Александр Филимонов: От нашего «Спартака» в нынешнем - только Карпин

К комментариям
Александр Филимонов

Во время довольно продолжительной беседы с экс-голкипером сборной России и московского «Спартака» Александром Филимоновым речь шла больше не о футболе, а о книгах, кино, настоящих друзьях и превратностях судьбы.

— Александр, знаю, что вы любите историческую литературу. Что сейчас читаете?

— Солженицына, «Красное колесо». Пока на «Марте Семнадцатого».

— Что еще из произведений Александра Исаевича читали?

— Да практически все. Люблю его творчество.

— Существует ли литературный герой, который вам особенно импонирует? Или, может быть, даже видите в нем себя?

— Нет, ничего такого. Прекрасно понимаю, что герои, особенно если говорить о художественной литературе, преимущественно выдуманы. Конечно, у них есть прототипы, но, как правило, это собирательные образы, так что ни с кем себя особо не ассоциирую.

— А если бы Александр Филимонов решил написать книгу, то о чем бы она была? О футболе или чем-то другом?

— Ха. О жизни. Жизни футболиста. В ней ведь очень много интересных, нестандартных и в то же время бытовых ситуаций.

— Книга о жизни футболиста — грустная или веселая?

— И такая, и такая. Настоящая. В ней хватало бы всего: и смешных моментов, и серьезных. Всего понемногу.

— При столь сильной любви к литературе читали в школе «Войну и мир»?

— Да. Не полностью, правда, но довольно много. В том возрасте все-таки больше импонировала приключенческая литература — Дюма, Джек Лондон. Подростку, юноше ведь хочется менее серьезные произведения. Гумилев, тот же Солженицын — уже более поздний этап. Хотя в те времена в Советском Союзе Солженицына было просто невозможно прочитать.

— Как удавалось совмещать занятия футболом и учебу?

— С трудом. Испытывал немалые физические нагрузки. Сейчас, глядя с высоты лет, понимаю, насколько все это было непросто. Тогда как-то не обращал особого внимания. Конечно, на первом месте был спорт, но все равно старался по мере возможности учиться как можно лучше.

— Об одном виде искусства поговорили, давайте о другом. Если бы вам предложили сыграть в кино…

— Отказался бы.

— Почему?

— Не умею… Притворяться — не совсем то слово. Я не актер. Скорее прагматик — человек, который не создает образ, а отражает действительность и реагирует на происходящее вокруг.

— Вообще любите кино?

— Конечно. С удовольствием смотрю хорошие фильмы.

— Больше старые или новые?

— Разумеется, нравятся советские комедии, но при этом, само собой, смотрю и современные фильмы.

— Какой фильм за последние годы больше других впечатлил?

— Если навскидку, то, пожалуй, «Парфюмер».

— А роман Зюскинда читали?

— Да. Получилось, что сначала посмотрел фильм, а потом взялся за книгу.

— Вечный вопрос: и что же лучше?

— Это не вечный вопрос :). Давно для себя определил, что книги лучше экранизаций. Они как минимум информативнее. Все же видеоряд, проходящий за полтора-два часа, не позволяет полноценно включить фантазию и насладиться процессом. Да и в голове написанное откладывается лучше. Один секундный кадр может занимать страницу, а то и больше. То есть в книге отчетливее характеризуется ситуация или какой-то мотив.

— Вы смотрели фильм Вячеслава Малафеева о вратарях?

— Нет. Есть такой фильм? А о чем он?

— «Вся жизнь в перчатках». Документальное кино, в котором сам Малафеев, а также Буффон, Касильяс, ван дер Сар и другие именитые голкиперы рассказывают о вратарской судьбе. О том, что футбол — это жизнь, а каждый человек на поле, и особенно вратарь, способен влиять на развитие этой жизни. Можно сказать, даже с неким налетом мистики кино.

— Хм, думаю, так оно и есть.

— То есть футбол — вещь мистическая?

