Спартаковские болельщики побывали на могиле Петра Ивановича Старостина

К комментариям
Старостины
Старостины

Прошлой осенью мы нашли родную деревню братьев в Ярославской области – бывший Погост, а ныне Перелески, за Переславль-Залесским. Перед Евро-2012 спартаковские болельщики решили повторить маршрут уже с практической целью: на местном кладбище привести в порядок могилу отца братьев – Петра Ивановича Старостина.

СТАРОСТИНЫ – КАК… ГАГАРИН

Так часто бывает: собирались ехать чуть ли не на автобусе, а в итоге выехали на легковушке. Болельщиков трое – водила Саша, Аня и Света. Плюс двое из «ССФ» на подхвате – сочинитель и фотограф.
После мучений на МКАД (несмотря на ранний час!) вырываемся на простор.

– Ребята, встать в пять утра, ехать к черту на куличики… Вам что, больше всех надо?!

– Почему нет, – говорит Саша. – Даже интересно для общего развития…

– Это наша история, – вторит Аня. – Поехать убрать могилу такого человека согласился бы любой болельщик!

– Наверное, молодые болельщики «Спартака» о братьях ничего не знают…

– Знают! – уверен Саша. – Фамилия Старостиных в футболе – это как…

– Как Гагарин – в космосе! – помогает ему Аня и начинает сыпать сведениями о семействе. На устах все: четыре брата, две сестры, отец, знатный егерь, умерший от тифа… – Но ведь футбол-то Петр Иванович не любил. Время было такое… тяжелое, надо было содержать семью, заниматься делом, а не мяч гонять…

СТАРОСТИНОВКА?

– Да, обширные у тебя познания, – удивляюсь я. – Побольше, наверное, чем у игроков… А уж легионеры наверняка не знают ни Старостиных, ни…

– Это уже задача клуба – посвящать в свою историю, может, какую-то лекцию им прочитать. В любой уважающей себя фирме, прежде чем примут на работу, на собеседовании нужно рассказать о компании и ее истории… Обязательно нужно сводить иностранного игрока в музей – есть такой в Тарасовке.

– Музей?

– Ну да! И на новом стадионе в Тушине обязательно будет музей. А стадион будет, я слышала, имени Николая Старостина. Есть еще задумка: назвать каждую трибуну не А, Б, С, Д, а именами братьев – трибуна Николая, Андрея…

– Это будет единственный из новых стадионов не в честь какой-то фирмы – РЖД, ВТБ, – смеется Саша, – а в честь человека.

– А не замутить ли… переименование деревни? – говорю то ли в шутку, то ли всерьез (а чем черт ни шутит!). – Ведь Перелески – не исконное название. Погост в Перелески переименовали перед Олимпиадой-1980 – слишком мрачно звучало…

– Старостиновка? – тут же предлагает Саша.

– Деревня имени братьев Старостиных…

– Нет. Так деревни не называют. Вот если колхоз… А туда ли мы едем? – запаниковал наш водитель. – Почему нет ни одного указателя на Переславль?

ДОМ-МУЗЕЙ

В Переславле-Залесском в хозяйственном ларьке покупаем перчатки, краску  и кисточку. В деревне получаем лопату (договорился заранее) от Александра Михайловича Филатова (имеет отношение к Старостиным, но не кровное). Но вот и кровная двоюродная племянница братьев – Людмила Степановна Филатова после дежурства в больнице подъезжает на автобусе вместе с троюродной сестрой – Лидией Васильевной Васильевой.

Все родственники в сборе? Нет, полный сбор будет на кладбище: сегодня, оказывается, день поминовения родственников. Ей богу, есть Бог на небе! Без всяких консультаций с календарем приехали в тот день, какой надо!

– Сейчас кошек покормлю – и поедем, – говорит Филатова, ускоряясь к дому.

Но перед поездкой на кладбище заходим в дом-музей, то есть в дом, который мог стать таковым, там жило все семейство. Хотя, воскресни отец, тут же снова бы и умер от ужаса. Что сделали, поганцы! Половина дома снесена, окна заколочены, дверь – нараспашку… Но воровать нечего – валяется только сапог да подшивка роман-газеты… Полистал – и прочь на свежий воздух!

МОГИЛА НА ДВОИХ

– Кто половину дома оттяпал? – спрашиваю Филатову (кошки уже накормлены).

