял это место?

— Долгое время ЦСКА стабильно выступает и, думаю, может считаться законодателем мод.

В перспективе таковым может стать «Краснодар», который показывает очень привлекательную игру. Не зря говорят, что краснодарцы играют в спартаковский футбол. Вообще у нас много интересных тренеров, способных поставить красивую игру. Черчесов с его понимаем игры, Семин, Рахимов, Бердыев, поэтому есть надежда, что вскоре у нас появится много самобытных команд.

  • 100
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.