— Наверное, все же нет. Все равно футбол — это реальная вещь, а не эфемерная. Если взять ту же сыгранность игроков, о которой говорят «на уровне интуиция», то и она вполне объяснима.

— А распространенное мнение о том, что голкиперы — особый тип людей, — миф?

— Думаю, что реальность. Вратари действительно по-своему воспринимают игру. Взять даже тренировку — все наносят удары по воротам, а голкиперы должны ловить и отбивать мячи. Получается, даже у людей в одной команде задачи совершенно разные. Хотя, конечно, когда 11 человек выходят на поле, то цель у них одна. Полевые игроки создают определенные ситуации, а вратари на них реагируют. Поэтому и восприятие футбола, как и восприятие жизни, несколько отличается.

— И в чем заключается восприятие? Голкиперы по-другому настраиваются на матчи, более замкнуты в себе?

— Нельзя сказать категорично — все вратари отличаются. Кто-то наоборот больше общается с партнерами, а кто-то и замыкается в себе. Разные люди — разные характеры. Конкретного типажа нет, но какие-то черты присущи всем.

— К какому типажу отнесете Александра Филимонова? Вас многие называли авантюрным вратарем…

— Нет-нет, никогда не стремился к красоте или эффектности. Просто бывали ситуации, когда требовалось сыграть как-то нестандартно. Наверное, от этого и пошло. При том я всегда был сторонником того, что играть нужно максимально просто и надежно.

— Следующий вопрос будет на самую наверняка доставшую вас тему. История знает множество случаев, когда футболисты допускали ошибки в важнейших поединках — финалах топ-турниров, например. Но со временем все это уходило на второй план, постепенно забывалось. В вашем случае, кажется, произошло наоборот — людям будто стерли память и они забыли, что было до и после 9 октября 1999-го. Почему так происходит?

— Не знаю, честно. У меня нет ответа.

— Не обидно?

— Обиды точно нет. Даже не знаю, как сказать… Наверное, такова моя спортивная судьба. А обижаться на то, что люди воспринимают меня как вратаря, вся карьера которого состоит из одной ошибки, — зачем? Знаю немало людей, воспринимающих иначе. У каждого человека есть свое мнение — и это нормально.

— После гола Шевченко вас критиковали все кому не лень, говорили что-то нелицеприятное на улице. А много нашлось тех, кто по-настоящему поддержал?

— Конечно. Возможно, это я так воспринимаю, но мне даже кажется, что 50 на 50. Не могу сказать, что остался в какой-то изоляции. Не чувствовал себя изгоем, не казалось, что жизнь закончилась. Все двигалось дальше. И в «Спартаке» всегда поддерживали, Олег Иванович Романцев никогда не сомневался в моей квалификации.

— Но тем не менее сформировался миф…

— Правильное слово в этой фразе — миф. Общественное мнение разошлось с реальностью.

— Вопрос из разряда философских: в жизни были моменты, оглядываясь на которые, сейчас понимаете, что лучше бы поступили иначе?

— Разумеется.

— Конкретнее ведь не скажете?

— Конечно, нет :). Но это касается не футбола, а личной жизни.

— Таких моментов много или мало?

— Немного. Просто одно событие потом потянуло за собой все остальные. Так что измени его — и все пошло бы по-другому. Однако не жалею ни о чем. Случилось и случилось.

— Кого среди футболистов назвали бы лучшим другом?

— Дмитрия Ананко. Мы с ним в «Спартаке» на протяжении шести лет всегда жили в одном номере. Это если из игроков. Еще один друг — Александр Толстиков, агент. Он тоже поиграл в футбол, мы с ним вместе учились. Кстати, еще из нашего класса Раду Ребежа, выступавший в «Москве», в «Сатурне». Он сейчас в Молдове, баллотируется на должность президента федерации футбола.

— Друг познается в беде?

— Конечно. Пожалуй, как раз поэтому у меня не так много друзей.