– Когда Алексей Степанович (дядя братьев) умер в 1970‑м, его родственники очень дешево продали дом колхозу – не имели право продавать на сторону… Колхоз, наверное, и сломал… Там были сени огромные, две горницы… Потом дом выкупил какой-то бизнесмен. Станки поставил, доски пилил… А теперь даже не знаю, кто хозяин. Будет стоять, пока не развалится. В нем наверняка кто-то прописан. Вот у тети Груши с десяток прописано приезжих разных…

Дом тети Груши (тетя братьев, лежит под одним с Петром Ивановичем крестом) – в двухстах метрах от дома-музея, почти завалился, опираясь только на фасад, – похож на пса с перебитыми задними ногами, из последних сил стоящего на передних.

– Петра Ивановича так все любили, что тетя Груша попросила положить ее с ним рядом, – рассказывает Филатова. – Муж ее пропал без вести в войну, пенсии не было, так братья сами платили ей пенсию до самой ее смерти.

– Когда тетя Груша умерла, Николай Петрович не смог приехать, но прислал деньги на похороны, – добавляет Васильева.

ЗАВТРА – ТРОИЦА

Сначала идем в церковь – там крестили Старостиных. Теперь им же там будем ставить свечки. Церковь XVIII века во имя святителя и чудотворца Николая видать за тридевять земель – высоченная, к тому же стоит на холме.

Служба уже закончилась. Прихожанки в платках носят охапками и разбрасывают по всей церкви скошенную траву. Как новогодние елки, стоят перед алтарем свежесрубленные молоденькие березки – завтра Троица, так положено… Из окошечка под сводом косо торчит солнечный столб, упираясь, как балка, в святой лик на стене. Стоит огромный животворящий крест, в сундуке ждет своего часа плащаница…

– Не разграбили большевики, – до сих пор удивляясь, говорит Филатова.

Батюшка Андрей оказывается под стать храму – стройный, улыбающийся, с кудрявой бородой.

– Вот, батюшка, приехали на могилу Петра Ивановича – отца знаменитых Старостиных. Слышали про таких футболистов?

– Нет, я футболом не интересуюсь, некогда. Теперь буду знать, – улыбается батюшка. Мне хочется сказать что-нибудь доброе этому улыбчивому человеку.

– Хорошее у вас кладбище. Сто лет могила существует, и все на месте…

– Вот такой у нас народ – не вандалы.

– Но мраморную плиту раскололи, – вставляет шпильку местному народу Васильева. Плиту братья поставили на могилу отца в 1970‑х. Через год нашли рядом – расколота…

– Не думаю, что хулиганы, – выступает в защиту народа Филатова. – Кому-то просто понадобилась. А когда снимали, раскололась…

– Да, наверное, на хозяйственные нужды хотели взять, – все так же улыбается батюшка Андрей.

ФУТБОЛИСТЫ НА… ДЕРЕВЕ

Крест Петра Ивановича еле виден в зарослях. Крест породистый (как и лежащий под ним человек – не чета нынешним) – литой, чугунный, с приколоченным Христом… Смотрится солидно среди торчащих вокруг типовых работы колхозной артели.

Вокруг одного из таких стандартных крестов суетятся две женщины. Оказывается, тоже родственницы Старостиных.

– У вас тут, вижу, половина кладбища – родственники.

– Да, – отвечают хором. – Это все наши могилки.

И Филатова начинает перечислять, показывая туда-сюда: вон там – двоюродные сестры, вон там – дяди…

– Наше генеалогическое дерево в Книгу рекордов Гиннесса занесено, – говорит Таня (веточка этого самого дерева). – Наш летописец Андрей Лавров семь лет собирал данные. Тысяча семьсот человек!

– Академик Сахаров – наш родственник, министр Лавров – тоже. И конструктор Королев, – сообщает Васильева.

На следующий день я позвоню из Москвы летописцу Лаврову.

– Академик Сахаров действительно родственник братьям Старостиным?

– Нет. Но среди наших есть физик-ядерщик, кстати, хороший знакомый академика. Вот слух и пошел…

– А футболистов в вашем дереве много?

– Много! Одна сестра братьев – Клавдия Петровна трижды выходила замуж, и каждый раз – за футболиста! Сначала – за Виктора Прокофьева (играл вместе с Николаем Петровичем), потом – за Павла Тикстона из той же команды. Затем за Виктора Дубинина, тренера московского «Динамо» (наш коллега, до 1975 года был обозревателем «Футбола-Хоккея». – Прим. авт.). А другая сестра – Вера Петровна была замужем за знаменитым Петром Поповым. Он играл за сборную…

ЧИФИРЬ ОТ ДЯДИ ПЕТИ…

Тем временем Аня и Света, сунув руки в перчатки, выдергивают траву – ловко и быстро, как будто всю жизнь пропалывали грядки.

Я же выпытываю у племянниц подробности встреч со знаменитыми дядями. Воспоминаний негусто, но какие есть… Вспоминают, что братья приезжали только на один день (без ночевки), без жен и всегда на казенной спартаковской легковушке, с шофером. Каждый раз – застолье, смех, шутки... Самым большим шутником был Андрей.

– Приехал как-то в 1970‑е: «Здрасьте, я ваш дядя!» – смеется Васильева.
Колбасу, сосиски и прочий дефицит привозили с собой. Однажды поехали в соседнюю деревню и застряли. Вернулись грязные, хохочут. У тети Груши была коза – братья очень любили козье молоко… А еще дядя Петя после зоны любил крепкий чай. Угостил однажды девочку Люду… Выпить не смогла – такой горький. Чифирь, наверное…

Все сидели, но дяде Пете на зоне больше других досталось. Вернулся больным, ему потом в больнице половину легкого отрезали… А дяде Коле было в тюрьме вольготно. Рассказывал, был негласный приказ – Старостина не трогать. Его и не трогали следователи. Он даже на зоне в футбол играл…

СТЕРЕТЬ!

Девицы расправились с зарослями на раз-два-три – как парикмахеры с лохмами на призывном пункте. Затем Аня обильно опыляет крест из баллончика белой алкидной эмалью. Красота! Однако с написанием фамилий – заминка: кисточка слишком грубая, а буковки, чтоб поместились, такие маленькие…

Дело мастера боится – Аня макает кисть в банку и начинает выводить данные тети Груши: Позилова А.И. 1886–1979. Приемочная комиссия единодушна: стереть!

Но нельзя оставить крест безымянным. Решительно берусь за «перо» – отломал веточку (кисть – на помойку!)… Все-таки год работал на «Каучуке» художником-оформителем, не один некролог нарисовал (вредное производство – рабочие мерли, как мухи)… К сожалению, получилось, как у Остапа – сеятель…

ТРАКТИРУ СТАРОСТИН НЕ НУЖЕН

– Михалыч, неужели Старостины так и не внедрили футбол в жизнь деревни? – возвращая лопату, спрашиваю хозяина.

– Нет. В начале 1950‑х ходили мы в пионерский лагерь, играли с пионерами. Забивали нам по десять голов! Но мы-то босиком бегали, а у них уже форма была… А ведь я прошлогодний журнал со статьей показал в редакции «Переславльской жизни». Там удивились: «Как? Знаменитые Старостины – в вашей деревне?!» Обещали приехать. И вот до сих пор едут…

Трогаем, но снова – стоп, машина! Надо забежать в «Версту» – кабак при дороге. Ныне он – главная достопримечательность деревни, изнутри весь в дореволюционных фото цвета мореного дуба.

– Почему нет фото со Старостиными? – спрашиваю хозяйку.

– А кто они такие?

Говорю про старинный дом в ста метрах отсюда, про то, что фото Старостиных стало бы настоящим украшением «Версты», имя Старостиных привлекло бы целую армию новых едоков-спартаковцев…

– Да у нас и без того спартаковских болельщиков достаточно! – отмахивается хозяйка. – Едут в Ярославль, у нас и останавливаются…

P.S. По дороге в Москву грызет совесть: жуткая все-таки надпись получилась на кресте… Однако очень скоро приходим к выводу: очень даже здорово, что дали маху с кисточкой – писать надо не кисточками, а резцом на мраморе.

Теперь «Спартак» просто обязан заказать плиту. Вместо расколотой… 

МУЗЕЙНАЯ РЕДКОСТЬ

На днях дочь Николая Петровича Старостина – Елена Николаевна передала в музей «Советского спорта» ценнейшие экспонаты: домашний пиджак Николая Петровича, в котором он любил гонять чаи по вечерам, его знаменитые очки в фирменном футляре, часы, подаренные от ВЦСПС в 1963 году, и три удостоверения, одно из которых (спартаковское) датировано 15 января 1941 года.

Огромное спасибо вам, Елена Николаевна!

Туманов Д.

Спартаковские болельщики побывали на могиле Петра Ивановича Старостина
Светлана Смирнова, Аня Шкваркова, корреспондент "СС" и Александр Куликов

  • 100

Комментарии 3

К комментариям
#1 EversoR | 12 июня 2012 12:00
Хорошее дело.
Клуб должен помочь сохранить исторические реликвии.
#2 Spartan-72 | 12 июня 2012 12:19
Замечательно!
Только сдается мне, что стадион все же не будет носить имя Н.П. Старостина. Трибуны - да, но не стадион...
И вещи надо было не в мужей С.С. сдавать, а приберечь для клубного... smile-55
#3 gladiator1974 | 15 июня 2012 16:39
Молодчаги!! Тот, кто помнит о своих корнях, тот будет жить вечно. Имея таких болельщиков, СПАРТАК всегда был. есть и будет ЖИТЬ!!!!!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.