— В давнем интервью «Спорт-Экспрессу» вы рассказывали, как вас, еще будучи вице-президентом московского «Динамо», обманул Толстых — сказал, что забирает в стан «бело-синих», но в итоге так и не позвонил.

— Ну а что тут скажешь? Было и было.

— Даже после интервью не позвонил?

— А чего звонить? Дело минувших дней, чего уж теперь… Тем более, думаю, у него нет моего номера :).

— А не по телефону не общались?

— Нет. Но при встрече, конечно, здороваемся.

— Что вообще думаете о нынешнем положении дел в российском футболе? Новый глава РФС, новая система розыгрыша. Куда движемся?

— Пока, честно говоря, никуда. Ситуация не скажу чтобы застойная — какие-то решения принимаются, что-то меняется. Но ощущение, что все стоит на одном месте. Сначала шаг влево, потом шаг вправо — мечемся из стороны в сторону. Думаю, с приходом Толстых все-таки начнется движение вперед. По крайней мере надежда есть.

— Современный «Спартак» — что это за команда? Есть в ней что-то от той, что была в ваше время?

— От той — нет. Только Валерий Карпин, больше ничего.

— Дань времени или просто не туда повернули в развитии?

— В свое время развалили «Спартак», а сейчас стараются что-то построить заново.

— Говорят, не хватает пресловутого спартаковского духа. Но ведь его и не будет при нынешнем количестве легионеров в составе.

— Полностью согласен. Однако важно понимать, что такой процесс — дело не одного дня. Нужно выработать программу развития на несколько лет и следовать ей. Думаю, что клуб-то работает, а вот в команде много проблем, в том числе организационного плана. Одна из самых наболевших — игра в обороне.

— Схема «осень-весна» нужна российскому футболу?

— Однозначно нет. Переход на нее — абсолютно невзвешенное решение, непродуманное и непроработанное. Не скажу, что это шаг назад, но точно не то, что было нужно нашему футболу.

— Как относитесь к идее создания объединенного чемпионата СНГ?

— Считаю, она имеет мало шансов претвориться в жизнь. У всех стран свои чемпионаты, у государств — разные ситуации в футболе. Так что все это не имеет под собой базиса, не на чем строить.

— А на больших деньгах инициаторов?

— Как раз таки это и смущает. Сколько было проектов, когда на деньгах что-то пытались построить, а потом все разваливалось.

— ФК «Москва» — в том числе?

— Можно и так сказать.

— Вас, тем не менее, в ветераны записывать еще рано — играете в тульском «Арсенале»?

— Уже нет. В прошлом году еще выходил на поле, а с этого полностью перешел на тренерскую работу.

— И как вам?

— Хорошо, все получается. Я ведь несколько последних лет выполнял функции тренера и игрока. И когда выступал в ташкентском «Локомотиве», тренер вратарей был моложе меня. Он сам нередко советовался со мной.

— Есть желание попробовать себя в роли главного тренера?

— Точно нет.

— Почему?

— Каждый должен заниматься своим делом. Считаю мудрым решение Аленичева (главный тренер тульского «Арсенала») не вмешиваться в мою работу — он сам понимает, что не знает вратарей так, как я. Также и я не владею тонкостями работы с полевыми игроками. Как говорится, нужно почувствовать кожей — не могу знать, как они чувствуют себя под нагрузкой во время сборов, во время силовых тренировок. В своем же аспекте понимаю все нюансы — физические, психологические, игровые. Даже такой великий футболист, как Аленичев, может этого не знать. Так что не собираюсь туда лезть и заниматься тем, чего не чувствую до конца — не хочу что-то делать «на троечку».

Александр Филимонов: От нашего «Спартака» в нынешнем - только Карпин

  • 100

Комментарии 1

К комментариям
#1 Spartan-72 | 17 марта 2013 12:24
Хорошее интервью.
Александр очень начитанный и эрудированный человек... Удачи, Саша!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.